Ингушетия: Исторические Параллели

23.12.2009

ОРУЖИЕ ВАЙНАХОВ

Filed under: Из истории моего народа — Khamarz Kostoev @ 00:17

На протяжении многих веков предкам  ингушей и чеченцев приходилось постоянно защищаться от посягательств многочисленных врагов. И в такой неспокойной, напряженной обстановке вайнахский крестьянин, если он хотел выжить и иметь свободу, должен был быть одновременно пахарем и пастухом, каменотесом и воином! Его в любой час мог призвать к бою огонь тревоги, зажженный на вершине горы или башни. И тогда решался извечный вопрос: пасть или победить. Поэтому военное дело было важной функцией в жизни вайнахов. Оно (в том числе и оружие) у чеченцев и ингушей находилось всегда на достаточно высоком для своего, конкретного времени, уровне развития, опираясь на богатейший собственный опыт и продолжая традиции прошлых столетий, а также постоянно творчески впитывая в себя происходившие в этой области нововведения и изобретения. Военное дело у вайнахов в про1шгом реально соответствовало степени их социально-экономического развития, среде обитания, насущным потребностям и духу эпохи.

Опытным воинам края были хорошо известны и весьма искусно использовались все основные образцы бытовавшего с глубокой древности защитного и наступательного оружия, отдельные виды которого постоянно находились во взаимозависимости и взаимовлиянии в постоянном процессе совершенства. Причем солидные, богатые знания у местных горцев в области вооружения и искусстве их непосредственного применения в бою питались как собственными многовековыми традициями, так и внимательным учетом передового опыта соседей. Ведь оружие всегда было более «международным», чем другие предметы материальной культуры. Новые его виды, более совершенные и эффективные, появлявшиеся у того или иного народа, значительно быстрее чем украшения или орудия труда заимствовались и распространялись у соседних народов, ибо отставание в военном деле и в оснащении передовым оружием могло привести к потере независимости.

Защитное оружие

На протяжении многих столетий чеченцам и ингушам в качестве оборонительного оружия, надежно предохранявшего от ударов наступательного оружия, служили защитный доспех, боевые наголовья, щиты, налокотники и боевые перчатки.

Тело горских воинов обычно защищал вначале кожаный, а затем более эффективный металлический кольчатый доспех; кольчуги и кольчатые панцирей, имевшие вид рубашки с прямыми рукавами, квадратным разрезным воротом (нередко с воротником) и разрезами на подоле («г1аг1», «буолатан барзакъ», «болатан бардзакъ» и др.). Бытовал у вайнахов и доспех, имевший распашной покрой (то есть в виде распашонки с продольным разрезом ), круглый ворот и отложной воротник.

Имея в принципе одинаковый покрой и ординарное кольчатое плетение кольчуги и панцири существенна различались своими конструктивными деталями. Прежде всего эта разница была в самой системе изготовления металлических колец (у кольчуг они сварочно-клепаные, а у кольчатых панцирей — только сплошь все клепаные), способы их крепления (двухсторонняя, «на гвоздь» в основном у первых и односторонняя, «на шип» — у вторых), поперечном сечении проволоки (круглые — у кольчуг, уплощенные — у панцирей), по форма колец (если у первых они круглой формы, то у вторых — овальной) и их размерам (кольца панцирей немного мельче). Разница наблюдалась также по количеству колец (в кольчуге их не менее 20 тысяч, в панцире — до 60 тысяч и более) и в общем весе последние обычно легче кольчуг. Интересно, что в доспехе кольца имели своеобразное распределение: наиболее массивные из них расположены обычно на груди и плечах, а менее — на подоле, рукавах и воротнике. И это было не случайным, а преследовало определенные цели: во-первых, сделать его более легким и удобным, во-вторых, наиболее прочным в уязвимых местах (то есть чаще подверженным ударам наступательного оружия), не прикрытых другими видами защитного вооружения. Поэтому в более уязвимых местах оружейник усиливал плетение доспеха наиболее массивными кольцами, и менее же уязвимых — облегчал доспех мелкими.

Кольчатые панцири, появившиеся на основе эволюции и усовершенствования кольчуг, в противовес быстрому развитию образцов наступательного оружия, уже не позднее XV века получили большое распространение и популярность у вайнахских войной. Не вытесняя полностью кольчуги они продолжали с ними сосуществовать вплоть до начала прошлого столетия. Порой воин использовал одновременно надетые друг на друга оба отмеченные вида кольчатого доспеха; имевшие в целом не столь большой вес, одинаково удобные как конным, так и пешим горцам.

Под доспехом у воина была еще специальная, плотно простеганная (на вате или шерсти) одежда: для удобства его ношения и создания владельцу дополнительных качеств.

Кольчуги, как и кольчатые панцири, надежно предохраняли своих  владельцев и в период распространения на Кавказе (правда, еще несовершенных) образцов ручного огнестрельного (фитильного и кремневого) оружия: свинцовые шаровидные пули лишь в очень редких случаях в состояний были пробить кольчатое плетение, да и то если стреляли с близкого расстояния. В связи с этим представляет большой интерес свидетельство западноевропейского ученого и путешественника начала XIX в. Г.Ю. Клапрота, наглядно характеризующее прочность местных доспехов. Он сообщает: «Их кольчуги большей частью очень ценны; среди них есть очень хорошо сделанные. Чтобы их испробовать, их кладут на теленка и стреляют из пистолета. Как правило, пули не пробивают их, лишь теленок после этого слегка пошатывается. Под кольчугой они носят на войне еще одежду на вате, от которой пули отскакивают еще лучше».

Для удобства ношения и маскировки воины нередко покрывали (или, вернее, обшивали) изнутри и снаружи эти доспехи разноцветной (часто очень дорогой) тканью. Для прочного же расположения доспеха на теле воина он обтягивался поясом и ремнями других видов вооружения.

Отмеченные металлические доспехи в прошлом сравнительно высоко ценились (так, за приобретение одной кольчуги, в зависимости от ее качеств, приходилось отдавать от 10 до 200 быков) и иметь их могли в основном только знатнее и состоятельные воины.

В качестве боевых наголовий местные горцы использовали в прошлом металлические кованые шлемы («таьгIн», «таIаш», «таьжн» и др.), кольчатые мисюрки («гиеза кий», «мисар куй» и др.) и специальные стеганые шапки. Вплоть до ХVП века у вайнахов господствуют шлемы конической и сфероконической форм, склепаные нередко из нескольких частей, располагающие кольчатой сеткой-бармицей (для защиты щей, плеч, ушей и частично лица владельцев). Иногда эти шлемы имеют округлое (часто с кольцом) или шпиле видное венчаний выступы-козырьки, порой и специальные вырезы для глаз.

Значительная популярность и распространенность данных шлемов объясняется прежде всего их простотой, значительной прочностью и надёжностью; плавно вытянутая форма и выступающее навершие препятствовали нанесению отвесного, прямого удара рубяще-режущим (мечи, палаши, сабли и др.) и ударным оружием (булавы, шестоперы и т.п.)| которое обычно соскальзывало с поверхности подобного защитного металлического убора. Из-за значительной дороговизны обладать данными шлемами могла позволить себе только состоятельная прослойка вайнахских воинов. В основном это были знатные воины-наездники.

Мисюрка состояла из металлической тулей и длинной кольчатой сетки-бармицы: благодаря подобной конструкции она весьма успешно защищала голову, лицо, шею и плечи воина. Судя по названию, мисюрка пришла на Северный Кавказ с Востока (от арабского «Миср» — Египет) и благодаря своей сравнительно простой форме, достаточной надежности, относительной дешевизне, а так же значительной удобности и практичности (в особенности, в горной и лесистой местности ) получила широкое распространение в ХVП-ХIХ вв. у населения Чечено-Ингушетии и горцев Грузии, постепенно вытесняя из обращения кованые металлические шлемы. Причем в боевой обстановке мисюрки иногда надевались и под шлемы, когда последние начинали утрачивать свои бармицы.

Снизу шлемы мисюрки подбивались мягкой, но плотной простеганной (на шерсти или вате) матерчатой подкладкой, что способствовало удобству ношений  в определенной степени помогало лучше 4 рассеивать приходившиеся на боевой убор удары. Для этой же цели вайнахи часто дополнительно использовали специальные матерчатые подшлемники. А чтобы боевой убор прочно располагался на голове, к краям его крепились бечевки, завязывающиеся под подбородком. Нередко нижние края сетки-бармицы в передней части дополнительно соединялись посредством специальной цепочки или крючка.

Наряду с перечисленными металлическими наголовьями у вайнахов с глубокой древности бытовал также различные боевые стеганые головные уборы /чаще это были шапки/ из цветной ткани или кожи. Причем именно этими образцами и завершается многовековая эволюция ратных головных уборов горцев всего Северного Кавказа. Значительной частью они были округлой формы и двухслойные, плотно простеганные на шерсти, войлоке или вате. Часто нижние части этих уборов обшивались разноцветными нитями или матерчатыми, а порой и кожаными полосками-ободками.

В период средневековья стеганные шапки копировали в значительной степени основные конструктивные особенности распространенных на Северном Кавказе металлических кованных шлемов. Хотя в целом стеганные боевые уборы и не являлись столь надежной защитой головы, как металлические наголовья, но все же в определенной степени ослабляли силу ударов меча, сабли, палицы и прочих видов наступательного оружий. Важно было и то, что они с успехом могли использоваться и рядовыми вайнахскими воинами, так как были намного проще и дешевле металлических шлемов. К тому же, эти уборы можно было носить повседневно, защищая таким образом голову от внезапных, непредвиденных ударов.

Одним из древнейших видов защитного вооружения чеченцев их ингушей безусловно являлись разнообразные щиты /»туре», «тIорч», «кхалкхан» и др./. Известные их образцы на территории Чечено-Ингушетии в целом отличаются своими сравнительно небольшими размерами, круглой формой и были удобны для всякого рода защитных манипуляций как пешим, так и конным воинам. Наиболее массовыми и древними у вайнахов были плоские щиты, сплетенные из прутьев и деревянные экземпляры, обтянутые плотной кожей, а также слабовыпуклые образцы из дерева, покрытые кожей, с металлическими кругами-обручами и умбоном /предназначался для парирования прямых ударов, защиты кисти руки и усиления центра щита/. Кроме того, вайнахские воины употребляли щиты иных типов: плоские кожаные, на металлическом каркасе, с металлическими фигурными бляхами и выпуклые металлические, цельнокованные. Образцы последних типов вайнахи использовали преимущественно в ближнем бою, при тесных рукопашных схватках.

Отражение рубяще-режущих ударов у вайнахов производилось главным образом щитами и данные экземпляры были в целом неплохо приспособлены для этой цели. Вероятно могли они противостоять и еще несовершенным образцам фитильного и кремневого ручного огнестрельного оружия. В походе щит обычно носился на длинном кожаном ремне через плечо воина.

Обнаруженные в крае щиты отличаются своей тщательной отделкой (а в ряде случаев и красочной орнаментацией художественно-магического характера), что, несомненно, свидетельствует о той немаловажной роли, которую им отводили, а также и высоком мастерстве их непосредственных изготовителей. Наиболее популярные цвета местных щитов — коричневый, черный и красный. Здесь можно также отметить, что русские источники ХVI-ХVII вв. знают ингушей под названием «калкан», что может быть поставлено в связь с турецким «калкан», — «щит», В местной краеведческой литературе также высказана версия, что этническое самоназвание ингушей («г1алг1ай») означает «щитоносцы”.

Для защиты рук в боевой обстановке профессиональным воинам служили железные или стальные налокотники и специальное кольчатые перчатки, с которыми вайнахи могли познакомиться еще в результате монголо-татарского нашествия на Северный Кавказ в XIII веке. Налокотники состояли из двух или трех выгнутых пластин (одна из которых была большой), скрепленные между собой колечками или штырями и застегивавшиеся на пряжки с ремешками. Снизу налокотник подбивались мягкой стеганой подкладкой из цветной ткани.

В боевой обстановке вайнахские воины с помощью налокотников успешно осуществляли парирование ударов мечей, сабель, кинжалов и других видов клинкового оружия. Согласно бытующим преданиям, вайнахские воины порой специально делали заточку выступающего, конца большой пластины налокотника, чтобы в тесных рукопашных схватках им можно было наносить колющие удары противнику.

Боевые кольчатые перчатки у чеченцев и ингушей были двух типов. К первому относится боевая перчатка, изготовленная из одного или двойного слоя кольчатой сетки, подбитая тканью и облегавшая руку воина, оставляя свободными лишь фаланги пальцев для удобства держания оружия. С той же целью и ладонь не была покрыта металлической сеткой. Иногда с помощью краевых мелких колец перчатка крепилась непосредственно к налокотнику.. Но чаще она дополнительно закреплялась на руке воина посредством ремешка. Левая же рука воина могла обходиться и без боевой перчатки, так как ее обычно прикрывал щит. Но нередко у вайнахов иона была защищена кольчатой перчаткой. Ко второму типу относятся боевая перчатка, полностью сплетенная из мелких колец и покрывавшая всю кисть руки, включая ладонь и фаланги пальцев воина. Данная перчатка обычно предохраняла только левую руку своего владельца, так как ее наличие на правой не вполне способствовало бы удобству обхвата и держания оружия. Поэтому кольчатые перчатки этого покроя не были столь широко распространены у горцев, как экземпляры первого типа.

В целом, благодаря своим надежным предохранительным качествам защитное вооружение вайнахов успешно выполняло свои основные функции на протяжении веков и дожило до середины XIX века.

Наступательное оружие

Бытовавшее у вайнахов в прошлом наступательное вооружение подразделяется на различные образцы метательного, колющего, рубяще-режущего ударного и огнестрельного оружия.

К метательным образцам оружия относятся прежде всего издревле популярные вайнахские луки («1ед», «1ад» и др.) и стрелы («пхенаш», «пхьарчий», «т1аьскаш»). Луки использовались простые, сложные и сложносоставные. Простые луки изготовлялись только из дерева. В средневековый период истории они в основном становятся детским видом оружия. Сложные луки имели основу из единого куска древесины, дополненной другими разнообразными материалами (рогом, костью, сухожилиями, кожей, берестой и т.д.). Эти луки употреблялись вайнахскими воинами с глубокой древности до начала XIX века. Основа сложносоставных луков заключалась из нескольких прочно склеенных деревянных частей, дополненных отмеченными выше материалами.

Сложные и сложносоставные луки вайнахов отличались небольшими размерами (удобные для использования в гордой местности как пешими, так и конными воинами), весьма тщательной отделкой (порой даже с красочной орнаментацией на берестяной или кожаной поверхности), и весьма значительной мощностью.

Стрелы состояли из наконечника, древка и оперения. Длина стрел колебалась от 60 до 90 см. В зависимости от функционального назначения (например, для борьбы против защищенного доспехом противника, против конницы и т.д.) наконечники стрел имели множество форм (ромбовидные, листовидные, пирамидальные и пр.), также отличалась разнообразием сечение пера (плоские, граненые, лопастные и т.п.). Разного способа были насадки наконечника на древко (втульчатые, черешковые). Древки обычно изготовлялись из плотной прямослойной древесины (граб, клен и др.), или же для этой цели использовались молодые и легкие, но прочные побеги деревьев с мягкой сердцевиной. Материалом для оперения служили перья хищных птиц (орла, коршуна, грифа и пр.).

Для хранения луков и стрел вайнахи применяли разнообразные берестяные или кожаные налучья и колчаны на деревянной основе, нередко богато орнаментированные и украшенные костяными накладками. В колчане обычно располагались 25-30 стрел, окончания которых часто разукрашивались. Стрелы в колчанах в основном располагались наконечниками вниз.
При лучной стрельбе вайнахские воины умело использовали и специальные предохранительные кольца из кости, камня и железа (луки были очень тугие) и кожаные напалечники-наперстки, с помощью которых, наряду с традиционными приемами, велась стрельба «монгольским» и «средиземноморским» способами.

В позднем средневековое у чеченцев и ингушей появляются и получают значительное распространение (особенно при обороне башенных построек и заградительных рубежей) так же самострелы («сиекхIад», «1адсаькх»). Они так же отличались своей мощностью, но особенно точностью стрельбы.

Следует особо отметить, что в сложном искусстве стрельбы из луков и самострелов, обучение которым начиналось с детских лет, вайнахи достигли в прошлом очень высокого мастерства, что подтверждают многочисленные источники. Нередко для действенного поражения противника, вайнахские воины непрочно закрепляли наконечник к древку, чтобы при попадание в тело врага его трудно было вытащить или же применяли отравленные ядом стрелы.

Очень важными видами наступательного оружия в рукопашных схватках у вайнахских воинов являлись разнообразные экземпляры рубяще-режущего вооружения — прямые двулезвийные мечи («довт»), однолезвийные плаши, изогнутые сабли и гибкие шашки («турр», «товр», «гIама»). Мечи, палаши, сабли, отличавшиеся солидным качеством и изяществом отделки, продолжают активно бытовать в комплексе вооружения чеченцев .и ингушей до самого конца XVII века. Вместе с тем, с XVII века все большую популярность в крае приобретают высококачественные образцы холодного оружия, которые перековывались и модифицировалась в горские стальные шашки («воччок», «гурда», «калдам», «гусар»‘ «трансильванский узел», «дамасская», “чеченская», «ингушская» и др.). Причем вайнахи сравнительно быстро овладели весьма сложными процессами изготовления разнотипных шашек. Хорошо усвоили они и секреты производства знаменитой дамасской стали.

Немаловажным элементом воинского снаряжения местных горцев в прошлом являлись однолезвийные боевые ножи («доккха урс») и двухлезвийные кинжалы («шаьлта»), отличавшиеся большим разнообразием (как по форме, так и по размерам) и предназначенные для нанесения колющих а порой и рубяще-режущих ударов. Обычно носились они вайнахами постоянно и в повседневной, жизни, являясь важным элементом традиционной одежды.

Тип широко известных «кавказских» кинжалов с прямыми клинками складывается у вайнахов к началу XVIII века ка основе развития отдельных видов местных боевых ножей и получает наибольшее распространение в XIX — начале XX века. Подчас вайнахский  кинжал достигал значительных размеров — шириной «в четыре пальца» и длиной до 70 см.

Знатными вайнахскими воинами использовались и дорогие восточные (турецкие, иранские, индийские и др.) стальные кинжалы с изогнутыми клинками и причудливыми (с изображениями мифических животных) перекрестьями. Многие из этих кинжалов были красочно оформлены, изготовлены из «дамасской», «египетской» стали, черного булата.

В целях эффективного поражения в рукопашных схватках тяжело вооруженного неприятеля посредством нанесения мощных рубящих ударов вайнахские воины успешно использовали металлические секиры («джамболт») и топоры («джоммаг1», «джаммаг1», «диг» и др.). Важно, что значительная часть из Данных образцов могли применяться и малоимущими воинами — пехотинцами, представителями ополчения. В «бою секиры и топоры нередко использовались в качестве метательного оружия. Интересно, что вайнахами использовались и так называемые «бородовидные» топоры, сходные по типу стопорами древний Руси.

В качестве ударного оружия у местного населения с глубокой древности бытовали различные типы массивных деревянных шлиц («чхьонкар», «ч1оьнкар») нередко с металлической оковкой, шипами и т.д.), каменные и металлические булавы, д позднее железные шестоперы. Появление и бытование многих их разновидностей (в частности, округлой и четырехгранной формы, 12-шипных и т.д.) было   связано, прежде всего, с возникшей острой необходимостью успешной борьбы с тяжеловооруженным противником (имевшим защитный доспех, шлем, щит и т.д.). Причем они также небезуспешно применялись местными воинами и в качестве метательного оружия. Появление и распространение ручного (ружья, пистолета) огнестрельного оружия (вначале фитильного, а затем и кремневого) в Чечено-Ингушетии происходит не позднее конца XV –  начала XVI века. Не позднее середины XVI века появление этого вида оружий оказало влияние на местные башенные постройки (в частности, в их стенах уже находятся специальные узкие бойницы, приспособленные для стрельбы огнестрельным оружием). К вайнахам ружья и пистолеты обычно поступали с берегов Черного моря, из Крыма, Турции, а также из Дагестана и Грузии, поэтому зги образцы и назывались как «крымские», «турецкие», «дагестанские», «грузинские» и другие.
Использовались вайнахами также ружья («тоьп», «туоп») и пистолеты («тапча») различных систем собственного производства (например, «вайнех туоп» — «вайнахское ружье», «нохчийитапч» — «чеченский пистолет» и т.д.). Письменные источники, начиная с начала XVII века, постоянно отмечали наличие у чеченцев и ингушей «огненного боя», «пищалей», «фузеи», и «ружей». Однако в связи с несовершенством, значительной дороговизной, уступкой по ряду важных качеств (например, в скорострельности) лучшим образцам лучного оружия ручное огнестрельное оружие не смогло вытеснить из обращения вплоть до начала Х1Х века усовершенствованные экземпляры сложносоставных луков. Лишь позднее, в результате распространения в крае более совершенных образцов огнестрельного оружия, ситуация коренным образом изменилась в его пользу. Заранее отмеренные дозы пороха («муолх», «молхаш») и свинцовые пули («шуокъал», «шокъалаш») воины хранили в деревянных или костяных трубочках — газырях («бустамаш»), которые вкладывались в нашитые кармашки на груди черкески. Для этой же цели использовались также специальные патронташи («г1еп», «г1ап»), пороховницы («г1ура»), натруски («лергма1аш»), мешочки-кисеты и прочие изделия.

В XIX веке во время Кавказской войны чеченцами в ограниченном количестве были использованы и пушки («йокха топ»).

Кроме прямых военных целей, некоторые наступательные образцы оружия вайнахи применяли для хозяйственных нужд (охота и пр.), в ритуальных и магических мероприятиях (их приносили в качестве приношений в местные святилища, ими клялись, совершали обряды побратимства, их использовали при гадании и т.д.).

С глубокой древности вайнахи очень бережно и заботливо относились к оружию, передавада по наследству, сохраняли и преумножали навыки, секреты и традиции производства и непосредственного использования. Качественное оружие всегда очень высоко ценилось» играло роль важного торгового эквивалента.

В средневековом вайнахском обществе наблюдается выделение (при отсутствии своей развитой государственности) феодализирующейся военной знати и их дружины, занимавшихся и обогащавшихся воинскими акциями и охранными мероприятиями. Именно они, в отличие от остальной массы местного населения имели наиболее дорогие, высокосортные (часто привозные) образцы и полные комплекты воинского снаряжения, неприступные башенные комплексы « замкового типа, необходимые навыки и специальную военно-физическую подготовку. У подавляющей же части вайнахского населения в основном бытовали недорогие «рядовые» виды оружия.

Имеющиеся материалы со всей очевидностью подчеркивают существование многих сходных черт, как в вооружении, так и в военном искусстве вайнахов и их соседей (прежде всего кабардинцев, осетин, хевсур, тушин и других горцев Грузии): развитие военного дела у них происходило в процессе взаимного влияния и обогащения, с внимательным учетом происходивших в этой области изменений и достижений.

Д.Ю. Чахкиев

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: