Ингушетия: Исторические Параллели

22.11.2009

РАССТРЕЛЯННЫЙ АУЛ

Замок Эбан стоит на кру­том правом берегу реки Арамхи в пяти километрах от Военно-Грузинской до­роги, в начале Джейрахского ущелья.

Родоначальником рода убанхоевцев — Цицкиевых, Ахильговых, Балхаевых, Джамбулатовых считается Эги. Эба (Уоба) — сын Эги. По преданиям Эги пришел с востока и поселился в Таргимской котловине. У него было четверо сыно­вей. Трое из них возвели башни в Эги-Кхале, Хамхи и Таргиме и остались здесь жить.

О расселении сыновей Эги рассказывает Цицкиев Магомет Адиевич, 1895 года рождения, житель села Джейрах.

«Старший сын Эги пере­шел реку Ассу и в Таргиме построил башню. Он был лихой наездник.

— Я поселюсь на той сто­роне реки, чтобы ежеднев­но вплавь бросать коня в эту бурную реку, — сказал он.

Второй сын сказал:

— Я поднимусь на тот вы­сокий склон. Там всегда светло и внизу большая поляна, где гость сможет гарцевать на лихом коне.

И он поднялся по склону вверх и построил башню в Хамхах, и остался здесь жить.

Третий же сын остался а Эги-Кхале.

— Здесь всегда свежий воздух и простор. Я оста­нусь на склоне этой горы, — сказал он.

Уоба (Эба) со старшим братом перешел на правый берег Ассы. В Таргиме он заложил фундамент и до половины возвел башню. Возвел и солнечный мо­гильник, но жить двум бра­тьям здесь было тесно. И он решил уйти в другое место. Он сказал:

— Брат, я ухожу с отцом по Ассинскому ущелью. Здесь я оставляю, то что уже возвел. Когда-нибудь, если я вернусь сюда, моя доля сохранится?

Брат согласился: — В любое время, когда тебе захочется, можешь вернуться сюда, — сказал он.

Эги со своим младшим сыном Эбаном ушел вниз по Ассинскому ущелью, в поисках удобного места для поселения».

Предание об Эги и его сыне Эбане приводят и ученые-литераторы А. Мальсагов и И.Дахкильгов.

Вот как рассказывается об этом в «Сказаниях и преда­ниях чеченцев и ингушей».

«…Взял Эги с собою сво­его младшего сына Эбана и пошел вниз по Ассинско­му ущелью. Остановились они на том месте, которое называется Эрш. Хотели они там обжиться, но земли было мало, а трава чахлая. Решив, что жизни у них здесь не получится, они переселились на то место, где сейчас стоит село Алкун. Но тут им не давали покоя. Надоело отцу и сыну проливать кровь, и переселились они туда, где стоит сейчас с. Балта.

Первыми, кто поселился в этом месте, были они. Здесь умер и похоронен Эги. На стада Эбана посто­янно нападали шайки разбойников. Надоело это Эбану, и он переселился в с. Джейрах, где и побратал­ся с Льяновыми. Там, где теперь стоит аул Эбан, он сделал землянку и стал жить. Эбан дал зарок, что не будет строить башен, пока не вырастут сыновья.

…Старший сын Эбана пас овец на склоне горы между Эбаном и аулом Говзткъ. Однажды глянув вниз, увидел, что в их дом вошли гости. Взял лучшего барана, спустился к дому, зарезал и освеже­вал барана, поставил котел на огонь, а сам вернулся к стаду.

Вышел Эбан во двор и увидел котел с мясом, а по склону вверх уходящего своего сына. Вошел он в дом и сказал гостям:

— Я давал зарок не стро­ить башни пока не вырас­тут мои сыновья. Сегодня я понял, что мой старший сын уже вырос настолько, что может принять гостей. Начну я строить башни!

Бывшие у Эбана трое го­стей положили три больших камня в основание будущей башни, четвертый положил сам Эбан. Эти камни и сегодня видны…»

О происхождении фами­лии Цицкиевых ученый-эт­нограф Чах Ахриев пишет следующее:

«…Эбан был взят врага­ми и разорен дотла. Толь­ко один мальчик остался в живых, да и тот был бро­шен с высоты берега, но он не погиб, хотя получил девять ран.

Мальчик этот был под­нят и взят женщиной, воз­вращавшейся с мельницы в аул Харн. Ему дали имя Циск (кошка). А почему ему дали такое название, так это потому, что он живуч как кошка, хотя и имел девять ран.

Циск жил у той женщины, которая его подняла. Когда он вырос и имел уже такую силу, что мог поднять ружье, приехал в Харн один из тех убийц, кто участво­вал в разорении Эбана.

— Вот этот гость убил твоих родных! — сказала Циску, вскормившая его женщина. — Ступай, возьми ружье и стреляй в него!

Циск еле-еле поднял ружье и сделал выстрел в гостя.

— Откуда, в кого и кто сделал выстрел? — посыпа­лись со всех сторон вопросы.

Враг, узнав, что из разо­ренного аула Эбан остал­ся один в живых, поспешил домой и дал знать о будущей опасности мщения со стороны Циска.

Циск вскоре после этого случая оставил Харн и перешел на жительство в свой аул Эбан. Здесь он женился, и от него произош­ли четыре сына…»

Но на этом беды Циска и его потомков не закончи­лись.

Как и у многих горных сел Ингушетии, трагична была судьба аула Эбана и убанхойцев. Первые удары неприятеля, стремившегося прорваться вглубь Ингу­шетии, всегда принимали на себя убанхойцы.

Некогда в ауле Эбан были четыре боевые и не­сколько жилых башен, но от них сегодня остались только одни развалины. Последний решающий удар по аулу Эбан нанес отряд русских войск под командованием генерал-майора Абхазова. О карательной экспедиции ге­нерала против горных сел Ингушетии наместник Кав­каза Паскевич, доносил в августе 1830 года военно­му министру: «…Со­ображаясь с положением сих народов, я сделал сле­дующие распоряжения для действия отряда: ген.-м. князю Абхазову предписано устремиться сначала на восток от Военно-Грузинс­кой дороги и усмирить джейрахов, кистинцев, галгаев…

…Войска, сделав весьма трудный переход, в продол­жение которого несли на плечах артиллерию и вью­ки, ночевали 10 июля близ с. Обина.

На другой день с рас­светом, все окрестные высоты были заняты тол­пами неприятеля. На горе, по карнизу которой проле­гала тропинка к дальнейше­му следованию колонны, устроены были завалы и приготовлены камни, дабы, спускать оные на проходя­щие войска.

Перед выступлением село Обин совершенно разорено, и мост, соединя­ющий оное с левым бере­гом Макалдона (Арамхи — авт.), истреблен, через что неприятель, на­ходившийся на левом бе­регу, не мог вспомощество­вать толпам своим, зани­мавшим высоты правого берега.

…После дела на Обине колонна не встречала уже  неприятелей, но были мир­ные граждане, изъявляющие покорность…».

15 июля 1830 года отряд генерал-майора Абхазова соединился в Таргимской котловине с колонной под­полковника Плоткина, кото­рая двигалась по Ассинскому ущелью, а 17 июля карательная экспедиция начала движение в обрат­ный путь к Тереку. Убанхойцы опять встретили кара­телей и оказали им упор­ное сопротивление.

В донесении на­местника Кавказа военному министру России говорится об этом так:

«…18 июля, подходя к развалинам с. Обин, аван­гард был встречен ружей­ными выстрелами из селе­ния и уцелевших башен. Посланная рота Севасто­польского пехотного полка при одном орудии немед­ленно вытеснила непокор­ных, но часть сих возмуща­лась, запершись в крепкую башню, не переставала производить стрельбу по отряду.

Артиллерия, подвезен­ная на весьма близкое расстояние, не смогла сбить верха башни, пехота не смогла сжечь окон, и по­этому князь Абхазов решился сделать мину и взорвать башню эту  с ее дерзкими защитниками. Подкоп был заложен ночью под руко­водством офицеров гене­рального штаба, бывших при отряде, и окончен к утру. Башня с окрестными каменными саклями взле­тела на воздух и погребла под развалинами отчаян­ных защитников, а главный из них Маркуст (особенно известный производимыми шалостями на Военно-Грузинской дороге) взрывом был выброшен из башни и к удивлению найден живым под грудой камней…». (Акты Кавказской археографической комиссии об Ингу­шетии и ингушах). На­зрань, 1995г.).

Карательные экспеди­ции в горную Ингушетию предпринимались и в последующее время. Интересные сведения об Эбане содержатся в донесении генерала Розена о завершении военной экспедиции против галгаевцев, направленном им военному министру Чернышеву 29 июля 1832 года:

» …23-го числа истребле­ны 8 деревень.

24-го числа прибыл я к вагенбургу (Временный военный лагерь из укрепленных повозок, расставленных особым порядком — авт.) при сел. Таргим, истребив еще 9 деревень.

25-го числа войска име­ли дневку.

26-го числа отряд выс­тупил обратно к Тереку.

27-го перешел оный и 28-го прибыл к Владикавказу.

Челхойцев, кистинцев, джерахов нашел я всех на местах, они изъявили пол­ную покорность.

Одна из оных, непос­лушная деревня Обин, вы­дала аманата и возврати­ла захваченного в плен сына одного преданного нам джераховца.

Таким образом, кончи­лась предпринятая мною экспедиция против галгаевцев. Надеюсь, что она будет иметь полезные по­следствия для спокойствия Военно-Грузинской дороги.

…Осетины же и горские грузинские жители, нахо­дившиеся при отряде, при­обрели богатую добычу, что служит им наградою, а нам обеспечением, что они, возобновя вражду свою с соседними племенами, по необходимости должны держаться нашей стороны и искать нашего покрови­тельства».

Наше прошлое наглядно иллюстрирует, что события происходящие в последнее десятилетие XX века не случайность, а продол­жение все той же захватнической,  колониальной политики российского государства на протяжении ве­ков завоевывало и удерживало народы и их территории с помощью политики двойных стандартов, стравливания народов, давая одним воз­можность наживаться за счет других. Но живы ингу­ши, жива и Ингушетия.

Невозможно покорить народ, борющийся за свою свобо­ду и независимость. Об этом пишет в поэме «Поток Арамхи», посвя­щенной мужеству и стойко­сти убанхоевцев профес­сор Дошлако Мальсагов:

Мчится поток в ущельях.

Как и он сам — свободны­ми.

Как и он сам — могучими.

Как и он сам — в несчастье

Гордыми, непреклонны­ми,

С пламенными сердцами

Вынянчил горных соколов,

Тихих в движеньях — соко­лов,

Быстрых в решеньях — соколов!

* * *

Здравствуй, поток Арам­хи!

Ты еще помнишь ясно,

Как хорошо стояли,

Как высоко стояли,

Шлемы каменных башен,

Как в них укрылось пле­мя.

Племя, обинцев храбрых,

Чтобы не подчиниться…

* * *

Крепкие эти башни,

Грозные для врага,

Подлой измене ночью

В черные руки доста­лись…

Черная эта подлость

Разве она не труслива?

А победившая трусость

Разве она не жестока?

Враг в рукопашном

Злобно решил все племя

Честных, храбрых обин­цев

Искоренить, уничтожить.

Зная, — коль сохранится

Славный корень джигитов.

То не избегнуть мести,

Ибо тогда пощады

Черная подлость не знала.

* * *

Помнишь, Арамхи, как подлые

Выхватили ребенка

Из колыбели тихой

И, нанеся ему раны,

Бросили в твои воды…

Утром пришли на берег

Люди и удивились

И, удивляясь сказали:

«Выжил! Живуч, как кошка

Пусть же отныне мальчик

Так и зовется «кошкой»,

А сыновья и внуки

Этого Кошки — снова

Подняли на утесах

Те высокие башни.

Страшных для врагов…

Безлюден сегодня Эбан.

Как и многие века назад несет здесь свои воды Арамхи. Через овраг, на склоне горы покоятся убанхойцы, ушедшие в мир иной. Отдавая последнюю дань уважения уходящим, изред­ка здесь появляются и потомки убанхойцев. Мед­ленно и неуклонно исче­зают остатки некогда слав­ных и грозных башен. Где же убанхойцы? Этим же вопросом задается и поэт А. Хашагульгов в своем стихотворении «Эбан»:

«…Мичаб эбанхой? Яьсса

я Эбане.

1очуух, г1аппа т1ера т1с…

Кхаь бетта лаьттаб Эбане,

Биъ бетта лаьттаб т1ом…

Бер ага чу дийлхад,

Эбане йоаккхача хана…

Ага ахка дахад

Г1ала т1ера, кхера сан­на…

Морх — лоама маж.

1арамхи чоаж

Эбанхой ч1ож

Морх — лоама маж,

Хиво 1одихьад ага,

Ага, хьо тарка, ага, хьо ага!

Ма гулда сона хьа во

Хиво 1одихьад ага,

Ага чу даьллад Циск

Ийссазза чов яь вола,

Ийссанахьа са доаллаш вола…

Шун во ма гулда сона,  эбанхой.

Цицкиев М.-Б.

Газета «Сердало», 1998, 28 мая. С.2

Реклама

2 комментария »

  1. Профессиональные мародеры осетины и тут отличились.

    комментарий от Temarg — 23.11.2009 @ 11:08 | Ответить

  2. Салам алейкум! Хамарз, что с targim.ru? Это был единственный наш сайт, на который было приятно заходить, так как не было ни политики, ни религии, ни прочей пропаганды.

    комментарий от Магомет — 23.11.2009 @ 13:09 | Ответить


RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: