Ингушетия: Исторические Параллели

02.12.2009

ГОРОД ВЛАДИКАВКАЗ

Filed under: История Владикавказа — Khamarz Kostoev @ 20:10
Tags:

Путь от Беслана к Владикавказу, особенно при приближении к последнему, дает возможность ви­деть рассеянные по равнине большие гранитные ва­луны. При взгляде на них всякому ясно, что река, не могла притащить сюда эти огромные глыбы, тем более, что породы этой здесь нет нигде по сосед­ству, она входит в состав гор самых внутренних областей Кавказского хребта. Происхождение здеш­них валунов ставят в связь с ледниковым периодом, с тем веком льдов, когда громадный ледяной пок­ров одевал весь этот район. Снеговой покров Кав­каза был тогда гораздо более мощным; его глетче­ры, спрятанные теперь в глубоких ущельях внутрен­них частей гор, тогда заполняли собою все его до­лины, сползая с предгорья. Падавшие на их по­верхность в центре Кавказа гранитные глыбы мед­ленно сбежали в предгорья вместе со льдами, слу­жившими им подстилкою и вытаивая, то садились на значительной высоте, как это мы видим на речных террасах р. Терека, то спускались далеко на Вла­дикавказскую равнину.

Город Владикавказ имеет за собой полутора вековую историю.

Русский царизм в течение нескольких столе­тий пытался открыть себе дорогу для торговли с восточными странами, ему необходимо было поэто­му завоевать Кавказ.

Но русское государство сюда  стало протяги­вать свои щупальцы значительно позже других. Все восточные государства, за тысячи лет до нашей эры, вели войны с народами Кавказа и их армии проходили через кавказские горы на север сквозь «врата народов»—нынешней Военно-Грузинской до­роге. Здесь были хазары, арабы, монголы и др. Таким образом Кавказ всегда представлял воору­женный фронт, тем более, что между десятками на­родов и племен, между отдельными феодальными царствами происходила беспрерывная война,

Понятно, что русской армии было необычайно трудно покорить Кавказ одной только физической силой. Необходимо было еще экономическое вли­яние. Обоими этими средствами Россия стала по­корять Кавказ в конце XVIII века.

Обессиленная от постоянных войн с много­численными врагами, Грузия попала под покрови­тельство России. Остальные народы Кавказа оста­лись, таким образом,  внутри Русского государства.

Теперь Россия должна была только обеспечить  пути сообщения со своей новой областью Гру­зией, с этой целью она стала строить ряд укреп­лений по линии Военно-Грузинской дороги.

Одно из таких укреплений, замыкавшее вход в теснину Терека, было построено в 1784 году и названо Владикавказ (т. е. начало владычества над Кавказом). Некоторые полагают, что до постройки этого укрепления здесь было осетинское селение Капкай, но доказательств этому нет Капкай—тюрк­ское слово, означающее «ворота-селение», т. е. се­ление, где Терек выходит из ущелья на площадь.

Кроме того осетины здесь появляются лишь в годы, когда уже строилось укрепление. Очевидно правдоподобнее мнение, что здесь было ингушское селение Заур. Ингуши живут в этом районе с не­запамятных времен. Осетины называют Владикав­каз Дзауджи-Кау, что означает «селение Дзау» или  «Заура».

Маленькое селение было превращено в военный  пост для охраны Военно-Грузинской дороги Но долго ему существовать не удалось. Через год началось сильное движение чеченцев во главе с шейхом Мансуром против гяуров—русских. Не имея достаточного количества войск, маленький гарни­зон Владикавказа ушел, строения были сожжены (1786 г.). После этого в течение 17-ти лет здесь ничего не было. В 1803 году для борьбы с некото­рыми горцами стала строиться Владикавказская крепость. Владикавказ должен был быть охранным пунктом для действовавшей на Кавказе русской ар­мии. К 1826 г. крепость была уже построена и имела вид бастионированного неправильного много­угольника и состояла из земляного вала в полтора метра высотою, впереди которого находился такой же ров, ширина которого равнялась 5 метрам. Вся крепость занимала площадь в 60 гектар. Один ба­стион был в 20 метр. от места, где была почтово-телеграфная контора. Отсюда крепостная стена поднималась на восток на крепостную улицу до дома, где ныне Военный госпиталь дальше вал по­ворачивал на юг и огибал бывш. Генерал Губерна­торский дворец ныне Военный госпиталь. Здесь на углу был расположен полубастион. Далее крепост­ная стена шла на запад к Тереку около старого собора (Нестеровская ул.).

В более возвышенной части укрепления было несколько домов для гарнизона и «дом для приез­жающих господ». В последнем проездом останавли­вались Пушкин и Лермонтов. На месте этого дома сейчас сквер, названный в честь пребывания здесь Пушкина в 1829 году «Пушкинским».

Для того чтобы легче покорить горцев, цар­ское правительство решило заселять этот район русскими, Владикавказ стал заселяться семьями солдат. Беспрерывная война с горцами не давала возможности расти и развиваться Владикавказу. В 1829 году знамя газавата („священная война») было поднято Кази-Муллой. После его убийства (1832 г.) то же знамя перешло в руки неустрашимого вожди Шамиля. Несмотря на все эти происшествия в 1852 году Владикавказ уже имеет 25 улиц, 909  деревянных домов с 3653 душ.

Он становится не только передаточным пун­ктом торговли России с Закавказьем, но и сам превращается в торговый центр. Осетины и ингуши сюда начинают приходить и обменивать свои гру­бые материалы, бурки, меховые шапки—на соль и железо. Владикавказская крепость быстро растет с момента соединения последнего железной дорогой с Ростовом н/Дону.

В 1878 г. Владикавказ насчитывает уже около 20 тысяч жителей, в 1923 г. 72 тысячи, а по  последней всесоюзной переписи свыше 78 тысяч. Населе­ние Владикавказа в настоящее время состоит из нескольких десятков национальностей: русские, ар­мяне, осетины, ингуши, чеченцы, персияне, кабар­динцы, татары и пр.

В настоящее время Владикавказ — город на правах округа, являясь одновременно центром Северо-Осетинской и Ингушской автономных областей.

Достопримечательности   города

Прежде чем покинуть гор. Владикавказ для дальнейшего путешествия необходимо ознакомиться с достопримечательностями города. Осмотр города лучше всего начинать от памятника Архипу  Осипову, который стоит против здания военкомата на углу Московской улицы и Пролетарского проспек­та — главной улицы города.

От памятника на юг на всем протяжении  Пролетарского проспекта тянется бульвар.

На Пролетарском проспекте расположены го­родской театр, напротив которого в 1926 установ­лен памятник Ленину.

На главной же улице расположены все кино­театры Совкино, городской сад и Пролетарский парк, один из лучших и красивейших уголков Вла­дикавказа, который рекомендуем обязательно ос­мотреть.

В парке купальня, кегельбан, тир, имеются лодки для ка­танья.

Имеются ресторан и буфет.

В оранжереях парка продаются цветы на срез и в гор­шках.

Вход в парк платный; для организованных групп экскур­сантов не менее 10-ти человек по 05 коп. с человека. Отдель­ные посетители платят за вход — члены союза — 10 коп. дети и красноармейцы — 05 коп. Прочие граждане — 25 коп.

Парк открыт для посетителей от 7 час. утра до 11 час. вечера.

В парке ежедневно от 5 30 до 8 час веч. играет симфони­ческий оркестр.

В конце Пролетарского проспекта, сейчас же за городским садом, на противоположной стороне находится Пушкинский сквер, сквер расположен в районе бывшей Владикавказской крепости. Дальше по направлению к югу по улице Свободы (бывшая Краснорядская) расположены мастерские местных кустарей, где выделываются различные вещи из „кавказского» серебра, нижняя часть города назы­вается Осетинской слободкой.

В конце Осетинской слободки сохранились ос­татки крепостных стен. При посещении Пролетар­ского парка осмотрите Сунитскую мечеть, располо­женную на другом берегу Терека.

Со „стрелки» Пролетарского парка открыва­ется чудная панорама гор.

Красивый вид на горы открывается с Осе­тинской горки (в конце Осетинской слободки) пря­мо перед глазами зрителей, большую часть гори­зонта с юга занимает скалистая Столовая гора (Матхох 3315 метров) в 16 верстах от гор. Влади­кавказа, левее Столовой горы остроконечные  Гяйкома и Биряг. Столовая гора. Гай-кома, Биряг и ряд других гор составляет кряж скалистых гор. Впереди Скалистого кряжа идет пастбищный хребет с вершинами Фетхус (1388 м.) в II верстах и Из­вестковая (1245 м.) в 9 верстах.

Ближайшими горами к городу составляют на­ходящиеся впереди Пастбищного хребта горы Ле­систого хребта.

За скалистыми горами расположены горы Снегового хребта во главе с белоснежной двугла­вой вершиной Казбека (5043 м.) доминирующим над всем хребтом гор, окружающими гор. Владикавказ.

Среди снегового хребта — выделяются снего­вая вершина Майли-хох (4600 м.), находящаяся вправо от Казбека, следующая вправо одна из красивейших гор Джимарай-хох (4778 м.) и послед­ний в ряду снежных вершин Адай-хох (4648 м.).

В 12 километрах от станции Владикавказ  разъезда Колонка открывается вид на Геналдонский ледник расположенный между Казбеком и  Джимарой-хохом, единственный видимый с плоскости. Дли­на ледника около 6,5 килом., ширина около одного километра.

Рекомендуем наблюдения производить в яс­ные дни, в утренние (до 8 час.) или вечерние часы (при закате солнца).

Всякому побывавшему в гор. Владикавказе следует посетить научные музеи-Ингушский, находящийся  в ведении Ингушского Научно-Исследова­тельского Института Краеведения и Осетинский находящийся в ведении Осетинского Научно-Ис­следовательского Института Краеведения. Оба му­зея и Ингушский Институт Краеведения находятся на Соборной площади (против Нового собора), Осетинский Институт Краеведения на углу улиц Советов и Коминтерна.

Оба Института ведут систематическую работу по всестороннему изучению природы, экономики и культуры автономных областей и организации крае­ведческого дела в них.

Ингушский научный музей имеет отделы: ес­тественно-исторический (с подотделами — геологическим, ботаническим и зоологическим) и культурно-историческим (с подотделами — археологическим, эт­нографическим и историке революционным).

Осетинский Научный Музей имеет отделы: Этнографический, археологический, военно-истори­ческий и художественный.

Для посетителей — приезжих музеи открыты ежедневно от 10 до 2 час. дня; для местных жите­лей открыты три раза в неделю: по вторникам и четвергам от 10 до 12 час. дня и по воскресеньям от 10 до 1 час. дня. Правом бесплатного посеще­ния музеев пользуются организованные группы красноармейцев и учащихся; для прочих посетите­лей плата: для групповых по 06 коп. с человека, для одиночных по 10 коп.

Научные сотрудники музеев читают для груп­повых посетителей пояснительные популярные лек­ции на темы: 1) природа края, 2) культура края 3) история революционного движения в крае 4) археология и этнография края.

По особому соглашению читаются лекции на­учного характера. Институты дают также ценные указания об экскурсионных маршрутах в областях и по Военно-Грузинской и Военно-Осетинской до­рогам, практические указания о средствах передви­жения, проводниках и т. п. и разъяснения би­блиографического характера. В Ингушском и Осе­тинском Институтах Краеведения можно также при­обрести очень ценные краеведческие издания, кото­рые, за недостаточностью места, не перечисляем.

Если позволит время, рекомендуем осмотреть Алагирский завод треста «Алтайполиметалл», где экскурсанты могут ознакомиться с производством цинка, свинца, серебра и изготовлением серной кислоты.

Интересны для осмотра мельницы по берегу Терека.

В городе масса также учебных заведений сре­ди которых следует отметить: Горский Сельско­хозяйственный Институт с гидробиологической стан­цией имеющей две установки одну в 7-ми верстах от гор. Владикавказа по В.Грузинской дороге, а другую в Дарьяльском ущелье. Станция занята изучением микро-фауны вод Северного Кавказа и связана с аналогичными учреждениями Европы и Аме­рики.

Каждое лето на станцию приезжают для научных  работ ученые СССР из заграницы. Станция также ведет большую работу но изучению маля­рийного комара.

Метеорологическая станция Горского сельскохозяйственного ин­ститута насчитывает в своем существовании свыше 70-ти лет. Станция кроме текущей работы произво­дит почвенные и метеорологические наблюдения, имеющие особо важное значение для сельскохозяйственного и курортного дела Северного Кавказа.

ИНГУШЕТИЯ

Ингушская автономная область занимает пло­щадь 292.000 десятин, т. е., около 3 тысяч кв. ки­лометров с населением в 75.000 человек. Она обра­зовалась в августе 24 года путем разделения быв­шей Горской Республики.

По своему географическому положению, Ингу­шетия в настоящее время занимает земли,  граничащие на юге—главным хребтом Кавказских гор в соседстве с Грузией, на севере — с Кабардой и часть Сунженского округа, на востоке — с горной полосою  Чечни и Сунженским округом на западе — с Осетией.

По устройству поверхности, Ингушетию мож­но разделить на две части: южную, представляющую  собой горную страну, заполненную отрогами главного Кавказского хребта, и северную, плоскост­ную, замыкающуюся Кабардинско-Сунженским хреб­том.

Плоскостная Ингушетия начинается по выходе реки Терек из гор и переходит на Владикавказскую равнину постепенно сливаясь с Кабардинской пло­скостью.

Южная Ингушетия прерывается небольшими долинами, из которых замечательны две: Галгайская и Джераховская. Обе они простираются от границы Чечни до ущелья р. Терека, на расстоянии 45 килом. Первая из них орошается рекой Сунжей, вторая притоком реки Терека, речкой Арм-Хи или Макал-Дон.

Вся южная половина Ингушетии, наполненная отрогами главного хребта, состоит из ряда горных цепей, носящих названия; Передового, Скалистого или Пестрого и Черных Гор. Цепи этих находятся в 10-15 килом расстоянии друг от друга и связа­ны между собой рядом поперечных кряжей.

Передовые горы, превосходя своей высотой главный хребет, подымаются в область вечного сне­га. Передовой^ хребет прорезывается рядом темных глубоких ущелий, по которым стремятся бурные по­токи. Из ряда таких ущелий два выходят на терри­торию Ингушской области: ущелье Асинское и  Дарьяльское. Ни одна из высоких вершин Кавказского хребта в пределах Ингушетии не находятся, но две из них, Казбек и Адай-Хох находится в непосред­ственной к ней близости. Наиболее значительные по высоте вершины, находящиеся на территории Ингушетии, расположены по южной ее границе. Из них замечательны Мальчочкорт (3680 метр), Арзи-Чоч-Корт (3960 метр.) Шан-Чоч (4270 метр.) Кич-Чоч-Корт (3960 метр.) Передовой хребет представ­ляет собой морские коралловые рифы. Он также ле­жит на границе Ингушской области.

Кряж гор, покрытый густым лесом, под наз­ванием Черных или Лесистых гор, расположен по­лукругом и связан на территории Ингушетии со скалистыми горами несколькими перемычками. Се­верную границу Ингушской области представляют Кабардинские горы.

Под именем ингушей известна народность че­ченского племени, состоящая из нескольких отдель­ных групп или обществ (Джераховское, Мецхаль-ское, Цоринское, Хамхинское, Назрановское, Гала-шевское). Название это ингушская народность по­лучила, очевидно, от аула Ангушт, находящегося в Тарской долине, до Октябрьской Революции засе­ленной казаками Сами себя ингуши называют „гал-гай», а свою область—„Галгай мохи.»

Ингуши принадлежат к чеченскому племени, входящему в восточно-горскую группу Кавказских народов. Для решения вопроса о происхождении и времени появления здесь ингушей нет точных исто­рических данных. Одно из преданий о первых оби­тателях гор говорит следующее: ,,Давно жил чело­век Соска Солсак. Люди жали тогда под землей и в подвалах выложенных камнем. Солсак был весьма честный человек. Он родился не от обыкновенной женщины, а прямо происходил от бога В одно время с ним жили в горах Джелты (греки) народ трудо­любивый. Они были хорошие строители и настрои­ли много башен и замков. После джелтов жили вампалож (двуротые). Одна женщина родила двух мальчиков, одноротого и двуротого. Однажды братья вышли на охоту. Лесов в то время не было, а рос небольшой кустарник. В то время в Терской долине жили кабардинцы. Один кабардинец ходил в кустах и братья взяли его в плен. В скором вре­мени на вампалож рассердился бог и они начали умирать. Кабардинец вернулся в Терскую долину, взял с собой женщину из племени вампалож привел ее в горы и женился на ней. От этого брака и произошли ингуши».

Это предание, говорит Ч. Ахриев, имеет до­вольно значительную  достоверность.  Пребыва­ние в горах греков, например подтверждается остат­ками развалин от их прежних построек, а также по сохранившимся почти в целости церквам некото­рых горных ущелий. Предание о вампалож между которыми были двуротые. вероятно, намекает на то, что между этими пришельцами были люди с зо­бами, т. к. этой болезни почти не существует между  туземным населением, то вампалож надо прини­мать выходцами из таких стран, где эта болезнь существовала.

Родоначальником Джераховского Общества местные предания называют некоего Джерахмата, который с незапамятных времен поселился в  Джераховском ущельи по берегам р. Арм-Хи (или Армс-Хий)— впадающей в р. Терек. Джерахмат пришел, по словам предания, из Персии. Он привел с собой около 100 человек дружины. До его прихода Дже­раховское ущелье было совершенно необитаемо. Спустя некоторое время после переселения Джера­хмата, в Джераховское ущелье начали прихо­дить и другие народы. Потомки Джерахмата, среди которых предания называют Лорсина и Бека, ходи­ли со своими дружинами в набеги на пограничные грузинские владения „за красным шелком» и сит­цем для праздничных бешметов своей фамилии. Грузинские цари. в предупреждение подобных набе­гов, ласкали джераховских предводителей, как и кистинских, нередко принимали их у себя с боль­шими почестями и отпускали с богатыми подар­ками.

На земле джераховцев жила тогда значитель­ная часть их западных соседей—осетин, с которы­ми они были в самых дружественных отношениях. Джераховцы и осетины вместе собирали плату за проезд через Дарьяльское ущелье с проходивших там караванов и делили ее среди окрестного насе­ления на котором лежала обязанность следить за исправностью дороги. Достойно замечания, что у осетин деньги получал только привилигированный класс—алдары, а у Джераховцев, как правители, так и остальные классы, получали поровну

При такой тесной близости Джераховцев с осетинами необходимо допустить, что в крови пер­вых должна быть большая примесь осетинской кро­ви. Для такого предположения, по словам Г. А Вертепова, дает основание то обстоятельство, что свадебные обычаи, обряды во время родов, при вы­боре имени для ребенка и т. п. у ингушей и осе­тин почти совершенно одинаковы. Занести именно эту категорию обычаев и обрядов к ингушам мог­ли только невесты и матери; если бы заимствование обычаев был результатом простых внешних сноше­ний двух соседних племен, то тогда оно сказалось бы скорее в других сферах жизни. Указанное пред­положение подтверждается и статистическими дан­ными. как прошлого, так и настоящего времени— среди ингушей встречается много лиц женатых на осетинках, и в настоящее, время осетины охотно вы­дают замуж своих девушек за ингушей.

Назрановцы и Галашевцы не имеют своей соб­ственной истории. Обе эти группы образованы  искусственно, путем переселения ингушей на плоско­сть из гор. Начало таких переселений относится к 1817 г., когда генерал Ермолов начав постройку передовых укреплений по направлению от Владикавказа в Чечню, заложил на р. Сунже редут Назрань, куда были выселены часть ингушей с гор. В 1830 г. большая часть ингушей снова была выселена из гор на плоскость в окрестности Назрани, и с тех пор пор подобные переселения, вольные и невольные, продолжались до наших дней, так что в горах, в настоящее время осталось около 1/15 общего числа ингушей.

Одним из наиболее замечательных памятников, является памятник в Афинском обществе, близ ау­ла Галанчордж Это церковь, выстроенная из камня, на горе, на берегу озера. Постройка церкви сама по себе не имеет ничем замечательного, но важно, что здесь жили, очевидно, какие-то европейцы (хри­стиане), а с другой любопытно предание, связанное с ее сооружением.

Акинцы утверждают,, что лет 500 или более тому назад, из галгаевских обществ пришли воору­женные люди европейцы (фиренг), и поселились близь Галанчожского озера. На горе, лежащей на южном берегу его, они выстроили церковь, обнесли ее каменной оградою, с четырьмя воротами — для ту­шин, галгаевцев, чеченцев и местных племён. Каж­дые ворога обращены к горам, занятым упомяну­тыми племенами. Постройка церкви сопровождалась большими затруднениями и препятствием со сторо­ны горцев, в то время еще язычников, но несмотря на это церковь была воздвигнута,, и тогда, прибав­ляет предание, „из Чечни, Грузии, Галгая и окрест­ных обществ стали стекаться люди молится в цер­кви богу христиан, и каждый народ входил отдель­но в ворота, для него в отраде сделанные». Нес­колько лет продолжался этот порядок вещей и ев­ропейцы находились в самых миролюбивых и Дру­жеских отношениях с туземцами, но потом, мало по малу, они стали теснить туземцев, отнимать у них женщин, имущество, — и все фамилии горские, даже те, которые между собою враждовали, — заключивши союз, восстали против пришельцев. После кратко­временной, но упорной и кровавой войны, европей­цы были побеждены и удалились опять той же до­рогою, через Галгай.

Акинцы и терловцы, говорит Ипполитов, до сих пор еще показывают то место, где был у них с этими чужеземцами последний кровавый бой, пос­ле которого они вынуждены были отступить. На берегу озера, до сих пор сохранился еще ряд то­полей, чрезвычайно правильно и симметрически наса­женных — отростки тех, которые, по словам горцев, были когда-то посажены жившими тут европейцами.

К какой нации принадлежали люди, пробова­вшие водворится в горах Акинского общества, от­ветить весьма трудно. Но, если мы припомним, го­ворит Ипполитов, что Генуезская и Венецианская республики, раскидывавшие в XIII и XIV столетии ко­лонии по всем прибрежьям востока имели и на Кав­казе своих представителей, то почти достоверно можно полагать, что европейцы, жившие в Акинских горах, принадлежали к одному из этих наро­дов, тем более, что присутствие генуезцев в Кабарде в конце XV столетия доказано уже несом­ненно.

Другой замечательный памятник древности был открыт Ипполитовым в 1867 году в отрогах хреб­та, служащего водоразделом между реками Андийской Койсу и Шаро-Аргуном. Это были медные ли­тые статуэтки, величиной не выше нескольких дюй­мов, изображавшие людей совершенно обнаженных, с шлемами на голове и с дротиком в одной руке на­ходились так же изображения козлов и оленей. У горцев Шароевского общества эти статуэтки изве­стны под именем „христианских богов». Это  обстоятельство служит прямым указанием на то, что статуэтки эти служили некогда домашними пенатами народу, исчезнувшему или слившимуся с существу­ющим племенами. Форма шлемов доказывает, что они принадлежали иноземному народу так как шлемы у горцев в употреблении никогда не были.

Особенно много памятников древностей — раз­валин, древних храмов встречаются в нагорной части Ингушетии, которые доказывают присутствие здесь европейцев. Так, например, неподалеку от аула  Ангушт, на высокой горе, находятся развалины ста­ринной каменной церкви. Другой памятник, заслу­живающий внимания — это пещера в ауле Хули, око­ло которой в скале вделан железный крест. Близ аула Хойрах находится старинная церковь, видимо работы греческой, основанной, по некоторым данным, в IX веке. Кроме старинных церквей, в ущельях имеется целый ряд других памятников древности,— башен, пещер и т. п.

В прошлом году экспедиционному исследова­нию был подвергнут целый ряд аулов, начиная с аула Фуртоуг, возвышающегося над самым  входом в Джераховское ущелье. Экспедиция имела целью взять на учет обнаруженные древние памят­ники и обследовать надземные сооружения. В упо­мянутом ауле Фуртоуг производились археологи­ческие разведки для выяснения типа погребения на старом уже заброшенном кладбище. Было вскры­то несколько каменных ящиков в которых обнару­жены были погребения, как в скорченном виде, так и вытянутом положении. При покойниках най­ден был инвентарь, в виде бронзовых и железных вещей (браслеты, кольца, подвески, ножи, бусы и т. д.). Культура, обнаруженная этими разведками, носит некоторые специфические черты (самый  способ погребения в ящиках путем покрытия несколь­кими рядами плит и другое).

Башни, раскиданные по горной Ингушетии, интересны и по сравнению с соседними северо­осетинскими. Здесь характерны и показательны местные варианты. Ингушские башни, в большин­стве случаев, — квадратные в основании и обуживаю­щиеся кверху, достигают значительной высоты, резко выделяясь на горной высоте. Башни, с окру­жающими их постройками, в общем напоминают рыцарские замки позднего средневековья. Они напоминают о бурной и тревожной жизни прошлых времен, когда в этих горах шла ожесточенная, классовая и национальная борьба. Если ингуши не выделяли своей особой феодальной аристократии, то им приходилось отбиваться от чужеземных на­летчиков, покушавшихся на их земли, скот и дру­гое имущество. Целый цикл легенд и преданий связан с фамилией крупных феодалов Дударовых, ведших ожесточенные войны с ингушскими горными аулами и построившими целый ряд своих форпо­стов-башен. Чрезвычайно примечательны руины одной из таких Дударовских башен, вблизи аула Харпе. Эта башня, вернее даже целый замок, на­считывающий несколько башен, стройки, дворик, тайнички и вал, расположена была внизу на реке. Горский феодал усаживался на тогдашнем торговом пути, захватив ключи от него в свои руки. Ранее построение башен относятся к XV, XVI векам. Но строились они в дальнейшем и в значительно более поздние времена, доходя почти до наших дней.

Вообще Ингушетия представляет собой чрез­вычайно интересное место в области древних па­мятников. К сожалению, в отношении путей сооб­щения, Ингушетия абсолютно неблагополучна. Пути сообщения в состоянии почти полного бездорожья, особенно в горной части, где население пользуется проселочными дорогами, представляющими из себя невылазные трущобы. Доступ в горные аулы по этим дорогам, даже в хорошую погоду, весьма за­труднителен, а в распутицу и во время разливов горных речек совершенно невозможен. Что касается шоссейных дорог, то таковых на территории Ингу­шетии нет, если не считать заканчивающейся в этом году в долину Армхи и старого большого тракта, так называемой Моздокской дороги, проходящей от го­рода Владикавказа до города Моздока через часть горного округа, через весь Назрановский и большую часть Ачалуковского округа. Но Моздокская доро­га находится в полуразрушенном состоянии и тре­бует капитального ремонта. Тракт этот настолько разрушен, что население предпочитает ездить по скверным проселочным дорогам. Вот почему для ши­роких масс туристов пока нельзя рекомендовать экс­курсии по Ингушетии, за исключением  Джераховского ущелья и восхождения на Столовую гору.

Джераховское ущелье

Экскурсия требует два дня. По Военно-Гру­зинской дороге, едут до селения Чми (20 км.) и там повернув на восток, через мост (в этом году вместо деревянного заканчивается постройка железобетонного) начинается очень обширная и живо­писная горная долина с совершенно сухим клима­том известная также под названием „Солнечная долина». Сторожилы ингуши говорят, что дождей и туманов там вообще нет, а бурь и ветров они не знают. Солнце греет круглый год, снег зимой бы­вает не больше 2—3 дней. Долина эта идет вверх по реке Арм-Хи, начинаясь от Джераховского укрепления. От Владикавказа она расположена к югу за Столовой горой. Долина тянется на  несколько десятков килом. Границы ее составляют с севера скалистые вершины Столовой горы и его продолжения на восток, с юга—мягкие лесистые склоны снегового хребта (Кистинские горы), с во­стока —отроги скалистого хребта, с запада гора Адай-Хох. Долина эта оригинальна тем, что дно ее состоит из наносных и осадочных пластов,  местами толщиною в несколько десятков сажен. Ко­гда то давно здесь, по-видимому, было большое и глубокое озеро, прорвавшееся к Балте в районе скалы „Пронеси господи».

Над этим ущельем Арм-Хи и развертывается, как блюдо, на север и на юг наша долина.  Упирающиеся в небо то тут, то там острые скалы Столо­вой горы и Адай-Хоха разнообразят ландшафт. Небо здесь открыто широко и просторно. Совсем не давят горы, и вовсе не чувствуется, что вы на высоте 1500—1800 метров над уровнем моря.

Северная часть долины (она же является юж­ным склоном Столовой горы (безлесна, почтя  безводна, представляет собою горные луга, мягкие холмы, не длинные промоины-пропасти, она все время освещена прямыми лучами южного солнца и укрыться здесь некуда. Здесь сухо и жарко летом, теплой бесснежно зимой. Это—„полу-Египет». Здесь нет гниения, здесь трупы превращаются в мумии, вы сами можете их видеть в надземных могильни­ках местных аулов. Аулов здесь около десятка и самый большой из них Бойни. В нем около десятка саклей, а в остальных по две, по три.

Противоположная южная часть долины (север­ный склон снегового хребта), в противоположность только что описанному, покрыт местами сосновым лесом, местами чернолесьем и изрезан  водообильными горными речушками, в верховьях которых, к слову сказать, теперь обнаружены богатые за­лежи меди, изучаемые и подготовляемые к разработке Химуглем.

Воздух на этом склоне умеренно влажен, про­питан ароматом сосны и лесов, заросли которых че­редуются со звонкими ручьями и зелеными полян­ками, Земляника, малина, облепиха, барбарис, гри­бы, орехи, пернатая братва, тень и прохлада в жар­кие дни—вот что отличает этот склон от противо­положного. Лучи солнца падают сюда косо и бла­годаря этому здесь значительно менее жарко, чем на противоположной „Египетской» стороне.

Аулов здесь около пяти в них около десятка саклей. Два из них носят название Джерах.

По-ингушски вся местность носит название Мехкты, что значит „высокий сан».

Все холодные течения воздуха идут вдоль по глубокому ущелью речки и не выходят на долину; днем дует чуть незаметный бриз со Столовой горы, а ночью тянет наш обычный горный мягкой вете­рок-бриз со Снегового хребта.

На жаркой сухой „Египетской» стороне летом идеальное место для больных туберкулезом кожи, желез, костей и суставов, для малокровных,  хлоротичных, для маляриков, для третичных форм сифи­лиса, для ряда кожных хроников и для почечных больных. Здесь при помощи солнечных ванн, они используют всю ту солнечную энергию, какую только способно поглотить человеческое тело. К сожалению здесь еще нет санаторий и домов отдыха.

На „Зеленом» склоне летом и зимой место для неврастеников, переутомленных, усталых, для лег­ких сердечных больных, для легочных туберкулез­ных всех стадий, для больных бронхитом, хрониче­скими катарами верхних дыхательных путей, для выздоравливающих после тяжелых заразных и об­щих болезней. В этом году здесь открывается санаторий  Ингушкой Автономной области на 50 коек. От места через Терек (против селения Чми) до селения Джерах и санатории семь—восемь километров (на этом участ­ке в этом году заканчивается постройка шоссейной дороги.) В селении Джерах—Озьми в этом году от­крывается экскурсионная база № 6 Наркомпроса с пропускной способностью 30 человек ежедневно.

Джераховская долина чрезвычайно интересна для экскурсий. Здесь следует осмотреть старинные башни и могильники, посетить красивое место  Шуан с водопадами» горными пастбищами и горным озером, богатым форелью.

Экскурсанты будут доставляться на автомоби­лях до места, а на следующее утро, в том же месте будут брать их для дальнейшего следования по Военно-Грузинской дороге.

На Столовую гору, или Мат-Лам

Экскурсия требует два дня, все расстояние око­ло 32 километров. Дорога пролегает по правую сторону Терека мимо спиртоводочного завода ху­тора Длинная Долина (против селения Балты на Военно-Грузинской дороге). В Длинную Долину сле­дует прибыть вечером, для чего из Владикавказа надо выехать (или выйти пешком) в 4—5 час. вече­ра. Для того, чтобы застать на хребте ранний во­сход солнца, из Длинной Долины надо отправиться ночью (если ночь лунная), но обязательно с про­водником. Путь идет по ущелью Вога-Чеч и по нему можно ехать в экипаже до верховьев березняка. До самой вершины путь пролегает среди скал и при­водит к оконечностям Столовой горы (3315 метр). Есть еще другой более легкий путь по ее южному склону от ингушского селения Бойни. До этого селения можно доехать из Владикавказа на линейке. Массивы Адай-Хоха и Столовой горы, или Мат-Лам, сложены из твердых известняков верхне­юрской системы.

Экскурсия удобна в средних числах июля мес., ибо в это время погода бывает более устойчива и над вершиной, с северной стороны еще хранятся полоски воды от снега. На всякий случай рекомен­дуется взять с собой маленький запас воды (съест­ные припасы можно достать в Длинной Долине.) На вершине Столовой горы надо осмотреть древ­ние ингушские капища Метцели, Метр дела и Су-сом-дела.

Можно также осмотреть Сталактитовую пе­щеру, находящуюся всего в 14 километрах от горо­да Владикавказа. Эту экскурсию можно проделать за 5—б часов. Из Владикавказа дорога пролегает по правой стороне р. Терека, мимо спиртовочного завода Инг. Авт. обл. (бывш. Сараджева) до хуто­ра против Реданта. Далее по Канкурской лесной даче, расположенной по северному склону Столо­вой горы. Колесная дорога до самой пещеры не удобна, т. к. пролегает лесом по хребтам и через балки и после дождя трудно по ней пробраться. Лучше идти пешком или ехать верхом. От хутора до пещеры постепенно подаем в 4—5 километров. Пещера имеет в поперечнике около 30 метров, высота до 6 метр.

Рекомендуется взять с собой проводника ин­гуша.

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: