Ингушетия: Исторические Параллели

20.11.2009

КОТИЕВ АСЛАНБЕК БЕЙТИЕВИЧ, КАВАЛЕР ЗОЛОТОГО ГЕОРГИЕВСКОГО ОРУЖИЯ

Filed under: Имена из прошлого — Khamarz Kostoev @ 05:29


Перемены, грянувшие в конце 80-х начале 90-х гг. в истории нашего государства, предопределили бурное, подобно водному потоку, хлынувшему из доселе закрытого шлюза, развитие национальной государственности бывших постсоветских республик и автономий, триумфальное шествие по территории бывшего Советского Союза «парада суверенитетов» со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Новейшая история, теперь уже нового государственного образования, современной Российской Федерации начала новый отчет со времени новой эпохи. Вместе с переменами, происходившими в государственно-правовом пространстве России, широкие перемены происходили и в общественно-политическом и социальном сферах российского общества. Перемены эти по своим масштабам были не менее значимы, чем на общегосударственном уровне.
Всплеск национального самосознания и самоидентичности у народов новой России обусловило также и пересмотр многих страниц своих национальных историй. Не стали исключением из этого ряда и страницы истории ингушского народа. Наши ученые, историки и исследователи стали открывать новые, незаслуженно забытые и преданные забвению тоталитарной системой страницы истории нашего народа. Благодаря их трудам мы узнали и узнаем много нового из нашего прошлого. Помимо этого также открываем для себя многие новые имена видных представителей нашего народа, внесшие немалый позитивный вклад не только в культуру нашего народа, но и в общероссийскую культуру, науку и историю.
В основном это затрагивало царский (монархический) период в истории России и соответствующего периода времени в истории и нашего народа. Почетным особняком здесь стоят представители ингушской военной интеллигенции, служившие в русской армии. Многие из них были героями своего Времени, и память о них, о делах и ратных подвигах их должна быть возрождена и шествовать среди нас в веках, ибо позабыв свое прошлое, народ искажает свое настоящее и рискует потерять свое будущее.
Так случилось, что еще только начав, сразу после окончания исторического факультета ЧИГУ им.Л.Н.Толстого, свою научную деятельность научным сотрудником ИнгНИИГН им.Ч.Ахриева, а затем продолжив ее в Отделе научных исследований Государственной Архивной службы РИ, я вплотную занялся исследованием забытых страниц в истории ингушской военной интеллигенции, с первых годов ее зарождения и вплоть до рубежа XX века, ликвидацией «белых пятен» в ее очень богатой и содержательной истории. Начатая в 1998 году в этом направлении работа легла в основу и моего диссертационного исследования — «Горская военная интеллигенция во взаимодействии культур русского и северокавказских народов. XVIII-нач. XX вв.» (г.Ростов-на-Дону).
Надо сказать, сделано многое, открыты казавшиеся навсегда канувшие в Лету десятки и сотни имен ингушей — офицеров, всадников, а то и просто служивых людей, крепившие и множившие боевую славу русского оружия практически во всех войнах Российской империи с XVIII- начала XX веков, приумножившие честь и достоинство своего, ингушского, народа. Немало документационного материала сопровождает их яркую жизнь и деятельность.
Я хочу поведать о судьбе одного, с большой буквы, Человека незаурядного ума, отваги и личной храбрости, интеллигентного и дипломатичного. Блестящем офицере русской армии и легендарной личности, имя которого до сих пор на устах у нашего народа.
Об этом Человеке читатель не найдет каких-либо достаточно содержательных упоминаний в библиографических и иных источниках, в исследованиях историков нашей республики. О судьбе этого Человека, о его жизни и ратных подвигах могут говорить только архивы и воспоминания его прямых потомков. Вместе с тем, жизнь и деятельность этого Человека подобны красивой книге с богатыми иллюстрациями и с захватывающим дух содержанием.
Имя этой живой легенды нашего воинства — Котиев Асланбек Бейтиевич (среди ингушей более старшего поколения он известен под именем КотIе-наькъан Бейти Алсбек).

Сегодня, открывая для наших современников заново имя Асланбека Бейтиевича Котиева, мы сразу сталкиваемся с реальными фактами — информация о Человеке такого масштаба и известности крайне скудна и мизерна, что, кстати, делает вполне оправданным тот пристальный профессиональный интерес, который испытывают к нему исследователи истории военной интеллигенции. Тем не менее, необходимо отметить, что уже имеющийся фактический материал красноречиво свидетельствует, что фигура полковника А.Б.Котиева весьма значительна и когда-нибудь, без сомнения, займет соответствующее и положенное ей место в национальной истории ингушей.
В далеком 1867 г. 2 числа апреля месяца в с.Кантышевское, Назрановского округа Терской области, в семье почетного старшины Назрановского общества и с.Кантышевского Бейти Котиева случилось радостное событие — на свет появился мальчик, которого с любовью нарекли старинным красивым восточным именем Асланбек. Древний род Котиевых прибавился еще на одного мужчину.
Издревле в ингушской семье рождение сына — рождение новых надежд. Так было и есть во все времена. И потому появление в миру будущего мужчины всегда окружено особой радостью и благоволением. Если бы знали родители и близкие маленького Асланбека, какая славная и знаменательная жизнь ожидает их сына и родича. Но об этом позже… Как и положено, воспитанием мальчика, как будущего мужчину и воина, занялись отец и дед. Воспитание морально-нравственных и физических качеств маленького Асланбека совмещались также с первыми азами общей грамоты. По достижении, как сейчас сказали бы, школьного возраста, Асланбек дальнейшее воспитание и образование получил во Владикавказском реальном училище. Учился он, по воспоминаниям современников, старательно и прилежно. Естественно, и итог обучения был соответствующим — училище Асланбек окончил с отличием.
Ингуши, как и все горцы Северного Кавказа, всегда славились в русской армии, как отличные кавалеристы и наездники, горцы всегда отличались в общей массе своей любовью и тягой к любому оружию, преданностью долгу и присяге. И не случайно, что после успешного окончания полного курса реального училища Асланбек, который мог вполне поступить в любое высшее гражданское образовательное учреждение Российской империи, отдал предпочтение именно высшему военному образованию, желая получить профессию военного, защитника Отечества.
С этой целью Асланбек Котиев решает дальнейшее свое образование продолжить в Елизаветградском кавалерийском юнкерском училище, по первому разряду, куда он был определен по протекции отца, авторитетного в Назрановском обществе старшины. Практически с первых дней в военном училище молодой курсант рьяно принялся за постижение военных наук, одновременно совмещая учебу с военной службой в чине всадника в I-м Волжском казачьем полку, затем по переводу в 34-м Стародубовском драгунском полку. В 1893 году, после окончания военного училища, его производят в первый офицерский чин — прапорщика. Необходимо отметить, что единожды избрав путь военной службы, Асланбек Котиев, не ошибся в своем выборе. Госпожа Фортуна благоволила ему на протяжении всей его службы. По прошествии двух лет службы в армейской кавалерии прапорщика Асланбека Котиева производят в чин подпоручика.
В 1899 году подпоручик Котиев Асланбек переводится по службе в I-й Дагестанский конный полк, в чине — корнета. Местом дислокации полка была старинная дагестанская крепость г.Темир-Хан-Шура (ныне г.Буйнакск, Дагестан). В составе этого полка он встречает Первую мировую войну 1914 г. и служит вплоть до середины 1917 года. Весной 4 мая 1899 года, приказом командира полка корнет Котиев Асланбек назначается командиром 3-й сотни того же полка.
Участник Первой мировой войны 1914-1918 гг.
В августе 1914 года в связи со вступлением Российской империи в Первую мировую войну II-й Армейский конный корпус, куда входил и I-й Дагестанский конный полк, был переброшен к границе с Германией и Австро-Венгрией. Осенью, когда открылся русско-германский фронт, полк впервые вступил в бой с неприятелем.
Котиев Асланбек прошел практически всю войну, участвуя во всех боях полка. Сотня Асланбека не раз была в авангарде наступающих частей соединения, всадники которой проявляли чудеса храбрости и отваги. Горечь потерь своих боевых товарищей скрашивали одержанные над неприятелем многократные победы. Лихостью своих кавалерийских атак и высокими боевыми качествами «дагестанцы», как кратко называли офицеров и всадников I-го Дагестанского конного полка, по праву заслужили высокую оценку командования II-го Армейского конного корпуса. В полку практически не было офицера или всадника, черкеску которого не украшали бы Георгиевские кресты и ордена.
Не был исключением среди них и Котиев Асланбек, ставший к тому времени командиром I-го Дагестанского конного полка. За мужество и личную храбрость, неоднократно проявленные в многочисленных боях и схватках с австро-германцами, за безупречную военную службу и умелое командование Котиев Асланбек был удостоен многих военных наград Российской империи:

орденом «Святого Станислава» II-й степени
с мечами,
орденом «Святого Станислава» III-й степени
с мечами и бантом,
орденом «Святой Анны» IV-й степени
с мечами и бантом,
Серебряным Юбилейным Кавказским крестом
и мн. др.

Мужество и героизм офицера-ингуша не раз служили примером для его боевых соратников. Эти качества настоящего воина, а также умелое командование подчиненными были отмечены высокой наградой. В 1916 году Высочайшим Указом Его Величества императора Николая II ему было пожаловано именное Золотое Георгиевское оружие с надписью «За храбрость», и присвоено почетное звание Кавалера Георгиевского оружия — самые высокие награды среди русского офицерства Российской империи!
Котиев Асланбек прошел путь блестящей военной карьеры в русской армии — от всадника до полковника, командира полка.
В июне 1917 года полковника Котиева Асланбека переводят по службе в знаменитую Кавказскую Туземную конную дивизию (т.н. «Дикую дивизию»), ставшую за короткий срок одной из самых элитных и несокрушимых соединений русской армии. Он принимает под свое командование подразделение своих земляков-горцев — Ингушский конный полк, сменив на этом посту его знаменитого командира — полковника Г.А Мерчуле, переведенного в Штаб дивизии.
Котиев Асланбек и здесь, на новом месте, проявил себя как талантливый организатор и военачальник. Отличные командирские качества полковника Котиева умело сочетались с хорошими военно-тактическими знаниями, природной дипломатичностью, требовательностью и заботой о подчиненных. Современники отмечали о безграничной личной храбрости и отваге командира «ингушей», полковника Котиева. В полках дивизии, где личная храбрость, отвага и презрение к смерти, хорошие командирские качества и дипломатичность офицерского состава ценились выше всего, полковник Асланбек Котиев вскоре заслужил всеобщее уважение и авторитет. А авторитет его был абсолютно непререкаем.
Командир Ингушского конного полка не раз лично водил своих знаменитых кавалеристов в лихие и стремительные фронтальные атаки на австро-германцев.
Полковник Асланбек Котиев наверняка сделал бы блестящую военную карьеру, однако, 300-летнее царствование Дома Романовых уже приближалось к концу и царская Россия стояла на пороге кровавых братоубийственных потрясений.
…1917 год. Смутное время, установившееся после т.н. «революции» и последовавший за этим хаос, как паутина, охватили всю Россию. Части действующей на австро-германском фронте императорской армии, которых достигла «революционная зараза» все чаще стали охватывать волнения и поднимали бунты против своих офицеров и командного состава. Целые соединения-бунтари снимались и уходили с боевых позиций, оголяя перед противником фронт. Дезертирство в армии стало массовым явлением. Пытаясь как-то исправить создавшееся положение, на фронтах активизировались Военно-полевые трибуналы. Но все эти меры только усиливали распад агонизирующей императорской армии. Командование IX-й Армии все чаще стало бросать, сохранившие верность своему воинскому долгу и присяге, полки Кавказской Туземной конной дивизии с одной позиции фронта на другую, «латать дыры», которые оголили на фронте ушедшие с позиции целые взбунтовавшиеся части русской армии.
В это тяжелое время Кавказская Туземная конная дивизия, во многом благодаря своей строгой дисциплинированности, пониманию своей ответственности и воинским долгом перед Отечеством, уважением к своим офицерам и старшим по возрасту, соратникам, сумела сохранить свою боеспособность и не поддаться на провокационную агитацию большевистских эмиссаров. Было отмечено много фактов, когда офицерам дивизии приходилось буквально вырывать из рук разъяренных всадников революционеров всех мастей, пробиравшихся в полки и, по своей неопытности, пытавшихся вести свою пагубную агитацию среди горцев.
В начале осени 1917 года в Штаб Кавказской Туземной конной дивизии из Верховной Ставки пришла депеша о расформировании дивизии.
Время остановилось для офицеров и всадников дивизии. Лица многих офицеров и всадников помрачнели, предчувствуя горечь разлуки с боевыми товарищами, с которыми делили все беды и радости полевой жизни, и с любимой дивизией. Вскоре полки Кавказской Туземной конной дивизии погрузились на эшелоны и двинулись домой, на Кавказ.
По возвращении, осенью 1917 года, в Ингушетию, офицеры и всадники Ингушского конного полка были встречены с подобающими им почестями. Полк расквартировался во Владикавказе, административном центре Терской области. Однако, вскоре революционная смута докатилась и до седых гор Кавказа, внеся смятение в вековые устои горцев, усилило разлад между казаками и горцами. В этих сложных условиях разгула реакции ингушский народ, как никогда нуждавшийся в надежной опоре, приобрел ее в лице боевых офицеров и всадников Ингушского конного полка «Дикой дивизии».
Когда Северный Кавказ, а вместе с ним и Ингушетия, оказались в огне гражданской войны, именно Ингушский конный полк, через службу, в котором прошло не менее 2-х тысяч ингушей, в период революционных катаклизмов стал надежным щитом, прикрывшим свой народ от многих кровавых бед. Его всадники и офицеры явились основой для многих отрядов и частей, принявших участие в гражданской войне.
И в этом состоит его большая заслуга перед Ингушетией, Кавказом и Россией. Как и другие национальные полки, он прекратил свое существование в марте 1918 года, после установления Советской власти на Тереке.
Асланбек Котиев, как и многие его боевые соратники по полку, стал активным участником гражданской войны, встав на защиту интересов своего народа. В 1919 году в составе группы офицеров-ингушей «Дикой дивизии» во главе с генерал-майором русской армии Мальсаговым С.Т. участвовал в переговорах между жителями селений Экажево и Сурхахи и командованием Добровольческой Белой армии (генералы А.И.Деникин и А.Ляхов). Переговоры носили исключительно умиротворительный характер — парламентеры предлагали не препятствовать проходу через села частей Добровольческой армии. Учитывая их значительное превосходство в живой силе и в вооружений, исключительно руководствуясь целью предотвратить возможное кровопролитие с обеих сторон и желая уберечь свой малочисленный народ от невосполнимых больших людских потерь. Но, увы…
После установления Советской власти Асланбек Котиев занимал ряд должностей в органах власти Горской республики, а затем и Ингушской Автономной области.
Молох репрессивной машины, начавший свою кровавую работу в Советской России в конце 20-х — начале 30-х гг., не пощадил и славного командира Ингушского конного полка «Дикой дивизии», Кавалера Золотого Георгиевского оружия полковника Асланбека Б.Котиева. В 1925 году он, по ложному доносу и как бывший офицер русской армии, был арестован органами ГПУ и в 1931 году, решением печально известной «тройки» НКВД Асланбек Бейтиевич Котиев был расстрелян.
Расстрелян страной, которую он любил и защищал всю свою жизнь.
У него осталась семья: жена — Котиева (Мальсагова) Садо-Тау, сыновья — Берд, Умалатбек, Селим и Султан-Межид.

На стыке двух веков прожил свою жизнь Асланбек Бейтиевич, сумевший найти свое место в двух совершенно разных эпохах. Он был одним из тех немногих ингушей (в общей своей массе), получивших в то время высшее военное образование, что впоследствии открыло ему дорогу к такому жизненному успеху, о котором, казалось бы, сельский мальчишка не мог и мечтать. Но ни слава и почет, ни положение в обществе, которое он занял со временем, никак не отразились на его добром, открытом благородном характере.
Теплую и достойную всяческого уважения память оставил о себе Асланбек Котиев у своих современников и потомков.
Дала гешт долда, Дала къахетам болба цуна!

И. Алмазов

Сердало № 72 (9761) 30 мая 2006 г.

Реклама

1 комментарий »

  1. Так он отец Берда Котиева, деятеля кино 30-х г. ( одно время бывшего руководителем «Восток-кино»)? Скажите пожалуйста, о самом Берде Вам что-нибудь известно? Где о нем что нибудь можно найти? Спасибо!

    комментарий от Рита — 21.06.2011 @ 19:50 | Ответить


RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: