Ингушетия: Исторические Параллели

04.04.2010

Вассан-Гирей Джабагиев – ингушский энциклопедист XX века (1882-1961 гг.)


Вассан-Гирей Джабагиев

Выдающийся ингушский просветитель-энциклопедист, политический и социальный мыслитель, публицист и религиевед Вассан-Гирей Джабагиев принадлежите  к тому типу личностей, которые не только смогли выразить главные идеи и устремления своей эпохи, но и являлись ее творцами.

Несмотря на то, что В.-Г. Джабагиев, его труды и идеи были изъяты из всего советского периода истории Кавказа и России, значение и новаторская суть его интеллектуального наследия и практической деятельности, несомненно, окажут свое позитивное влияние на общественно-политические и культурные процессы Северного и Южного Кавказа в XXI веке. Все написанное и практически   осуществленное В.-Г.Джабагиевым, связанное с политикой, общественной и гуманитарной   работой,    просветительством, поражает своей духовной силой и талантом. Время, безусловно, работающее на В.-Г. Джабагиева, с неизбежной необходимостью подведет нас к пониманию его личности, адекватной эпохе Ренессанса, синтезировавшей науку, политику и культуру в органическое целое.

Условно весь жизненный и общественно-политический путь этого величайшего представителя ингушского народа, идеолога и практика общекавказской солидарности, можно разбить на три этапа,  неравнозначных по протяженности,  но  невероятно масштабных по количеству и качеству написанного и практически им осуществленного: дореволюционный этап –1900-1917 годы; 1917-1921 годы – этап создания и краткого существования государства Союза горцев Северного Кавказа (идеологом и главной политической фигурой которого являлся В.-Г. Джабагиев); 1921-1961 годы – целая эпоха (по своему значению) деятельности в эмиграции: Франции, Турции, Польше, Германии. (more…)

Реклама

18.03.2010

ИЛЬЯС-МУЛЛА ОЗИЕВ

Они были первыми

Эка является старшим братом Индерби, переселившегося в 1865 году в Турцию. Он умел читать Коран, хотя и не понимал смысл и содержание слов, но начальные книги (жейнаш) мог и читать и переводить на ингушский язык. Эка имел двух сыновей: Исмаила и Ильяса (Илез). Когда они достигли школьного возраста, он обучил их начальной арабской грамоте.

Когда Абдурахман-Хаджи (Индерби), окончив в Стамбуле полный курс арабистики, вернулся домой, он упросил своего брата направить детей на учебу к известному ученому-арабисту Усману-Хаджи Наурскому, имевшему известное на Северном Кавказе медресе. Так, благодаря заботе дяди Абдурахмана-Хаджи, его племянники Исмаил и Ильяс, будущие известные в Ингушетии арабисты, получили образование в Науре, где обучались десять лет, и в 1985 году вернулись домой в село Гамурзиево, получив звание ученых мулл.

Отец Ильяса

Ильяс Экиевич (Илез-молла) родился в селе Гамурзиево Назрановского района бывшей Терской области в 1871 году в семье крестьянина Эки Актолиевича Озиева.

Отец Ильяса Эка в детстве по страстному желанию своего отца Актола (Охтола) обучался арабской грамоте у известного кумыкского муллы Ашиева Башира, позже (в мае 1858 года) повешенного царскими властями за участие в «Назрановском бунте». (more…)

КУРКИЕВ МАГОМЕТ КУТИЕВИЧ

Магомет Кутиевич Куркиев родился в селе Гамурзиево Назрановского округа бывшей Терской области в 90-х голах XIX века в семье крестьянина.

В детстве ему дали имя Артаган, которое он носил до 1918 года. За его выдающиеся успехи в арабистике его друзья по медресе решили заменить это старое дедовское имя новым мусульманским — Мухьаммад. Так он стал Мухьаммадом (Магометом).

Отец Магомета — Кути Куркиевич Сагов был простым крестьянином, он слыл умным, авторитетным и влиятельным на селе человеком. Здесь нельзя не сказать и о других его родственниках.

В середине 70-х годов XIX века у России создалась конфликтная ситуация с Турцией, явно ведущая к войне. Для укрепления боевой мощи своей армии царская администрация решила создать полки из кавказских горцев. В 1876 году в Терской области развернулась работа по созданию Терско-Горского конно-регулярного полка. Многие ингуши, в том числе Кути и его братья Гайрбек и Эскархан, подали заявления о приеме их в ингушский дивизион этого полка. (more…)

17.03.2010

НЕПРЕРЫВНАЯ СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Слово наше, с благодарностью в сердце о замечательных людях — Куркиеве Магомете Кутиевиче и Омархаджиеве Джемалдине Сайтхаджиевиче
По прошествию лет, пристально вглядываясь в свидетельства волнующей истории нашего народа, мы каждый раз убеждаемся в истине:
наш народ хранила и спасала вера во Всевышнего, мы двигались вперед, благодаря духовному подвигу людей, чьи имена сегодня произносим с гордостью и уважением. Судьба настоящего ингуша – это всегда неповторимая, поучительная, порою трагическая, но всегда достойная человека история. Мы извлекаем сегодня из прошлого уроки, чтобы завтра добиться того, о чем мечтали лучшие представители нашего народа. Мы хотим сегодня и завтра созидать, творить добро, делать открытия, процветать и развиваться.

Магомет Кутиевич Куркиев родился в 1896 году в Ингушетии, в селе Гамурзиево. Отец его – Сагов Кути Куркиевич – был простым крестьянином, не знающим грамоты, однако считался среди сельских жителей авторитетом и интеллигентным человеком.
В 1876 году в Терской области развернулась работа по созданию Терско-Горского конного полка. Многие ингуши, в том числе Кути, его братья Гайрбек и Эскерхан подали заявления о приеме их в Ингушский (more…)

УЦИГА МАЛСАГ

Смеху чахкирийских матерей над моим позором пленника предпочитаю плач назрановских матерей над моей гибелью в жестоком бою с противником» — таков был ответ Уцига Малсага наибу Шамиля Саадуле Батыгову на предложение сдаться в плен ради сохранения жизни. В списках конвоя Его Императорского Величества с 1811 года по 1911 год, напечатанных в 1911 году в Санкт-Петербурге, на страницах 216 — 217 значатся имена наших предков, служивших в разные годы в этом почетном дивизионе. Под грифом «Черноморский дивизион конвоя Его Императорского Величества» с 8 сентября 1843 года по 12 апреля 1865 года значатся:

1. Корнет Малсаг Уцигов Долгиев — 4 февраля 1852 года переведен с оставлением в Кавказском корпусе. Будучи штаб-ротмистром, 10 февраля 1858 года исключен из списка, убитый горцами в 1857 году. (more…)

ГЕРОЙ ДРУГОГО ПОЕДИНКА

генерал Сосламбек Бекбузаров

Отец Сосламбека, небогатый крестьянин, мечтал дать сыну образование. Он вложил все свои сбережения в обучение мальчика во Владикавказском реальном училище. Но для продолжения учебы в вузе средств не хватило. Тогда Бекбузаров решил пойти вольноопределяющимся в армию. В те времена это давало возможность поступить в военное учебное заведение. Прослужив до 1885 г. в 20-й, а затем 12-й артиллерийских бригадах, он получил направление в Киевское пехотное училище. После его окончания подпрапорщик Бекбузаров начал службу в 45-м Днепровском пехотном полку. Из писем Сосламбека к своему дяде (такому же молодому офицеру) Янар-сану Бекбузарову чувствуется, что чуткому к чужой боли юноше непросто вжиться в атмосферу царской армии.

«Много у нас тупых и бессовестных людей, — пишет он. — Те жестокости, что творят они над этими несчастными существами — солдатами, не дают мне покоя, как ненормальный хожу среди них. Хоть умру, но обязательно поступлю в академию. Готовиться начал уже сейчас: изучаю французский, русский, немецкий языки, читаю работы философов Дарвина, Спенсера, Спинозы, Канта, Гегеля. Что может быть прекраснее познания самого себя».

Пожалуй, это было самое трудное для Бекбузарова время. Мизерного жалованья не хватало даже на более или менее сносное существование. Ютился в дешевом наемном жилье — маленькой комнатенке, где зимой не топилась печь и стоял холод. Вместо одеяла укрывался по-походному шинелью, вместо подушки клал под голову сложенный мундир. Ел один раз в день. Но он обладал гордым и независимым характером. Умел скрывать свои беды от сослуживцев. Несмотря на бытовые и прочие проблемы, Бекбузаров зарекомендовал себя одним из лучших офицеров полка. Никто не мог сравниться с ним в верховой езде, фехтовании и стрельбе. Он заметно выделялся интеллектом и благородством. За справедливость его (more…)

«ОН ЛЮБИЛ СВОЙ НАРОД…» (ЧАХ АХРИЕВ)

Прекрасны по своей архитектуре вайнахские башни. Словно стрелы, взметнулись они в синюю гладь неба, повествуя нам о славной жизни горцев, об их обычаях и традициях, о людях, прославивших когда-то этот прекрасный край. Об одном из них этот рассказ.

…У самого входа в Джейраховское ущелье, там, где своенравная Армхи впадает в Терек, раскинулось ингушское селение Фуртоуг — родина первого ингушского этнографа Чаха Ахриева.

Отсюда в 1857 году семилетним мальчиком был он увезен в крепость Владикавказ. Несладкой была жизнь аманатов (так в то время называли горцев, которые своим присутствием среди русских гарантировали верность России со стороны своих обществ, селений или фамилий), но, привыкшие к аскетическим условиям жизни, они без уныния переносили все трудности. Ведь столько нового и интересного для них было во Владикавказе — прямые улицы и красивые кирпичные дома, разноязыкая речь: русская, осетинская, ингушская и кабардинская. А самое главное, добрые, приветливые люди. Так и рос юный Чах, постигая грамоту, быстро овладевая русской речью, языками своих осетинских и кабардинских сверстников. (more…)

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ О ГЕНЕРАЛЕ САФАРБЕКЕ МАЛЬСАГОВЕ

Filed under: Имена из прошлого — Khamarz Kostoev @ 10:43
Tags:

Сводка Иностранного отдела ВЧК о ходе передислокаций Русской армии в Сербию и Болгарию, о французской, английской и русской контрразведке и по другим вопросам

Иностранный отдел ВЧК №541

24 января 1922 г. Сов. секретно

Заслуживает доверия

Информсводка № 9

Иностранного отделения ОО СКВО (Особый отдел  Северо-Кавказского военного округа)

За кордон

…Комитет освобождения горских народов Северного Кавказа

Заслуживает доверия. Выясняются дополнительные данные.

В Константинополе (Стамбул.- Сост.) находится Национальный комитет «Освобождения горских народов Северного Кавказа», главными членами которого состоят: 1) генерал Бекович-Черкасский, 2) полковник Хобаев (правитель Осетии), 3) Копев (присяжный поверенный). Этот коми­тет ведет политическую работу на территории Северного Кавказа и Закавказья с целью свержения власти Советов. Имеет резиденции —

организации в Тифлисе и в Батуме, имеет связь с горцами — повстан­цами. (more…)

16.03.2010

КРАЕВЕД, ЖУРНАЛИСТ, ПАТРИОТ (ШУКРИ ЭЛЬБЕРТОВИЧ ДАХКИЛЬГОВ)

Говоря о трагических последствиях событий осени 1992 г. в Северной Осетии или военных действий в Че­ченской Республике, мы помним почему-то только о физических и материальных лишениях ингушского на­рода и забываем о духовном геноциде и вытекающих отсюда потерях.

Мало того, что сама ингушская интеллигенция ока­залась в течение десятилетий искусственно разбросан­ной в нескольких субъектах РФ, в силу чего не могла иметь ни общего духовного центра, ни объединяющего начала, — она еще за последние пять лет, понесла невос­полнимые утраты, как в физическом выражении, так и в духовном. (more…)

01.03.2010

Князь Маршани (Н.Н. Брешко – Брешковский, отрывок из книги «На белом коне», Берлин, 1922 г.) (VI)

Маршани Беслан и Маршани Зураб

И вот слепой случай вновь столкнул их, и оба друг в друге нашли разительную перемену.
Но если Бей-Мурат, предупрежденный князем, с трудом узнал, вернее угадал, в этом исхудавшем, одетом в жалкие лохмотья, случайные тряпки, существе Риту Тугайскую, дочь министра и бывшую фрейлину, то ее еще больше поразила траурная зловещая повязка на лице Бей-Мурата.
И, цепляясь за какую-то смутную надежду, сама не веря в нее, спросила дрогнувшим голосом:
— У вас болит глаз, вы ранены?
— У меня совсем нет глаза! Но это пустяки! У меня остался другой, чтобы я мог видеть, кому я мщу и буду мстить пока жив. У меня такие-же сильные руки, как и прежде, и ни револьвер, ни шашка не дрогнут в них. А вот вы лучше о себе, Рита Петровна? Боже мой, в таком виде!.. Сколько же вы перестрадали, а ваша…ваша…- он боялся спросить, — ваша мама?
Больше Тугайская не могла крепиться; нервы, истерзанные в конец, не выдержали и, протянув к Бей-Мурату, как бы в мольбе, исхудавшие руки, поймав его плечи, прильнув к нему, прижавшись щекой к его груди, она разрыдалась.
— Мама… Бедная мама! Невыносимо вспомнить! Ее…ее расстреляли. Звери! Больную, прикованную к постели…
Молча смотрели всадники и подоспевший из парка князь. Мигали толстые железнодорожные свечи, прилепленные к мозаичному круглому столику. Громадная гостиная с барельефными карнизами и потолком и с каким-то зияющим дуплом вместо мраморного камина скрадывалась шевелящейся трепетной полутьмой. Только и мебели было , что большой золоченый Людовиковский диван с содранной обивкой, да круглый мозаичный стол с двумя свечами. (more…)

23.02.2010

Князь Маршани (Н.Н. Брешко – Брешковский, отрывок из книги «На белом коне», Берлин, 1922 г.) (V)

Маршани Беслан и Маршани Зураб

— А я не желаю пачкать своих рук. Если бы я не уважал офицерские погоны, я их сорвал бы с вас. Вы не достойны их носить
— Вы не смеете так разговаривать со мной! Прошу этот джигитский тон оставить.
— Молчать! — крикнул Бей-Мурат, и зазвенели стекла маленьких окон.- Еще одно слово – и я прикажу моим всадникам запороть вас нагайками… Скажите, зачем вы приехали и убирайтесь вон!..
— Мы приехали по приказанию генерала Май-Маевского требовать, да, требовать,- повторил смущенный и побледневший Буммель,- выдачи ротмистра Переяславцева, который был насильно увезен корнетом князем Маршания, — покосился Буммель на старого ингуша.
— Ротмистра Переяславцева нет здесь, а если бы даже и был, я его вам не выдал бы!…
— А где же он? – смущенно спросил прапорщик с жирными волосами.
— Улетел в Таганрог, чтобы рассказать, какие вы убийцы, грабители, большевики и сволочь! Поняли?
Уничтоженные Буммель и прапорщик молча переглядывались
— Ну вот, узнали все, а теперь, чтобы вашей ноги здесь не было. Вон отсюда, а не то, клянусь Богом, очень мне хочется вас выпороть!
Полковник и прапорщик мигом выкатились из хаты, скорее в автомобиль и ходу…
***
Деникин пытливо смерил взглядом Переяславцева с ног до головы, словно изучая его, и указал на стул рядом с Покровским.
— Садитесь и расскажите мне все…
Спокойно, обстоятельно, не торопясь, описал Переяславцев свое пребывание в красной армии, свои два полета в Буда- Пешт, сделанные, чтобы завоевать доверие высшего советского командования. Третий полет он должен был совершить с самим Троцким и лишь случайность помешала ему доставить «Кремлевского самодержца» в Добровольческую армию.
— Какое несчастье! До чего нам не везет! – воскликнул Деникин. (more…)

18.02.2010

Первые ингушские инженеры

Известно лишь несколько имен ингушских дипломированных инженеров, получивших образование еще в царской России. Это Ибрагим Базоркин, Берса Кодзоев, Бексултан Льянов, Козло Ужахов. Ниже публикуются небольшие биографические сведения о трех инженерах. Автору не удалось обнаружить каких-либо биографических сведений, касающихся Бексултана Льянова.

***

Ибрагим Бонухоевич Базоркин родился в 1878 г. в с. Базоркино Владикавказского округа Терской области. В 1900 г. он блестяще закончил Владикавказское реальное училище и поступил в Московское высшее техническое училище, которое окончил в 1906 г.

В 1908 г. под его руководством в г. Владикавказ на средства бакинского нефтепромышленника Муртуза Мухтарова построена Суннитская мечеть. Открытие мечети состоялось 14 октября 1908 г.

После провозглашения 3 марта 1918 г. во Владикавказе на 2-м съезде народов Терека на территории бывшей Терской области Терской народной советской республики, он был назначен народным комиссаром путей сообщения Терской области.

Во время строительства курорта «Армхи» в1926-1927 гг. инженер И.Б. Базоркин руководил строительством подъездной дороги к курорту, железобетонного арочного моста через р. Терек и двух деревянных мостов через р. Армхи. (more…)

17.02.2010

Князь Маршани (Н.Н. Брешко – Брешковский, отрывок из книги «На белом коне», Берлин, 1922 г.) (IV)

Маршани Беслан и Маршани Зураб

[…] Переяславцев стоял, скрестив на груди руки. Он видел и порозовевшие бугры, и солнце, и Днепр, отражавший в себе перламутровые облака и какие-то неуловимые переливы неумолимых красок небесной палитры.

Он видел засверкавший монокль в глазу Буммеля, безмятежно и тупо курившего сигару. Видел, как солнечные зайчики пробегали по стволам пяти винтовок пяти красноармейцев. Видел красный английский платок в руке круглолицего адъютанта. Красным платком он махнет с секунды на секунду.

Видел все это Переяславцев и не верил, что купленные адъютантом красноармейцы выстрелят. Не верил, потому что слишком уж хорошо было кругом и никогда, никогда еще не казался утренний воздух таким прозрачным и чистым…Тихое, бодрящее утро, самим Господом Богом созданное для полетов.

Не верил, потому что с каким-то наивным детски-проникновенным чувством верил в Бей-Мурата и князя Маршания. Между Переяславцевым и кучкой людей, собравшихся его убить, откуда ни возьмись, заныряли в воздухе стрекозы с крылышками, прозрачными, как стеклярус. Он следил за капризным движением этих упругих длиннохвостых насекомых, и они напоминали ему эскадрилью крохотных резвящихся аэропланов. Напоминали детство, когда он ловил стрекоз и с мальчишеской жестокостью обрывал им крылышки.

— Ну, что-ж, пора и начинать, — сказал Макаров. (more…)

11.02.2010

Князь Маршани (Н.Н. Брешко – Брешковский, отрывок из книги «На белом коне», Берлин, 1922 г.) (III)

Маршани Беслан и Маршани Зураб

Неделю назад на этой гауптвахте ,- тогда ей была другая кличка,- сидели саботажники, спекулянты, буржуи, белогврдейцы и, вообще, “враги” советской власти.Теперь-же трудно было сказать, какого рода преступниками наполнялось это унылое учреждение с водворением в Александровск штаба генерала Май-Маевского.

Переяславцев заключен был в отдельную камеру с койкой, с стоптанным матрацем, с клопами, с квадратным “глазком” в толстой тяжелой двери — со всем , что в таких случаясь полагается.

На прогулке во дворе он мог не только видеть всех арестантов, но и говорить с ними. И странное складывалось впечатление: солдаты, свои-же добровольческие, военные чиновники, но ни одного большевика, хотя бы случайно как-нибудь арестованного.

К великому его изумлению один старый, замшившийся отставной капитан, лет двадцать мирно живший на пенсии, сказал ему на прогулке, пугливо осматриваясь слезящимися, выцветшими глазками:

— Я вам, понимаете-ли, верю… Сейчас видно, кадровый офицер: и осанка, и фигура и все такое. Так вот, понимаете-ли, чудны дела Твои, Господи! Жил под этими сволочами, таскали в чрезвычайку, добровольцев ждал, как манны небесной. Ну, понимаете-ли, на радостях речь сказал на базаре торговкам: …Так мол и так: были разбойники, бродяги, каторжане, а теперь, мол, за веру и отечество; хотел было, понимаете-ли, прибавить “и за Царя,“ да язык прикусил.Так, понимаете-ли, все-таки схвачен был и в это узилище ввергнут. За что? За монархическую пропаганду! А я и не думал, честное слово. А вот, понимаете-ли, махровые большевики, вчерашние комиссары, нахально себе по городу Александровску шляются. Не верите? По именам назову. Только красные звезды поснимали. Матрос Голопятов, первый чрезвычайкинский истязатель, не верите? Еще назову! (more…)

03.02.2010

Князь Маршани (Н.Н. Брешко – Брешковский, отрывок из книги «На белом коне», Берлин, 1922 г.) (II)

Маршани Беслан Кациевич и Маршани Зураб Хасултанович

У нас каждому секретарю земской управы, преподавателю двухклассного училища, каждому прапорщику из семинаристов хотелось быть министром. Что-ж, добились! Завоевания “святой и бескровной,“ как видите, на лицо! Деревня сидит без света и без мыла, без сапог…Кстати, как она вас встречает деревня?..
— Клянусь Богом, всадники мои, на что головорезы, не могли от слез удержаться! Хватают за стремена, целуют руки и ноги, плачут от счастья, проклинают большевиков…
От красных все прячут, закапывают в землю, а нам ташут и мед, молоко, масло, яйца, сало. И вообразите, потеха, огорчаются, что мои всадники не едят сала.
Они сидели на лавке под образами перед столом, накрытым скатертью.
— Сейчас будем ужинать. Да снимите вы, ротмистр, ваш шлем!
— Я и забыл! В самом деле, столько впечатлений. Совсем, совсем другой мир… У меня в кармане мягкая английская фуражка…
— А у меня для вас найдется кокарда. Сейчас придет мой помощник, старый ингушский князь Маршания, только недавно произведенный в корнеты.
— А разве у ингушей есть князья?
— Нет, ингуши-демократы,- улыбнулся Бей-Мурат,- но видите, предки князя Моршания выходцы откуда-то из Абхазии, обингушившиеся абхазцы. Старик, шестьдесят пять лет, а ведь до сих пор еще первый наездник на всем Северном Кавказе! Такие вещи, как он проделывает в джигитовке, клянусь Богом, никому из молодежи не угнаться!..
[…]Кто-то дернул дверь, и послышался немолодой с сильным кавказским акцентом голос:
— Ваше сиятельство, разрешите…
Так вот он знаменитый горский наездник!
Переяславцев иначе представлял себе князя Маршания и был разочарован, увидев маленького, сухого старика в серо-темно-коричневой черкеске с новыми корнетскими погонами. (more…)

Следующая страница →

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.