Ингушетия: Исторические Параллели

02.01.2010

КНЯЗЬ БЕКСУЛТАН БОРГАНОВ

Трудно представить, какую ценность имеет для науки этнографический материал, собранный в свое время известным ингушским исследователем Албастом Тутаевым. Мне в процессе работы над книгой посчастливилось прикоснуться к разным по объемам 10 тетрадям записей Албаста Тутаева, которые еще в 30-х годах оказались в руках кандидата исторических наук, брата Идриса Базоркина Мурада Муртузовича. И сегодня эти тетради находятся у сына М.М. Базоркина Алаудина. Какова была моя радость, когда от ингушского краеведа Берснака Газикова узнал, что много лет назад, работая в Тбилисском институте записей имени Кокелидзе, он обнаружил записанное Тутаевым предание о князе Бексултане Борганове, захороненном в памятнике-склепе (Борган-каш) вблизи селения Плиево и о том, что в конце 1997, в начале 1998 годов в девяти номерах его опубликовала газета «Сердало».

Поэтому не вижу смысла полностью воспроизводить это предание. Приведу в сокращенном виде. Отмечу только, что предание о князе Бексултане Борганове Тутаев более ста лет назад Албаст Тутаев записал со слов 95-летнего старика Гатто Аушева, Хами Отабиева, 90-летнего офицера Арснако Татигова и других людей, хорошо знавших эту историю. Меня эта история заинтересовала еще и тем, что в ней участвовали современники Бексултана Борганова Малсаг, Бек — основатели фамилий Мальсаговых, Бековых и Джамх-Леега — родоначальник одиннадцати таргимхоевских ингушских фамилий. Но есть и другой интерес, которым я руководствуюсь, воспроизводя записи А. Тутаева. И этот интерес связан с интересами многих исследователей нашего края, который искали ответ на вопрос: каким образом этот памятник мусульманской культуры появился в наших местах?

Мы еще обратимся к анализу их версий. Но, видимо, прежде надо изложить версию Албаста Тутаева, зафиксированную им в полевых записях. Итак, обратимся к записям Албаста Тутаева, которые, повторюсь, мной излагаются в сокращенном виде.

Когда князь Бексултан Борганов приехал к галгаевцам и остановился у Джамха Леега Таргимова (Таргимхоева), он представился внуком известного богача Борга из Аравии. Джамх Леег принял Бексултана как почетного гостя, с щедрым столом. Стол обслуживала сестра Леега — красавица Пятимат. Бексултан был высокообразованным и глубоко религиозным человеком. Он окончил Меккскую высшую духовную школу, прекрасно владел кроме арабского языка турецким и кумыкским языками. А ингуши в то время были язычниками.

После долгого застолья и интересных бесед, Бексултан поблагодарил хозяина и его сестру за теплое гостеприимство. Находясь у Леега в гостях в течение целого месяца, знакомясь с жителями Таргимовых и с окружающей дикой природой, Бексултан часто общался с умной, деловой красавицей Пятимат. У них возникли достаточно глубокие взаимные чувства.

По истечении месяца Бексултан стал собираться домой, в Аравию. Перед отъездом, высоко оценив гостеприимство галгаевцев, он сказал на прощание: «Трудитесь так, словно вам жить вечно, а молитесь так, будто умереть вам надо сегодня. И никого не бойтесь, кроме Аллаха».

В разлуке прошло долгих три года. А чувства любви Бексултана и Пятимат не затихали. Бексултан возвращается на земли Кавказа в окружении верных ему вооруженных 300 всадников-мюридов. На этот раз они останавливаются в крепости известного хана или уздена Малсага Таргимова (Таргимхоева). У Малсага для Бексултана и его мюридов были созданы все необходимые условия жизни. Спустя некоторое время Бексултан встречается с незабываемой и любимой Пятимат. И после долгих разговоров он предлагает ей выйти за него замуж.

Пятимат, воспитанная в условиях строгих горских обычаев, долго не решалась ему ответить, но потом сказала, что брат ее Леег не женат и очень любит дочь кабардинского княэя Сулимат, которая живет в Кабарде за Баксаном. «Если осуществится его желание, и вы ему поможете в женитьбе, он согласится на наш брак».

На другой день Бексултан со своими вооруженными всадниками выезжает в Кабарду для исполнения желания Пятимат, чтобы привести кабардинскую княгиню Сулимат в жены Джамхо Леегу. Но в Кабарде между людьми князя и воинами Бексултана происходят схватки-перестрелки. Кабардинский князь говорит Бексултану, что он не принимает и не признает форму сватовства и силу, которую тот применил. Да к тому же его дочь Сулимат находится далеко, в гостях у родственников. Бексултан забирает своих раненых и убитых, некоторые драгоценности, а также заложников и, не трогая князя, но предупредив его, что вернется по первому зову забирать Сулимат, возвращается в крепость Малсага.

По возвращении все Таргимхоевы организованно похоронили убитых и оказали помощь раненым. Узнав о неудачной поездке Бексултана, Пятимат сильно переживала и беспокоилась о раненом Бексултане. Когда раненые мюриды поправились, Бексултан щедро отблагодарил галгаевцев и тронулся в дорогу в сторону Осетии. Там вместе со своими мюридами он остановился в дремучем лесу вблизи Ялхота и стал строить здесь каменную башню. После окончания строительства осетины узнали, что на их земле поселился неизвестный чужестранец, и вместе с тем кабардинским князем — отцом Сулимат — решили напасть на Бексултана. Но тот заблаговременно был оповещен об этом и призвал на помощь ингушей, а сам начал готовиться к отражению нападения. Осетины и мюриды кабардинского князя окружили крепость Бексултана Борганова, и начался бой. В самый напряженный момент боя Малсаг, Джамхо Леег, Бек и другие Таргимхоевцы во всеоружии подоспели к окруженной крепости и вступили в бой. В результате активных боевых действий со стороны осажденных и подоспевших на помощь галгаевцев осетины сняли блокады и, неся огромные потери, бежали к лесу. Более осетины и кабардинцы не тревожили Бексултана Борганова, и крепость его стояла до наших дней.

Проходит время. Бексултан, часто гостивший у Таргимхоевых, однажды приглашает их к себе в гости. Он приглашает также ногайского князя Темирбулатова и осетин. В назначенный день, в пятницу, к нему приезжают Таргимхоевы, ногайский князь. Осетины посчитали неудобным и не явились.

«После того, как гости уселись за стол, — пишет А. Тутаев, — хан или узден Малсаг Таргимов сказал: «Позвольте-ка мне, господа, представить, кто такой Бексултан Борганов и откуда он. Я вам скажу — Бексултан Борганов есть князь арабский, внук известного богача — арабского князя Борга, и он же — гость наш галгаевский, а наравне и ваш, а также он приезжий из другого государства, человек верный и ответственный». Гости были рады теплотой и богатством приема. Уезжая, ногайский князь Темирбулатов в ответ пригласил в гости на Терек князя Бексултана Борганова и всех Таргимхоевцев».

Прошло время и в назначенный день таргимхоевцы и князь Бексултан прибыли в гости к князю Темирбулатову. Как пишет Тутаев, сама княгиня Темирбулатова вышла танцевать и старик Бек Таргимов (родоначальник фамилии Бековых — автор) выходил с княгиней танцевать. Вся публика была удивлена ловкими движениями танца старика Бека Таргимова и плавными движениями княгини. После танца и восторга публики Бек Таргимов сказал: «Я между молодежи — молодой, а между стариками — старик».

Князь Темирбулатов и княгиня были в восторге от подарков князя Борганова, от его доброжелательного и умелого общения. От такого дружеского расположения Бексултан Борганов предлагает князю Темирбулатову, в знак памяти его пребывания здесь, назвать это село именем деда Бексултана — «Боргуны». Вскоре князь и княгиня, посоветовавшись с односельчанами, официально объявили о переименовании села Терек на Борганы — Брагуны. Все присутствовавшие местные ногайцы после этого объявления кричали «Яхши! Яхши!», а другие «Браво, Борго!». Так село Терек было переименовано в Брагуны. Князь Бексултан от радости поцеловал руку княгине и сделал подарки. Позже, когда у Темирбулатовых родился сын, Бексултан Борганов и Таргимхоевцы приехали поздравить их и привезли подарки — от князя Бексултана трех быков и разных драгоценностей, а Таргимхоевцы сняли с себя оружие (пистолет, шашка, кинжал, ружье) стоимостью не менее 20 коров. Княгиня отказывалась от подарков Таргимхоевцев, говоря, что опасно ехать домой без оружия и что мальчик маленький и ничего в оружии не понимает. В это время вошел князь Темирбулатов и тоже поддержал княгиню. Горячие галгаи в лице Малсага сказали: «Мы не трусливые и можем без всякого оружия ехать в Галлы. Берите оружие, ибо ваш отказ для нас унизителен». Тогда князь и княгиня попросили у них извинения и, приняв подарки, начали их обнимать.

* * *

Бексултан Борганов на своем прекрасном коне часто ходил на охоту. После месячной охоты он, взяв с собой половину своих мюридов, направился в Кизляр. По пути он на 2-3 дня остановился у кумыкского князя. Затем, возвращаясь, доехали до реки Насыр, где она соединяется с речкой Сунжой. По берегам этих рек рос дремучий лес, и было много зверей. Место это, то есть Назрановское, ему очень понравилось.

Там он встретил ингушей, которых он спросил: «Почему вы, ингуши, собрались здесь? Что у вас праздник? И чьи это места?»

Ингуши ответили: «Никакого праздника у нас нет. Теперь это место принадлежит нам. Отсюда прямо идет наша граница дальше того места, куда вы приезжали к нам в горы, и дальше до границы Грузии. Мы собрались потому, что слышали, что кабардинцы хотят переселиться сюда, на наши земли. Поэтому мы ожидаем их. Наверное, им понравятся наши места. Какие они глупые — если без разрешения нашего будут переселяться на наши земли? Если только Бог пошлет их сюда, мы им покажем, чьи эти земли».

Бексултан говорит им: «На что вам эти места, ведь у вас очень много земли?»

Тогда галгаи отвечают: «А почему вы приехали сюда на Кавказ из Аравии и почему хотите лишить бедных людей последнего куска хлеба?»

Бексултан говорит: «Я имею совсем другие намерения. А вы жители местные».

Галгаи отвечают: «Так как мы здешние жители, поэтому нам и нужны свои отцовские земли. А уступать эти места не можем. Хотя Бог придет, и то нельзя».

Когда Бексултан услышал эти последние слова, он начал читать молитву, произнося «Остохпирроло! Остохпирроло!» «Вы согрешили этими словами, поэтому прошу вас, галгаи, принести сейчас жертву Богу и услужить молитву».

Галгаи не обратили никакого внимание на слова Борганова, не услужили молитву, а также не принесли жертву Богу.

После этого князь Бексултан сказал ингушам: «Места эти из ваших рук перейдут в руки православного царя, и наследство ваше будет несчастливым». С этими словами он с мюридами отправился дальше к быстротекущей реке Аргун. По пути он сказал мюридам, что со временем весь Кавказ перейдет в руки православного государства. Когда они приблизились к реке Аргун и остановились на отдых, то ему приснился сон, который рассказал мюридам: «Из наших хлопот ничего не выйдет, потому что сон означает, что в последствии все жители этих местностей будут подданными в православии. Бог дает православному. Поэтому наши княжеские советы останутся без последствий. Хотя мы, арабы, турки, будем хлопотать, но все-таки наши труды, золото, серебро пропадут даром, потому что православные все отберут у нас обратно. Значит, к чему трудиться? К чему мы будем ласкать и беспокоить посторонних. И поэтому лучше ехать домой».

Отдохнув, они решили вернуться к себе и по пути в районе нынешнего селения Плиево поохотиться. Но охота была трудной. Собаки их от изнеможения начали падать. Верховая лошадь Бексултана Борганова тоже устала и, загнанная от усталости, упала на быстром ходу, подмяв под себя Бексултана. В течение двух-трех дней Бексултан лежал больным и долго вспоминал свою любимую красавицу Пятимат. Он говорил о своем желании жениться на ней и уехать домой в Аравию. На третий день князь Бексултан умер и мюриды его сообщили об этом всем галгаевцам.

Галагаевцы с большими почестями похоронили его на высоком холме, в двух верстах от нынешнего села Плиево.

Вскоре, узнав о смерти князя Бексултана, Пятимат, нарыдавшись, надела воинскую форму Брата Джамха, которого не было дома, на его любимом коне поехала к месту захоронения князя. И же на могиле, у склепа отпустила коня, сняла верховую форму и зашла в склеп Бексултана. Через несколько дней ее нашли мертвой рядом с могилой Бексултана. Так трагически закончилась любовь двух этих молодых людей.

Позже, когда мюриды Бексултана Борганова узнали о смерти Пятимат и о том, что она умерла у могилы князя, они приехали к брату девушки Джамхе Леегу Таргимхоеву и устроили поминки: принесли в жертву много скотины, почитали молитву и Коран. Ингуши остались довольными тем, что мюриды помянули девушку, не забыли хлеб-соль, которым их угощали Таргимхоевых.

Бексултан Борганов, как считает Албаст Тутаев, приезжал на Кавказ по поручению турецкого султана с целью покорения народов Кавказа. Он был доверенным лицом турецкого царя-султана и должен был войти в доверие кавказцев, познакомиться с хорошими и авторитетными людьми, проявлять осторожность и хитрость, чтобы склонить их к исламу и привить им турецкую ориентацию. С представителями всех кавказских народов, с которыми встречался Бексултан Борганов, он был любезен, щедр на подарки. Придерживался местных обычаев и традиций. И этим самым снискал себе глубокое уважение кавказцев. Именно поэтому они оплакивали смерть этого человека. Для ингушей, в характере которых на добро отвечать только добром, Бексултан Борганов навсегда остался в памяти. Лучшим тому подтверждением является воздвигнутый ему памятник у нынешнего селения Плиево.

«Памятник Бексултану Борганову, — пишет Албаст Тутаев, — находится в шести верстах от Назрани в двух верстах от селения Плиево. Памятник этот устроен в 15 столетии из особого хорошего известкового камня. Памятник сохранился до настоящего времени, хотя в 1888 году в июне (какого числа не помню) приехали из города Грозный на фургоне какие-то неизвестные люди и остановились возле этого камня. Распрягли лошадей. Когда к ним подошли плиевские жители и спросили, что это за люди и откуда они и что хранится в памятнике, те ответили, что хранятся здесь святые люди из Грозного».

Когда ингуши ушли на работу, люди с фургона облили памятник фотогеном. Примерно через два часа ингуши увидели дым, валящий из памятника. Приняли меры по тушению пожара. Осыпали памятник землей и погасили огонь. Наверху памятника виднелся остаток мраморного камня, исписанного арабской вязью. Этот камень был уничтожен в начале 19 века священником, который навязывал ингушам православие .Он давал ингушам кресты и по рублю, а осетинам более. Священник этот искал камни с арабскими надписями и уничтожал их.

«На косяках этого памятника, — пишет Албаст Тутаев, — нарисованы арабские надписи. Памятник этот, по рассказам, сделан в семь этажей. В этих этажах хранятся трупы людей и драгоценности. Есть люди, которые опускались до пятого этажа, а дальше спускаться в нижние этажи они не могли, потому что снизу дул какой-то газ или воздух, который имел неприятный запах. И когда они опускались в нижние этажи, им становилось душно, и дальше опускаться они не могли.

* * *

Анализ исследований статей и преданий различных авторов (И.П. Щеблыкин, Ф.С. Гребенец, Л.П. Семенов, П.И. Головинский, Б.К. Далгат, У. Лаугаев, С. Плиев, Г. Кокиев, Вахушти Багратиони, П.Г. Бутков, В.Г. Жантигова, В. Миллер, Ч. Ахриев), приведенных Мурадом Базоркиным в статье «Борганы в присунженской долине», опубликованной в 1962 году в журнале «Известия Чечено-Ингушского НИИ истории, языка и литературы», позволяет полагать, что обитатели присунженской полосы Северного Кавказа, а именно территории нынешней Ингушетии и Чечни могли принадлежать одному из тюрко-монгольских этнических контингентов (татар-крымцев), которых в источниках называют борганами, а по-местному — брагунами. Одним из доказательств наличия их материальной культуры на территории нашего края является хорошо сохранившийся в течение нескольких столетий мавзолей Борга-каш, который, как отмечалось в записях А. Тутаева расположен вблизи плоскостного селения Плиево.

И.П. Щеблыкин отмечает, что «мавзолей Борга-каш, расположен на северо-западе от Плиево на холме под названием «Гора Шейха». По внешнему виду и стилю это типичное и характерное мусульманское сооружение, состоящее из двух частей, подземной погребальной камеры и надземной части. Размеры наружных обмеров — 4,13 м х 5,56 м, высота надземной части — 3,18 м. Дверь в надземное помещение с гладкими стенами и куполом. В полу отверстие, служащее сообщением с подземной частью сооружения. Стены и купол сложены из плотного камня желтоватого цвета твердой породы. Этот памятник является единственным по стилю на всем Северном Кавказе. Над входом в этот мавзолей, по высказываниям местных старожилов, имелась надпись в три строки, исполненная арабскими письменами. Она была в 1925 году зафиксирована экспедицией Северо-Кавказского института краеведения (профессором Л.П. Семеновым) По расшифровке читается «808; Бексултан, сын Худашада. Мастер сооружения Гирей».

Для определения более верной поселение борганов на реке Сунжа и времени возникновения памятника Борган-каш, Мурад Базоркин делит все сведения исследователей на три группы.

I группа

«Грузинский историк Вахушти в своей «Географии Грузии» упоминает о селении Борагин и реке Борагинс — Цкали. Если считать эти известия только современными самому Вахушти, то приходится отметить ранней датой упоминания в кавказской (грузинской) литературе о борганах XVIII век.

У С. М. Соловьева имеются упоминания о барагунских мурзах, описываемых в истории Кавказа в XVII веке.

Л.П. Семенов, как и Гюльденштедт, относит сооружение мавзолея Борга-Каш к XVI веку.

II группа

И.П. Щеблыкин полагает, что могильник Борга-Каш можно отнести к началу XV века.

П.И. Головинский считает, «во времена могущества Крыма» здесь жили борганы, следовательно, это можно датировать XV веком.

С. Плиев сообщал Л.П. Семенову, что чеченские арабисты (муллы), переводившие надпись на мавзолее Борга-Каш, считали его сооруженным в 1430 году (XV век).

И. Азимбеков, расшифровавший Л.П. Семенову арабскую надпись мавзолея Борга-Каш, фиксировал дату 808 год гиджры, что по его вычислению соответствует (XV веку) по европейскому календарю.

Казый — проводник и информатор Бибирюлеева, обследовавшего мавзолей Борга-Каш в 1747 году, сообщал, что арабская надпись означает: «от сего житья (то есть от 1747 года — М.Б.) триста сорок шесть лет…» Если 346 лет вычесть из 1747 года, то получается 1401 год (начало XV века).

III группа

А. Рубцов сообщал, что мавзолей Борга-Каш представляет собой склеп Бурхан-хана, сподвижника великого Тамерлана (Истории известно, что Тимур был на Северном Кавказе в 1395 году у реки Терек, где при Татартупе произошла его битва с Тохтамышем). Следовательно, в данном случае более близкой датой можно считать 1935 год (конец XIV века).

Ф.С. Гребенец сообщал местное предание, что в мавзолее Борга-Каш был погребен умерший на пути из Татартупа в село Борогуновское ногаец, один из ханов Золотой Орды. Это событие можно увязать с периодом, последовавшим после битвы Тимура с Тохтамышем. Во-первых, вследствие того, что переносить ханскую ставку (из Татартупа в Брагуны) хан Золотой Орды должен был после своего поражения (то есть позже 1395 года); и, во-вторых, сооружать монументальный склеп можно было только спустя некоторое время после боевой неудачи (разгрома и отступления), то есть в спокойных мирных условиях, при соответствующих экономических средствах. Это могло осуществиться лишь через несколько лет после известной исторической битвы — вероятно, после 1396 года (начало XV века).

Г. Кокиев, приводя ногайские предания, свидетельствует, что этот край был заселен крымцами-ногайцами «после покорения Мамаем Крымского ханства» приблизительно в конце XIV века».

Из всех вышеприведенных исторических сведений, по мнению Мурада Базоркина, очевидно, надо признать толкования Казыя и перевод надписи Борган-Каш, по которой текст этот соответствует 1401-1405 годам.

В заключении М.М. Базоркин не исключает возможность принудительного появления на территории нынешней Чечни и Ингушетии ногайцев, крымцев, борганов. И это появление происходило под руководством Турции.

* * *

Участие Малсага, Джамха Леега, Бека в различных военных и торжественных встречах с князем Бексултаном Боргановым, о которых шла речь в приведенных в изложении записях Албаста Тутаева, при их сравнении с результатами более поздних, но многочисленных исследователей позволяет сделать интересные выводы о достоверности данных преданий, как во времени, так и в пространстве. Так, по данным трех вышеописанных групп исследователей, следует, что согласно данным первой группы сооружение мавзолея Борга-Каш относится к XVI и к XVII векам. Вторая же группа сходится на том, что мавзолей появился в XV веке, а третья — в конце XIV века.

Обратимся к записям А. Тутаева. Во-первых, сам Албаст Тутаев, записи которого велись с 1875 года со слов стариков-свидетелей 17 века, более близких к событиям основания памятника не могли ошибаться в точности передачи этой истории от своих отцов. И потому современники князя Бексултана Борганова Малсаг, Джамха Леег, Бек вряд ли являются домыслом свидетелей передавших позже эти предания. Во-вторых, согласно родословной, составленной патриархом нашей литературы Салманом Озиевым и приведенной во второй части данной книги, Джамха Леег жил примерно в конце 15 века. Примерно на этот период времени приходится и время жизни Малсага, о чем свидетельствует генеалогия рода Мальсаговых, приведенной мной в третьей части книги. Но основная, как сегодня говорят, активная пора их деятельности приходится на первую половину 16 столетия. Поэтому я склонен отнести появление мавзолея Борган-Каш к первой половине 16 века. Такой вывод более соответствует мнению первой группы исследователей, предполагавших сооружение мавзолея в 16 и 17 веках.

Второе интересное предположение, которое более уточняет время заселения кабардинцами назрановских земель. В первой части книги мы отмечали, что под натиском татаро-монгол ингуши во имя самосохранения вынуждены были покинуть плоскостные земли и уйти в горы. После ухода татаро-монгол в начале 15 века на территории ингушей временно кочевали ногайские и кумыкские племена, но до конца 15 века ингушские земли по сути пустовали и не имели постоянных поселенцев. Описанный выше эпизод встречи князя Бексултана Борганова с ингушами в районе слияния двух рек Насира и Сунжи уточняет известные в истории другие данные, то есть не ранее начала 16 века ждали ингуши кабардинцев, чтобы воспрепятствовать им заселение ингушских земель. Хотя Малгобекские земли и вход в Дарьяльское ущелье кабардинцы стали контролировать еще в 15 веке.

Ахмет МАЛЬСАГОВ,

профессор

Advertisements

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: