Свободен лишь тот, кто может позволить себе не лгать.

15.10.2021

ЗАПИСКИ СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦА. Арапиев Хаджибикар Османович

Снимок экрана 2021-10-14 в 18.56.27

Памяти трагических событий 23 февраля 1944 года, памяти моего отца….

«Память!… Знаю, что время из своего бесконечного течения отводит человеку крохотный, до обидного малый кусочек. Всевышний начинает отсчет наших дней с первым ударом сердца еще в утробе матери, и неумолимый ручеек песочных часов начинает пересыпать наше будущее в наше прошлое.

Уверен, Память, что мы расстанемся с тобой только тогда, когда впереди у меня не останется ничего. Спасибо за верность.

Только об одном прошу тебя, Память, храни и ты тот промозглый февральский день, плачущие черные ветви деревьев, перестук вагонных колес поезда, бегущего сквозь снежную мглу, и пронзительную мелодию гармони, которую творили нежные девичьи пальцы….»

(more…)

18.07.2021

Письмо вайнахистам от Идриса Муртузовича Базоркина // 8.04. 1972 год

c26a5132-64bc-4b30-a55e-23d251f939c8

РУКОВОДСТВУ И УЧЕНЫМ ЧЕЧЕНО-ИНГУШСКОГО НИИ

ИСТОРИИ, ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ

Уважаемые товарищи!
Я обращаюсь к вам, потому что в разбираемом вопросе главное слово должно принадлежать вам. С некоторых пор и, в особенности, в последнее время в науке и литературе все большие масштабы принимает распространение термина «вайнахи».
Так, например, появились кинокартины, книги под названием «В стране вайнахов», «Песни вайнахов» есть ансамбль песни и танца «Вайнахи», есть «вайнахские юморески». А в статье «Прочтенные страницы», опубликованной в «Грозненском рабочем», говорится уже о более серьезных вещах: о «кавказском народе» «вайнахи», о «вайнахском зодчестве» и даже о представителях местной национальности — «вайнахах».  Что это — научное открытие, или политическая безответственность?
От эдаких вольностей до постановки вопроса об аннулировании чеченской и ингушской национальностей — один шаг. Некоторые столичные ученые вслед за нами от употребления этого термина в языкознании ныне торопливо переходят к замене им национальных названий чеченцев и ингушей.

Я умышленно не называю имен авторов, потому что не в них дело, а в принципе.
Возникает вопрос — случайно ли это явление, или закономерно вытекает из каких-то жизненных потребностей наших народов, науки, культуры, литературы, политики?   

И к чему должна привести столь всеобъемлющая нагрузка на этот термин?

Об этом и стоит поговорить. О чеченцах и ингушах в литературе мира известно несколько тысячелетий. Напоминать источники эти вам, ученым, мне нет необходимости. А для того, кто не знает, — достаточно сослаться на последнюю книгу Крупнова «Средневековая Ингушетия»*.    Во всех источниках на протяжении веков чеченцев называли «нахчематьяны», «нахчи», ингушей — «кисты», «кусты», «глигвы», «гаргареи». (more…)

27.04.2021

Селение Эрш в фольклоре ингушского народа // ГIалгIай фольклор. Грозный, 1967 ш.

f01209fc-cc70-4c1d-be81-79784e5a4ba7c9e71f35-2f2a-4dd8-82b0-c83308536f71 (more…)

21.04.2021

Университет, построенный Арсамаком Мартазановым

07.04.2021

Статья Дошлуко Мальсагова. «К постановке изучения чечено-ингушского фольклора» или о манипуляции над ингушским фольклором // Ростов, 1933 год , журнал «Революция и Горец» №5

Снимок экрана 2021-04-07 в 15.09.09В связи с опубликованием работ 3. Измайлова, Л. Ахриева, А. В. Аушева и др., записавших некоторые произведения устного творчества ингушей, возникли довольно большие разногласия в оценке значения фольклора на данном этапе социалистического строительства значении ингушского фольклора высказываются самые разноречивые мысли, которые в основном могли быть сформулированы следующим образом:

1. Фольклор не отвечает запросам сегодняшнего дня, проникнут непролетарской идеологией, поэтому он не нужен, собирание и печатание его политически вредное дело.

2. Изучение фольклора необходимо, а для этого нужно собирать его, но издавать только в крайне ограниченном количестве для узких специалистов-фольклористов.

3. Произведения ингушского устного творчества, за некоторыми исключениями, имеют определенную ценность по своей форме и содержанию. Поэтому собирать и изучать его необходимо. Также необходимо издавать из него наиболее ценное по форме и содержанию не только для специалистов-фольклористов, но и для широкого круга читателей.

Хотя в печати об ингушском фольклоре эти высказывания нигде не зафиксированы, но тем не менее они имеют место и оказывают определенное влияние на темпы изучения фольклора, почему мы сочли необходимым остановиться на разборе значения его.

В настоящее время перед всей ингушской общественностью стоит, актуальная задача — развития ингушского языка, — языка, в основном сложившегося в эпоху дородового и родового строя и поэтому неотвечающего тем колоссальным запросам, которые предъявляют к нему классовые интересы трудящихся эпоху построения социализма.

Коротко говоря, задача эта сводите к созданию литературного языка. Близость языков чеченцев и ингушей, географическое расположение Чеченской Ингушской областей, хозяйственное районирование их, единство самого хозяйства, определяемое Алханчуртско водохозяйственной системой, нефтяными районами, общим направлением сель ского хозяйства и, наконец, одинаковые культурно-бытовые условия ВПЛОТНУЮ ставят вопрос о создании единого литературного языка чеченцев и ингушей.

Вопрос создания такого языка стоял на 7-й Ингушской областной партконференции (доклад т. Балода) и на 7-й краевой партконференции (речи тт. Маурерг и Кариба). Эта задача заключается в том, чтобы создать литературный язык, обогатив его лексику и синтаксис, но не оторвать его от масс трудящихся. Литературный язык должен быть воспринимаемым, понятным, близким, родным для трудящихся. Он должен быть языком трудящихся масс. Эта задача при наличии всеобуча, все общей ликвидации неграмотности и национальной литературы, проникающей в самые гущи трудового крестьянства вполне разрешима. Путь к этому указан в словах т. Сталина о (more…)

18.02.2021

УСТАРЕВШАЯ ЛЕКСИКА ИНГУШСКОГО ЯЗЫКА. Гандаур-Эги М. Х.

1. Лоам (сельск.-хоз.) – а) гора; б) альпийское пастбище;

2. Бейнаж (сельск.-хоз.) – альпийское пастбище для летнего содержания дойных коров («коровье пастбище»); нижняя зона альпийских лугов;

3. Рема // раьма (сельск.-хоз.) – альпийское пастбище для летнего содержания гулевого крупного рогатого скота; средняя зона альпийских лугов;

4. Тарх-лоам (сельск.-хоз.) – альпийское пастбище для летнего содержания овец («овечье пастбище», или «овечьи альпы»); самая верхняя зона выпаса скота;

5. Дошне (сельск.-хоз.) – пастбище для летнего содержания лошадей;

6. Бай (сельск.-хоз.) – б) выгон, прилегающее к усадьбам пастбище для телят; (more…)

12.12.2020

Посещение селения Хайрах (Хамхи), профессорами Всеволодом Миллером и Николаем Харузиным в 1886 году.

Хайрах в 1938 году, горная Ингушетия. (из архива Берснако Газикова)

(more…)

09.12.2020

ИНГУШСКАЯ ТОПОНИМИЯ ВЕРХОВЬЕВ РЕК АРАГВА И ТЕРЕК

Ингушская топонимия – одно из важнейших составляющих древнего наследия народа, на основе которого все еще можно разрешить многие проблемы национальной идентификации, проблемы его генезиса, вопросы исторического процесса, географии распространения его языка, культуры и т.д. и т.п.

Важность исследования топонимии как источника для изучения вопросов исторического развития, еще не осмыслена должным образом. Топонимия – это и застывшие на века фрагменты и пласты истории народа, которые исследователь может увидеть и «оживить», и тем самым использовать для разгадки тайн давно минувших времен и эпох.

Не поэтому ли с момента начала колонизации Кавказа, наряду с беспощадным уничтожением самого бесписьменного народа – носителя древнего языка и уникальной культуры, имперская Россия методично уничтожала и саму память о нем, застывшую в памятниках материальной культуры, в духовном наследии, в географических названиях и т.д. Причем стерилизации оригинальных географических названий Кавказа, как показывает история, придавалось не меньшее значение, чем уничтожению культуры и ее носителей.

Не менее беспощадной к наследникам древней кавказской цивилизации стала и советская империя, возникшая на костях предыдущей. В середине 20 века, как бы воплощая в жизнь мечты свергнутого ими «аристократического» режима, новая «люмпен» — империя поголовно выселила нахов для вымирания на Восток. Завистливые и кровожадные «псы» новой империи, наводнившие этот край, уничтожая книги из библиотек, взрывая башни в горах, срывая могильные чурты с надгробий, не менее свирепо расправились также со всеми без исключения географическими названиями, которые хоть как то напоминали о кавкассианах.

Денахизация топонимики была одним из главных составляющих геноцида, устроенного кликой Сталина-Молотова и их приспешниками над ингушским и чеченским народами. Коварный режим действовал по инициативе, и при всяческой помощи и поддержке «общественности» и «научных элит» окружающих «окультуренных» этносов.

Насколько определенны были планы тех, кто буквально вычищал Кавказ от его исконного духа, показывали уже первые дни и месяцы депортации ингушей и чеченцев. Ингушские названия, а также буквально все, что напиминало о них — язык, культуру, историю – нещадно истреблялось. Сразу же после издания Указа ПВС СССР « О ликвидации ЧИАССР и об административном устройстве ее территории» от 7 марта 1944 года началась массированная атака на ингушские георгафические названия. Аппетиты мечтателей о «Великой Алании» от Аргуна до Кубани» обрели тогда угрожающие размеры и для других народов Северного Кавказа.

До сих пор на официальных географических картах Чечни и Ингушетии, как живое напоминание об этих коварных планах, сохранились многочисленные следы топонимической экспансии облагодетельствованных империей соседей: гора Дай-хох в центре Чечни, река Шан-дон в центре Ингушетии и т.д. и т.п.

Сегодня найти, правильно прочитать и правильно локализовать географическое название является делом не менее важным, чем отыскать в бесчисленных архивных материалах какую-нибудь забытую историческую деталь о нашем народе.

Приходится только удивляться и сожалеть, что до настоящего времени ни один

(more…)

ЗАХОРОНЕНИЕ № 84 КЕЛИЙСКОГО МОГИЛЬНИКА (ВЫСОКОГОРНАЯ ИНГУШЕТИЯ) // Нарожный В.Е., Нарожный Е.И.

 

 

Охранно-спасательные археологические исследования обширного Келийского могильника, расположенного в высокогорной зоне Ингушетии, проводились в 1987 и 1988 годах в связи с началом планировавшегося строительства Кавказской перевальной железной дороги.1 Археологические работы на памятнике проводились силами Чечено-Ингушского научно-исследовательского института и археологической лаборатории Чечено-Ингушского государственного университета им. Л.Н. Толстого.2 Полученный тогда археологический материал опубликован частично – в научный оборот введены случайные находки из разрушенной части могильника,3 полтора десятка каменных ящиков и грунтовых захоронений,4 пять полуподземных склепов5 и одно т.н. «скальное» (пещерное) захоронение,6 погребальные комплексы других некрополей Ингушетии.7 Кроме того, публиковались отдельные группы предметов погребального инвентаря, главным образом, предметы вооружения,8 керамики,9 инструментария,10 включая инструментарий керамистов,11 украшений,12 нумизматические материалы 13 и др.14 Частично материалы Келийского могильника использовались и в нескольких диссертационных работах,15 хотя, по-прежнему, основная масса погребений раскопанной части этого памятника продолжает оставаться неопубликованной. (more…)

О забытой легенде подпоручиком Н. Ф. Грабовский в работе «Краткие заметки о Горском участке Ингушевского округа» от 17 сентября 1865 года

(more…)

08.12.2020

Полуподземный склеп у сел. Верхний Лейми (Горная Ингушетия) // Средневековые погребальные памятники Чечено-Ингушетии. Грозный, 1985 г.

На юго-восточной окраине башенного поселка Верхний Лейми в горной Ассинской котловине (Назрановский р-н ЧИАССР) расположен склеповый мигильник из пяти полуподземных и двух надземных каменных усыпальниц. В 1937 году он был впервые обнаружен и подвергнут стационарному археологическому изучению Л. П. Семеновым, которым, в частности, здесь расчищен полуподземиый склеп № 2. Но материалы раскопок так и не были опубликованы. К настоящему времени этот склеп полуразрушен, а обнаруженные в нем находки почти все (за исключением фрагмента сабли) утеряны. Поэтому ниже приводим краткое описание склепа и найденных здесь предметов, содержащееся в полевом отчете Л. П. Семенова за 1937 год.

К отчету Л. П. Семенова приложены и несколько (правда, любительских) фотоснимков зафиксированных здесь разнообразных находок.В результате расчистки камеры склепа № 2 Л. П. Семеновым были найдены:
1) фрагмент сабли с перекрестьем (рис. 1, 2). Он состоит из части слабоизогнутого клинка, черена рукояти, а также железного перекрестья. Общая длина сохранившейся части находки 32 см. Железный коррозированный клинок сабли однолезвийиый, с железной оковкой с двух сторон, без дола. Ширина клинка у перекрестья 3,2 см, толщина спинки 0,7 см. Крестовина с перекрестьем, напускная, поврежденная. Горизонтальные части крестовины сильно опущены в сторону клинка и имеют на концах ромбовидные отростки. Размеры крестовины 8,8 х 3,0 см. Железная часть черепа рукояти цельнокована с клинком, изогнута в сторону его лезвия. На клинке и черепе рукояти фиксируются следы от несохранившихся деревянных ножен и обкладки; (more…)

Пластины доспеха из полуподземного склепа №10 Келийского могильника (горная Ингушетия)// Е.И.Нарожный

В ходе охранноспасательных археологических исследований (1987–1988 гг.) Келийского могильника (высокогорная Ингушетия), частично затронутого грунтовой дорогой, проложенной в качестве подъездного пути к планировавшемуся строительству сквозного тоннеля под Главным Кавказским хребтом («Кавказская перевальная железная дорога» – КПЖД), был получен выразительный археологический материал.

Келийский могильник, представлявший собою каменные ящики и грунтовые захоронения, располагавшиеся поверх ящиков, соседствовал с группой полуподземных склепов и т.н. «пещерным» («скальники») некрополем и древней, относительно благоустроенной дорогой, проходившей вдоль нижней части каменноящичного и склепового могильников [14, с. 65]. На вскрытой площади было выявлено более 400 индивидуальных захоронений, из которых в научный оборот пока введена лишь небольшая толика – несколько каменных ящиков и грунтовых ям [13, с. 50–54; 3, с. 68–91; 19, с. 291–304], полуподземных склепов [17, с. 39–79] и «пещер» [12, с. 32–35]. Вместе с другими археологическими памятниками высокогорья Ингушетии [9, с. 15–71; 27, с. 23–25; 20, с. 5–20; 28, с. 129–140 и др.], исследованные погребальные комплексы содержали немало выразительных артефактов, свидетельствовавших об их евразийском происхождении [2, с. 8–10, 59–60]. Особое место среди них занимают предметы защитного и наступательного вооружения, наряду со снаряжением, использовавшимся во время охоты, представляющих заметный научный интерес. (more…)

Таргимский храм // СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ в древности и в средние века (сборник статей), Изд. «Наука», Москва, 1980, стр.177-184

 

Из числа трех известных христианских храмов горной Чечено-Ингушетии Таргимский1 не так широко известен, хотя он важен для изучения христианизации вайнахов в период средневековья, временных успехов этого сложного процесса и его неудач. Несомненна ценность храма и как памятника архитектуры. Таргимский храм расположен на левом берегу р. Ассы, к северу от сел.Таргим. Окруженная густым лесом, эта постройка впервые была открыта в 1933 г. профессором Л. П. Семеновым2. Он не только описал, но и снял план храма и предположительно определил дату его возможного построения (XII-XIII вв.). Однако при этом исследователю не удалось избежать отдельных неточностей в обмерах здания, а некоторые архитектурные детали так и остались невыясненными. Это объясняется практической трудностью избежать ошибок при описании любого разрушающегося архитектурного памятника без предварительной расчистки его внутреннего пространства от образовавшегося слоя битого строительного материала. В момент открытия постройка уже не имела кровли и верхней части стен, к настоящему времени губительный процесс разрушения здания продолжается. К сожалению, изучением Таргимского храма до последнего времени никто специально не занимался, Л.П.Семенов был единственным археологом, обратившим на него внимание. Правда, в специальной научной литературе приводятся иногда сведения о памятнике, однако они всецело основаны на опубликованных материалах исследователей3. Поэтому представлялось весьма желательным как подробное описание храма, так и установление на конкретных материалах времени его возведения. Поскольку для этого требовались раскопки внутри памятника, а также его склеповой усыпальницы, то они были нами произведены летом 1976 г.4. Как можно видеть из прилагаемога плана (рис.1), Таргимский храм представляет собой здание простой зальной композиции, с одной апсидой и поперечной аркой, столпы которой незначительно выступааот от кладки стен. К южной стене храма была позже пристроена каменная ограда, сложенная на известняковом растворе. Она, судя по сохранившимся остаткам, имела прямоугольную форму. Длина храма 6,90 м, его ширина 4,60 м. Архитектурно-пространственное построение памятника, таким образом, не отличается особой пропорциональностью: ширина значительно превышает половину длины здания. Апсида храма полуциркульной (more…)

27.09.2020

An island hell: A Soviet prison in the far north: Malsagov, S. A // London, 1926

Читайте также:…МАЛЬСАГОВ ВПОЛНЕ ОПРАВДАЛ ВОЗЛОЖЕННЫЕ НА НЕГО ЧЕКИСТАМИ «НАДЕЖДЫ»

21.08.2020

Галгаевец -кистин в произведении Важи Пшавела «Алуда Кеталаури» (1888 год)

Filed under: Из культурного наследия — Хамарз Костоев @ 12:54

Снимок экрана 2021-09-01 в 18.43.48


(more…)

17.08.2020

В стране Галгай (ГIалгIай) // Открытки в наборе. Фотограф: С. Э. Шиблер , 1974 год

     Развалины святилища около селения Хамхи

               Долина реки Ассы. Храм Тхаба-Ерды

          Боевая башня

(more…)

25.07.2020

«Замай боадон чура» яхача романа дакъа // Идрис Базоркин, 1967 год

imgonline-com-ua-2to1-NFFQcb7rIrt5BK

В своей записной книжке Базоркин пишет: «15 февраля 1963 года, закончив все со своим литературным „прошлым“, издав два тома на ингушском языке, один — на русском, и завершив дело с созданием фильма — приступил к систематизации накопленного для романа материала». Уединившись на казённой даче в Джейрахском ущелье, Базоркин начинает писать роман-эпопею «Из тьмы веков», который стал делом жизни писателя.

24.04.2020

Ингуши в автобиографической повести Михаила Булгакова «Записки на манжетах» // газета  «Накануне», Берлин, 1922 год

Михаил  Булгаков.
Дата рождения
3 (15) мая 1891
Место рождения
Киев, Российская империя
Дата смерти
10 марта 1940 (48 лет)
Место смерти
Москва, СССР                                        Род деятельности
писатель, драматург, театральный режиссёр и актёр
Годы творчества
1919—1940 После  взятия Киева Добровольческой армией в августе 1919 года ушёл в Вооружённые силы Юга России и был назначен военным врачом в 3-й Терский казачий полк, в рядах которого принимал участие в боевых действиях на Северном Кавказе против восставших горцев. Печатался в газетах («Грядущие перспективы»). Во время отступления Добровольческой армии в начале 1920 года был болен тифом и поэтому вынужденно не покинул страну. После выздоровления, во Владикавказе, появились его первые драматургические опыты, — двоюродному брату он писал 1 февраля 1921 года: «Я запоздал на 4 года с тем, что я должен был давно начать делать — писать»

«Прошелестело платье в соседней комнате. Зашептал женский голос: — Сегодня ночью ингуши будут грабить город… Слезкин дёрнулся в кресле и подправил: — Не ингуши, а осетины. Не ночью, а завтра, с утра. Нервно отозвались флаконы за стеной: — Боже мой ! Осетины ?! Тогда это ужасно. — Ка-кая разница …? — Как какая ? Впрочем вы не знаете наших нравов. Ингуши, когда грабят, то… грабят. А осетины грабят и убивают. — Всех будут убивать? — деловито спросил Слезкин, пыхтя зловонной трубкой.» М.Булгаков «Записки на манжетах», газета «Накануне», Берлин, 1922 год

(more…)

20.04.2020

Происхождение Вейнахов, их языков и наречий // профессор Н. Яковлев, «Языки и народы Кавказа». Тбилиси, 1930 год

(more…)

03.04.2020

Суд общины у грузин-горцев (мохевцы) // Этнографическое обозрение, № 1, Москва, 1893 год

(more…)

23.03.2020

Свободолюбие Галгаевца, покорившее и отразившиеся в творчестве Иоганна Гете и Роберта Шумана

В далеком от нас 1811 году Мориц фон Энгельгардт и Фридрих Паррот отправились в путешествие по Кавказу. О тех впечатления, что оставил в их сердцах этот сказочно красивый край, они поведали читателю в книге,  увидевшей свет в Берлине четыре года спустя. Одна из глав этой книги называется «Посещение Энгельгардтом Галга-Ингушей». Она вызвала особый интерес издателей и незадолго до выхода самой книги была опубликована в четвертом томе сборника Хаммера «Сокровищницы Востока».

В ЭТОЙ главе Энгельгардт описывает чарующую природу земли ингушской и некоторые обычаи живущего на ней народа. Свой восторженный текст ученый и путешественник сопровождает рисунками храма Тхаба-ерды и сторожевых башен ГIалгIай-Коашке. От его наблюдательного и пытливого взора не укрываются и характерные черты ингушей. Энгельгардт, в частности, пишет: «Люди, которые только «краем крови» и общим языком едва объединяются в народ, в полной свободе радостно используют тренированную силу руки, чтобы достичь того, чего желают, и в такой свободе находят свое полное счастье. Где мы найдем такое на нашем континенте, кроме как на Кавказе? Так что мы хотели бы похвалить мужчину, который однажды предложение о покорности отверг коротким ответом: «Над своей шапкой он видит только небо».

Об этом путешествии Морица фон Энгельгардта и Фридриха Паррота мне рассказал известный ингушский краевед и исследователь Берснако Газиков. В его архиве немало таких интересных находок и открытий, с некоторыми из которых мы в разные годы уже знакомили читателей. Однако на этот раз я узнал не только о существовании еще одного, неизвестного ранее издания, посвященного Ингушетии, но также и о том, как вдохновила фраза, произнесенная ингушом, Иоганна Вольфганга Гете. Великий немецкий поэт, мыслитель, ученый-естествоиспытатель, философ, один из основоположников немецкой литературы нового времени и классик мировой литературы не остался равнодушным к словам, услышанным и записанным Энгельгардтом. (more…)

20.03.2020

Посещение Морицом Энгельгардтом страны Галгаев // Engelhardt, M. ; Parrot, F.: Reise in die Krim und den Kaukasus. Berlin: 1815

Это слайд-шоу требует JavaScript.

12.03.2020

Ингушский курхарс // Voyage au mont Caucase et en Georgie». Paris. 1823 , T. II, 247

Les femmes des Mitzdje his portent une coiffure dont le haut a la forme d’une corne de chamois, mais qui est recourbee sur le devant. Cette corne est ordinairement d’e-corce de boulcan creuse, et couverte de drap ou d’etoffe de soie; elle a pres de deux ponces de larqeur et sept de hauteur: la pointe courbee est tournee vers le front; elle a pour base une petite guirlande, large de quelques doits, qui pose sur le sommet de la tete, et qui est garnie de coaril: cette coiffure s’appelle tchougoul» (Klaproth, „Voyage au mont Caucase et en Georgie». Paris. MD CCCXXIII. T. II, 247).

Клапрот в своем труде «Путешествие по горам Кавказа и в Грузию» приводит впервые очень ценные подробности об этом уборе. Он говорит, что женщины носят убор, который по форме напоминает рога серны, но согнутые наперед; он обыкновенно сделан из коры березы и покрыт сукном или шелком, имеет в ширину около двух больших пальцев, в высоту семь пальцев; украшен гирляндами; этот убор называется «чугул».  Клапрот не дает перевода слова „Tchougoul» но, по-видимому, оно родственно черкесскому языку. На стр. 186 упоминается слово «Thougouldour», означающее по-русски «тур». По-ингушски „chuge» означает «хохол», «петушиный гребень». (Л.П. Семенов)

Курхарс — это головной убор ингушских женщин средневекового периода. Впервые о курхарсе в письменных источниках упоминается в 1637 году в рапорте русских послов в Грузию. Как они отмечали, описывая ингушей, через чью землю проходили: «женщины носят на головах что роги в пол аршина». (more…)

10.03.2020

Кавказские параллели к фригийскому мифу о рождении из камня (-земли) // «Этнографическое обозрение», кн. 78. Москва, 1908 г

(more…)

01.03.2020

Упоминание в 1637 году о ингушском головном женском уборе курхарсе в рапорте русских послов в Грузию

(more…)

23.02.2020

Подвиг Чербыша // Этнографическое обозрение №1, Москва, 1901 год

(more…)

09.02.2020

Зима в с. Кост, Ингушетия (2020 г.)

Это слайд-шоу требует JavaScript.

03.02.2020

Башенный комплекс Кост/ фотографии Тимура Агирова

Это слайд-шоу требует JavaScript.

«Хамчий Патарз ха» ингушских ремесленников

Хочу рассказать в этой статье об одном из немногих на сегодняшний день ремесленников Ингушетии. В селе Экажево живет очень интересный и приятный пожилой человек, который занимается пошивом национальной кожаной обуви.

Костоев Ибрагим Исмаилович родился в с. Экажево в 1934 году. Этим ремеслом занялся лет 40 назад. Он очень любит свое дело. Говорит о нем с удовольствием. А порядок среди его рабочего инвентаря очень удивил меня. Каждое лекало имело свое место на стене, каждая часть чувяков свое место на полках. Особенно мне приглянулись старинные швейные машинки «Зингер», со своими замысловато-плетеными кованными ножками. Красивые машинки. С любовью и живостью рассказывал нам Ибрагим о своем ремесле.

На вопрос, у кого он учился этому ремеслу, ответил, что просто несколько раз видел, как это делают и самому захотелось заняться этим делом. Надо отметить, что у него очень хорошо они получаются. Мало того, он прошелся по старикам в свое время, чтобы собрать орнамент таких сапожек и ноговиц и сам очень красиво теперь орнаментирует ичигиш и пезгаш (сапоги и ноговицы). Очень часто с помощью вставок из разноцветной кожи и меха или стеганья краев обуви.Они у него из разной кожи и разных фасонов: с твердой и мягкой подошвой,до колен, до середины икры и до щиколоток (последние он называет «носкеш»). Самые нарядные и красивы сапоги у него стоят около 5 тыс. руб. (more…)

30.01.2020

Состояние памятников средневековой материальной культуры Ингушетии / c.Кост (Къест)

В соответствии с Федеральным законом от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» государственная охрана объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) является одной из приоритетных задач государства.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

16.01.2020

Об одной фальсификации А.С. Сулейманова

В 1903 г. В.Я. Светлов опубликовал ингушское сказание «Семь сыновей вьюги». По мотивам этого сказания ингушский писатель С.И. Чахкиев на основе этого фольклорного произведения создал драматическую поэму «Чаша слез». В 1963 г. она была издана отдельной книгой на ингушском языке, а в 1965 г. – в переводе на русский язык. В те годы чеченский поэт и краевед А.С. Сулейманов собирал топонимию Чечено-Ингушетии, в том числе и в горах Ингушетии, где он обнаружил топоним «пхьармат». Вероятно, знакомство с поэмой С.И. Чахкиева и обнаружение топонима «пхьармат», который показался ему созвучным с именем Прометей, натолкнуло его на мысль, сконструировать миф о чеченском Прометее – Пхьармате, который он создал и опубликовал в 1990 г. В нём много несуразностей и противоречий, что в итоге позволяет сделать вывод о его искусственности.

Светлов опубликовал ингушское сказание «Семь сыновей вьюги» [11, с. 198-214], записанное, вероятнее всего в селении Гвилети, находившемся в Дарьяльском ущелье у самого подножья горы Казбек [1, с. 107]. Сказание имеет прометеевский сюжет. В нем нарт Курюко (инг. Куркъа; от «кура» – «гордый» и «къо» – «сын») повторяет подвиг греческого титана Прометея. Но в отличие от Прометея, укравшего у Зевса для людей огонь, Курюко крадет у Всесильного Тга (инг. Тхьа//Ткъа) барашек и тростник для нартов. Ингушский писатель Саид Чахкиев на основе этого фольклорного произведения создал драматическую поэму «Чаша слез». В 1963 г. поэма была издана отдельной книгой на ингушском языке [17], а в 1965 г. – в переводе на русский язык [18]. В 1960-х гг. чеченский поэт и краевед Ахмед Сулейманович Сулейманов (1922-1995) собирал топонимию Чечено-Ингушетии, в том числе и в горах Ингушетии [9, с. 135]. Собранные топонимы он издал четырьмя частями в 1976-1985 гг. [13; 14; 15; 16].

В горной Ингушетии в окрестностях селения Гули (Хьули) он обнаружил топоним Пхармат (Пхьармат). Вероятно, еще в те годы А.С. Сулеймановым было создано художественное произведение «Пхармат», которое он выдал за фольклорную запись и опубликовал на чеченском языке позже в сборнике «Чеченский фольклор» – в 1990 г. [10, с. 9-14]. В комментариях к мифу сказано, что Ахмед Сулейманов записал его в 1940 г. со слов 80-летнего жителя хутора Гедин-пха, и еще один вариант сказания записал со слов своего отца Сулеймана [10, с. 550]. (Р. Нашхоев утверждает, что «миф “Пхьармат” записан А. Сулеймановым в 1937 году» [9, с. 156]). Возникает вопрос: если действительно это так, почему А.С. Сулейманов не публиковал этот миф в течении 50 лет? Вероятней всего, сочинил он миф в 1960-х годах, когда узнал о существовании топонима Пхармат и познакомился с поэмой С. Чахкиева, и долго не решался на публикацию самого мифа, боясь быть обвиненным в фальсификации, хотя информацию о существовании такого мифа он выдал в 1976 г. Чеченский исследователь К.З. Чокаев пишет, что в 1966 г. А. Сулеймановым ему были переданы два варианта преданий о Прометее – «Пхьарий» и «Пхьармат», которые он приводит в приложении в конце своей книги, изданной в 1991 г. [19, с. 55, 168-178]. В изданной в 1976 г. 2-й части «Топонимии Чечено-Ингушетии» А.С. Сулейманов приводит сведения о Пхармате в двух статьях, посвященных горе Бешлоам (Казбек) и селению Хьули. «Баш Лоам… – …По представлениям ингушей и чеченцев, на вершине Баш-Лоам обитала Матерь Земли – Мехкан Нана (Кибела, Рея), одновременно является своеобразным Олимпом, где живут и совещаются все боги вайнахского Пантеона; здесь же прикован великан-нарт, доставивщий людям на землю огонь из очага верховного бога Сиелы (Зеуса-Зевса) – Куркъо, получивший отражение и в поэме ингушского поэта Саида Чахкиева “БIаьрхих бизза кад” (Чаша слез)… Чеченский Пхьармат идентично ингушскому Куркъо» [14, с. 7-8]. (more…)

Семь сыновей вьюги. Ингушское предание / Санкт-Петербург : Н. Морев, 1903. — 31 с.; 18. — (Читальня народной школы : Журн. с картинками; 1903, вып. 12).

22.12.2019

Открыт счёт по сбору средств на восстановление башенного комплекса “Къоаст”

Открыт счёт по сбору средств на восстановление башенного комплекса тейпа Къоастой.

Номер банковской карты (VISA): 4276 1609 7159 8322

Имя владельца карты: (Тухан Костоев // TUKHAN KOSTOEV) :

Башенное поселение Кост (Къоаст) основано Хьоашилгом из Хамхи. Къоаст (Кост) расположен  на отроге горы Гайкомд (Цей-Лоам), хребте Таьган-Дукъ.  Род Костоевых включает в себя  патрономии: Гастемировы (Г1астмар наькъан),  Газгиреевы (Г1азгири наькъан), Машиговы (Машиг наькъан), Успаевы (1успа наькъан), Марзагановы (Марзаг1а наькъан),  Дударовы (Дудар наькъан) и др

Это слайд-шоу требует JavaScript.

24.11.2019

ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ЛЕТ НА КАВКАЗЕ ( 1842— 1867) А. Л. ЗИССЕРМАНА.

Тушины составляютъ четыре общества: Цовское или Вабуа, Гомецарское, Чагминское и Пирикительское, или Дамахкрай. Они отличаются между собою языкомъ, частью происхожденіемъ и нѣкоторыми, едва замѣтными чертами характера, но въ другихъ отношеніяхъ совершенно сходны. Цовцы и Пирикительцы кистинскаго происхожденія изъ общества Галгай. (more…)

25.10.2019

Эшелон тронулся… (история ингушской семьи)

«Казалось, все это пройдет, я был готов поклясться, что это сон. Я вспоминал отца, арестованного в 37 году… Мне казалось, вот-вот проснусь, отец зайдет, я все это расскажу… Но это был не сон…»В 1931 году в Ингушетии в селении Насыр-Корт родился Хаджи-Умар Орснакиевич Костоев. В свои 75 лет он работает преподавателем звукорежиссуры в Студии искусств. Именно в этой студии мне и посчастливилось познакомиться с этим замечательным человеком. В 1992 году Костоев вместе со своими единомышленниками основал телевидение в Ингушетии.

Совсем недавно я вдруг узнала, что в 1937 году, когда ему было всего шесть лет, его отец был репрессирован, а спустя семь лет, тринадцатилетний Хаджи-Умар был назван «изменником родины» и сослан в холодные степи чужой земли, вместе с больной матерью, двумя братьями и сестренкой…

Хаджи-Умар не любит говорить о своей жизни, и тем более посвящать кого-то в свои переживания… Я понимала, что вспоминать обо всем и рассказывать о тех страшных событиях ему будет тяжело. Но я хотела узнать правду. Узнать всю цепь этих событий и понять: «Что заставило ингушей остаться сильными и как удалось им выжить?..»

Хаджи-Умар рассказывает все так, как это было – он помнит свое детство, юность. И я впервые увидела его лицо, выражающее боль, когда он сказал:

«У меня не было детства, я в 15 лет чувствовал себя стариком…»

Хаджи-Умар начинает свой рассказ, я внимательно слушаю и понимаю, что этот рассказ – это новое испытание для него.

Да не повторится этот день

«…Люди в военной форме впервые появились в селении Насыр-Корт, в моем представлении, в 40-м году. Они проехали по нашей улице на военной технике, у них были пушки и орудия, двигались они в сторону Экажево, и где-то там, в русле реки Сунжа, проходили военные маневры. В войну впервые они пришли где-то в конце 41-го года и в начале 42-го со всем военным снаряжением. Ребята они были очень словоохотливые, шутили, угощали нас детей, чем богаты были, давали нам сахар. Мы в свою очередь помогали им чистить ружья, особенно противотанковые орудия с длинными стволами. Но в конце 43-го пришли совсем другие военные, уже в красных погонах.

Побывали военные и у нас в доме. Я достаточно хорошо владел русским языком, это помогало налаживанию контактов с ними. (more…)

24.10.2019

Археологические находки в селении Къоаст 13.10.2019

30.09.2019

НАРТЫ-ВЕЛИКАНЫ ИНГУШСКОГО ЭПОСА

Выступая в нартском эпосе духовным фундаментом, ингушские мифы являются одновременно «логической и образиндуцирующей парадигмой» [1, с. 6-67]. Согласно концепции Э. Дюркгейма, древние мифы стали инструментами демонстрации универсальных принципов социальной организации, в которой известные архетипические образы и имагиналии [2] выступают у него как важнейшие факторы, укрепляющие социальную солидарность. Пространственная система играет важную роль в эпосе, так как определяет логику действий, взаимоотношений и атрибутов его героев. В традиционной концепции пространства можно вычленить горизонтальную и вертикальную оси координат, явившейся итогом взаимодействия мифологического моделирования Космоса и представлений эпического времени. В нартском эпосе ингушей прослеживается троичная вертикальная система строения Вселенной. По мнению А. Голана, эта первобытная космогоническая концепция, (more…)

20.09.2019

ГIАЛГIАЙ ТАЙПАШ

Человек своей эпохи (ВАХА ХАМХОЕВ)

Смерть Вахи Хамхоева стала очень большой утратой не только для его родных и близких, но и для всего ингушского народа. В самое тяжелое время, когда создавалась республика, он, как патриот своей родины, был одним из идейных вдохновителей её становления и всегда стоял на стороне правды.

Народный писатель Ингушетии, поэт, публицист, видный общественный деятель Хамхоев Ваха Висангиреевич родился 11 сентября 1952 года в Казахстане, когда ингушский народ находился в ссылке.

Детство маленького Вахи, как и у всех детей репрессированных народов, проходило в неимоверно тяжелых условиях. Более того, оно было омрачено ещё и тем, что после развода родителей он был разлучен с матерью и остался на попечении бабушки.

В 1957 году семья Хамхоевых переехала на постоянное место жительства в село Экажево, где жили их родные и близкие. После окончания экажевской средней школы юноша не смог продолжить учебу, потому что надо было работать и помогать старшим по хозяйству. Но спустя некоторое время ему всё же удалось стать студентом и продемонстрировать свои способности во многих направлениях.

Надо сказать, что писать стихи и небольшие рассказы Ваха начал ещё со школьных лет. Наверное, этим и объясняется его стремление стать профессиональным писателем, несмотря на то что все сулили ему неплохую карьеру правозащитника.

Как он рассказывал сам при жизни, интерес к художественной литературе и любовь к родному языку ему привили школьные педагоги. Всегда с благодарностью Ваха Висангиреевич вспоминал своих учителей — знатоков ингушского языка и литературы Ахмеда Гойгова, Мажита Экажева, Розу Сапралиеву, Рукият Албогачиеву, Ахмеда Гагиева, Магомеда Добриева, Юсупа Цечоева, Увойса Муталиева, Салмана Албогачиева и многих других. Именно они и старшие родственники в семье стали для будущего писатели мерилами в жизни. (more…)

19.09.2019

Живой свет теплоты. Башир Костоев

Роль газеты «Сердало» в истории ингушского народа невозможно преувеличить. Поэтому мы, сегодняшние журналисты одной из старейших газет нашей страны, не без гордости говорим о наших предшественниках, людях, оставивших неизгладимый след в народной памяти.  Главная газета Ингушетии всегда оставалась центром притяжения всей национальной интеллигенции. В «Сердало» начинали свой творческий путь выдающиеся ингушские писатели. Став символом нации, газета с первого дня своего существования оказалась зеркалом ингушской жизни, отражая на своих страницах стремление народа к свету и добру. У «СЕРДАЛО» завидная судьба. И этой своей судьбой, народной любовью, прошедшей (more…)

18.09.2019

Родовое поселение Костоевых

Башенное поселение Кост (Къаьсте) основано Хьошальгом из Хамхи. Къаост (Къаьсте) расположен на отроге горы Кхьк1омт1е (Гайкомд), хребта Таькан-Дук .  Поселение получило свое название от названия хребта Къаьсти-Дукъ (с инг. букв.: «Разделяющий хребет» – этот хребет разделяет два ущелья). Род Костоевых включает в себя  фамилий: Костоевы, Гастемировы, Машировы, Успаевы, Марзагановы, Газгиреевы, Дударовы и др

Сегодня в нем сохраняются развалины боевой, четырех полубоевых и одиннадцать жилых башен с различными пристройками периода позднего средневековья.(17 век)

17.09.2019

Алихан Костоев. Родник народной мудрости

Алихан Усманович Костоев (1934–1992) – первый в истории чечено-ингушской литературы профессиональный критик. Он родился в селении Яндаре Чечено-Ингушской АО в семье известного религиозного деятеля Усман-муллы. В 1965 г. окончил Литературный институт, отделение литературной критики. Со студенческих лет он один из активных участников национального ингушского движения за восстановление прав репрессированных народов и один из авторов и редакторов писем, заявлений и обращений ингушского народа в центральные органы власти. Был участником известных выступлений ингушей в январе 1973 года в Грозном.

Сполна испытав на себе идеологическое давление, прямое преследование и замалчивание своего творчества, он, как это слишком часто случается с ингушами, стал изгнанником. Вынужденный покинуть малую родину, он никогда о ней не забывал, болел ее болью, жил ее надеждами.

(more…)

12.09.2019

Картина Тушетии //И. Цискаров. газета «КАВКАЗ», 1846 год, № 50

Снимок экрана 2020-04-04 в 23.04.14

Тушины Цовского общества происходят от кистинского племени Гилго. (Тушинец Иван Цискаров, 1846 г.)

(more…)

11.09.2019

Некоторые особенности средневековой ингушской архитектуры/ журнал АН n. 23, 1975 г.

скачать (more…)

09.09.2019

К вопросу происхождения названия башенного поселения Хамхи

Хамхи — одно из крупнейших башенных поселений Горной Ингушетии замкового типа, расположено в центре Таргимской котловины на левом берегу р. Ассы. В настоящее время Хамхи административно входит в состав Джейрахского района Республики Ингушетии. Предания об основании Хамхи объясняют его название, как имя собственное основателя самого поселения [1].

На самом деле это не так. По ингушским традициям образования топонима, к названию населенного пункта, название которого происходит от имени собственного, добавляется компонент, обозначающий понятие «населенный пункт» — пхьа (ГIолашпхье), кхала (Эги-Кхала), коа(Зовра-Коа), юрт (Той-Юрт) и т.д. Если к названию не добавлен такой компонент, т. е. название населенного пункта состоит из одного слова (Таргим, Хамхи, Карт и т.д.), то такое название не происходит от имени собственного человека. В таком случае в названии заложен другой смысл. Обычно рассказы об основателях того или иного населенного пункта или общества возникают намного позднее его основания в попытках объяснить это название.
В.Б. Виноградов и К.З. Чокаев отметили, что «термин “Хамхи” не поддается четкой этимологизации, особенно в своей первой части. Вторая часть слова более прозрачна в этимологическом отношении — хи — “вода, река”» [2].
В дальнейшем К.З. Чокаев предложил свой вариант значения слова «Хамхи»: «Таким образом Хамхи состоит из следующих составных компонентов: ха (+хи, хий) «вода», «река», мх (← мах), «ветер», -й/-ие детерм. При этом оба компонента подверглись фонетическим изменениям, что вполне допустимо и объяснимо: огласовка (а) вместо ожидаемого (и) в первомкомпоненте, возможно, результат регрессивной дистантной ассимиляции (и) последующему (а) второго компонента (мах — мх), который выпал впоследствии или перешел в следующий слог. На вероятность такого изменения указывают варианты топоэтнонима — Хамха и Хамах, бытующие в речи отдельных ингушей и поныне. Это относительно лингвистического аспекта вопроса с точки зрения социальной следует отметить следующее. Известно, что многие нахские этнотопонимы, как и в других иберийско-кавказских языках, в своей основе восходят к названиям древних языческих культов, тотемов и теонимов» [3]. С К.З. Чокаевым в данном вопросе никак нельзя согласиться. Рассматриваемый топоним в таком случае звучал бы как «Химух» («река-ветер»), а не «Хамхи». (more…)

26.08.2019

Махкинан. Газета КАВКАЗЪ 1895 г.

mahkinan-gilthoj.jpg

 

 

 

 

(more…)

29.05.2019

Топонимия Чечено- Ингушетии (4 части)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(more…)

Следующая страница →

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.