Factum tacendo, crimen facias acrius. = If you see fraud and don’t say fraud, you are a fraud.

05.04.2015

К ВОПРОСУ О РАССЕЛЕНИИ ИНГУШЕЙ B XVI — XIX BB. (АКИЕВ ХАСОЛТ)

Если древний период в истории северо-кавказских народов из-за отсутствия прямых документальных источников остается малоизученным, то XVI—XIX века, по обилию письменных свидетельств, доступны изучению даже непрофессионалов. Но тем не менее исследователи из Осетии, Грузии и отчасти из Москвы неправильно трактуют вопрос о расселении чеченцев и ингушей в указанное время.
Три года назад вышел из печати капитальный труд «История Северо-Осетинской АССР», где осетино-ингушским отношениям уделена лишь одна страница. В ней мы обнаруживаем материалы тенденциозно трактующий вопрос о этно-культурных связях осетин и ингушей и о расселении осетин на исторической территории Чечено-Ингушетии. «У осетин, принесших в горы земледельческую культуру, ингуши перенимали навыки земледелия, Не случайно ряд важных
терминов этимологически восходит к осетинскому языку. О тесных этнокультурных контактах осетин и ингушей в XVIII в. свидетельствует наличие смешанных осетино-ингушских населений с осетинскими названиями: Валакиу, Даллагкау, Калмыкау, Багир и др., которые располагались в Джераховском ущелье, в низовьях р. Армхи», — пишут авторы осетинской истории 1. Если осетины дали названия ингушским селам, само собой напрашивается вывод о том, что они были первопоселенцами в Джейраховском ущелье. На самом деле, осетины по разным причинам селились в пограничных селах Ингушетии. Особенно усилился поток переселенцев из Осетии в XIX веке.

В 1908 году главнокомандующий Қавказским военным округом писал, что ингуши «часто принимали в свою среду осетин на жительство и в свою очередь поселялись в Осетию, вступали с ними в родственные связи и таким образом приняли от них язык и многое из нравов и обычаев осетинского народа и до позднего времени почти все население говорило одинаково на обоих языках — осетинском и ингушевском».2 Он приводит в докладе большое число названий топонимов в Джейрайховском ущелье, объясняемых на осетинском языке. 3
По свидетельству известного этнографа XIX века М. Ковалевского, миграция осетинского населения с XVI века и ранее шла на восток. Он писал, что осетины изгнанники-абреки «поселялись в Қуртатинском ущелье», откуда «часть населения выселилась в Тагаурское ущелье».4   Указанные ущелья осетины заняли в XVI—XVIII вв.
В преданиях осетин говорится, что земли в Тагаурском, Куртатинском и Дарьяльском ущельях пустовали. «Освобождению» указанных районов от прежнего населения способствовали опустошительные походы царских войск во главе с кабардинским князем Темрюком в 1563, 1565 годах.
В результате первого похода были завоеваны 164 населенных пункта и 3 «города» Алагир, Кобань и Мохань (Степанцмида). Жителями указанных районов были мшане и соны, 5 Мшане так же как сванское название картвельцев мкарт, грузинское название горцев мтиулов (от мта -гора, родственное тюркскому  тау-гора)6 обозначают горных жителей. Шаны — это вайнахоязычные шаной, живущие до ныне у реки Шан в Джейраховском ущелье и в верховьях реки Аргуна, а также представители известной осетинской фамилии Шанаевых. В верховьях Аргуна живут также и представители старинного вайнахского тайпа Соной. Думается, что жители указанных районов исповедовали в XVI веке мусульманскую религию. Дело в том, что в результате похода царских войск были пленены мурзы: Бурнат, Ездноур, Бурнак, Дудыль, а не алдары, как именуются княжеские сословия у осетин. Мурзы встречаются у мусульманских народов Северного Қавказа: кумык, чеченцев и ингушей.
Согласно русских документальных источников в конце XVI века в Дарьяльском ущелье в Ларсе жил «феодал Султан-Мурза, который состоял в родстве с другим вайнахским владельцем Ших-Мурзой Окуцким7 Выше Ларса находилось ингушское село Гвилети.8 Таким образом, в XVI веке и ранее в пределах центрального Кавказа мурзами могли именоваться вайнахи. Вайнахоязычное население указанных районов (Дарьяльского, Куртатского, Тагаурского ущелий) в течение XV-XVIII вв. было ассимилированно грузинами и осетинами.
До сих пор не было написано ни одной работы, посвященной истории пограничного с Грузией села Гвилети, за исключением небольшой газетной статьи неизвестного автора под названием «Гулетовцы», опубликованной в 1894 году.
Несмотря на то, что в указанной статье прямо говорится, что жителями села Гвилети были вайнахами, отдельные исследователи до сих пор причисляют их то к осетинам,10 то к грузинам.11
Автор статьи «Гулетавцы» писал: «присматриваясь к жизни наших соседей, мы не находили никакого различия между ими и другими чеченскими племенами, ни в языке, ни в костюмах, ни в домашнем быту и обычаях, Они прямо были слепком с джейраховцев — одного из чеченских племен, живущих между Тереком и Ассой».12 Он приводит интересные сведения о религии гвилетцев, представляющих «полуязычников полумагометан».13 В разное время записано до 10-и легенд о истории происхождении гвелетцев и села Гвилети. (more…)

15.03.2010

ЗАВОЕВАТЕЛЬНЫЙ ПОХОД КАБАРДИНСКОГО КНЯЗЯ ТЕМРЮКА ИДАРОВИЧА В РАЙОН ЦЕНТРАЛЬНОГО КАВКАЗА В XVI В

В одном из номеров газеты «Ингушетия» Х.А. Акиев опубликовал статью «Этническая карта Северного Кавказа в середине XVI в. (К вопросу о поселениях ингушских племен в Дарьяльском ущелье)», в которой он подверг критике нашу точку зрения на поход кабардинцев в район Центрального Кавказа в XVI в. В последующем он опубликовал эту в сборнике «Точка зрения» (Назрань, 2006).

Тему кабардинских завоеваний в Ингушетии впервые обозначил Б.Д. Газиков. (Газиков Б.Д. Статьи по истории Ингушетии. Назрань, 2002). На основе анализа данных Никоновской летописи и ингушского фольклора, Б.Д. Газиков сделал вывод: «Мы считаем, что события 1562 г., когда кабардинские князья совместно с ногайскими мурзами и отрядом казаков во главе с Г. Плещеевым, совершили поход на Центральный Кавказ, разворачивались на ингушской территории и вызвали исход ингушей с равнины Гарма-аре (междуречье Терека и Камбилеевки, — Н.К.), Газалте (долина реки Гизель, — Н.К.) и долины реки Сунжа. Эти события запечатлены в памяти народа. Так, в легенде «Махкинан» говорится о предке гвилетцев Чербыже, в числе немногих жителей долины Сунжи, спасшихся от нашествия кабардинских князей, ногайских мурз и отряда казаков. Чербыж реальное историческое лицо. Спасшись от неприятеля в (more…)

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.