Factum tacendo, crimen facias acrius.

07.04.2021

Статья Дошлуко Мальсагова. «К постановке изучения чечено-ингушского фольклора» или о манипуляции над ингушским фольклором // Ростов, 1933 год , журнал «Революция и Горец» №5

Снимок экрана 2021-04-07 в 15.09.09В связи с опубликованием работ 3. Измайлова, Л. Ахриева, А. В. Аушева и др., записавших некоторые произведения устного творчества ингушей, возникли довольно большие разногласия в оценке значения фольклора на данном этапе социалистического строительства значении ингушского фольклора высказываются самые разноречивые мысли, которые в основном могли быть сформулированы следующим образом:

1. Фольклор не отвечает запросам сегодняшнего дня, проникнут непролетарской идеологией, поэтому он не нужен, собирание и печатание его политически вредное дело.

2. Изучение фольклора необходимо, а для этого нужно собирать его, но издавать только в крайне ограниченном количестве для узких специалистов-фольклористов.

3. Произведения ингушского устного творчества, за некоторыми исключениями, имеют определенную ценность по своей форме и содержанию. Поэтому собирать и изучать его необходимо. Также необходимо издавать из него наиболее ценное по форме и содержанию не только для специалистов-фольклористов, но и для широкого круга читателей.

Хотя в печати об ингушском фольклоре эти высказывания нигде не зафиксированы, но тем не менее они имеют место и оказывают определенное влияние на темпы изучения фольклора, почему мы сочли необходимым остановиться на разборе значения его.

В настоящее время перед всей ингушской общественностью стоит, актуальная задача — развития ингушского языка, — языка, в основном сложившегося в эпоху дородового и родового строя и поэтому неотвечающего тем колоссальным запросам, которые предъявляют к нему классовые интересы трудящихся эпоху построения социализма.

Коротко говоря, задача эта сводите к созданию литературного языка. Близость языков чеченцев и ингушей, географическое расположение Чеченской Ингушской областей, хозяйственное районирование их, единство самого хозяйства, определяемое Алханчуртско водохозяйственной системой, нефтяными районами, общим направлением сель ского хозяйства и, наконец, одинаковые культурно-бытовые условия ВПЛОТНУЮ ставят вопрос о создании единого литературного языка чеченцев и ингушей.

Вопрос создания такого языка стоял на 7-й Ингушской областной партконференции (доклад т. Балода) и на 7-й краевой партконференции (речи тт. Маурерг и Кариба). Эта задача заключается в том, чтобы создать литературный язык, обогатив его лексику и синтаксис, но не оторвать его от масс трудящихся. Литературный язык должен быть воспринимаемым, понятным, близким, родным для трудящихся. Он должен быть языком трудящихся масс. Эта задача при наличии всеобуча, все общей ликвидации неграмотности и национальной литературы, проникающей в самые гущи трудового крестьянства вполне разрешима. Путь к этому указан в словах т. Сталина о (more…)

О.П Егоров и Г.П Сердюченко. «О чечено-ингушском литературном языке» // журнал «Революция и горец», №6-7, 1933 год // Работа по чеченизации Г1алг1ай

6198fc94-c30d-4f4e-a7be-6bd4465cc281Усиление темпов культурного и хозяйственно-политического развития нацобластей Советского союза и, в частности, Северного Кавказа во многом зависит от большевистски правильного разрешения целого ряда национально-языковых вопросов. Построение национальной терминологии, разработка конкретных систем национальных орфографий, рационализация, унификация алфавитов, изучение диалектов нац. языков, составление их научных грамматик и др. — все это на современном этапе соцстроительства в нацобластях приобретает исключительное значение и должно привлечь к себе максимальное внимание научных и практических работников, участвующих в национально-культурном строительстве нацобластей. Развитие периодической национальной печати, доведение печатного слова, политической статьи, научной брошюры, художественного рассказа до трудящегося горца в большинстве случаев обусловлено тем, как написана предлагаемая для чтения литература. Все отдельные вопросы нац. языкового строительства, в конечном счете, концентрируются вокруг одного основного вопроса оформления и всестороннего развития национального литературного языка. До самого последнего времени в нацобластях Северного Кавказа это оформление и развитие нац. литературных языков проходило без достаточно необходимого руководства со стороны специальных научно-исследовательских организаций, комитетов Н. А. и нац.институтов. Мало того, в условиях нашего края мы часто сталкиваемся с фактом просто умышленного создания препятствий в развитии единых норм литературной речи, письменного языка путем разнобоя  в алфавитной работе, орфографической. терминологической и др. В первую очередь, это относится к вопросу о чечено-ингушском литературном языке. Исторически близкие друг к другу по культуре, языку, территории, формам хозяйства, чеченцы и ингуши на ряде конференций сами неоднократно поднимали вопрос о создании единого чечено-ингушского литературного языка и об объединении целого ряда культурных мероприятий. Так, в частности, уже на чечено-ингушской конференции по унификации алфавитов, происходившей в г. Владикавказе в июле 1928 г., по вопросу об издательских мероприятиях было вынесено следующее постановление: «Близкое родство ингушского и чеченского языков и достаточно ясно определившаяся тенденция к дальнейшему их сближению ставят на очередь вопрос об объединении издательской работы и об установлении основ общего письменного языка. (more…)

06.04.2021

Врата персидского царя Ануширвана ( VIII век) в Ассиновском ущелье // извлечение из статьи Д. Мальсагова «О постановке изучения Чечено-Ингушского фольклора»// Ростов, 1933 год , журнал «Революция и Горец» №5

Снимок экрана 2021-04-06 в 12.17.15«Иногда сопоставление известного исторического факта с данными фольклора позволяют делать совершенно новые выводы или изменить оценку фактов, считавшихся установленными. V томе «Известий востоковедов при Академии наук», в статье Генко «Из культурного прошлого ингушей» упоминается о вратах персидского царя Ануширвана, которые находились где-то в районе Ассинского ущелья. Персидский царь Ануширван, о котором упоминает Генко, жил в VIII веке.

Сопоставьте это известие с ингушскими преданиями о Колой Кант, о Пхагал- бяре и др., охранявших Ассиновское ущелье от вторжения врагов с плоскости.

Сопоставьте с ингушскими преданиями, которые указывают место, где находились самые ворота и стража, защищавшая их, вспомните, что ингуши Колоевы считают своим родоначальником Колой-Кант, а Барахановы (от редакции: Барханоевы) — Пхагалбяра. Неужели исследование этих преданий, сопоставление их с источниками, повествующими о воротах царя Ануширвана не позволяет сделать некоторые исторические выводы?»  (Д. Мальсагов, «О постановке изучения Чечено-Ингушского фольклора»// Ростов, 1933 год , журнал «Революция и Горец» №5) (more…)

05.04.2021

«О едином чечено-ингушском литературном языке» или Дошлуко Мальсагов, как идеолог языковой ассимиляции ингушского народа // журнал «Революция и горец», №5, 1933 год

 

Мальсагов_Дошлуко

Дошлуко Мальсагов

Прежде чем говорить о едином чечено-ингушском литературном языке, нужно твердо уяснить, являются ли чеченцы и ингуши единой нацией. Четкость в этом вопросе необходима для разрешения вопроса о едином чечено- ингушском литературном языке. Тов. Сталиным в статье «Нация и национальное движение» дано следующее исчерпывающее определение понятию нация: «Нация это исторически сложившаяся устойчивая общность языка, территории, экономической жизни, психического склада, проявляющегося в общности культуры». Имеются ли у чеченцев и ингушей общность языка, территории, экономики и культуры?   Из поставленных вопросов наиболее трудным для четкого ответа является вопрос об общности языка, и для ответа на него мы имеем достаточно материалов. Услар в своей монографии «Чеченский язык» (стр. 2) говорит «язык нохчий дробится на множество наречий… но несмотря на это, чеченский язык представляет замечательное единство; уроженцы двух противоположных концов Чечни без затруднений могут разговаривать друг с другом, за исключением разве джераховцев (?), которые говорят весьма измененным наречием». Положение это подтверждает 3. К. Мальсагов, который отмечает: «коренное население Чечни и Ингушетии, а также население западной части Хасав-Юртовского округа Дагестанской ССР, всего в количестве свыше 400 тысяч душ, говорит на одном и том же языке, распадающемся на два наречия — чеченское (нохчийское) и ингушское (галгайское), и на ряд говоров, вроде мелхинского, аккинского, чеберлоевского и др., примыкающих, главным образом, к чеченскому наречию.

Чеченское и ингушское наречия отличаются одно от другого довольно значительно, однако, не настолько, чтобы чеченцы и ингуши не могли понять друг друга без предварительной подготовки
(3. К. Мальсагов — «Культурная работа в Чечне и Ингушии в связи с унификацией алфавитов»).
Изложенное вполне подтверждает другим исследователем чечено-ингушского языка, профессором Яковлевым, которого читаем: «Чеченец и ингуш без всяких затруднений понимают друг друга. Такую близость мы видим и в других проявлениях национальной культуры чеченцев и ингушей»  (Н. Ф. Яковлев — «К вопросу об общем наименовании чеченцев и ингушей»).
Каждый, кто имеет возможность наблюдать общение чеченцев и ингушей легко убедится в том положении, что чеченское и ингушское наречия хотя «отличаются одно от другого довольно значительно», но, тем не менее, составляют один язык. Никогда ингушу и чеченцу при встрече не приходится прибегать к третьему языку, каждый из них может объясниться на своем наречии, не боясь быть не понятым.

Следовательно,вывод тех, кто специально занимался чеченским ингушским языками о том что чеченское и ингушское наречия есть наречия одного языка, есть один, а не два самостоятельных языка, является бесспорным.
(more…)

02.04.2021

Крепость Г1алг1ай Коашке в работе Дошлуко Доховича Мальсагова// О некоторых непонятных местах в «Слове о полку Игореве» // Известия Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, языка и литературы. — Грозный, 1959. — Т. 1, № 2. — С. 152.

20.03.2021

Происхождение ингушских фамилий // Шукри Дахкильгов. Грозный, 1991 год

Чтобы скачать книгу в PDF формате, кликни по картинке.

19.03.2021

Цейломский хребет на военно-топографической карте Терской области 19 века // Источник: РГВИА ф.386 оп.1 д. 2917 л.4

Источник: РГВИА ф.386 оп.1 д. 2917 л.4

(more…)

16.03.2021

СВОБОДУ ИНГУШСКИМ ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫМ

Filed under: Из истории моего народа — Hamarz Qhostoj @ 15:56

09.03.2021

O Ивизд Г1азде // Терский Сборник. Владикавказ 1893 год

По словамъ Миллера, (от редакции сайта:  профессор Все́волод Фёдорович Ми́ллер (7 (19) апреля 1848, Москва — 5 (18) ноября 1913, Санкт-Петербург) — русский учёный, фольклорист, этнограф, языковед и археолог. Действительный член Петербургской академии наук; членкорреспондент с декабря 1898). къ церкви собирались жители окружающихъ ауловъ одинъ разъ въ годъ на красную горку Они варили пиво, резали скотъ и просили у «ерда» урожая, держа шапки подъ мышками. Въ настоящее время молодое поколеніе смотритъ на прежние обряды, какъ на идолопоклонство, и древняя церковь постепенно разрушается.

Но раньше Тхаба-ерда играло въ жизни ингушей весьма важную роль. Тамъ они просили покровительства боговъ, нередко оно служило суда божьяго, его именемъ клялись. Туда-же сходились жители сосъднихъ обществъ для дълъ самыхъ серьезныхъ, общественныхъ, имъющихъ внутренній или внешний интересъ для целого народа.
Вотъ что разсказывали мнъ старики объ одномъ изъ такихъ собраній.

«Давно еще у Тхаба-ерда собрались ингуши горныхъ обществъ и, желая прекратить вражду и безпорядки, ръшили избрать себъ князя. Выборъ пал на Дзига Газдаева (от Редакции сайта ИВИЗД Г1АЗД: — родоначальник фамилий Газдиевых, Базоркиных, Шишхановых, Ужаховых, Тангиевых, Джандиговых, Базгиевых), жителя селенія Кекели(Кхаькхале), Хамхинскаго общества.

Но онъ долго не являлся на собраніе. Его все ждали, такъ какъ онъ былъ человеком высоко одаренный, почти святой. Наконецъ, онъ является въ лучшемъ одъяніи, но подпоясанный не серебрянымъ поясомъ, а веревкой изъ ослиной шерсти (по другому варіанту, ремнемъ изъ ослиной кожи съ болтающимися на немъ ослиными ушами).
Ему объявили, что весь народъ избралъ его своимъ княземъ. — «Хорошо, я, пожалуй, согласенъ. Дъло хорошее; для борьбы съ врагами будетъ хорошо соединиться вамъ подъ одною властью
После этихъ словъ жители, обративъ вниманіе на его поясъ, спросили, зачем онъ носитъ такой безобразный поясъ.-«Разве- онъ не идетъ мне? спросиль онъ. — «Нетъ, онъ не подходитъ къ твоей одежде и къ тебе самому», ответили жители.
«Такъ знайте-же, что какъ не идетъ мне этотъ поясъ, такъ не подойдетъ для васъ, народъ ингушский, какой-бы то ни было глава или старшій. Мы все равны и свободны и едва-ли ваше решение применимо къ намъ». Ингуши подумали и, ръшивъ, что Дзига правъ, разошлись по домамъ. (more…)

06.03.2021

Право на родовую землю семейства Дошхакиловых // ЦГА РСО-А, ф. 270, оп. 1, д. 1. Абрамовская земельная комиссия

Удостоверение
Я Исполняющий обязанности Верхне-Ачалуковского сельского муллы Муса Бекбузаров сим удостоверяю в том, что ниже поименованные принадлежат к фамилии Дошхакилова и они есть выходцы из местности Дошахакил, Терской области, где они имеют родовую землю, заключающуюся в пахотной, покосной, пастбищной и лесе, …. три башни. Перечисление предков следует по порядку от начала первого колена и кончая ныне существующими: Бятерби Дошхакилов, сын Бятерби — Гойта, сыновья Гойты: Кагерман и Саадул, сыновья Кагермана: Магомет и Ахмад. Сын Саадула — Сулейман. 10 июля 1906 года.
В том подписываю И. об. Верхне-Ачалуковского сельского муллы Муса Бекбузаров.  Настоящий перевод с арабского верен; в том подписано и приложением казенной печати удостоверяется 10 июля 1906 года. Сел. Верхний-Ачалук.
Старшина селения Верхне-Ачалуковского Токи Анзоров
Писарь А. Костоев (Амирал Омархович)

(more…)

19.02.2021

Г1алг1ай Коашке (Галгаевские Заставы) в работе Г.К. Мартиросиана «История Ингушии», Орджоникидзе, 1933 год

«Испокон века жили ингуши в Галгайском ущелье. Поперек ущелья была сделана каменная стена, и стояла их стража у единственного входа. Без разрешения часовых никто не мог ни выйти, ни войти. Начальником  у входа был некий Пхягал Беарий. Стража и вся страна находилась под управлением «Отца» (старшего)»Трех селений» (ЭГИ,ТАРГИМ, ХАМХИ), «отца» Баркинхоевых, «отца» Евлоевых и Ферта Шоулы»( Г.К. Мартиросиан «История Ингушии», Орджоникидзе, 1933 год) (more…)

13.02.2021

ГIалгIай лоам (Цейломский хребет)

Filed under: Ц1ай лоам (гора Глигви -Г1алг1ай) — Hamarz Qhostoj @ 16:07

Это слайд-шоу требует JavaScript.

12.02.2021

Селение Эрши вотчина Кхьакхалинцев (Аьги, Хамхи, Таргим) // Из воспоминаний сэра Джона Баддели при посещении горной Ингушетии в 1900 году в книге «The Rugged Flanks of Caucasus» // London: Oxford University Press, 1940

(more…)

О горе Гайкомд (Кхаьк1омт1е) из воспоминаний сэра Джона Баддели при посещении горной Ингушетии в 1900 году в книге «The Rugged Flanks of Caucasus» // London: Oxford University Press, 1940

(more…)

Краткие заметки о Горском участке Ингушевского округа. Составлены подпоручиком 77 пехотного Тенгинского полка Грабовским 17 сентября 1865 года. Укрепление Назрановское.// ЦГА РСО-А, ф. 12, оп. 5, д. 11. Листы 28-50 с оборотами

Горский участок Ингушевского округа, населенный туземцами Джераховского, Кистинского, Галгаевского, Цоринского, Акинского и Мереджинского обществ, может представить человеку любознательному много интересного, как в знакомстве с этим народом, с его бесчисленными преданиями и легендами, так и в исследовании различных древностей, почти на каждом шагу встречаемых там.

Горский участок в настоящее время имеет границы: Северная начинается от р. Гехи, проходит у подошвы горы Булай-лама к бывшему аулу Кяген-юх, пересекает р. р. Шалаж и Натхой и далее чрез гору Кере-лам до р. Фартанги. Отсюда круто поворачивает на юг вверх по р. Фартанге и, огибая Дзем-ламский хребет, тянется прямо на запад до р. Ассы. Пройдя вверх по р. Ассе выше горы Сугулама около 2 ½ верст, снова поворачивает на запад до горы Гал, сделав короткий загиб на юг, идет в прежнем направлении по хребту Матхох и, обогнувши хребет Мат немного южней возвышенности Диг, поворачивает на север ломаной линией, проходит верховья р. Верхнего Конкура и направляется на восток по р. Аласа-хи. Сделав уклон против горы Конкура на запад, переходит на верховья р. Хусаахкорк и достигает горы Ил. Отсюда поворачивает прямо на запад и, встретив р. Терек выше города Владикавказа, связывается с началом западной границы участка. Она идет вверх по течению р. Терека правым его берегом на Балту и укрепление Джераховское и оканчивается между укреплениями Дарьяльским и Александровским мостом. Отсюда южная граница ломаной линией проходит у подошвы горы Джагрыш, Лавджин, Арзи, Атхот, Чимгис-каде и Тори, пересекает р. Ассу, минует возвышенности Чорехи, Бисна, Эки-эрды, Берим-корт, Камиали-корт и Кюрелам. От последней горы спускается на север версты три и, образовав угол, протягивается в прежнем направлении небольшими изгибами около 9 верст. Здесь начало восточной границы, которая встречает на пути возвышенности Гапан-корта и Кайби-корта и, минуя гору Келесом, доходит до р. Гехи и правым ее берегом вниз по течению на расстоянии 5 ½ верст достигает против горы Булай-лама точки отправления северной границы участка.

Верстах в 20-ти от г. Владикавказа, по правую сторону р. Терека, между главным снеговым хребтом и хребтом черных гор, против укр. Джераховского, идет на восток Джераховское ущелье, образуемое течением р. Арм-хи (Кистинка). При впадении этой реки в Терек, на западном склоне горы Диги-лам, у оконечности гребня, идущего между р. Арм-хи и ручьем Фортауг-хи, находится аул Фортауг с 26-ю семействами туземцев, принадлежащих к Джераховскому обществу[1].

Дорога к этому аулу идет от Владикавказа по правую сторону р. Терека, разработанная русскими и возможная для колесной езды, от бывшего аула Хаматханова, находящегося против Балтинской почтовой станции, дорога эта начинает постепенно возвышаться и в версте от названного аула разработана в скале на 30-40 саженей.

Это пространство представляется полузакрытою галерею, которая в случае сильной непогоды может служить надежным убежищем проезжающему.

Далее дорога идет по полугоре и во многих местах над обрывами к р. Тереку. Перед аулом Фортауг она спускается в балку по которой стремительно несется ручей Фортауг-хи. Отсюда довольно отлогий подъем к самому аулу.

Аул Фортауг состоит из четырех каменных башен с пристройками из того же материала. В этих башнях и пристройках живут по нескольку семейств, каждое со своим отдельным хозяином.

От этого аула идут две дороги: одна на восток, по горе, к аулу Доргиржды, разработанная, другая (тропинка) – к спуску гребня на юг, к р. Арм-хи, на душу которой разделяется на три тропинки: одна – направо – идет к аулу Нижний Озми, прямо – к аулу Верхний Озми и налево к аулу Памыт.

В настоящее время разработанная дорога (к аулу Доргержды) представляет немало затруднений и для вьючной езды, идущая же к р. Арм-хи до того крута и узка, что смелый всадник, лишь с большим трудом может ехать по ней, не слезая с лошади, тропинки, идущие отсюда к трем названным аулам не лучше.

Аул Нижний Озми состоит из одной башни с 4-мя живущими в ней семействами; башня эта поднялась на такую же возвышенность, по левую сторону р. Арм-хи, как и аул Фортауг, расстояние между обоими пунктами 8 минут езды. Местность, на которой расположен аул Нижний Озми, представляет плоскость, слегка возвышающуюся к югу, по направлению к цепи гор, предшествующих снеговому хребту, плоскость эта, приблизительно, имеет в квадрат версты полторы и служит жителям для посева хлебов.

На юго-восточной стороне этой площадки расположен аул Верхний Озми, расстоянием от Фортауг на 20 и от Нижнего Озми на 5 минут езды, с 29-ю семействами.

К Верхнему и Нижнему Озми есть еще дорога, которая идет по правому берегу р. Терека, отделяясь от разработанной тропы против Джераховского укрепления, эта дорога весьма затруднительна для колесной езды.

Аул Памыт, лежащий от аула Фортауг на 15 и от Нижнего и от Верхнего Озми на 10 минут езды, заключает в себе 17-ть семейств[2].

Тропинка к нему, поднявшись в уровень с аулом Нижний Озми, идет между искусственно устроенными террасами, засеянными хлебом. Памыт расположен на довольно ровной местности и представляет нагроможденные временем развалины, между которыми сохранились полуразрушившиеся стены христианской часовни, построенной в начале 20-х годов нынешнего столетия Хаматхановыми, принимавшими тогда большое участие в распространении христианской религии между горскими жителями.

На восток от селения Памыт не далее пяти минут езды, стоит аул Маго-кали с 17 семействами, к северу несколько саженей вниз от Маго-кали, расположен аул Егол-кали с 14-ю семействами. Первый лежит на отлогой покатости к р. Арм-хи, другой в нескольких аршинах от обрыва к той же речке и к оврагу, по которому протекает ручей Арч-хи.

Ручей этот, беря свое начало у вершины снегового хребта, стремится в р. Арм-хи, образуя по пути несколько каскадов, у двух последних аулов он протекает по глубокому оврагу, обрезывающему оба аула с восточной стороны. На правом берегу ручья, на одинаковой высоте с Егол-кали построена башня, с живущими в ней 2 семействами, она принадлежит к аулу Егол-кали. (more…)

Следующая страница →

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.