Ингушетия: Исторические Параллели

21.11.2009

ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ

Новые исторические сведения об ингушах
«В июле 1830 года это племя (галгаевцев — И.Д.) было подчинено князем Абхазовым, который проник в этот округ с двумя колоннами со стороны Махальдона (Маьт-лоама — И.Д.), и со cтopoны истока Кумбалея (Камбелеевки — И.Д.). Но в 1831 году жители убили инспектора и всех служащих, в ответ на это главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом барон Розен вновь прибыл сюда в июле 1832 года и разрушил до основания их поселения. Жители же отступили в недоступные скалы Матхохского и Гайского хребтов, однако, часть из них была захвачена и отдана их врагам — тагаурцам. (осетинское племя, проживающее за левобережьем Терека И.Д.). Остальные предпочли умереть от голода, чем сдаться в плен. Женщины, видя, что им не избежать плена, бросались в бездонные пропасти, предпочитая гибель потере свободы. Эта экспедиция длилась 17 дней и была одной из самых трудных, т. к. трудности встречались на каждом шагу: ужасные дороги по краю пропасти, неприспособленные для продвижения транспорта с продуктами для тысяч солдат, многие из которых погибли…».

Автором процитированных строк является Иоганн Бларамберг. Обратим внимание на тo, насколько этот факт созвучен с сегодняшней ингушской трагедией, авторами которой стали некоторые российские ястребы, под прикрытием которых садистски наслаждались осетинские шaкaльcтвующиe мародеры. И тогда, 160 лет назад, производилось разрушение ингушских сел и уничтожение мирных жителей, и тогдашние российские войска отдавали ингушей на растерзание шедшим в арьергарде подонкам. Как же любит история повторяться!
Книга, из которой взята приведенная цитата, называется «Кавказская рукопись», и до сих пор не была известна потому, что пролежала в архиве без малого 160 лет. Только в этом году она, наконец, была выпущена Ставропольским книжным издательством. По распоряжению царя Николая I в свое время рукопись под грифом «совершенно секретно» была сдана в военный архив, где и пролежала до наших дней. Зачем же нужна была эта секретность? Дело в том, что автор рукописи Бларамберг по специальному заданию изучал народы Кавказа в целях стратегического плана. Поэтому-то в его труде обязательно приводится количество представителей того или иного племени, число воинов, которое оно может выставить, приводятся наблюдения топографическогоo характера, дается этнопсихология. Вместе с тем, Бларамберг проявил себя и как ученый-этнограф. О чем свидетельствуют его уникальные наблюдения над обычаями и образом жизни того или иного описываемого им народа. Сам Бларамберг был иностранцем, находившимся на российской службе. В отличие от многих себе подобных, он был высоко образованным человеком, что и сказалось в написанном им труде.
В названной книге описываются многочисленные адыгские племена (кабардинцы, черкесы, адыгейцы и многие др.), осетины, карачаево-балкарцы, ногайцы, чеченские и ингушские племена.
Помимо цитаты, приведенной в начале этих заметок, далее приведем материалы об ингушах, карабулаках и аккинцах. При этом опустим малосущественные детали, постольку это газетное издание. Книга не каждому доступна (не говоря уже о рыночной цене — 100 рублей), и потому эти материалы, приведенные в этой газете, станут, достоянием более широкого круга читателей. И последнее, надо учесть, что Бларамберг не всегда мог вникнуть во все тонкости жизни описываемого им народа и, вместе с тем, что он показал себя в достаточной для иностранца степени наблюдательным и объективным ученым.
По ходу изложения материалов позволим себе некоторые попутные комментарий, имеющие пояснительный характер. Ведь не надо забывать что работа была написана в далеком, 1834 году.
«Граница области, населенной мычкизами (вайнахами — И. Д.), на западе проходит по верхнему течению Терека, на севере — по Малой Кабарде и Сунже, на юге — граничит с Кавказскими горами… Различные племена мычкизов, хотя и принадлежат к одной ветви, говорящей на диалектах одного и того же языка, не имеют общего наименования.
Их соседи татары, черкесы, лезгины называют их мычкизами, Гюльденштедт называл их край Кистией пли Кистинией, но имел на то мало оснований, т. е. название Кистиния носит лишь часть этой территории, как мы увидим позже. Мычкизов обычно называют чеченцами, но это название лишь некоторых племён мычкизов, следовательно, не должно широко использоваться… Некоторые обстоятельства, и главным образом, их появление в ранний период истории Грузии, дают возможность предположить, что мычкизы принадлежат к самому древнему населению Кавказа…».
Как видим, в работе западной границей проживания мычкизов, т. е. вайнахов, издревле являлось верхнее течение левобережья Терека. В противоречие лжеученым, cталинским последышам Осетия еще в 1834 году находилась за Тереком.
«Мычкизы образуют большое количество республик или племен более или менее значительных, имеющие одинаковое, происхождение и говорящих почти на одном и том же языке и живущих во враждебных отношениях с другими. Мы опишем эти племена в следующем порядке:
1. Кистинцы.
2. Галгаевцы.
3. Галашевцы.
4. Назранцы (или ингуши).
5. Карабулахи
6. Акинцы
7. Цоринцы
6. Собственно чеченцы
9. Качкаликцы
10. Ауховцы
11. Ичкеринцы
12. Чабуртлийцы
13. Пшехойцы
14. Шубузцы».
Здесь обращает на себя внимание то, что автор приводит 14 делений вайнахских племен (далее в работе и чуточку больше), при этом обособляет ингушей чеченцев и промежуточные между ними племена.
«Кистинцы населяют высокогорные долины Северного Кавказа; к северу от них живут чеченцы и ингуши, к востоку — племена лезгин и аваров, на западе проходит большая Военно-Грузинская дорога… Количество их поселений достигает 21, вот их список:
1. Багир
2. Румпи
3. Верх. Баин
4. Нижн. Баин
5. Обин
6. Ляуздик
7. Фитхал
8. Метхал
9. Хасмалы
10. Герахка
11. Мельярто
12. Кашко
13. Верх. Арджа
14. Гамшка
15. Нижн. Арджи
16. Тарс
17. Верх. Ляличи
18. Нижн. Ляличи
19. Суван или Шуван
20. Салчи
21. Койрах».
Названные здесь аулы находятся в Джераховском, Чулхойском и Салгинском ущельях горной Ингушетии. Поселения под № № 1, 2, 9 и 11 пока не поддаются объ¬яснению. Зато остальные и сегодня известны. Приведем их под той же нумерацией, что и у Бларамберга: 3, 4 — Байни и Кашете, 5 — Эбан, 6 — Ляьжг, 7 — Фаьлхан, 8 — Мецхал, 10 — Гаркх, 12 — Къоашк, 13, 15 Аьрзе. Оалгат1е, 14 — Хъамишк, 16 — Т1аьрш, 17 и 18 — Хаьни, Лаьлах, 19 — Шоан, 20 — Салги, 21 — Кхорах… Далее Бларамберг приводит некоторые поселения горной Чечни, называя ее Кистинией. Т.о. получается, что из горной Чечено-Ингушетии отдельно выделяются галгаевцы, цоринцы и аккинцы, жителей же, проживающих на запад и на восток oт них, автор называет кистинцами. Такое своеобразное деление горных племен вайнахов было заимствовано российскими учеными (в первую очередь Гюльденштедтом) из грузинской географической литературы.
«Назранцы, галгаевцы и галашевцы образуют племя ингушей, которые сами себя называют ламуры, т. е. жители гор. Они живут вдоль реки Кумбалей, в верховьях Сунжи и Ассы. Жители долин часто меняют расположение своих поселений, но они всегда располагаются близ ручьев или небольших стремительных потоков.
Приблизительно 70 лет назад, в том месте, где Кумбалей выходит из горных теснин, ингуши основали колонию, названную Шалха. Малоплодородность земель, большая плотность заселения их деревень вынудили их многочисленное население спуститься на равнину. Поселения колонии Шалха разместились у выхода реки Кумбалей из последнего ущелья Кавказских гор, но большая часть колонистов обосновалась в Назрани на Сунже, где oни заняли несколько деревень с одним и тем же названием, а также некоторые другие поселения, расположенные на Сунже и, частично, на Кумбалее и т.д.
Тесные узы объединяют ингушей, живущих в горах, и жителей долин, последние стремятся coxpaнить дружбу с горцами с тем, чтобы в случае необходимости можно было прибегнуть к их помощи. Когда горцы переселяются в долину, они сдают свои дома и земли в горах в аренду или предоставляют право пользоваться ими беднякам, для того, чтобы снискать их привязанность. Многие из них обосновались во Владикавказе, где заняли весь пригород».
Как видим, весь пригород тогда еще маленькой крепости Владикавказ (сегодня этот пригород составляет вряд ли не сам центр города) был ингушским. Хочется спросить у амбала Блиева и иже с ним: что же это получается — Бларамберг проявил особую пристрастность и любовь к ингушам и пошел на подлог? Конечно же нет! Мы видим здесь беспристрастное свидетельство очевидца.
«Вершина слева от Кумбалея называется Гогурдук а справа — Гаж-Гендук.
В конце ущелья на скале можно увидеть каменный монумент, почти разрушенный, у которого ингуши молятся и приносят жертвы. Отсюда открывается чудесный вид на долину Тарса (ее длина — 6 верст на юго-восток, ширина — 4 версты). Войдя в долину, можно видеть башню, окруженную стеной, которая, возможно, служила для защиты прохода в ущелье. Долина — гладкая, ровная, за исключением нескольких холмов, находящихся по середине, покрытых тучными пастбищами, снабжающими достаточным кормом стада обитателей. Долина орошается различными ручейками, а Кумбалей ее пересекает с севера на восток, в то время как Герч и Ачхи — с юга на север».
Названная здесь долина Тарса идет от древнего, ингушского, названия «Тарс-aтаг1e». В этой долине расположено селение Ангушт, близ которого раньше было немало хуторов. Когда в одно время царь выселил из Aнгушта ингушей, поселившиеся казаки (прожили они там порядка 60-ти лет) пере¬именовали cеление в Тарское. Парадокс заключается в том, что когда Сталин вновь выселил оттуда ингушей, это село вновь назвали Тарское (48 лет назад). Переименовывая Ангушт в Тарское, осетинские националисты, думая что тем самым они искореняют ингушский дух (как поступали с могилами ингушей), наверное и не подозревали, что они одно ингушское название просто поменяли на другое. Поименованные здесь речки Герч и Арчхи это Гирхи, протекающий близ Ангушта и 1аьрчхи, текущий к пригороду Владикавказа, который по-ингушски называется по имени этой реки «1аьр-атаг1е». А поскольку laьpчxи идет от «1аържа хий», место это по-русски называется Черноречьем. Ceгодня это поселок Южный.
«Oкpуг называемый Галга, — это меcтo считается прародиной ингушей. Край этот простирается на 8 верст к югу от истоков Сунжи и Кумбалея. Сюда можно добраться со стороны Махальдона, если пересечь хребет отделяющий долину от притоков Ассы. Долина Асса или Таргима — по названию главного поселения, что здесь находится — окружена необычайно высокими, отвесными скалами… Сама же долина — большая, неровная, заселенная вдоль склонов гор. Здесь очень мило и романтично: повсюду скалы и утесы, возвышающиеся над древними пирамидальными башнями и маленькими аулами; на склонах наиболее высоких гор «повисли» поля; с вершин мчатся пенящиеся потоки, превращаясь в водопады; и, наконец, луга, покрытые великолепной травой, питаемые бесконечным множеством маленьких ручейков. Зажатая между горами, вершины которых покрыты вечными снегами, эта дoлинa являет собою место, где представлены четыре времени года.
Поля и луга обнесены каменными оградами, так как галгаевцы и ингуши используют, как правило, даже самые маленькие клочки земли, возделывая их, и оставляют лишь необходимые для прохода узкие тропинки…
Вот перечень их поселений:
1. Верх. Хули
2. Нижн. Хули
3. Кадзи
Обитатели этих поселений чилихойцы, они составляют отдельное племя.
4. Бешти
5. Дошагель
6. Кости
7. Верх. Карт
8. Адзик
9. Нижн. Карт
10. Туери
11. Берхен
12. Льемир
13. Ахихал
14. Haкист
15. Тимха
16. Хамхи
17. Kaxки
18. Реву
19. Верх. Гайрих
20. Сред. Гайрих
21. Нижн. Гайрих
22. Таргим
23. Кюжги
24. Bapex
25. Ниев
26. Вepx. Еулы
27. Нижн. Еулы
Многие из этих поселений были разрушены, а часть племени галгаевцев рассеялась в результате измен.
Среди приведенных здесь названий аулов обозначенные за номерами 18 и 23 сегодня уже неизвестны, или же их названия так записаны, что трудно узнать их ингушское произношение. Ведь информацию от горцев Бларамберг получал через русский перевод, а свои записи осущетвлял на французском языке. Имена остальных 23 аулов восстанавливаются в ингушской огласовке следующим именным рядом: 1. — Хули. 3 — Каьзи, 4 — Бишт, 5 — Дешхьакхле, 6 — Къест, 7, 9 — Карт и Кели, 8 — Оазик, 10 — Тори, 11 — Бархан, 12 — Лайми, 13 — Аъгакхал, 14 — Наькъаст, 15 — Т1умаг1а, 16 — Хамха, 17 — Къаьхк, 19, 20, 21 — Хьайрах, 22 — Т1аргам, 24 — Бlapax, 25 — Ний, 26, 27 — Иовли, Тиша Иовли.
После сообщения, что многие поселения были разрушены и часть галгаевцев были вынуждены рассеяться, идет цитата, приведенная в самом начале этой статьи. Она во многом примечательна и поучительна, поэтому к ней вернуться не будет лишним. Сделаем кое-какие пояснения: башни разрушались, жителя гибли или умирали от голода в горных пустошах избегая плена, женщи¬ны кончали жизнь самоубийством. Против галгаевцев воевали тысячи хорошо вооруженных и обученных солдат. Случайно попавших в плен ингушей отдавали на расправу осетинам, которые ско¬рее всего их мученически убивали на могилах своих покойников. Жестокость и предательство неописуемые. И это повторилось сегодня. Из цитаты мы узнаём, что сам Бларамберг бывал здесь в 1830 г. вместе с русским воинством, которое возглавлял Абхазов. Здесь же автором сообщается об убийстве галгаевцами инспектора и его сподвижников. Этот факт в своеобразной форме сохранился в нашем фольклоре — это предание о сожжении насильников «мозг1аров». Об этом и сегодня, особенно среди хьулинцев, бы¬тует немало текстов. Уничтожение этих инспекторов становится понятным, если обратиться к труду Н. Дубровин «История войны и владычества русских на Кавказе» (Том 6. 1888 год). В нем на странице 223 ска¬зано, что в нашем крае христианские миссионеры были «незнакомы с правилами нравственности». Скорее всего названный инспектор и его прислужники сами спровоцировали акт возмездия.
Тем не менее это послужило поводом для развязывания широкомасштабной военной акции многочисленного хорошо вооруженного и обученного войска против простых горцев среди которых не каждый имел даже кремневку. В недавней публикации в газете «Сердало», подготовленной Ларисой Па¬ровой, приводятся победные реляции российских военачальников, в которых почти до минимума низведены иx потери. Но беспристрастный Бларамберг который в той «карательной» экспедиции не искал себе чинов и других выгод, что из тысяч солдат многие погибли. Горцы не так-то просто расста¬вались со своей свободой.
«Ингуши хорошо сложены, обычно худощавы, имеют дерзкий вид, нелюдимы и серьезны. Они бдительны, проворны, выносливы и неутомимы. Одеваются они на манер черкесов, но скверно; зимой и летом носят бурки. До XIX века ингуши сохранили народную традицию изготовления щитов…
Женщины — ингушки маленькие, сильные и довольно хорошенькие. Молоденькие девушки в расцвете лет имеют веселый нрав, они предупредительны, резвы. Волосы у них подстрижены таким образом что закрывают половину лба, остальную часть волос они заплетают в косы, которые ниспадают на спину и на плечи. Чтобы волосы блестели они тщательно за ними ухаживают. Прическа замужних женщин иная: они делят волосы на две части — хвосты, и каждый хвост обвивается лентой или полоской шелковой, шерстяной или хлопковой ткани затем эти хвосты толщиной в палец накручивают ни голову, наподобие шиньона, а тонкие концы хвостов перевязывают, закрепляя краями лент. Также женщины носят серьги — длинные, массивные выполненные из меди, латуни или cтекла. И, наконец, они украшают голову убором типа чепца-колпака на черкесский манер, который им очень идет, а кусок белой ткани спадает вдоль спины покрывая волосы. (Здесь речь идет об ин¬гушском курхарсе. — И. Д.).
Часть рубахи — плечи и ворот — покрывает вышивка, шириной примерно в пять пальцев. Вышивка цвет¬ная, шелком или шерстью. Женщины носят платье длиной до щиколоток, с поясом. Они также носят длинные панталоны (шальвары). По шальварам можно отличить женщину замужнюю, т. к, она носит шальвары красного цвета, вдовы и пожилые женщины — голубого цвета, а девушки незамужние носят белые шальвары. Панталоны также вышиваются разноцветными нитками, а на уровне лодыжек они окаймлены черной лентой. Зимой женщины носят сапожки, а летом ходят босиком…
Их дома и башни побелены снаружи, но они не мeнее опрятны и внутри. Их, поселения всегда располагаются по берегам небольших речушек, на которых почти каждая семья имеет маленькую мельницу с горизонтальным колесом — это весьма простой механизм. Пожалуй не найдешь такого другого народа, который из плохого материала и без длительных приготовлений мог бы, как ингуш, соорудить водяные мельницы вблизи жилища, чтобы пользоваться ими, когда это необходимо…
Женщины работают на мельницах, делают ковры и войлочные одеяла. Они также изготовляют тонкую шерстяную ткань, предназначае¬мую для тцуки (непонятное слово — И. Д.), которая служит одеждой для мужчин, женщин и детей. Ингуши разводят главным образом овец, свиней и ослов, а лошадей и быков у них мало, потому что им недостает пастбищ, впрочем, и потребности у них весьма ограниченные. Что касается земледелия, им едва хватает пахотной земли, чтобы удовлетворить свои собственные нужды…
Ингуши считают оскорбление словом самым чувствительным из оскорблений и мстят за это вплоть до смерти того, кто произнес оскорбление. Они из-за пустяка могут вспылить в разговоре, но легко успокаиваются. Их пыл проявляется открыто, без малейшего притворства. Презрение к жизни рассматривается, как доблесть а малейшее проявление страха — как величайший позор. Они предпочитают смерть плену. Их мужество и доблесть разделяют также их женщины, в чем мы могли убедиться во время экспедиций 1830 — 1832 годов против ингушей высокогорных долин.
Их (ингушей — И. Д.) танец — это нечто особенное. Bсe зрители, сидящие в кругу, поют и под звуки каких-то свирелей, волынки или флейты подзадоривают юных танцоров проявить их силу и искусство; в то время все, кто хочет, выходит один за другим, исполняя всевозможные движения и сальто-мартоле. Когда все танцоры пoвторили те же фортели под бурные аплодисменты собравшихся, они берутся за руки и, танцуя поют. Иногда они образуют один большой круг, который то расширяется, то сужается, затем танец заканчивается теми же прыжками, которые имели место ранее.
Чтобы женщины не были оставлены без подобного развлечения, стараются найти слепого музыканта. Во время праздника они с ним находят место подальше от мужчин и развлекаются, не нарушая обычаев, которые запрещают им показываться чужакам».
Зятем Бларамберг перехо¬дят к повествованию о карабулаках:
«Это племя занимает оба берега в низовьях Ассы, Дауд-Мартана, и пастбища их простираются до Валерика. На западе они граничат с территорией Ингушетии, на востоке — с Чечней, на юг — с галашевцами, на севере граница земель этого племени проходит по правому берегу Сунжи. В татарском языке карабулак, или карабулах означает — «черный источник». Чеченцы называют их «ариштой», ингуши — «арште», таково же и их самоназвание.
Их территория орошается шестью горными потоками и речушками, которые впадают в Сунжу или являются притоками Ассы или Мартана — такими как Бальсу (т. е. «медовая вода»), Шелмигор, Шелкан, Ашган и т. д. У них имеются пастбища около Шалаши.
По преданиям, которые существуют среди горских народов, карабулаки образовали в древние времена воинственное и очень сильное племя, которое соседние народы уважали за храбрость и мудрое самоуправление. У них было много скота и различной полеводческой продукции, и они могли бы жить мирно и счастливо. Но карабулахи, невзирая на эти преимущества, начинают притеснять и угнетать своих соседей, чем вызывают всеобщую ненависть: все окружающие их племена вооружились и почти уничтожила всех карабулахов, которые с этого времени стали в подчинении у чеченцев.
Ныне они образуют народонаселение в 15000 душ, ко¬торое разбросано по 22 поселениям…»
Здесь нелишне отметить наблюдение автора, что самоназвание карабулаков и ингушское их название идентичны, в то время как чеченцы их самоназвание несколько видоизменяли. Этот факт и сегодня имеет место. Следующее: если даже признать, что цифры — 15 тысяч душ, 22 поселения, даны приблизительно, но и при этом племя предстает не столь многочисленным. Если же принять во внимание, что в середине прошлого века, т. е. по прошествии 25 — 30 лет после сообщения Бларамберга, произошла массовая эмиграция карабулаков в Тур¬цию и далее, то число потом¬ков карабулаков, к сожалению, было и того меньше. В связи с этим предстает явно натянутым и до чрезмерности преувеличенным сегодняшнее утверждение, что в Чечне и Ингушетии проживает, ни много — ни мало, 400 тысяч орстхойцев. Попутно заметим, что большая часть их объединилась с родственными по происхождению и по языку галгаевцами (сегодня среди ингушей порядка 60 фамилий карабулакского происхождения). Стремление сегодняшних некоторых ученых объявлять потомками орстхойцев какие-то горные (чеченские родо-племенные группы)- явная натяжка и не имеет под собою никаких оснований.
В разделе книги «Aхи или аккинцы» привлекает внимание сообщние: «Они совершенно независимы, ими управляют выборные старейшины. Они враждуют с чеченцами и хевсурами. Говорят они на мычкизском диалекте, таким же, как пользуются галгаевцы». О том, что язык горных аккинцев мало чем отличается от ингушского отмечал и И. Ахриев (см. ссылку на него в труде Е. Крупнова «Средневековая Ингушетия»).
В сведениях о «цоринцах» Бларамберг отмечает, что у них «нравы, обычаи, характер, религия и язык такие же, как у галгаевцев». Говоря же о чеченцах, автор oтмечает, что их соседями являются, «ингуши и карабулахи», а западной границей Чечни являются «верховья Мартана». Примечательный факт — среди сел, лежащих на Валерике названо пoceлeние «Галга». Действительно, и сейчас там имеется поляна, которую местные жители называют «г1алг1ай аре». С этими сообщениями перекликается современная чеченская фольклорная запись по которой между собою враждуют валерикцы и галгаевцы. Скорее всего галгаевцы так далеко не забирались и речь тут, идет о карабулаках, которых чеченцы обычно не отделяли от гaлгaeвцeв. Да и Бларамберг отмечает, что карабулаки воевали с чеченцами и «пастбища их прости¬раются до Валерика».
Говоря о границах проживания осетин, Бларамберг пишет, что их восточные границы оканчивались по левобережью Терека (стр. 139, 146).
О чеченцах и ингушах у Бларамберга есть и другие сведения (религия, храм Тхаба-ерды, мавзолей Борга-каш и пр.), но рамки газетной статьи не позволяют на всем останавливаться подробно.
В cвоe время, пользуясь дарованными преимуществами, осетины издали сборники трудов, составленных из статей различных дореволюционных исследователей об осетинах. Нам же, ингушам, такую работу еще предстоит проделать, ибо история — это не только сведения о прошлом, но и хороший учитель в сегодняшнем.
По свидетельству того же, Розена, осетины, участвовавшие в 1832 г. в разорении ингушских поселений, получили большую добычу, которая послужила им наградой за службу.
В 1919 году в след за деникинцами в ингушские села врывались осетинские мародеры и грабили чужое иму¬щество.
В 1944 году были специально сформированы отряды из южных и северных осетин, которые после выселения ингушей войсками НКВД, сразу же кинулись грабить ингушские села.
В 1992.., ноябрь. Все, что произошло в ноябре 1992 года беспрецедентно по своему характеру: и массовый заxвaт заложников, и геноцид по отношения к беззащитному народу, неприкрытый грабеж и мародерство, и уничтожение всего что невозможно было унести…
И еще. Мародерство может быть мeлoчным, вонючe-подленьким, но может быть и столь объемным, что приобретает уже общенациональную черту характера. В данном случае речь идет об осетинском земельном мародерстве. В свое время осетины, пользуясь ослаблением Грузии в ее борьбе с внешними врагами, хлынули с гор и заняли территорию ныне так называемой Юго-Осетии. Аппетиты разгорались. В сталинско-бериевский период земельное мародерство npеoбpeло зубооскально откровенный и глобальный характер. Так, отобрали у кабардинцев Курпский район, пользуясь преследованием казачества грабанули у него Моздокский район. Земельное мародерство завершили оккупацией ингушских земель со всем тем, что на ней было построено, росло, накоплено.
Что же это за такая избранная нация, в земельном мародерстве отглатывающая земля всех своих соседей? По примеру судьбы гитлеровцев, например, мы, хорошо знаем какова бывает судьба нации претендующей на исключительность. На Востоке есть пословица: «Удав, проглотивший тигра, сдох от несварения желудка». Ни кабардинцы, ни грузины, ни терцы, ни ингуши не считают, что мародеры могут своими грязными ногами топтать их священные земли. Говорят, всевышний Бог сказал: «Даже лист дерева, легший на землю не той стороною, я переверну и положу его так, как он должен лежать!»
История не только повторяется, она и обновляется, делается, восстанавливает справедливость и справедливо же карает.

Газета «Сердало». 1992, 12 декабря, с.2.

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: