Ингушетия: Исторические Параллели

23.01.2021

Жители селения Бартабос // Из посемейных списков Хамхинского общества за 1886 год

(more…)

Галгаевские заставы (ГIалгIай Коашке) в ингушском фольклоре // ГIалгIай фольклор, 1940 год

(more…)

22.01.2021

Ахки-Юрт и селение ингушского старшины Шахмурзы в районе крепости Владикавказ в 1807 году

Башни в плоскостных ингушских селениях

(more…)

06.01.2021

Посемейные списки селения Алкун за 1892 год

(more…)

15.12.2020

Селение Бугжарти у подножия скал

В местечке под названием Бугжарти (Буг1аж-юрт) у подножия скал, недалеко от селения Ангушт, когда-то располагался хутор, которого уже нет на карте. Впрочем, нет и других сёл: селения Барт-бос, известного нам по историческим событиям, нет хуторов Ёрхичи, верхний Эк1а-бос, нижний Эк1а-бос, Эрш.

Хутор Бугжарти лежал в гористой местности, рядом был хутором Ёрхичи-юрт, Верхний и Нижний Эк1а-бос лежали выше. Видимо, это были места, по которым шла миграция с гор и в горы в разные исторические периоды.

По сведениям стариков, Бугжарти было заселено с древности. Здесь люди нередко находили элементы домашнего быта — изделия из железа и камня, обломки керамической посуды, уже истлевшие изделия из дерева. (more…)

14.12.2020

Посемейные списки селения Хайрах за 1864, 1886, 1910 года

Хайрах 1938 год. Из архива Берснако Газикова

(more…)

12.12.2020

Посещение селения Хайрах (Хамхи), профессорами Всеволодом Миллером и Николаем Харузиным в 1886 году.

Хайрах в 1938 году, горная Ингушетия. (из архива Берснако Газикова)

(more…)

10.12.2020

Страна хуррито- урартских племен ХАМХИ (Хабхи -Хапхи). Ингуши потомки урартийцев

 

Страна Хапхи-Хабхи -Хамхи — так называлась страна группы хуррито-урартских племен. ХаПхи -ХаМхи -ХаБхи (губно-губные звуки – нижняя губа движется к верхней, образуются [б], [б’], [п], [п ‘],. [м], [м’]) P.S.     Место образования согласных звуков определяется по тому, где в артикуляторном тракте при производстве этого звука образуется преграда на пути прохождения воздушной струи. Для образования преграды в разных местах артикуляторного аппарата используются возможности его подвижных органов -языка и губ. Они называются активными органами. Это или нижняя губа, или какая-либо часть языка (задняя, средняя, передняя). По активному органу речи все согласные звуки делятся на губные и язычные. >>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>> Так выделяются следующие группы звуков: Губно-губные звуки [П], [П’], [Б], [Б’], [М], [М’];  ХаПхи=ХаМхи= ХаБхи;  <<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<…. Губно-зубные звуки [ф], [ф’], [в], [в’]; язычные, переднеязычные, зубные звуки [т], [т’], [д], [д’], [с], [с’], [з], [з’], [ц], [л], [л’], [н], [н’]; язычные, переднеязычные, нёбно-зубные звуки [ш], [ш’:] [ж], [ж’:], [р], [р’], [ч’]; язычный, среднеязычный, среднёнебный звук[j]; язычные, заднеязычные, задненёбные звуки [к], [к’], [г], [г’], [х], [х’].

(more…)

09.12.2020

ИНГУШСКАЯ ТОПОНИМИЯ ВЕРХОВЬЕВ РЕК АРАГВА И ТЕРЕК

Ингушская топонимия – одно из важнейших составляющих древнего наследия народа, на основе которого все еще можно разрешить многие проблемы национальной идентификации, проблемы его генезиса, вопросы исторического процесса, географии распространения его языка, культуры и т.д. и т.п.

Важность исследования топонимии как источника для изучения вопросов исторического развития, еще не осмыслена должным образом. Топонимия – это и застывшие на века фрагменты и пласты истории народа, которые исследователь может увидеть и «оживить», и тем самым использовать для разгадки тайн давно минувших времен и эпох.

Не поэтому ли с момента начала колонизации Кавказа, наряду с беспощадным уничтожением самого бесписьменного народа – носителя древнего языка и уникальной культуры, имперская Россия методично уничтожала и саму память о нем, застывшую в памятниках материальной культуры, в духовном наследии, в географических названиях и т.д. Причем стерилизации оригинальных географических названий Кавказа, как показывает история, придавалось не меньшее значение, чем уничтожению культуры и ее носителей.

Не менее беспощадной к наследникам древней кавказской цивилизации стала и советская империя, возникшая на костях предыдущей. В середине 20 века, как бы воплощая в жизнь мечты свергнутого ими «аристократического» режима, новая «люмпен» — империя поголовно выселила нахов для вымирания на Восток. Завистливые и кровожадные «псы» новой империи, наводнившие этот край, уничтожая книги из библиотек, взрывая башни в горах, срывая могильные чурты с надгробий, не менее свирепо расправились также со всеми без исключения географическими названиями, которые хоть как то напоминали о кавкассианах.

Денахизация топонимики была одним из главных составляющих геноцида, устроенного кликой Сталина-Молотова и их приспешниками над ингушским и чеченским народами. Коварный режим действовал по инициативе, и при всяческой помощи и поддержке «общественности» и «научных элит» окружающих «окультуренных» этносов.

Насколько определенны были планы тех, кто буквально вычищал Кавказ от его исконного духа, показывали уже первые дни и месяцы депортации ингушей и чеченцев. Ингушские названия, а также буквально все, что напиминало о них — язык, культуру, историю – нещадно истреблялось. Сразу же после издания Указа ПВС СССР « О ликвидации ЧИАССР и об административном устройстве ее территории» от 7 марта 1944 года началась массированная атака на ингушские георгафические названия. Аппетиты мечтателей о «Великой Алании» от Аргуна до Кубани» обрели тогда угрожающие размеры и для других народов Северного Кавказа.

До сих пор на официальных географических картах Чечни и Ингушетии, как живое напоминание об этих коварных планах, сохранились многочисленные следы топонимической экспансии облагодетельствованных империей соседей: гора Дай-хох в центре Чечни, река Шан-дон в центре Ингушетии и т.д. и т.п.

Сегодня найти, правильно прочитать и правильно локализовать географическое название является делом не менее важным, чем отыскать в бесчисленных архивных материалах какую-нибудь забытую историческую деталь о нашем народе.

Приходится только удивляться и сожалеть, что до настоящего времени ни один

(more…)

ЗАХОРОНЕНИЕ № 84 КЕЛИЙСКОГО МОГИЛЬНИКА (ВЫСОКОГОРНАЯ ИНГУШЕТИЯ) // Нарожный В.Е., Нарожный Е.И.

 

 

Охранно-спасательные археологические исследования обширного Келийского могильника, расположенного в высокогорной зоне Ингушетии, проводились в 1987 и 1988 годах в связи с началом планировавшегося строительства Кавказской перевальной железной дороги.1 Археологические работы на памятнике проводились силами Чечено-Ингушского научно-исследовательского института и археологической лаборатории Чечено-Ингушского государственного университета им. Л.Н. Толстого.2 Полученный тогда археологический материал опубликован частично – в научный оборот введены случайные находки из разрушенной части могильника,3 полтора десятка каменных ящиков и грунтовых захоронений,4 пять полуподземных склепов5 и одно т.н. «скальное» (пещерное) захоронение,6 погребальные комплексы других некрополей Ингушетии.7 Кроме того, публиковались отдельные группы предметов погребального инвентаря, главным образом, предметы вооружения,8 керамики,9 инструментария,10 включая инструментарий керамистов,11 украшений,12 нумизматические материалы 13 и др.14 Частично материалы Келийского могильника использовались и в нескольких диссертационных работах,15 хотя, по-прежнему, основная масса погребений раскопанной части этого памятника продолжает оставаться неопубликованной. (more…)

О забытой легенде подпоручиком Н. Ф. Грабовский в работе «Краткие заметки о Горском участке Ингушевского округа» от 17 сентября 1865 года

(more…)

08.12.2020

Полуподземный склеп у сел. Верхний Лейми (Горная Ингушетия) // Средневековые погребальные памятники Чечено-Ингушетии. Грозный, 1985 г.

На юго-восточной окраине башенного поселка Верхний Лейми в горной Ассинской котловине (Назрановский р-н ЧИАССР) расположен склеповый мигильник из пяти полуподземных и двух надземных каменных усыпальниц. В 1937 году он был впервые обнаружен и подвергнут стационарному археологическому изучению Л. П. Семеновым, которым, в частности, здесь расчищен полуподземиый склеп № 2. Но материалы раскопок так и не были опубликованы. К настоящему времени этот склеп полуразрушен, а обнаруженные в нем находки почти все (за исключением фрагмента сабли) утеряны. Поэтому ниже приводим краткое описание склепа и найденных здесь предметов, содержащееся в полевом отчете Л. П. Семенова за 1937 год.

К отчету Л. П. Семенова приложены и несколько (правда, любительских) фотоснимков зафиксированных здесь разнообразных находок.В результате расчистки камеры склепа № 2 Л. П. Семеновым были найдены:
1) фрагмент сабли с перекрестьем (рис. 1, 2). Он состоит из части слабоизогнутого клинка, черена рукояти, а также железного перекрестья. Общая длина сохранившейся части находки 32 см. Железный коррозированный клинок сабли однолезвийиый, с железной оковкой с двух сторон, без дола. Ширина клинка у перекрестья 3,2 см, толщина спинки 0,7 см. Крестовина с перекрестьем, напускная, поврежденная. Горизонтальные части крестовины сильно опущены в сторону клинка и имеют на концах ромбовидные отростки. Размеры крестовины 8,8 х 3,0 см. Железная часть черепа рукояти цельнокована с клинком, изогнута в сторону его лезвия. На клинке и черепе рукояти фиксируются следы от несохранившихся деревянных ножен и обкладки; (more…)

Пластины доспеха из полуподземного склепа №10 Келийского могильника (горная Ингушетия)// Е.И.Нарожный

В ходе охранноспасательных археологических исследований (1987–1988 гг.) Келийского могильника (высокогорная Ингушетия), частично затронутого грунтовой дорогой, проложенной в качестве подъездного пути к планировавшемуся строительству сквозного тоннеля под Главным Кавказским хребтом («Кавказская перевальная железная дорога» – КПЖД), был получен выразительный археологический материал.

Келийский могильник, представлявший собою каменные ящики и грунтовые захоронения, располагавшиеся поверх ящиков, соседствовал с группой полуподземных склепов и т.н. «пещерным» («скальники») некрополем и древней, относительно благоустроенной дорогой, проходившей вдоль нижней части каменноящичного и склепового могильников [14, с. 65]. На вскрытой площади было выявлено более 400 индивидуальных захоронений, из которых в научный оборот пока введена лишь небольшая толика – несколько каменных ящиков и грунтовых ям [13, с. 50–54; 3, с. 68–91; 19, с. 291–304], полуподземных склепов [17, с. 39–79] и «пещер» [12, с. 32–35]. Вместе с другими археологическими памятниками высокогорья Ингушетии [9, с. 15–71; 27, с. 23–25; 20, с. 5–20; 28, с. 129–140 и др.], исследованные погребальные комплексы содержали немало выразительных артефактов, свидетельствовавших об их евразийском происхождении [2, с. 8–10, 59–60]. Особое место среди них занимают предметы защитного и наступательного вооружения, наряду со снаряжением, использовавшимся во время охоты, представляющих заметный научный интерес. (more…)

ВОИНСКОЕ ПОГРЕБЕНИЕ № 33 КЕЛИЙСКОГО МОГИЛЬНИКА (ГОРНАЯ ИНГУШЕТИЯ) //М.Б. Мужухоев, Е.И. Нарожный, Д.Ю. Чахкиев

В статье вводится в научный оборот еще одно воинское захоронение Келийского могильника золотоордынского времени из горной Ингушетии. Шлем, сопровождавший погребенного в каменном ящике, представлен экземпляром, полностью изготовленным из кольчужной сетки, надевавшейся на голову. Сверху шлем венчало бронзовое навершие с изображением 4-х птиц-грифонов. На лицевой стороне боевого наголовья – подпрямоугольные вырезы для глаз. Если шлем не имеет прямых и точных аналогий, хотя его конструктивно можно соотнести с «кольчужными шапочками» Северо-Западного Кавказа, то бронзовые навершия имеют точные аналогии на нескольких шлемах из кочевнических захоронений эпохи Золотой Орды и из Нового Сарая. Аналоги не только датируют публикуемый шлем, но и позволяют сделать несколько предположений, позволяющих рассматривать его и как возможный прототип более поздних наголовий – т.н. «мисюрок».

Охранно-спасательные археологические исследования 1987-1988 гг., проводившиеся силами двух археологических отрядов — ЧИНИИИСФ ( рук. д.и.н. М.Б. Мужухоев)1 и ППАЭ АЛ ЧИГУ им. Л.Н. Толстого (рук. – в 1987 г. Е.И. Нарожный, в 1988 г. С.Н. Савенко), дали массовый и яркий археологический материал, включая и материалы для изучения вооружения и военного дела средневекового населения высокогорной Ингушетии (Нарожный, 1989. С. 65). По объективным причинам в научный оборот к сегодняшнему дню введена лишь мизерная часть раскопочных данных и, в особенности, воинских захоронений (Нарожный, Мамаев, Чахкиев, Даутова, 1990. С.49-79; Виноградов, Нарожный, 1994. С. 68-91; Нарожный, Нарожный, Чахкиев., 2005. С 291-304; Нарожный, Нарожный., 2012а. С. 173-183; 2012б. С. 182-196).

Раскоп ЧИНИИСФ 1987 года (Нарожный, Нарожный., 2015. С. 169–176, рис.1) был отделен от раскопа ЧИГУ небольшой (0,5 м ширины) смежной бровкой. Нумерация погребений на обоих раскопах велась отдельно. По этой причине публикуемое погребение No 33 следует оговаривать тем, что находилось оно в раскопе ЧИНИИСФ.2 (more…)

Таргимский храм//СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ в древности и в средние века (сборник статей), Изд. «Наука», Москва, 1980, стр.177-184

 

М. Б. Мужухоев — Таргимский храм//СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ в древности и в средние века (сборник статей), Изд. «Наука», Москва, 1980, стр.177-184

Из числа трех известных христианских храмов горной Чечено-Ингушетии Таргимский1 не так широко известен, хотя он важен для изучения христианизации вайнахов в период средневековья, временных успехов этого сложного процесса и его неудач. Несомненна ценность храма и как памятника архитектуры. Таргимский храм расположен на левом берегу р. Ассы, к северу от сел.Таргим. Окруженная густым лесом, эта постройка впервые была открыта в 1933 г. профессором Л. П. Семеновым2. Он не только описал, но и снял план храма и предположительно определил дату его возможного построения (XII-XIII вв.). Однако при этом исследователю не удалось избежать отдельных неточностей в обмерах здания, а некоторые архитектурные детали так и остались невыясненными. Это объясняется практической трудностью избежать ошибок при описании любого разрушающегося архитектурного памятника без предварительной расчистки его внутреннего пространства от образовавшегося слоя битого строительного материала. В момент открытия постройка уже не имела кровли и верхней части стен, к настоящему времени губительный процесс разрушения здания продолжается. К сожалению, изучением Таргимского храма до последнего времени никто специально не занимался, Л.П.Семенов был единственным археологом, обратившим на него внимание. Правда, в специальной научной литературе приводятся иногда сведения о памятнике, однако они всецело основаны на опубликованных материалах исследователей3. Поэтому представлялось весьма желательным как подробное описание храма, так и установление на конкретных материалах времени его возведения. Поскольку для этого требовались раскопки внутри памятника, а также его склеповой усыпальницы, то они были нами произведены летом 1976 г.4. Как можно видеть из прилагаемога плана (рис.1), Таргимский храм представляет собой здание простой зальной композиции, с одной апсидой и поперечной аркой, столпы которой незначительно выступааот от кладки стен. К южной стене храма была позже пристроена каменная ограда, сложенная на известняковом растворе. Она, судя по сохранившимся остаткам, имела прямоугольную форму. Длина храма 6,90 м, его ширина 4,60 м. Архитектурно-пространственное построение памятника, таким образом, не отличается особой пропорциональностью: ширина значительно превышает половину длины здания. Апсида храма полуциркульной (more…)

07.12.2020

Погребение № 67 Келийского могильника XIII-XIV вв. в горной Ингушетии (более 500 захоронений и более 1 тысячи погребенных)

В публикации вводится в научный оборот воинское погребение No 67 из раскопок Келийского могильника в высокогорной Ингушетии. Погребальный инвентарь, содержавшийся в захоронении вполне традиционен – нож, наконечники стрел, поясные пряжки, датирующиеся эпохой Золотой Орды. Особо выделяется железный шлем с козырьком. Подобные шлемы имеют аналогии не только в погребальных памятниках Ингушетии, но и в захоронениях кочевников Золотой Орды, что дает основание для сопоставления его с кругом боевых наголовий монгольского происхождения. Захоронение No 67 еще раз дает повод для утверждений о доминирующем влиянии военного дела Золотой Орды на военное дело горцев Северного Кавказа.

Келийский могильник ХIII– ХIV вв., хорошо и надежно датированный монетными находками (Виноградов, Нарожный, 1988, с. 44–46; Нарожный, Нарожная, 2011, с. 190–196), был открыт в 1987 г. при прокладке подъездной автодороги к подножию Главного Кавказского хребта, сквозь который был спроектирован тоннель под железнодорожный путь г. Владикавказ – г. Тбилиси1. Могильник, частично задетый землеройной техникой, занимает крутой склон подножия хребта горы Цей-Лам, выделяясь на окружающем фоне подреугольной площадкой, расчищенной от валунов. С двух сторон некрополя находились полуподземные склепы; в центральной, наиболее возвышенной части могильника находился каменный крест высотой около 2 м со сбитой верхушкой. Ниже могильника, поперек его площади, хорошо просматривались остатки древней благоустроенной дороги, вдоль которой находились остатки жилых строений из крупных каменных блоков. Охранно-спасательными работами, проводившимися силами археологов сектора археологии и этнографии Чечено-Ингушского НИИИЯЛ 2 и археологическойлабораторииЧИГУим. Л.Н. Толстого3, под полотном автодороги было исследовано в общей сложности почти 500 захоронений. Некрополь состоял из каменных ящиков, сверху перекрытых грунтовыми ямами с коллективным характером захоронений, полуподземными склепами и одним, т.н. «пещерным» (скальным) захоронением. Все исследованные погребальные комплексы содержали останки более 1 тысячи погребенных (Нарожный, 2004, с. 358–359). Сегодня в научный оборот введена лишь небольшая часть из раскопанных в 1987–1988 гг. погребальных комплексов могильника (Нарожный, 1991, с. 50–54; Нарожный, Мамаев, Чахкиев, Даутова, 1990, с. 49–79; Виноградов, Нарожный, 1994, с. 68–91; Нарожный, 1996, с. 32–35; Нарожный В.Е., Нарожный Е.И., Чахкиев, 2005, с. 291–304 и др.). Дальнейшая их публикация имеет значение не только для реконструкции динамики местного исторического процесса, но и истории всей Золотой Орды и понимания системы взаимоотношений горцев Восточного Придарьялья с населением золотоордынских владений Северного Кавказа.

(more…)

30.11.2020

Известия о горских народах, полученные от кабардинских владельцев Магомета Атажукина, Альдигирея Гиляксанова и костиковского владельца Алиша Хамзина в Канцелярии ассесора Бакунина

Зарисовка Галгаевской заставы(Г1алг1ай коашке) Морицем Энгельгардтом в 1811 году.

Оные горские народы, как и выше написано, ни под чьею протекциею не состоят и никому ими действительно овладеть не возможно затем, что живут в крепких и непроходимых местах, и когда Большой Кабарды владельцам случаетца над ближними им народы чинить поиски, и тогда ходят на них партиями от 50 и до 200 человек, и наперед, тайным образом осмотря, захватят тесные проходы, и для охранения тех проходов оставляют несколько человек кабардинцов пеших с ружьем, и таким образом, учиня поиски, возвращаются с добычею а ежели при приходе их, кабардинцов, на тесных проходах усмотря горские караулы, и в таком /л. 3/ случае они, кабардинцы, возвращаютца в домы свои без добычи, напротиву того ис тех горских народов по нескольку человек ночным временем приходят и зажигают их кабардинские деревни, от чего им и немалые разорении приключаютца.
Оные народы весьма военные, имеют ружье огненное, также сабли и кинжалы и сами делают серу горючую, порох, и свинец, и железо из руд, находящихся в тех же горах, и между ими частые бывают ссоры и драки и перемирие, и к грузинам от большой части по закону склонны, а другие какие руды в тех горах есть ли они, кабардинцы и кумыки, не знают, понеже в том искуства не имеют.

ИСТОЧНИК: ЦГАДА, ф. 199, оп. 348., д. 7, лл. 1-4.

29.11.2020

Понорама 3D с вершины гребня (3171 метров) Цейломского хребта горной Ингушетии (кликни по картинке)

24.11.2020

Жители хутора Эрши (посемейные списки 1886 года)

Хамхоевы жители хутора ЭРШ, из посемейного списка селения Хамхи за 1886 год

Хамхоевы (Кациевы) жители хутора ЭРШИ , из посемейного списка селения Хамхи за 1886 год

Хамхоевы жители хутора ЭРШИ из посемейного списка селения Хамхи за 1886 год

Хамхоевы жители хутора ЭРШИ, из посемейного списка селения Хамхи за 1886 год

Хамхоевы жители хутора ЭРШИ, из посемейного списка селения Хамхи за 1886 год

Хамхоевы жители хутора ЭРШИ, из посемейного списка селения Хамхи за 1886 год

(more…)

Список жителей плоскостных селений из рода «Кокале (Кхаькхале)», имеющие права на общие родовые земли «Фялки, Бугужуртъ, Аккабосъ, Бердельчи и 1/3 часть Ушхота» и на все другие родовые земли с лесами, находящихся в нераздельном пользовании этой фамилии, в Хамхинском обществе, 3 участка Назрановского общества (1904 год)

(more…)

22.11.2020

Погребение воина начала 15 века в районе селения Верхний Алкун // автор: Чахкиев Джабраил Юрьевич// Военное дело древнего и средневекового населения Северной и Центральной Азии. Новосибирск. 1990 г.

ПОГРЕБЕНИЕ ЗНАТНОГО ГОРСКОГО ВОИНА  НАЧАЛА ХV ВЕКА ИЗ СЕЛЕНИЯ ВЕРХНИЙ АЛКУН (ЧЕЧЕНО-ИНГУШЕТИЯ)

До настоящего времени многие важные вопросы военного дела горцев Чечено-Ингушетии золотоордынского времени, как и всего населения Северного Кавказа, еще сравнительно слабо исследованы. В определённой степени это объясняется скудностью наличной источниковой базы. Поэтому большую научную значимость приобретает новые весьма интересные материалы, выявленные в результате археологических изысканий на территории горной зоны края (в частности, непосредственно примыкающей к плоскостной части Предкавказья) в 1987 году, при проведении дорожно-строительных работ на южной окраине средневекового горного башенного сел. ВЕРХНИЙ АЛКУН (Сунженский район ЧИАССР), был ОБНАРУЖЕН  и частично разрушен каменный ЯЩИК С ОДИНОЧНЫМ МУЖСКИМ ЗАХОРОНЕНИЕМ. Проведенные охранные раскопки позволили установить, что этот ящик был заглублен в землю на 0,50 м и ориентирован с севера на юг. Его размеры: длина 2, 10 м, Ширина 0,60 м, глубина 0,40 м. Сложен он из тщательно обработанных и хорошо подогнанных друг к другу сланцевых плит, поставленных на ребро: по три плиты на широких сторонах и по одной на узких. Перекрыт ящик был еще тремя крупными плитами. Потревоженный строителями костяк (длиной 1,80 м) лежал на дне каменного ящика в вытянутом положении на спине, головой на север, с протянутыми вдоль туловища руками. Его возраст достигал 40-45 лет. Он несомненно был убит в сражении: его череп и кости грудной клетки носят очевидные следы смертельных ударов клинкового оружия и стрел. В каменном ящике был зафиксирован следующий инвентарь (в основном разнообразный набор оружия), большая часть которого, к сожалению, сильно повреждена в ходе дорожных работ. С правой стороны черепа костяка располагался железный шлем с явными следами механических повреждений. Он имеет сфероконическую форму и шаровидное навершие (Рис. I, I).

Склепан шлем из двух отдельных, вертикально соединенных (с помощью ряда заклепок и горячей ковки) частей. Изнутри у последних прослеживаются остатки плотной (простеганной?) матерчатой подкладки или подшлемника. Кольчатой бармицей шлем не располагал. Высота шлема 21 см, диаметр его основания 22 см. Размеры навершия-3,0 х 2,6 см. Вес шлема 800 г. (more…)

15.11.2020

Ц1ай лоам (гора Глигви -Г1алг1ай) в работе Вахушти Багратиони «География Грузии», издание книги 1904 года, Тифлис

(more…)

14.11.2020

Гора Кай Камыт в работе «Краткие заметки о Горском участке Ингушевского округа» подпоручика Н. Ф. Грабовский от 17 сентября 1865 года

«Напротив аула Кязы, на хребте Черных гор, есть две скалы, образующие вороты КАЙ-КАМЫТ, видимые из Владикавказа и с плоскости на далекое расстояние. Об образовании этих ворот существует у туземцев следующая легенда: (Легенда эта не сохранилась хорошо в памяти Грабовского и потому и не помещена здесь)» ОТ РЕДАКЦИИ САЙТА : ЛЕГЕНДА О РАСКОЛОТОЙ ГОРЕ «Место, по которому Сеска Солса ударил саблей (мечом)» («Сеска Солсас тур теха моттиг») (СЕСКА СОЛСА-герой ингушских сказок ОРХУСТОЙ (не путать с карабулаками и арштхоевцами))

(more…)

11.11.2020

Посемейные списки Хамхинского общества, селения ХАМХИ за 1886 год

Это слайд-шоу требует JavaScript.

08.11.2020

В. И. Марковин. В стране вайнахов // изд. «Искусство», Москва, 1969 г., Храм Тхаба Ерды — стр.45-53

 

Название храма «Тхаба-Ерды» в переводе означает — «святого 2-х тысяч»[13]. Построен храм, по мнению профессора Е. И. Крупнова и А. Г. Шанидзе, в XII веке, в период, когда Грузия имела огромное влияние на культуру многих народов Кавказа. В 1886 году, когда «Тхаба-Ерды» посетил В. Ф. Миллер, на его стенах можно было видеть резные грузинские надписи. Ими заинтересовался знаток памятников письменности Д. З. Бакрадзе. Он не сомневался, что «церковь построена каким-то Давидом, патроном-владетелем, вернее, царем… и что наконец округом, в котором была построена церковь, заведовал епископ Георгий». К сожалению, в грузинских хрониках не сохранились указания о времени постройки храма. (more…)

Посемейные списки Хамхинского общества, селения Коли (Кели) за 1886 год

Это слайд-шоу требует JavaScript.

(more…)

06.11.2020

Гелы из «Географии» Страбона (7 год до н. э), это Ингуши (Галгай) // The Land of the Czar O. W. Wahl. 1875 г.

(more…)

05.11.2020

Об основателе селения Галанчож и его башне // Zeitschrift für Ethnologie. Berlin, 1887 год

(more…)

15.10.2020

Очерк из боевого прошлого 13-го лейб-гренадерского Эриванского полка в Ингушетии // Тифлис, 1913 год

(more…)

12.10.2020

Цовские и пирикительские Тушины кистинского происхождения из общества Галгай // «Двадцать пять лет на Кавказе», А. Л. Зиссерман, Санкт-Петербург, 1879 год

(more…)

09.10.2020

О Тушетии // География Грузии, Тифлис, 1904 год

Глигво-Кистетия (Ингушетия)

(more…)

27.09.2020

An island hell: A Soviet prison in the far north: Malsagov, S. A // London, 1926

Читайте также:…МАЛЬСАГОВ ВПОЛНЕ ОПРАВДАЛ ВОЗЛОЖЕННЫЕ НА НЕГО ЧЕКИСТАМИ «НАДЕЖДЫ»

26.09.2020

Магомед Джабаги // газета «Национальная мысль» №1, февраль 1937 год, Варшава

09.09.2020

В.И. Долбежев о основателях селения Итумкалы (Итон-Кхаьлла) галгаевских Мулкъой // журнал «Anthropologie, Ethnologie und Urgeschichte», Берлин. 1887 год

Известный кавказовед и археолог В. И. Долбежев, в немецком журнале этнологии «Anthropologie, Ethnologie und Urgeschichte» за 1887 год , пишет: «В том же маленьком ауле Мулхой (Mulchoij) находится старинная четырехугольная башня с пристройками, очень разрушенная, но заселенная. Вокруг нее возведены в последнее время легкие постройки в азиатском стиле, с плоскими крышами, в которых живут семья и родственники старшины. О своем происхождении он сообщил мне, что он происходит от Галгаев (Galgaier) (восточнее Ассы)и, что некоторые из жителей произошли из Арабистана. Дань они никогда не платили и не взимали. О Миатхане они слышали . Отец старшины Махаш (Machasch) был убит еще до рождения теперешнего старшины. Деда звали Ирбахи (Irbachi), который считается строителем башни, прадеда — Элхи (Elchi), потомка Утке II и Утке I (Utke). Но родоначальником, который поселился здесь, был отец Утке I, и его звали Итун (Itun); по его имени названы руины у выхода этого ущелья в горную долину Аргуна».

30.08.2020

Из истории рода Костоевых // Сборник сведений Терской области, № 1, 1878 год

(more…)

28.08.2020

Галгаевские заставы на Ассе (Г1алг1ай Коашке) // Tagebuch einer Reise die im Jahr 1781 von der Granzfestung Mosdok nach dem innern Caucasus unternommen worden. — St. Petersburg ; Leipzig, 1797.

Мы шли под горой, через хилый мост, к правому берегу Ассая. Эта река запирается здесь горами и становится тем более стремительной и полной скальных осколков; многократно набрасывается на отвесные скалы неприступной горы и поворачивает дороги с одной стороны на другую. Недалеко от священного скального камня, на который ингуши бросают рога животных или палки для молитвы, расположен второй мост на левый берег. Такие жертвенные места находят во многих опасных местах в горах. Из-за отсутствия моста идут пешеходной тропой, у склона западной горы и в обрывающихся местах по узким, обложенным землей фашинам, которые едва удерживают людей; и все же ослов и мулов проводят с грузами. Наш нагруженный провиантом осел сорвался с фашин, однако горцы, которые придерживали его из-за этой опасности веревками спереди и сзади снова вытащили его на дорогу. Поскольку здесь каждый заботится только о своем собственном благополучии, то, по-видимому, и нечего думать о каком-то улучшении дороги. Через десять верст южнее мы снова постепенно пришли вниз к реке и натолкнулись здесь на стену с уже частично обвалившейся башней, протянувшейся поперек через узкий перевал, шириной всего в 20 саженей, между двумя неприступными горами. ЭТИ ОСТАТКИ СТАРЫХ ПОГРАНИЧНЫХ УКРЕПЛЕНИЙ я находил по всему Кавказу, от одного моря до другого на всех переходах через горы, на самых узких перевалах.

(more…)

Галгаевская застава в тарской(Онгушт) долине // Л.Л. ШТЕДЕР. ДНЕВНИК ПУТЕШЕСТВИЯ ИЗ ПОГРАНИЧНОЙ КРЕПОСТИ МОЗДОК ВО ВНУТРЕННИЕ МЕСТНОСТИ КАВКАЗА, ПРЕДПРИНЯТОГО В 1781 ГОДУ

Отсюда открывается долина Больших ингушей и идет на юго-восток свыше шести верст при ширине в 4 версты. Большинство их деревень расположены на северной стороне долины, частично по склону горы, частично по реке. И на западной стороне реки — Герге находятся несколько отдельных деревень. У входа в долину стоит башня, окруженная стеной, незаселенная, она применялась для обороны перевала. Долина ровная и служит для общего выгона скота, пересекается малыми ручьями, а Кумбелей тянется на ее восточной и северной стороне, Герге — по южной и западной стороне, и обе реки объединяются у перевала, вобрав в себя разные малые ручьи. (Beym Eingänge ins Thal liegt ein Turm mit einer Mauer umgeben, unbewohnt, und könnte zur Verteidigung des Paſſes dienen)

(more…)

19.08.2020

Некоторые особенности башенного комплекса селения Кост // Из дневника профессора Кобычева Вениамина (1971 год)

(more…)

17.08.2020

В стране Галгай (ГIалгIай) // Открытки в наборе. Фотограф: С. Э. Шиблер , 1974 год

     Развалины святилища около селения Хамхи

               Долина реки Ассы. Храм Тхаба-Ерды

          Боевая башня

(more…)

14.08.2020

Галгаевские заставы(ГIалгIай Коашке) в описании Морица Энгельгардта в 1815 году // Engelhardt, M., Parrot, F., «Reise in die Krim und den Kaukasus.» Berlin. 1815

Зарисовка Морица Энгельгардта в 1815 году.

Наша маленькая тропа поднималась по высоким уступам известковых скал, становясь влажной, так, что лошади, ведомые за узды, могли упасть; затем тропа неожиданно повернулась вокруг угла скалы, и только узкий мостик, построенный из нескольких бревен, переплетенных прутьями и присыпанных каменными обломками, вел через трещину, которая ее разделяла. Слева мы увидели утес, на котором была сооружена колонна, «надмогильный камень убитого», как мне сказали, «к тому же святое место, где ингуши должны исполнять молитвы». Большие колонны, чем эта, из дерева или камня, конец которых наверху украшен высеченным турецким тюрбаном или набалдашником, стоят также в степи на Кумбелее. В узком месте долина запирается стеной, которая идет сверху вниз от западной отвесной скалы вплотную к Ассай, которая протекает между нею и крутым правым склоном. Только узкие ворота, защищенные башней, которая касается тропинки, разрешает доступ, в расширение позади стены, с которой открывается район Галга. Старая крепость сейчас оставлена, но еще в хорошем состоянии, так что несколько опытных стрелков могут препятствовать проникновению значительной силы, так как к воротам можно приблизиться, только следуя друг за другом. За стеной, на -западной стороне высокой скалы, видно пещеру. В ней обитала когда-то девушка-ингушка, которая была храброй и святой, туда еще и теперь время от времени предпринимаются паломничества. Сказания называют некоторые места на Кавказе, между прочими и Дарьял, где в старину жили воинственные девушки, но рассказы противоречивы и носят на себе отпечатки новейших выдумок, поэтому при использование их, они должны точно проверяться и сравниваться друг с другом, для чего до сих пор путешественникам не хватало знаний языка. Мы расположились напротив пещеры, между руинами нескольких жилищ, которые были разрушены горным обвалом. Мои проводники держали совет, как безопаснее привести меня к церкви. Одежда могла защитить только там, где мы быстро проходили мимо, но здесь в деревне, где мы должны были переночевать, прежде чем достигли цели путешествия, встреча с жителями сильно заселенной долины была неизбежной, и я тогда выдал бы себя. Поэтому решили выдать меня за депутата генерала Дель Поццо, который должен был заключить мир с до сих пор враждебными деревнями Галга и склонить их к выдаче заложников. Это поручение действительно было отдано моим проводникам, они использовали его с хорошим успехом, чтобы подавить недоверие, которое должно было возбудить мое появление. (more…)

13.08.2020

Описание Николаем Карловичем Зейдлиц деревни Эрши в своей поездке в Галгаевское и Джейрахское ущелье в 1873 году // ИКОРГО, т.II, Тифлис, 1894

 

 

  Николай Карлович Зейдлиц (Николай Карл Самуэль фон Зейдлиц, нем. Seidlitz;  1831, Рига — 1907, Тифлис) — российский натуралист, статистик и этнограф. Действительный статский советник (1882), почётный мировой судья; почётный член многих российских и зарубежных научных обществ. Назначенный в 1868 году главным редактором Кавказского статистического комитета[2], он издал серию томов, преимущественно по народонаселению и населённым местам Кавказа.             В 1880 году появилась его этнографическая карта Кавказа, помещенная в малом виде и в Petermann’a Geogr. Mitteilung., в которых, как и в издававшихся в Санкт-Петербурге Russische Revue и многих других журналах, помещались его многочисленные труды по кавказоведению.  Был действительным членом Кавказского отдела Императорского Русского географического общества и Кавказского общества сельского хозяйства.

(more…)

12.08.2020

Галгаевские заставы (Г1алг1ай — Коашке) // А.П. Берже, правителя дел Кавк. отд. Имп. Рус. геогр. о-ва. — Тифлис, 1859

   Зарисовка Галгая была сделана в 1815 году.

(more…)

08.08.2020

Зарисовка башенного комплекса Кост в дневниках профессора Кобычева Вениамина (1971 год)

Зарисовка селения Кост (Къоаст) д.и.н Кобычева Вениамина Павловича (1971 год)

Зарисовка из дневника доктора исторических наук Кобычева Вениамина Павловича (1971 год). Селение Кост, горная Ингушетия. Надписи на рисунке: Хашилг и Кост. P.S. Хьошалг (Хашилг) родоначальник тейпа Къоастой и основатель поселения Кост. Хьошалг -Итта -Зовр -Г1астмар -Мецхл -Багж -Индерби -Гада -Хаматхан -Хамо -Хамарз

(more…)

25.07.2020

«Замай боадон чура» яхача романа дакъа // Идрис Базоркин, 1967 год

imgonline-com-ua-2to1-NFFQcb7rIrt5BK

В своей записной книжке Базоркин пишет: «15 февраля 1963 года, закончив все со своим литературным „прошлым“, издав два тома на ингушском языке, один — на русском, и завершив дело с созданием фильма — приступил к систематизации накопленного для романа материала». Уединившись на казённой даче в Джейрахском ущелье, Базоркин начинает писать роман-эпопею «Из тьмы веков», который стал делом жизни писателя.

Кост в алфавитном указателе к пятиверстной карте Кавказского края от 1877 года. Издания Кавказского Военно-Топографического Отдела. Тифлис, 1913 год

(more…)

24.07.2020

ВОЗВРАЩЕНИЕ СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА (на примере Акмолинской и Кокчетавской области)

Первый, cправа налево: Магомед Бексултанович Костоев.   (Фотография сделана до депортации ингушского народа)                                                                        Cпецпоселенец Костоев Магомет Бексултанович, 1918 года рождения, ингуш, образование среднее, бывший работник МВД, выражая явное недовольство тем, что ингуши и чеченцы еще остаются под административным надзором органов МВД, публично заявил:    «В Советском Союзе вообще никакого равноправия нет. Одним свобода, а другим устанавливается крепостное право». Когда комендант спецкомендатуры вызвал Костоева в спецкомендатуру для прохождения регистрации, он ехидно спросил коменданта: «Когда Вы снимете с нас крепостное право?» и категорически отказался от явки в спецкомендатуру»

В истории депортированных народов в Казахстан актуальными становятся не только факт депортации, но реабилитация и возвращение на Родину. Советская власть после смерти Сталина начала реабилитировать эти народы, но не хотела их возвращать на Родину. Эти процессы, в первую очередь, были связаны с экономическими реформами, а также новыми планами по использованию казахских земель (освоение целинных и залежных земель в Северном Казахстане). В Казахстан продолжали прибывать все новые и новые переселенцы, но власть, не желая отпускать уже имевшихся, всячески препятствовала их выезду.

5 июля 1954 года вышло Постановление Совета Министров СССР «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев». Начиная с этого времени Управление МВД Акмолинской области проводило многочисленные мероприятия по проблемам депортированных народов. Например, в УМВД было проведено инструктивное совещание с руководящими работниками, осуществляющими работу среди спецпереселенцев в районах области, в каждый район были командированы опытные работники УМВД для организации работы по выполнению постановлений на местах, тщательно проинструктирован весь комендантский состав спецкомендатур [1]. Итак, силовые органы еще более усилили контроль над спецпереселенцами.

Но немаловажным оказался вопрос, связанный с разъяснением спецпереселенцам об их новом правовом положении. Эта работа в городах и районах области проводилась работниками УМВД и велась в контакте с горкомами и райкомами партии, городскими, районными советами депутатов трудящихся, с руководителями и секретарями парторганизаций колхозов, совхозов, предприятий. Разъяснительная работа велась с целью убеждения спецпоселенцев в необходимости оставаться жить и работать на местах, особенно в сельской местности, укрепления трудовой дисциплины. Всем райорганам МВД области дано указание устанавливать спецпоселенцев, намеривающихся бросить работу и выехать, особенно из сельской местности в города, немедленно информировать райкомы партии о таких фактах и совместно принимать меры по предотвращению их выезда.

В те годы в Северном Казахстане проживало много спецпереселенцев, среди них немцы, поляки, чеченцы и ингуши и др. народы. Снятие ограничений спецпереселенцев началось медленно. Сначала отпустили от административного надзора немцев и поляков. Потом только некоторые категории спецпереселенцев. 2 февраля 1956 года Управление МВД Акмолинской области отправило спецзаписку секретарю Акмолинского ОК КП Казахстана Н.И. Журину об освобождении из-под административного надзора органов МВД некоторой категории спецпереселенцев по области [1, 77]. По Акмолинской области освобождено по приказу No0580: ингушей – 370 человек, и чечен- цев – 340 человек; по приказу No0067: ингушей – 848 человек и чеченцев – 551 человек, всего 2109 человек. Общая численность всех спецпоселенцев – 6784 человека [1, 198]. Как видим, чеченцев и ингушей в список попало очень мало.

После объявления нового правового положения численность спецконтингентов в Казахстане значительно сократилась. На учете остались чеченцы, ингуши и незначительное количество других контингентов, высланных из Молдавии, Прибалтийских республик и Украины.

Освобождение из спецпоселения только некоторых спецпереселенцев отрицательно сказывалось на настроении чеченцев и ингушей. Например, были такие спецдонесения МВД Акмолинской области на ингушей: «спецпоселенец Костоев Магомет Бексултанович, 1918 года рождения, ингуш, образование среднее, бывший работник МВД, выражая явное недовольство тем, что ингуши и чеченцы еще остаются под административным надзором органов МВД, публично заявил: «В Советском Союзе вообще никакого равноправия нет. Одним свобода, а другим устанавливается крепостное право». Когда комендант спецкомендатуры вызвал Костоева в спецкомендатуру для прохождения регистрации, он ехидно спросил коменданта: «Когда Вы снимете с нас крепостное право?» и категорически отказался от явки в спецкомендатуру» [1, 200].

Были случаи предвзятого отношения и со стороны представителей местной власти. Например, председатель колхоза имени Дмитриева Дробот и его заместитель, он же секретарь первичной партийной организации колхоза Халчевский всячески оскорбляли спецпоселенцев Северного Кавказа, публично называя их ворами и бандитами, направляли их на самую плохую и низкооплачиваемую работу, тем самым способствовали их выходу из колхоза. В виду такого отношения из колхоза имени Дмитриева в 1955 году выехали 24 семьи спецпоселенцев Северного Кавказа, также к выезду готовились другие [1, 140]. С каждым днем ситуация накалялась.

В период объявления спецпоселенцам нового правового положения, то есть с 1 августа 1954 года по 1 ноября 1955 года, с территории области выбыло 5024 человека, из них 4274 человека выехало по разрешению колхозов, совхозов, организаций и предприятий, остальные 750 человек выехали самовольно без разрешения с места работы и органов МВД [1, 15]. Из общего числа выбывших около 80% составляли спецпоселенцы Северного Кавказа.

По состоянию на 25 мая 1956 года на учете спецпоселения по Акмолинской области числи- лось всего 19423 человека, из них чеченцев и ингушей – 18 258 человек, административно-высланных из Молдавии – 976 человек, участников и членов семей украинских националистов – 164 человека, и других (ссыльных) – 25 человек. В течение 1955 года из территории области из числа спецпоселенцев чечено-ингушей выбыло в другие области – 3139 человек, а прибыло из других областей только лишь 1075 человек [1, 97]. Из оставшегося спецконтингента в городах, райцентрах и рабочих поселках проживало 7690 человек, остальные 11 733 человека проживают в сельской местности – в колхозах и совхозах области.

Все эти ситуации самым негативным образом сказывались на репрессированных, многие спецпереселенцы Северного Кавказа принимали самостоятельное решение выехать в Северный Кавказ. (more…)

22.07.2020

Экажевский сельский старшина (1886 г.), Хатажуко Шологов Газгириев (Костоев)

imgonline-com-ua-2to1-X6Jcp6uJsnY

18.07.2020

Исход и возвращение в 1870 году из Турции Саадулы Костоева

Во второй половине 19 века многие ингуши, обманутые агентами царской охранки, уезжали в числе других северокавказских горцев в единоверную Турцию. Но жизнь на чужбине оказалась очень тяжелой. Часть из них погибла в первые годы переселения, часть рассеялась по странам Ближнего Востока. Многие из них нелегально возвращались на Кавказ. При переходе через границу их убивали турецкие и российские пограничники. Я помню рассказ моего деда, умершего в 130-летнем возрасте в Казахстане. Он рассказывал, что у тех из мухаджиров, кому удалось живыми добраться на родину, даже в бровях и ресницах завелись вши. И, конечно, жителей Ингушетии очень волновала судьба своих земляков, погибающих на чужбине. В своем домашнем архиве я нашел недавно очень интересный исторический документ. Это копия прошения 15 ингушских аулов Назрановского общества от 30 марта 1870 года. В нем содержится просьба о возвращении переселенцев — ингушей из Турции на родину. Письмо подписали 15 ингушских офицеров. Первой здесь стоит подпись Мочко Базоркина. Все подписанты этого письма достойны величайшего уважения. Поступок далеко неординарный. На такой поступок способны были только подлинные патриоты своего народа. Конечно, многие из ныне живущих ингушей узнают в них своих предков. И они могут ими гордиться.

ХАМЧИЕВ СУЛТАН

 


 

Просьба о возвращении переселенцев на родину увенчалась успехом и среди 76 семей вернулся и  Саадул Сагиевич Костоев

 

Из центрального гос. архива Грузинской ССР и ЦГА ф. 12. д. 1 л. 6995. VI. “Прошение 15 ингушских аулов” Начальнику ингушского округа полковнику Морозову от жителей Назрановского общества. (more…)

Погибшие в депортации 1944 года Костоевы из Датыха

Часть Костоевых, которые жили до депортации 1944 года в селении Даттых  и во
время депортации 1944 году погибли.

 

 

 

 

 

 

Список:

Костоева Айшет Юсуповна –1893-1945 гг.
Костоев Мирза Элбазкаевич – сын – 1932-1946 гг.
Костоева Хава Элбазкаевна – дочь – 1934-1947 гг.
Костоев Идрис Элбазкаевич – сын – 1936-1948 гг.
Семья КОСТОЕВА Хакима Анарбековича – 1865-1945 гг.
Костоев Хасан – сын – 1917-1952 гг.
Семья КОСТОЕВА Сулеймана Хакимовича – 1912-1947 гг.
Костоева Халимат Сулеймановна – дочь – 1943-1945 гг.
Семья КОСТОЕВА Буки
Костоева Минат Порчоевна – жена – 1900-1987 гг.
Костоев Саймурад – сын – 1935-1947 гг.
Костоев Мухарбек – сын –1937-1947 гг.
Костоев Куста (Коста) – сын –1938-1947 гг.
Семья КОСТОЕВА Махи (Махьи) Элбазкаевич *
Костоева Банати Баадуловна – жена – 1900-1946 гг.
Костоев Мурад – сын –1938-1946 гг.
Костоев Дикало – сын –1942-1947 гг.
Семья КОСТОЕВА Ахми Элбазкаевич – 1910-1946 гг.
Костоев Абдул-Рашид – сын –1934-1944 гг.
Костоев Маддан – дочь – 1940-1952 гг.
Костоев Макка – дочь – 1940-1953 гг.
КОСТОЕВА Йои (ЙоIи) – 1880 г.р.**
(год смерти родственники не помнят; умерла в высылке).
КОСТОЕВ Муса Джабраилович – 1940-1945 гг.
КОСТОЕВА Эсет Шедлоевна – 1913-1945 гг.

ДАЛА ГЕШТ ДОЛДА ЦАРНА.

Кост (Къост) // О ХОЗЯЙСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ И КУЛЬТУРНОМ СОСТОЯНИИ ХАМХИНСКОГО, ЦОРИНСКОГО, МЕЦХАЛЬСКОГО и ДЖЕРАХОВСКОГО ОБЩЕСТВ ГОРНОЙ ИНГУШЕТИИ. // 1908 год, 16 января

По своему топографическому положению общества Хамхинское и Цоринское очень мало отличаются от обществ Джейраховского и Мецхальского. С одной стороны по южной границе их проходят скалистые горы второго ряда Главного Кавказского хребта высотою от 9000 до 13.000 ф[утов], над уровнем моря, покрытых на нижних частях лесами, а потому известным в народе под названием Черных гор. С другой стороны, параллельно им с северной стороны этих обществ, проходит другая цепь известковых гор, известных в народе по своим ярким цветам, под названием Красных или пестрых гор Цей-Лоам, высотою тоже достигающая до 9000 ф[утов]. Северная часть этих гор также покрыта лесною растительностью Цейлоамской и Койлахской дач, а с южной стороны они представляются голыми скалами, не только не дающими никакой растительности, но своими осыпями камней часто обращающими в никуда негодные земли выгоны и сенокосы жителей, лежащих у подошвы их. В свою очередь горы эти дают от себя множество второстепенных гор, благодаря чему вся местность, занимаемая Цоринским и Хамхинским обществами, представляется пересеченной горами и оврагами, а потому представляющих малоровных и более или менее удобных мест для сельскохозяйственных угодий. Самые ровные и удобные для обработки места всегда выбираются для пахотных земель, но и с них пахотный слой постоянно или смывается дождями или сносится ветрами, так что и в этом отношении в своих заботах удобрить свои пахотные поля они также встречают немало препятствий. Более или менее удобные места для обработки встречаются в низменных частях Ассинского ущелья в урочищах Ольберте и Хайрах, в коих небольшие площадки покосных мест орошаются водой. Но так как воды там мало, то в первом урочище издревле правом орошать свои покосы пользуются только жители селения Таргим из фамилии Таргимхоевых в количестве 2 паев и в Эгикале 4 двора Богатыревых в количестве 10 паев, а водою в Хайрах пользуются только по очереди жители сел: Хамхи, Хайраха, КОСТ  и Боликова. Поэтому урожай в этих местах хотя и увеличивается, благодаря орошению, но достигает не более как до 60-80 пудов с десятины. Такими же урожаями сена отличаются покосы на северных склонах пестрых или Красных гор поляны Цейлоамской и Койлахской дач и Ушхота, остальные же местности отличаются такими же плохими качествами своих почв, с такими же урожаями и с такими же невыносимо тяжелыми условиями обработки их, которые описаны мною в главе о Джейраховском обществе.

Селения Гаппи и Кяхк имеют в общем владении пастбища и лес под No36, село Накист [имеет] в исключительном владении пастбища и лес под No37, селение Пуй [имеет] в исключительном пользовании пастбища и лес под No38, селение Кост имеют пастбища и лес под No 39 и все земли находятся в исключительном владении их, как купленные ими. Селения из фамилии Кокали, находящиеся по левую сторону реки Ассы: Тери, В[ерхний] Бархен, Н[нижний] Бархен, Эгикал и Хамхи имеющие в общем владении выгон, пастбища и лес обозначенные на карте под No40. Селения из фамилии Кокали, находящиеся по правую сторону реки Ассы: Гарети, Байрах, Таргим, Хайрах, Измаил- Ценг и Баликой, имеющие в общем владении выгон лес обозначенные на карте под No41, Хуторские земли, принадлежащие к фамилии Кокалинцев: Ерш, Верхне-Цеште- Комуте, Нижне-Цеште-Комуте, Бугужур, В[ерхний] Акибос и хутор без названия, обозначенные на карте под No 42. Хутор Бердильчи, и урочище Геей-Лоам, находящиеся во владении фамилии Кокалинцев, по правую сторону реки Ассы, имеют общие пастбища, обозначенные на карте под No43.

P.S.

В Къоаст входит территория 349 гектар земли, из них использовали под сенокос 32,8283 гектара, под пастбище 196,4725 гектара, пашня 4,1638 гектар, под жилые усадьбы 0.5253 гектара, лес 97,9038 гектар, неудобной земли 14.0828 гектар, Итого 348.9526 гектар.

Кост -320,14 земельных десятин (348.9526 гектар)

Следующая страница →

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.