Ингушетия: Исторические Параллели

24.02.2010

Императив как индикатор подлежащего в ингушском простом предложении

Filed under: Разное — Khamarz Kostoev @ 14:11
Tags: ,

Категория подлежащего, к основным свойствам которого в языках номинативного строя относят именительный падеж и контроль согласования глагола-сказуемого наряду с определенными семантическими характеристиками[1], в языках эргативного строя проявляет определенное своеобразие, в силу чего критерии падежной формы и согласования как бы вступают в противоречие с показаниями синтаксического уровня, которые в ряде работ предлагается считать диагностическими для определения подлежащего в эргативных языках. В частности, к таким критериям относятся различного рода трансформации ядерного предложения.

Причиной применения трансформаций с целью определения подлежащего является допущение о том, что в трансформациях  различного рода подлежащее, как «глубинная» синтаксическая  категория проявляет себя одинаковым образом независимо от различных поверхностных реализаций, при этом другие члены предложения не обладают подобными свойствами подлежащего. Диагностическая роль некоторых синтаксических трансформаций для определения подлежащего была рассмотрена в работе М. Е. Алексеева «Проблема аффективной конструкции предложения».  В частности, исследуя конструкции с дательным падежом субъекта в лезгинском языке[2], он обращает внимание на противопоставление двух классов подобных конструкций, которые при трансформации базовой синтаксической структуры в побудительное высказывание (императив) ведут себя по-разному: если один класс конструкций (аффективная модель) при трансформации в побудительное высказывание требует постановки глагола в собственно императив, т.е. является побуждением, обращенным ко второму лицу (Ваз буба кІан хьухь!) «Ты отца люби!», но не «пусть отец будет любим тобой» или «пусть отец тебе любится», то второй класс («безличная» модель) требует от глагола формы желательного наклонения[3], т. е. является выражением пожела­ния (второму или какому-либо другому) лицу: Ваз (адаз) чими хьуй! «Пусть тебе (ему) будет тепло!»

Соответственно, дательный падеж субъекта в первом случае может считаться падежом подлежащего, во втором случае – падежом косвенного дополнения.

Аналогичные противопоставления можно обнаружить и в других нахско-дагестанских языках, в частности, и в ингушском. Ср.:

(1) Хьона из вовз

2ЕД-ДАТ 3ЕД-ИМ В\Б-знать-НАСТ

Ты его знаешь

(2) Хьона дика да

2ЕД-ДАТ хорошо Д\Д-быть-НАСТ

Тебе хорошо.

При идентичности, на первый взгляд, структур в предложениях (1) и (2), характерным признаком которых является дательный падеж субъекта, а также согласование глагола в предложении (1) с именем объекта и с «нулевым объектом» в предложении (2), семантика побудительности в них выражается  различно. Для предложения (1) мы имеем структуру с императивом, который имеет «безличный» вариант или же вариант, оформленный личным показателем второго лица (единственного – 3б или множественного числа – 3в):

(3а) Вовза из

В\Б-узнать-ИМП 3ЕД-ИМ

Узнай его

(3б) Вовзалахь из

В\Б-Узнать-ИМП-2ЕД 3ЕД-ИМ

Узнай его

(3в) Вовзалаш из

Узнать-ИМП-2МН 3ЕД-ИМ

Узнайте его

Предложение (2) не может трансформировано аналогичным образом: соответствующая семантика здесь может быть передана только с помощью формы желательного наклонения (4):

(4) Дика хилда хьона

Хорошо Д\Д-быть-ЖЕЛАТ 2ЕД-ДАТ

Пусть тебе будет  хорошо.

Основное различие между этими конструкциями заключаются в том, что в аффективной модели предложения, конструируемой по типу (1), имя субъекта является подлежащим, а в безличных, конструируемых по типу (2),  – косвенным дополнением. Приведем еще несколько примеров побудительного безличного предложения:

(5) Хала хилда хьона

Трудно быть-ЖЕЛАТ 2ЕД-ДАТ

Пусть тебе будет трудно

(6) Сагота хилда хьона

Скучно быть-ЖЕЛАТ 2ЕД-ДАТ

Пусть тебе будет скучно

Использование же здесь формы императива приведет к изменению семантики, которая предполагает исходное предложение абсолютной (номинативной) конструкции:

(7) Дика хила хьайна

Хорошо быть-ИМПЕР 2ЕД-ЭМФ-ДАТ

Будь (себе) хорошим

Как мы видим из примеров, в безличной модели предложения встречаются формы желательного наклонения, выражающие пожелания второму (или какому-либо другому) лицу.

Как можно предполагать, второе лицо глагола в повелительном наклонении[4] – это указание на подлежащее, в какой бы исходной синтаксической конструкции ни выступало имя субъекта.

— обращение к подлежащему абсолютной конструкции:

(8) Са Даьла, лораелахь са йи1иг!

Мой Господь-ИМ, Беречь-ИМП моя-ЕД-ИМ девочка-ЕД-ИМ

Мой Господь, береги мою девочку.

— обращение к подлежащему эргативной  конструкции:

(9) Ц1ий соцаде!

Кровь-ЕД-ИМ остановить-ИМП-Д

Останови кровь

— обращение к подлежащему аффективной конструкции:

(10) Ма хеталаш со иштта атта хургва

ОТРИЦ казаться-ИМП-МН 1-ЕД-ИМ  так легко быть-БУД-В

Не думайте, что со мной будет так легко

(11) Эхь ма хетала хьайна цаховр хатта

Стесняться-ИМП сам-2ЕД-ДАТ знать-МАСД спросить-ИМП

Не стесняйся спросить то, что ты не знаешь

Заметим, что этот член предложения обычно (хотя и не всегда) опускается в побудительном предложении, ср. (12) в противоположность (13). Вместе с тем, имя существительное, указывающее на субъект действия, может включаться в состав предложения в качестве обращения (14):

(12) Сих ма лелахь

Быстро ОТРИЦ ходить-ИМП-2ЕД

Не спеши

(13) Кхоана хьавола хьо

Завтра прийти-ИМП ты-2ЕД-ИМ

Ты завтра приходи

(14) Мадина, ловзал хьай соца

Играть-ИМП-2ЕД 1ЕД-ОРУД

Мадина, поиграй со мной

(15) Каша г1олва хьо

Могила-ЕД-ЛОК идти-В-ИМП 2ЕД-ИМ

Иди ты в могилу

(16) Г1ол укхазара!

Идти-ИМП-2ЕД отсюда

Идти отсюда

Как видно из примеров[5], все модели предложения при транс­формации в императив требуют постановки глагола в собственно императив, который является побуждением, обращенным ко второму лицу. Как заметил в своей работе М.Е. Алексеев: «Имя субъекта, не обладающее признаком подлежащности, подобной трансформации не допускает» [6].

При этом нужно отметить, что в ингушском языке выделяются группы глаголов, у которых (1) повелительное наклонение образуется и употребляется (веза «любить», довза «знать, быть знакомым» къахета «жалеть», эхь хета «стесняться» и т.д.). Ср. примеры с формами изъявительного (17, 18,  19) и повелительного наклонения (17а, 18а,  19а):

(17) Г1алг1айче, хьо еза сона,

Ингушетия-ОБРАЩ 2ЕД-ИМ Й-любитьНАСТ 1ЕД-ДАТ

Со-се г1алг1а воландаь

Я сам-ИМ ингуш-ЕД-ИМ  В\Д-есть-ДЕЕПР

Ингушетия, я тебя люблю,

Потому что я сам ингуш

(17а) Езалахь вай Г1алг1айче

Й-любить-ИМП наш-МН-ИМ Ингушетия-ИМ

Люби нашу Ингушетию

(18)  Сона Марем йовз

1ЕД-ДАТ Маремм-ИМ Й-знать-НАСТ

Я знаю Марем

(18а) Йовзалахь из

Й-знать-ИМП 3ЕД-ИМ

Узнай ее

(19) Йо1ах къахийтар Маккийна

Дочь-ЕД-ВЕЩ жалеть-ПРОШ(ОЧЕВ) Мака-ДАТ

Макка  пожалела свою дочь

(19а) Къахета хьайна цох

Жалеть-ИМП себе-ЕД-ДАТ 3ЕД-ВЕЩ

Пожалей себе её.

Как видно из примера (19а) форма императива требует при определенных глаголах употребления возвратного местоимения второго лица в дательном падеже.

(2) форма повелительного наклонения теоретически может быть образована, но не употребительна. Функции последних глаголов могут выполнять другие синонимичные им глаголы (хьаж кхета «обонять», ла «желать», мага «мочь», дагада «помнить»). Например, у глагола кораде «найти» (ср. 20) функцию императива выполняет соответствующая форма глагола хьалаха «поищи» (20а). Функцию глагола хьаж кхета «обонять» (21) в императиве выполняет форма глагола хьаж яккха (букв. «запах бить») (ср. 21а).Ср.

Примеры:

(20) Сона ахч корадаьд

1ЕД-ДАТ деньги-ЕД-ИМ найти-Д\Д-ПРОШ

Я нашел деньги

(21) Цар коа даг1ача зизай хьаж кхийтар сона

Их-МН  двор-ЕД-ЛОК  расти-ПРИЧ-КОСВ цветок-МН-РОД обонять-ПРОШ 1ЕД-ДАТ

Я почувствовал запах цветов, растущих у них во дворе

(20а) Ахч хьалаха

Деньги-ЕД-ИМ найти-ИМП

Найди деньги

(21а) Хьаж яккхал

Нюхать-ИМП

Понюхай.

Изложенный материал показывает, что свойства подлежащего во всех трех видах конструкций простого предложения демонстрирует имя субъекта, независимо от падежа, его оформляющего. Однако эта картина осложняется тем, что в аффективном предложении допускается обращение-императив не только по отношению ко второму лицу субъекта, но и ко второму лицу объекта, что отмечал и Н.Ф.Яковлев (там же: 88) с помощью двоякого перевода соответствующих форм:

Гуо – будь видным, видь (видно).

Хаза – будь слышным (слышно), услышь.

Хиэта – кажись, покажись.

Хá – будь известным (известно), узнай.

Лá – (хочется) пожелай, желай.

Довза – будь знакомым, ознакомься; изучи и т.п.

Соответственно, если для эргативной конструкции, равно как и номинативной (абсолютной), императивная трансформация указывает на подлежащный характер имени субъекта, то по отношению к аффективной конструкции эта трансформация нейтральна.

Следует заметить, что в любом случае для окончательного решения проблемы определения подлежащего в ингушском языке, необходимо применение и других трансформаций, что мы намереваемся сделать в последующих работах.

Баркинхоева Зарема


[1] Ср. «Подлежащее (субъект) анг. subjekt, фр. sujet, нем. subjekt, исп. sujetо. Главный член двусоставного  предложения, грамматически не зависимый от других членов предложения и указывающий на то, к чему относится информация, содержащаяся в сказуемом, т.е. слово или сочетание слов, обозначающее тот предмет мысли, по отношению к которому определяется и выделяется содержание высказывания, связанное с предикацией» (О.С. Ахманова. Словарь лингвистических терминов. М., 2004. – С.329).

[2] Алексеев М. Е. Проблема аффективной конструкции предложения. Дис.канд. филол. н. М., 1975. – С. 65

[3] «Желательное наклонение (оптатив) анг. оptative, фр.optatif, нем.Optativ, исп.optativo.Модальное значение возможности (вероятности) осуществления желаемого, выражаемое в виде оттенка значения сослагательного наклонения» (О.С. Ахманова. Словарь лингвистических терминов. М.,2004.С.248

[4] Как отмечает Н.Ф.Яковлев, “повелительное предложение выражает приказание, просьбу или призыв. В ингушском зыке повелительное предложение имеет несколько разновидностей, отличающихся друг от друга как по форме сказуемого, так и по оттенкам значения”. //Н.Ф. Яковлев. “Синтаксис ингушского языка” С.37.

[5] Приведенные примеры иллюстрируют все существующие в ингушском языке формы повелительного наклонения, описанные в монографии Н.Ф. Яковлева “Синтаксис ингушского литературного языка”: поручительно-повелительное (12); простое повелительное (13); безотлагательно-повелительное (16); категорическое повелительное (15). “Категорическая форма” (по Н.Ф. Яковлеву) повелительного наклонения в ингушского языке содержит только желание, т.е. пожелание чего-то хорошего или плохого. Соотвественно, она является желательной формой повелительного наклонения. Но правильнее было считать эту форму не повелительным, а желательным наклонением.

[6] Алексеев М.Е. Там же. – С. 66.

Реклама

1 комментарий »

  1. Я читал её работу. Желаю ей и Хайровой удачи. Они молодцы.

    комментарий от Барахоев Магомет — 24.02.2010 @ 16:35 | Ответить


RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: