Ингушетия: Исторические Параллели

20.11.2009

ВОСТРЕБОВАННЫЙ ВРЕМЕНЕМ И НАРОДОМ (О председателе Ингушского облисполкома Али Иссаевиче Горчханове)

Filed under: Имена из прошлого — Khamarz Kostoev @ 06:14

Два года назад, открывая рубрику «Они возглавляли Ингушетию», мы и не предполагали, что материалы, публикуемые под ней, вызовут у читателей столь живой интерес. Все, что касается нашего прошлого, тем более, если это прошлое зафиксировано в документах, которые ранее были недоступны или же преподносились искаженно, у ингушей вызывает особый интерес. Уверены, очередной рассказ политолога А. Яндиева об одном из представителей славных сынов Ингушетии Али Иссаевиче Горчханове, который мы начинаем публиковать, не только откроет нам лишь малознакомые эпизоды нашей истории, но и послужит поводом для глубокого осмысления многих наших сегодняшних поступков. Идрис Зязиков, Иналук Мальсагов, Али Горчханов, другие ингушские патриоты, отстаивая интересы ингушского народа, встречали яростное сопротивление со стороны тех, кому не мила была ингушская государственность. Не мила была потому, что за короткое время ингуши доказали всем соседям свою способность даже в тяжелейших условиях развиваться культурно, экономически и социально. И сегодня темпы нашего развития кое-кого не устраивают и точно так же, как и 80 лет назад исподтишка кое-кто (а мы знаем кто) работает против нас. Правда, точно так же, как и тогда, привлекая наших же сограждан.

Как известно, после распада Горской ССР на Ингушскую и Северо-Осетинскую автономные области, Сунженский автономный округ и город Владикавказ функции исполнительной власти на первых порах в этих образованиях выполняли революционные комитеты. В их состав были включены наиболее авторитетные люди, принимавшие самое активное участие в установлении советской власти в своих национальных образованиях. В Ингушетии среди них был Али Иссаевич Горчханов. С учетом его образования, опыта и знаний в хозяйственных и экономических вопросах он был назначен начальником финансового отдела областного ревкома.

С первых же дней работы на этом месте Али Иссаевич серьезно стал вникать в финансово-экономические проблемы своей области и плодотворно их разрешать. На заседании Ингушского областного ревкома 31 августа 1924 года был рассмотрен доклад заведующего облфинотделом о порядке пользования кредитами, где было принято постановление: «Принять предложение завоблфинотделом с дополнением пункта 5, что после установленного срока на авансеров через суд будет производиться начет в размере до 2-х процентов в день на неоправданную сумму».

Следующий доклад А.И. Горчханова на этом же заседании ревкома был связан с необходимостью урегулирования ставок зарплаты по однородным должностям в отделах ревкома. В разрешении этого вопроса была создана комиссия из представителей совпрофа (тов. Камышников — председатель комиссии), отдела труда и финотдела и заинтересованных ведомств, назначив двухдневный срок окончания этой работы для доклада облревкому на утверждение. ‘Третий доклад Али Иссаевича «Об обязательном внесении в Центркассу всех денежных сумм, находящихся в отделах сверх Положенного размера»имеет актуальность и сегодня, по истечении почти восьмидесяти лет. Здесь также было принято положительное постановление.

Находясь на столь ответственном посту, А. Горчханову зачастую, приходилось предлагать для принятия далеко непопулярные среди населения меры. Осуществление финансовой политики автономной области предусматривает строгое соблюдение соответствующих законов, норм и правил, а для нарушителей — естественно — наказание, в основном в виде штрафов. А штрафам рады, наверное, только те, кто их собирает, получая за это определенное вознаграждение.

Учитывая имеющиеся массовые нарушения своевременности уплаты различных налогов и сборов и не найдя других способов борьбы с этим, А.И. Горчханов 18 октября 1924 года внес на рассмотрение заседания Ингушского ревкома под председательством Иналука Мальсагова и при секретаре А. Яндиеве доклад о проекте штрафов на граждан Ингушской области, укрывающих объекты обложения при учете в 1924 — 1925 годах. Доклад тут же был утвержден.

Закончился полугодовой период, отведенный на проведение выборов в областной совет и исполком, и 25 января 1925 года они состоялись. А 31 января прошел уже первый пленум Ингушского областного исполкома. В присутствии всех 25 членов облисполкома на нем были рассмотрены следующие вопросы: «О выборе узкого Президиума». «Об утверждении кандидатов в завотделами», «О выборе широкого Президиума». Здесь Али Иссаевич Горчханов был избран заместителем председателя Ингушского областного исполкома и утвержден заведующим финансовым отделом, а также включен в состав малого, и большого Президиума облисполкома.

Забот и проблем Али Иссаевичу прибавилось еще больше, хотя справедливости ради надо отметить, что он их никогда не избегал. Часто приходилось замещать отсутствовавшего в связи с командировками во ВЦИК РСФСР, ЦИК СССР, крайисполком председателя Ингушского областного исполкома Иналука Гайтиевича Мальсагова.

Вот и очередное заседание Президиума облисполкома, состоявшееся 23 февраля 1925 года в городе Владикавказ, прошло под председательством А.И. Горчханова. Заслушав вопрос «О постановлении ВЦИКа РСФСР от 16 января 1925 года за №51 о передаче района Балты Ингушетии», Президиум Ингушского областного исполкома принял постановление: «Просить Осетинский Областной Исполком выдвинуть своих представителей для поездки в селение Балты, и объявления о передаче района Ингушетии. Указать Осетинскому Исполкому, что спешность в оформлении вызывается сгущенной атмосферой, созданной в результате провокационной деятельности отдельных безответственных лиц».

19 мая 1925 года острая проблема питания детей заставляет Али Горчханова отправить в краевой исполнительный комитет телеграмму следующего содержания: «Ввиду острой нужды в средствах производства операционных расходов Ингоблисполком просит ускорить ассигнование 7500 оставшихся не доотпущенными на питание детей в голодающих местностях, 5000 дом крестьянина, согласно распоряжения Центра. Цредисполкома Ингушетии А. Горчханов».

Прошло полгода после выборов членов областного исполкома, и настало время отчета о проделанной за этот период работе.

Заседание второго пленума Ингушского областного исполкома проходило с 20 по 23 июня 1925 года. Кроме отчетного доклада президиума облисполкома в повестку пленума было включено еще десять вопросов, в числе которых по двум выступал заведующий областным финансовым отделом.

Заслушав доклад Л. Горчханова «О едином сельхозналоге», участники пленума приняли постановление, в котором признали правильным линию, проводимую налоговым управлением по учету объектов обложения и разряды обложения по округам и селениям, установленные областным исполнительным комитетом и объявленные населению в обязательном постановлении облисполкома. Ответственность за правильность работы по учету объектов обложения всецело была возложена на сельсоветы. Областному и окружным исполкомам было поручено принять действенные меры по повышению активности в работе сельсоветов в проведении всей налоговой кампании. Особое внимание было обращено на правильное предоставление льгот.

В постановлении пленума по второму докладу Али Иссаевича Горчханова «Использование местного бюджета и перспективы» отмечалось:

«Учитывая крайне неблагоприятное состояние местных финансов и полную возможность закончить бюджетный год с сокращением расходов против сметных предположений, принятых Наркомфином РСФСР, настаивать на полном покрытии выявленного по местному бюджету дефицита.

Отмечая достижения в части своевременного финансирования Отделов и Округов, принять меры к укреплению такого порядка, для чего ходатайствовать перед Центром о едином отпуске сумм, подлежащих отпуску в качестве дотации из централизованного фонда. Констатируя, что в части выполнения доходной сметы некоторые статьи не оправдываются даже и на 50 процентов, проявить максимум энергии в деле извлечения всех видов доходов как налогового, так и неналогового характера, дабы достичь выполнения доходной части бюджета полных 100 процентов, не исключая и доходов от местной промышленности.

Одобрить направление всех возможных ресурсов на выполнение всех возможных работ.

Принимая во внимание, что с нового бюджетного года округа должны будут представлять из себя самостоятельную хозяйственно-административную единицу, поручить окружным исполкомам подготовиться к созданию не позже начала нового бюджетного года вполне работоспособных аппаратов Исполкомов.

Признать необходимым углубление работы по выполнению контрольных функций и обязать все подотчетные учреждения к своевременному и полному составлению отчетов.

Оценивая громадное государственное и экономическое значение развития сберегательных касс, принять меры к широкой агитации среди населения за передачу всех не только свободных, но и оборотных средств крестьянства в Сберкассы, попутно освещая вопрос о необходимости в интересах трудового населения продажа государству через Сберкассы имеющегося у населения золотого и серебряного запаса царского чекана.

Признать, что подход к определению действительных потребностей Ингушетии в средствах, сводящихся к уравнению размеров расходов, выпадающих на душу населения в Ингушетии с другими Областями надолго оставит Ингушетию в состоянии культурной отсталости, так как Ингушетия на протяжении десятков лет оставалась без должных затрат на культурные нужды со стороны государства, поэтому облисполкому необходимо проявить максимум энергии при проведении бюджета на будущий год, чтобы добиться ассигнований на полное осуществление плана, предусматривающего удовлетворение насущнейших культурно-хозяйственных потребностей Области: школьные, лечебные, дорожные, а также на поднятие сельского хозяйства».

Каждый пункт этого постановления имел для Ингушетии большое как политическое, так и экономическое значение. Улучшение благосостояния народа, создание условий для нормального труда и жизни были первостепенной задачей Областного исполкома.

Но одно дело поставить перед собой эти сложные задачи, а другое — реализовать их. И в этом плане Али Горчханову предстояла нелегкая жизнь. Действительно, показатели областного бюджета на душу населения выглядели удручающими по сравнению с другими автономными образованиями Северо-Кавказского края. Более того, не было ни скрытых, ни явных внутренних резервов для увеличения доходной части бюджета. Ведь область была вновь образованной, а развитой промышленности не было, сельское хозяйство находилось в тяжелейшем состоянии и нуждалось в финансовой помощи для приобретения тракторов, инвентаря, удобрений и т. п.
Удовлетворение культурно-хозяйственных потребностей (как ее теперь называют социальной сферы) тоже не представлялось за счет собственных сил.

Поэтому все взоры руководства облисполкома и его финансового отдела были обращены в Ростов и Москву, в Северо-Кавказский крайисполком и в ВЦИК. Но и здесь, имея более пятнадцати таких же областей, особо не вникали в проблемы Ингушетии.

В таких неимоверно тяжелых условиях непонимания и нежелания понимать твоих проблем приходилось Али Иссаевичу доказывать, что Ингушетия действительно требуется внимание со стороны края и центра.

В конце концов, это удавалось. Удавалось ценой подготовки и представления горы справок, докладных и аналитических записок, запросов, отчетов и т. п., в которых приводились неопровержимые аргументы и факты, сравнительные анализы состояния дел в Ингушской автономной области и в других областях Северо-Кавказского края.

Хотя бюджетные средства выделялись и не в полной мере, необходимыми материалами и оборудованием Ингушетия обеспечивалась. Но на это тратились нечеловеческие усилия всего руководства автономной области, где не последняя роль принадлежала Али Иссаевичу Горчханову.

Таким образом, Ингушская автономная область становилась на ноги, развивалась и постепенно занимала свое место в ряду себе подобных не только в Северо-Кавказском крае, но и всей страны.

Очередное заседание малого Президиума Ингушской автономной области проходило во Владикавказе 23 декабря 1925 года под председательством А. Горчханова. Заслушивался отчет Ачалуковско-го окружного исполкома о его деятельности.

Первым на заседании выступил с отчетом докладом председатель Ачалуковского окрисполкома Закре Яндиев.

Затем с докладом о состоянии работы выступил секретарь Ингушского областного исполкома Р. Баркинхоев, возглавлявший комиссию по обследованию работы Ачалуковского окрисполкома.

Подводя итоги обсуждения, председательствовавший на Президиуме Али Горчханов подверг критике деятельность окружного исполкома, отметив отсутствие в ней системности, плановости, указав на недостатки в работе по учету, сбору налогов, развитию сельского хозяйства.

В принятом постановлении Президиум Ингоблисполкома предложил Окрисполкому в дальнейшей работе руководствоваться следующими указаниями:

«— Ввиду наблюдающегося в настоящее время отсутствия планомерности в работе Окрисполкома, внести в дальнейшую деятельность такового плановое начало, предложив Окрисполкому составлять годовые планы его работ, каковые планы должны представляться на утверждение Ингоблисполкома и служить руководством в деятельности Окрисполкома. Тот же порядок установить и для других Округов.

— В виду того, что предстоящая перевыборная кампания в Советы и Исполкомы является особенно важным и ответственным политическим моментом, предложить Окрисполкому уделить особое внимание работе по перевыборам в Сельсоветы и Райисполком Ачалуковского Округа.

— Усилить инструктирования сельсоветов путем введения в практику вызова Предсельсоветов на заседания Президиума Окрисполкома для докладов о деятельности Сельсоветов. С той же целью организовать совещания председателей и секретарей Сельсоветов при Окрисполкоме.

— Принять меры к правильной постановке учетной работы — регистрации Актов Гражданского состояния и ведения списков населения усадеб, скота, посевов, торговых предприятий и прочее.

— Обратить самое серьезное внимание на усиление и улучшение работы по сбору семссуды и по взысканию единсельхозналога.

— Организовать при Окрисполкоме ревизионную комиссию для проверки работы его органов и для руководства работой ревизионных комиссий при сельсоветах.

— Использовать все наличные силы и ресурсы для борьбы с мелкими кражами с целью искоренения их.

— Уделить серьезное внимание сельскохозяйственной и потребительской кооперации и комитетам Общественной Взаимопомощи, всемерно способствуя расширению и укреплению их деятельности.

— Закончить работу по сбору землеустроительных сумм и по отводу лесов местного значения».

Февральский 1926 года пленум исполкома автономной области Ингушетии было очередным общественно-политическим мероприятием в жизни ингушского народа. Как обычно рассматривались наболевшие вопросы, как всегда актуальные на тот конкретный период. На этот раз в повестке пленума было шесть вопросов, главным из которых считался «О перевыборной кампании и о сроке созыва Областного Съезда Советов». Али Иссаевич выступил с двумя докладами «О хлебозаготовке» и «О местном бюджете».

Очень важным для населения Ингушетии было постановление, принятое по первому докладу: «Ввиду слабого подвоза кукурузы и больших расходов, производимых на содержание развернутых госзаготовительных аппаратов, признать необходимым оставление в Ингушетии одного основного госзаготовителя и заготовителей всех видов кооперации.

Вопрос об оставлении того или другого госзаготовителя согласовать с Крайвнуторгом и разрешить в зависимости главным образом от накладных расходов и работоспособности каждого из них.

Ввиду тяжелого экономического положения крестьян Ингушетии, не успевших до настоящего времени восстановить полностью свое хозяйство, разрушенное белыми во время гражданской войны, настаивать перед Краем и центром о признании рынка Ингушетии — рынком внутреннего снабжения Советского Союза.

Считая соотношение цен на кукурузу и промтовары ненормальными, — поручить Президиуму Облисполкома продолжить начатую работу по снижению всяких накладных расходов на содержание аппаратов.

Вследствие расхождения цен на мануфактуру кооперативных органов с ценами Ингпайторга, Пленум Облисполкома считает необходимым произвести проверку с целью выяснения причины вышеупомянутой разницы в ценах.

В виду того, что местная промышленность не снабжается госзаготовителями кукурузой в потребном количестве — настаивать перед Центром и Краем о предоставлении Ингпайторгу права производить своим аппаратом снабжение кукурузой Промпредприятия ИАО (Ингушской автономной области — А.Я.), а также о предоставлении права кооперации совершать заготовку и сбыт кукурузы и для внутреннего союзного рынка».

Признавая, что только при осуществлении нового строительства Ингушетии возможен подъем сельскохозяйственной культуры, ликвидация неграмотности в деревне и борьба с социальными болезнями населения, Пленум Исполнительного Комитета Ингушетии, заслушав доклад А. Горчханова «О местном бюджете» постановил:

«— Одобрить проект Облисполкома ИАО о сжатии бюджета в целях использования достигнутых сокращений на новое строительство.

— Обязать Отделы Облисполкома, а также райисполкомы при выполнении бюджетов принять решительные меры к полному охвату всех статей и не допускать в течении года расходов, не предусмотренных сметой, неизменно преследуя экономию народных средств при выполнении различного рода расходов.

— Признать необходимым в текущем бюджетном году из районных бюджетов выделить сметы сельсоветов, намечение сельсоветов поручить произвести Президиуму Облисполкома».

Вскоре стало известно, что это был последний Пленум облисполкома для Мальсагова Иналука Гайтиевича в должности председателя областного исполкома Ингушетии.

Спустя два месяца он написал заявление об освобождении его от этой должности.

Никто не знает точно, что послужило причиной принятия столь неожиданного решения И. Г. Мальсаговым. Возможно разошлись в стратегии и тактике дальнейшего развития автономной области с остальной частью руководства Ингушетии, а может быть усталость и состояние здоровья в результате изнурительного труда, нечеловеческих нагрузок от работы на грани срыва.

Версий причин отставки председателя Ингушского облисполкома И.Г. Мальсагова множество. Но я думаю, что к этому приложили руку руководители Северо-Кавказского крайкома партии и крайисполкома. Уж больно им не нравилось как целенаправленно, последовательно, настойчиво во взаимопонимании и единстве трудились областной комитет партии во главе с Идрисом Бейсултановичем Зязиковым и облисполком под руководством Иналука Гайтиевича Мальсагова.

В пользу этой версии говорит и тот факт, что во время рассмотрения заявления об освобождении И.Г. Мальсагова на заседании бюро Северо-Кавказского крайкома партии, последним после удовлетворения просьбы председателя облисполкома было принято решение предложить Ингушскому обкому партии рассмотреть вопрос о переводе на освобожденную должность секретаря обкома партии Идриса Зязикова.

Расчет у Северо-Кавказских партийного и исполнительного органов был прост: если у руководителя партийного органа автономной области, который принимает решения и контролирует за ходом их выполнения, найти серьезные недостатки личного характера очень нелегко, то у председателя облисполкома, который исполняет принятые решения и несет за это ответственность уязвимых мест очень много. Вот и хотели там, наверху, подтолкнуть, помочь сделать неосторожный шаг и избавиться от Идриса Бейсултановича Зязикова из Ингушетии.

Но у ингушей на сей счет было свое устойчивое мнение: Идрис Зязиков должен оставаться на своем месте, а на место председателя областного исполкома есть готовый, достойный кандидат — Али Иссаевич Горчханов.

Выждав небольшую паузу, чтобы не вызвать обратную реакцию у Северо-Кавказского крайкома партии, председателем своего областного исполкома ингуши избрали А.И. Горчханова.

Вскоре, состоялись: 15 марта -районные Съезды Советов, 7 апреля — областной Съезд Советов Ингушской автономной области. На первом же пленуме областного исполкома Али Иссаевич Горчханов вновь был избран председателем Ингушского облисполкома.

Забот и проблем значительно увеличилось, ответственность за правильность принимаемых решений повысилась.

Несмотря на то, что со времени разделения Горской республики прошло уже два года, многие вопросы остались нерешенными до конца. Особо сложными и трудноразрешимыми оставались проблемы с установлением границ со смежными автономными образованиями. Никто не хотел уступать: у каждой автономной области были свои, на их взгляд неоспоримые доводы на разрешении в их пользу того или другого спорного пограничного вопроса. Краевые и центральные органы занимали выжидательную позицию, надеясь, что со временем эти вопросы сами собой утрясутся. А каких-то готовых рецептов, прецедентов не было, и быть не могло.

Не добившись полноценного исполнения своего постановления от 21 июля 1924 года об установлении административных границ между Кабардой и Ингушетией, Северной Осетией и Карачаем, после многочисленных заявлений, жалоб и обращений ВЦИК РСФСР вновь вернулся и принял еще одно как бы дополнительное постановление от 28 июня 1926 года по этому же вопросу с возложением контроля за его исполнением на Северо-Кавказский крайисполком.
Во исполнение этого постановления 25 августа 1926 года состоялось заседание фракции Северо-Кавказского краевого исполкома. Заслушав «Постановление ВЦИКа от 28 июня 1926 года об установлении административных границ и границ землепользования между:

Ингушетией — Кабардой

Северной-Осетией — тоже

Карачаем — тоже»

фракция приняла постановление:

«Обязать Председателей Исполкомов, как Кабарды, так и Ингушетии под их личную ответственность провести в жизнь постановление ВЦИКа от 21 июля 1924 года и от 28 июня 1926 года об установлении административных границ и границ землепользования между указанными Автономными областями, в строгом соответствии с означенным постановлением ВЦИКа.

Признать необходимым вопрос о границах Карачая и Осетии с одной стороны и Кабарды с другой, проводить также на точном основании постановления ВЦИКа от 28 июня 1926 года.

Пункт 3-й постановления ВЦИКа следует понимать следующим образом:

«Изменения могут быть лишь при согласии обеих сторон, а при отсутствии такового соглашения надлежит проводить решения ВЦИКа».

Предложить Председателям Облисполкомов выделить в состав комиссии по проведению настоящего решения своих представителей, фамилии которых в 3-х дневный срок телеграфно сообщить Крайисполкому на утверждение.

Срок проведения настоящего постановления установить 2-х недельный, донеся телеграфно КИКу об исполнении.

Об указанных выше решениях по линии Крайисполкома телеграфно сообщить ВЦИКу.

Просить Бюро Крайкома указать Областкомам ВКП (б) Нац. Областей принять активное участие в проведении настоящего постановления и решительным образом бороться с могущими возникнуть тенденциями к разжиганию страстей между национальностями, при проведении в жизнь постановления ВЦИКа.

Настоящее решение представить в Бюро Крайкома ВКП (б) — на утверждение».

Такое развитие событий не устраивало ингушскую делегацию, которую представляли в Ростове председатель областного исполкома Али Иссаевич Горчханов и за секретаря обкома партии Дахкильгов. Свое возмущение они выразили в письменном виде в «Особом мнении по протоколу заседания фракции Крайисполкома от 28 августа по вопросу о спорных границах между Кабардинской и Ингушской Автономными областями», где сказано:

«В результате обращения ингушского народа ВЦИКом телеграммой за №3715/163 предложено тов. Шотману (зам. председателя Северо-Кавказского крайисполкома — А.Я.) совместно с Председателем Ингушского и Кабардинского Исполкомов выехать на место для выяснения этого вопроса.

В порядке этого распоряжения, вместо выезда указанной комиссии на место, мы были вызваны телеграммой Крайкома и Крайисполкома.

Этот вызов мы поняли, как подготовку к выезду на место с предварительной разработкой плана работ этой комиссии.

Между тем во фракции Крайисполкома, вместо обсуждения вопроса о программе действия комиссии на месте, вопрос был поставлен в плоскость обсуждения технических затруднений при проложении в натуре границ, утвержденных ВЦИКом 21 июня 1924 года, и благодаря незнакомства большинства членов фракции ни с сущностью, ни с объемом вопроса, — таковой получил извращенное освещение, что как-будто спор идет о каких-то мелких двухстах десятинах, и как-будто весь спор сводится к недовольству границами небольшой группы домохозяев-хуторян Ингушетии.

Причем, еще до заседания во фракции из отдельных замечаний товарищей-членов фракции видна была предрешенность данного вопроса к оставлению без изменения решения ВЦИКа от 21 июля 1924 года.

Мы отмечаем:

1. Что подмена во фракции больного для Ингушского народа вопроса о закреплении за ним нескольких тысяч десятин бывших частновладельческих участков его трудового дореволюционного пользования — вопросом о технике проложения тех или других граничных линий, с одной стороны.

2. Что искажение действительности настолько, что вместо ингушского народа выставляются заинтересованными небольшая группа хуторян, что категорически опровергается всеми Съездами Советов Ингушетии,

3. Что не земельное обеспечение спорящих сторон, ни их нуждаемость фракцией не обсуждались,

4. При полном и крайне странном отсутствии естественного для фракции предложения сторонами примирения или компромисса, наши доводы совершенно не принимались во внимание и считались только с голословными и извращенными односторонними заявлениями Кабардинской области.

Отмечая это, мы заявляем, что такая постановка в разрешении задачи, очерченной в телеграмме ВЦИКа №3715/163 — есть косвенный отказ от выполнения распоряжения Президиума ВЦИКа. Ввиду этого настаиваем на изучение на месте причин, вызвавших телеграфное обращение Ингушского народа во ВЦИК по данному вопросу, каковая жалоба народа и послужила причиной командирования тов. Шотмана на место.

Настоятельно подчеркивая, что вопрос спора с Кабардой есть больной вопрос всего Ингушского народа за отстаивание своего трудового права на несколько тысяч десятин бывших частновладельческих участков обжитых десятками лет и обильно политых трудовым потом ингушей до революции и кровью лучших сынов в жестокой и неравной борьбе с Добрармией на заре революции за отстаивание Соввласти и своего трудового хозяйства, тогда как на этих землях нет буквально не только крови, но и ни одной капли пота кабардинцев.

Весь правый берег реки Курпа постановлением ВЦИКа 1923 года, после детального и всестороннего изучения вопроса комиссии тов. Смирнова, был целиком утвержден за бывшей Горской Республикой (ныне Ингушетия). Если же в 1924 году постановлением ВЦИКа аннулировано постановление ВЦИК

1923 года, то это всецело объясняется тем, что вопрос решался 21 июля 1924 года во ВЦИКе без вызова и без участия хотя бы одного представителя Ингушетии, тогда как от Кабарды присутствовало четыре представителя. Полное отсутствие наших представителей сделало то, что решение ВЦИК от 21 июля 1924 года получило характер протокола, писанного под диктовку Кабарды без критической оценки положения и данных.

Этим же объясняется то, что постановление ВЦИК 21 июля 1924 года сильно урезало в пользу Кабарды не только проектное предложение комиссии Крайисполкома, но и комиссии ВЦИК от 12 июля 1924 года.

Учитывая всю серьезность данного вопроса и последствия его разрешения категорически заявляем, что затушевывание данного спора формальными подходами к нам фракции грозит созданием и укреплением национальной розни, печальной чреватыми последствиями для обоих сторон, далекими от укрепления политической и экономической мощи края.

На основании вышеизложенного настаиваем:

1. На безотлагательном изучении причин данного спора на месте, а не во фракционных выслушиваниях голословных заявлений, из которых многоземельная Кабарда. имеющая в среднем около 2,5 (десятин — А.Я.) на душу удобных земель (без гор и лесов) и при 154 тыс. человек населения превращается в малоземельную, а Ингушетия при среднем на душу менее 1.75 десятин (без гор и лесов) в многоземельную.

2. На разрешении вопроса по совокупности нуждаемости в земле и с учетом права трудового землепользования.

Без такого пересмотра данного спора с Кабардой работа Областного аппарата Ингушетии абсолютно не мыслима и мы слагаем с себя всякую ответственность за могущие быть последствия». Под документом стоят подписи Председателя Ингушского Облисполкома Горчханова и Секретаря Ингушского обкома партии Дахкильгова.

Такой жесткий тон обращения, носящий ультимативный характер, ингушских представителей еще больше ожесточили Северо-Кавказские краевые органы.

На заседании бюро крайкома партии 27 августа 1926 года, где был заслушан вопрос «О проведении границ между Кабардой, Ингушетией и Осетией» вместе с особым мнением ингушской стороны, без особого обсуждения и опять без приглашения руководства Ингушского обкома партии, было принято постановление:

«а). Утвердить решение, принятое на заседании Фракции Крайисполкома с участием представителей партийных и советских организаций Кабардино-Балкарской, Ингушской и Осетинской Автономных областей.

б). Просить Край КК выделить одного из членов Президиума для работы по проведению границ между Кабардой и Ингушетией.

в). Указать Секретарю Ингушского Обкома тов. Дахкильгову и Председателю Ингушского облисполкома тов. Горчханову на недопустимость целого ряда формулировок, имеющихся в поданном ими особом мнении и относящихся: к решениям ВЦИКа, якобы «писанного под диктовку Кабарды без критической оценки положения и данных», и к заявлению, что в случае не пересмотра «данного спора с Кабардой работа областного аппарата Ингушетии абсолютно немыслима, и мы слагаем с себя всякую ответственность за могущие быть последствия».

г). В связи с этим вторично указать Областкому Ингушетии на необходимость проведения в жизнь решения по этому вопросу Фракции Крайисполкома, утвержденного Крайкомом».

Руководство Ингушетии на этом, естественно, не успокоилось: интересы собственного народа для них были важнее личных амбиций. Апелляция поданному вопросу во ВЦИК продолжалась.

А представители Северо-Кавказского края несколько изменили тактику: чтобы как-то загнать вопрос вглубь, затушевать его, отвлечь от него ингушей, они вскоре предложили подготовиться к проведению во Владикавказе, т.е. в Ингушетии выездного совещания с участием председателя краевого исполнительного комитета Богданова П.А. для определения проблем развития автономной области, требующих своего решения. Не использовать эту возможность в интересах ингушского народа было бы великим грехом. Поэтому работу по подготовке к совещанию Али Горчханов взял под свой личный контроль. Руководство Ингушетии знало, какие проблемы требуют своего первостепенного решения. Тем не менее были образованы комиссии из ответственных работников обкома партии и облисполкома, которые выезжали во все населенные пункты для выяснения у населения наиболее больных вопросов, проблем.

На совещании президиума Ингушского областного исполкома, которое состоялось под председательством Али Иссаевича Горчханова 11 декабря 1926 года во Владикавказе прибыла представительная делегация, в которую кроме Богданова П.А. вошли секретарь Северо-Кавказского крайкома партии Чудов, председатель крайсовнархоза Левитин, начальник краевого административного управления Власенко. заведующий бюро секретариата крайкома ВКП (б) Гасюк, заместитель ответсекретаря крайисполкома Виценовский, начальник краевого финансового управления Соколовский и начальник краевого земельного управления Мокиенко.

После продолжительного подробного обсуждения проблем социально-экономического развития Ингушской автономной области на совещании было принято объемное постановление, в которое вошли актуальные вопросы сельского хозяйства, промышленности, по дорожному строительству, школьному и больничному строительству, проблемы по борьбе с бандитизмом и скотокрадством и т.д.

(продолжение следует)

А.ЯНДИЕВ
политолог, г.Малгобек

№ 38 11.2002, Газета «Ангушт»

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: