Ингушетия: Исторические Параллели

01.04.2010

СОПРОТИВЛЕНИЕ ИНГУШЕЙ УПОРНО…(Мартиросиан Г.К. История Ингушии. Орджоникидзе, изд-вo «Serdalo», 1933)

…Ответственный руководитель Каспийско-Кавказского фронта (но­ябрь 1918 г. — апрель 1919 г.) М.С. Свечников, характеризуя насе­ление Северного Кавказа в политическом отношении к 15 декабря 1918 г., пишет, что ингуши «являлись большими приверженцами Советской власти» (1).  Героическая борьба трудящейся массы ингушского крестьянства про­тив «завоевателей и покорителей» Кавказа, несших на своих штыках восстановление царской России и угнетение горцев-трудящихся, пока­зала, что эта приверженность массы к Советской власти не только не поколебалась в течение периода деникинщины, но, наоборот, крепла с каждым днем в связи с добровольческой политикой железа и крови.

Первое серьезное сопротивление белогвардейцам ингуши оказали в боях под Долаково и Кантышево.

Командный состав передовых частей наступавшей Добровольческой армии предъявил ингушам ультиматум — пропустить войска через Ингушетию на Владикавказ и Грузию.

Долаковцы отказались выполнить это требование.

Завязалась жестокая борьба.

…После девятидневного упорного сопротивления фронт Долаково-Кантышево-Базоркино дрогнул под напором более многочисленного, хорошо вооруженного и организованного противника.

Долаково и Кантышево погибли в дыму пожара и превращены в ру­ины.

Село Базоркино было разорено. Главнокомандующий и командующий войсками Терско-Дагестанского края ген. Ляхов (тот самый, который расправлялся с революцией на Тереке в 1905—07 гг.) в закрытом заседании войскового круга Тер­ского казачьего войска 23 февраля 1919 г. так характеризовал сопро­тивление: «Когда проходили Ингушетию, то в селении Сагопши ингу­ши заявили черкесской конной дивизии: «Мы вас не пропустим, пока не получим разрешение национального совета». Начальник черкесской дивизии замялся, пропустил время и батальон был смят. Думая, что его задача пройти на Моздок, он обошел Ингушетию и двинулся на Грозный через станицу Слепцовскую.

…Сопротивление ингушей упорно и прямо непонятное. При четырех пулях четвертую противник пускает в висок. С ним есть офицеры, красноармейцы, матросы, муллы. Не удалось сломить ингушей в Ма­лой Кабарде.

Были собраны новые силы — 3-й Волгский полк. К этому времени дан был приказ   смести селения Долаково, Кантышево и Базоркино. В данный момент селение Долаково сметено с лица земли (2).  …В Чечне сожжено 22 аула.

Весь февраль и март добровольцы производили в Ингушии, а в осо­бенности в сел. Базоркино, взыскания контрибуции, отбирая у населе­ния деньги, реквизируя у него скот, хлеб, мертвый с.-х. инвентарь.

…Но добровольческие части, получив заложников, двинулись по на­правлению к селу Экажево. Экажевцы взялись за оружие. На помощь к ним пришли сурхохинцы, прискакали горцы. Завязался ожесточенный кровопролитный бой. Обливаясь кровью в неравной борьбе, отражая удары штыков кин­жалами, ингуши защищались два дня. Положение обороняющихся осо­бенно усложнилось и ухудшилось после того, как ударили новые, свежие добровольчиские части с тыла — со стороны станиц Нестеровской и Фельдмаршальской.

Но два дня боя с многочисленным и хорошо вооруженным противником надломили силы экажевцев и сурхохинцев.

И на другой день к вечеру Экажево и Сурхохи были оставлены сво­ими защитниками, отошедшими к Галашкам.

Когда затихла стрельба и рассеялся дым пороха, горизонт озарило пламя пожара.

Добровольцы, ворвавшись в селения, приступили к грабежу (послед­ний, как известно, являлся постоянным спутником Доброармии).

Девять дней продолжался грабеж и дымился пожар.

Нагруженные всяким добром арбы и телеги в течение девяти дней тянулись лентой от Экажево и Сурхохи в направлении к Сунженской линии. В это время ни один ингуш, за исключением находящихся на службе в Доброармии, не подпускался близко. Не давали возможнос­ти ни убрать, ни похоронить убитых, ни полоть кукурузу.

Наконец, на десятый день отряд снялся и ушел в Назрань, пограбив и побесчинствовав по дороге.

После этого грабительского пира и занятий по пусканию «красного петуха» остался несожженным в Сурхохи только один дом, а в Эка­жево около десятка.

Жертвы, понесенные ингушами, исчисляются: убитыми в Сурхохи — 97 мужчин, 4 женщины, 2 мальчика и 2 девочки, в Экажево — 40 мужчин; ранеными в Сурхохи — 16 мужчин, в Экажево — свыше 20 человек. Кроме того, на полях во время работы было убито 9 женщин, 7 мужчин и несколько детей.

На ингушей вновь была наложена контрибуция под тем предлогом, что все плоскостные аулы помогали жителям Сурхохи и Экажево в их борьбе с Добровольческой армией.

По произведенному подсчету с базоркинцев, например, взыскано бы­ло по этой контрибуции:

На снаряжение 100 человек всадников

(по 10 000 р. на каждого)                                — 1 000 000 р.

Контрибуция николаевками                               — 350 000 р.

Кукурузы 24 000 пудов по 30 р. пуд             — 720 000 р.

Баранов 1 200 голов по 300 р.                        — 360 000 р.

Коров 240 голов по 400 р.

Лошадей 108 голов по 2 000 р.

Винтовок 450 шт. по 800 р.

Патронов для винтовок 85 000 по 3 р.

Револьверов 96 шт. по 500 р.

Седел 48 шт. по 300 р.

Хомутов 48 шт. по 150 р.

Патронов для револьверов 1 000 шт. по 5 р.

—  96 000 р.

—  216 000 р.

—  360 000 р.

—  255 000 р.

—  48 000 р.

—  14 000 р.

—  7 200 р.

—  5000 р.

Всего: 3 931 600 р.

Сообщая эти, далеко неполные данные, корреспондент пишет: «Это по пониженным, сравнительно с рыночными, ценами на те предметы, которые забрали добровольцы. Можно представить себе, как тяжело должна была лечь эта контрибуция на базоркинцев, и без того разо­ренных добровольцами»(3).

Союзный Меджлис горских народов Кавказа подал в сентябре 1919 г. английскому полковнику Гаскелю протест, в котором, между прочим, отмечал следующее:

«Союзный Меджлис горцев Кавказа обращает ваше внимание как представителя державы Антанты на крайне тяжелое положение, пере­живаемое населением Горской Республики, вследствие насильственно­го вторжения в пределы Республики Добровольческой армии.

Судьба народов Горской Республики является яркой иллюстрацией того, как в действительности разрешают национальную проблему ма­лых народов России те круги общества, которые группируются вокруг генералов Деникина и Колчака.

Союзный Меджлис горских народов считает долгом заявить, что единая неделимая Россия» восстанавливается этими кругами на пепе­лищах аулов и костях погибающих горцев.

Железом и кровью прошла Добровольческая армия по территории горских народов, оставляя после себя пепел аулов, убийства, грабежи, виселицы, изнасилованных женщин, оскверненные мечети. Под угро­зой повешения и расстрела все честные труженики в горской среде, ра­ботавшие под знаменем национального преуспевания и возрождения, должны были покинуть пределы родины. Вместо них во главе горских народов поставлены реакционные генералы эпохи царизма».

…О характере этих поборов можно судить по следующим данным. На жителей Ингушетии, например, наложена следующая контрибуция. С каждого дыма: деньгами 2 000 р., по одной крупной скотине (сто­имость от 3-х до 4 тысяч рублей), 4 барана (средняя стоимость одно­го барана 800 р.), 25 пудов кукурузы (пуд стоит 40 рублей), по од­ной Зх линейной винтовке (стоимость 1000—1300 р.), по одному ре­вольверу системы «Наган» (стоимость 1000—1200 р.), к каждому ре­вольверу 50 штук патронов (стоимость 500—1000 р.). С трех дымов: по одной строевой верховой лошади со всеми принадлежностями (сто­имость 12 000-15 000 р.). На некоторые аулы, как например, Насыр-корт, контрибуция была наложена в двойном размере.

…Свою земельную политику Деникин мог проводить лишь при по­мощи карательных экспедиций. Юг России запылал крестьянскими восстаниями» (4).

Земельный вопрос в Ингушетии оказался в том же положении, как и при царизме. Земли казачьих станиц, исторически принадлежавшие ингушам и занятые ими в период Советской власти на Тереке, вновь были переданы казачеству с требованием уплатить убытки, связан­ные с выселением станиц в 1918 г.

Перед нами приказ по Терскому казачьему войску (июль 1919 г.) следующего содержания:

«Большой войсковой круг Терского казачьего войска первого созы­ва (второй половины сессии) 1919 г., заслушав доклад Сунженской фракции о предъявлении Ингушетии ряда требований, протоколом 6 июня с. г. № 40, постановил:

1) Имущество движимое: скот, земледельческие орудия и прочее, по­хищенное ингушами при выселении из станиц, должно быть возвращено.

2)   Взыскать все убытки, понесенные казаками, при выселении из станиц Фельдмаршальской,  Ахки-Юртовской  (Воронцово-Дашковской), Тарской, Сунженской, хутора Тарского, станицы Кохановской и Ильинской. А равно взыскать за оставленные в прошлом 1918 году, посевы озимые, яровые и фрукты по средней оценке настоящего вре­мени, руководствуясь сведениями, определенными советской и станич­ными комиссиями, образованными по вопросу о срочном переселении станиц.

3) Взыскать все убытки, понесенные от ингушей и чеченцев жите­лями станиц от краж и грабежей за время с 1914 г.

4)   Посевы, произведенные ингушами на станичных юртовых наде­лах, должны поступить безвозмездно в пользу потерпевших казаков.

5)  Взыскать с ингушей и чеченцев за каждого ими убитого казака или казачку по 15 тысяч рублей за время с 9 июля 1914 г. по 1919 г…

Поручить войсковому атаману принять все меры к проведению в жизнь вышеприведенных мероприятий через командование Доброволь­ческой армии» (5).

Таким образом, ингуши оказались не только под гнетом Доброармии, систематически взыскивавшей с них контрибуции, но и вновь под гнетом реакционных руководителей казачества, еще со своей стороны принимавших меры к ограблению ингушских масс «через командование Добровольческой армии.

На страницах владикавказской и пятигорской периодической печати снова появились старые песни, слышанные нами ранее, — литератур­ные выступления с отрицательной характеристикой чеченцев и ингу­шей.

Приведенный нами ряд фактов красноречиво свидетельствует о со­хранившемся старом генеральском лозунге «согнуть в бараний рог горцев.

Русификация края нашла себе благоприятную почву для расцвета. Пункт 3-й «Положения» об управлении областями, занимаемыми Добровольческой армией, гласил, что «особые права и преимущества, из­давна принадлежащие казачеству, сохраняются в неприкосновенности.

4.   Первенствующая церковь в сих областях есть церковь русская, православная, возглавляемая святейшим Патриархом Московским и всея России. Прочие признания церкви и религиозные общества поль­зуются полной свободой и находятся под покровительством закона.

5.  Государственным языком является русский. Употребление местных языков и наречий в государственных и общественных установлениях допускается в пределах, указанных законом.

6.  Государственным флагом служит национальный русский флаг 3-х цветный (бело-сине-красный) (6).

Политика деникинщины во всех областях государственной жизни уг­лубила ненависть против нее широких горских трудящихся масс.

И даже такой определенный противник Советской власти, как Темботов, автор статьи «Революция и ингуши», и тот вынужден был при­знаться в росте недовольства масс деникинщиной и росте сочувствен­ного отношения к Советской власти.

«За все время существования Добровольческой власти, — пишет он, — в Ингушетии не было ни одного светлого дня для народа. Народ находился в угнетенном и подавленном состоянии. Власть только и за­нималась вопросом о ловле дезертиров, да требовала пополнения пол­ков. Ненависть народа к Добровольческому режиму была беспредель­на. Возврата большевиков ингуши ждали с нетерпением, как манну не­бесную, даже при совершении намазов, при молитвах, они молили Ал­лаха о скорейшем приходе большевиков, как своих избавителей» (7).

Историческая почва Кавказа, знавшая до сих пор все ужасы нацио­нального гнета, является чрезвычайно благоприятной для такого страв­ливания народов и гибели революционных завоеваний в пламени их взаимной вражды. Поэтому съезд народов Кавказа категорически за­являет, что национальное освобождение является одним из этапов в борьбе трудящихся масс за общее освобождение. Формула великой российской революции — самоопределение народов, — ясно и твердо указывая, что каждой национальности предоставляется не только пра­во, но и реальная возможность ведать в полном объеме своими собст­венными национальными делами, в то же время говорит, что нацио­нальные интересы для каждого класса иные и что пути, по которым идет каждый класс, стремясь осуществить свои интересы, также иные…

Георгий Мартиросиан

Из книги: Мартиросиан Г.К. История Ингушии. Орджоникидзе, изд-вo «Serdalo«, 1933

Примечания.

1.М. Свечников. Борьба Красной Армии на Северном Кавказе. Штаб РККА. М.,

Госуд. воен. изд-во, 1926 г.

2.Отчет о закрытых заседаниях войскового круга Терского казачьего войска 1 -го созыва 1919г. Горский вопрос. Не подлежит оглашению.

3.В Ингушетии. Газета «Вольный горец», 1920 г., № 1.

4.Н.Л. Янчевский. Гражданская война Сев. Кавказе. Т. II-й. Ростов н/Д.,   1927 г

5.Подлинник этого приказа имеется в архивохранилище: Орджоникидзе, отд. Сев. Кав. Арх. Бюро.

6.А.И. Деникин. Очерки русской смуты. Т. III, с. 267—269.

7.Темботов. Советская власть на Тереке. Революция и ингуши. «Вольный горец», 1920 г., №66.

Реклама

2 комментария »

  1. оо это же мой прадедушка)))
    на фото:слева на право сидят : Торшхоев Артаган Илезович, Арцханов Хизир, Кукурхоев Л.
    слева на право стоят: Гадаборшев Э.И., Базиев А.Х.

    комментарий от Torsho — 02.06.2010 @ 15:07 | Ответить

  2. Бязиев из Верхних Ачалуков,

    комментарий от Тимур — 11.12.2012 @ 15:10 | Ответить


RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: