Factum tacendo, crimen facias acrius.

08.12.2020

Пластины доспеха из полуподземного склепа №10 Келийского могильника (горная Ингушетия)// Е.И.Нарожный

В ходе охранноспасательных археологических исследований (1987–1988 гг.) Келийского могильника (высокогорная Ингушетия), частично затронутого грунтовой дорогой, проложенной в качестве подъездного пути к планировавшемуся строительству сквозного тоннеля под Главным Кавказским хребтом («Кавказская перевальная железная дорога» – КПЖД), был получен выразительный археологический материал.

Келийский могильник, представлявший собою каменные ящики и грунтовые захоронения, располагавшиеся поверх ящиков, соседствовал с группой полуподземных склепов и т.н. «пещерным» («скальники») некрополем и древней, относительно благоустроенной дорогой, проходившей вдоль нижней части каменноящичного и склепового могильников [14, с. 65]. На вскрытой площади было выявлено более 400 индивидуальных захоронений, из которых в научный оборот пока введена лишь небольшая толика – несколько каменных ящиков и грунтовых ям [13, с. 50–54; 3, с. 68–91; 19, с. 291–304], полуподземных склепов [17, с. 39–79] и «пещер» [12, с. 32–35]. Вместе с другими археологическими памятниками высокогорья Ингушетии [9, с. 15–71; 27, с. 23–25; 20, с. 5–20; 28, с. 129–140 и др.], исследованные погребальные комплексы содержали немало выразительных артефактов, свидетельствовавших об их евразийском происхождении [2, с. 8–10, 59–60]. Особое место среди них занимают предметы защитного и наступательного вооружения, наряду со снаряжением, использовавшимся во время охоты, представляющих заметный научный интерес. (more…)

ВОИНСКОЕ ПОГРЕБЕНИЕ № 33 КЕЛИЙСКОГО МОГИЛЬНИКА (ГОРНАЯ ИНГУШЕТИЯ) //М.Б. Мужухоев, Е.И. Нарожный, Д.Ю. Чахкиев

В статье вводится в научный оборот еще одно воинское захоронение Келийского могильника золотоордынского времени из горной Ингушетии. Шлем, сопровождавший погребенного в каменном ящике, представлен экземпляром, полностью изготовленным из кольчужной сетки, надевавшейся на голову. Сверху шлем венчало бронзовое навершие с изображением 4-х птиц-грифонов. На лицевой стороне боевого наголовья – подпрямоугольные вырезы для глаз. Если шлем не имеет прямых и точных аналогий, хотя его конструктивно можно соотнести с «кольчужными шапочками» Северо-Западного Кавказа, то бронзовые навершия имеют точные аналогии на нескольких шлемах из кочевнических захоронений эпохи Золотой Орды и из Нового Сарая. Аналоги не только датируют публикуемый шлем, но и позволяют сделать несколько предположений, позволяющих рассматривать его и как возможный прототип более поздних наголовий – т.н. «мисюрок».

Охранно-спасательные археологические исследования 1987-1988 гг., проводившиеся силами двух археологических отрядов — ЧИНИИИСФ ( рук. д.и.н. М.Б. Мужухоев)1 и ППАЭ АЛ ЧИГУ им. Л.Н. Толстого (рук. – в 1987 г. Е.И. Нарожный, в 1988 г. С.Н. Савенко), дали массовый и яркий археологический материал, включая и материалы для изучения вооружения и военного дела средневекового населения высокогорной Ингушетии (Нарожный, 1989. С. 65). По объективным причинам в научный оборот к сегодняшнему дню введена лишь мизерная часть раскопочных данных и, в особенности, воинских захоронений (Нарожный, Мамаев, Чахкиев, Даутова, 1990. С.49-79; Виноградов, Нарожный, 1994. С. 68-91; Нарожный, Нарожный, Чахкиев., 2005. С 291-304; Нарожный, Нарожный., 2012а. С. 173-183; 2012б. С. 182-196).

Раскоп ЧИНИИСФ 1987 года (Нарожный, Нарожный., 2015. С. 169–176, рис.1) был отделен от раскопа ЧИГУ небольшой (0,5 м ширины) смежной бровкой. Нумерация погребений на обоих раскопах велась отдельно. По этой причине публикуемое погребение No 33 следует оговаривать тем, что находилось оно в раскопе ЧИНИИСФ.2 (more…)

07.12.2020

Погребение № 67 Келийского могильника XIII-XIV вв. в горной Ингушетии (более 500 захоронений и более 1 тысячи погребенных)

В публикации вводится в научный оборот воинское погребение No 67 из раскопок Келийского могильника в высокогорной Ингушетии. Погребальный инвентарь, содержавшийся в захоронении вполне традиционен – нож, наконечники стрел, поясные пряжки, датирующиеся эпохой Золотой Орды. Особо выделяется железный шлем с козырьком. Подобные шлемы имеют аналогии не только в погребальных памятниках Ингушетии, но и в захоронениях кочевников Золотой Орды, что дает основание для сопоставления его с кругом боевых наголовий монгольского происхождения. Захоронение No 67 еще раз дает повод для утверждений о доминирующем влиянии военного дела Золотой Орды на военное дело горцев Северного Кавказа.

Келийский могильник ХIII– ХIV вв., хорошо и надежно датированный монетными находками (Виноградов, Нарожный, 1988, с. 44–46; Нарожный, Нарожная, 2011, с. 190–196), был открыт в 1987 г. при прокладке подъездной автодороги к подножию Главного Кавказского хребта, сквозь который был спроектирован тоннель под железнодорожный путь г. Владикавказ – г. Тбилиси1. Могильник, частично задетый землеройной техникой, занимает крутой склон подножия хребта горы Цей-Лам, выделяясь на окружающем фоне подреугольной площадкой, расчищенной от валунов. С двух сторон некрополя находились полуподземные склепы; в центральной, наиболее возвышенной части могильника находился каменный крест высотой около 2 м со сбитой верхушкой. Ниже могильника, поперек его площади, хорошо просматривались остатки древней благоустроенной дороги, вдоль которой находились остатки жилых строений из крупных каменных блоков. Охранно-спасательными работами, проводившимися силами археологов сектора археологии и этнографии Чечено-Ингушского НИИИЯЛ 2 и археологическойлабораторииЧИГУим. Л.Н. Толстого3, под полотном автодороги было исследовано в общей сложности почти 500 захоронений. Некрополь состоял из каменных ящиков, сверху перекрытых грунтовыми ямами с коллективным характером захоронений, полуподземными склепами и одним, т.н. «пещерным» (скальным) захоронением. Все исследованные погребальные комплексы содержали останки более 1 тысячи погребенных (Нарожный, 2004, с. 358–359). Сегодня в научный оборот введена лишь небольшая часть из раскопанных в 1987–1988 гг. погребальных комплексов могильника (Нарожный, 1991, с. 50–54; Нарожный, Мамаев, Чахкиев, Даутова, 1990, с. 49–79; Виноградов, Нарожный, 1994, с. 68–91; Нарожный, 1996, с. 32–35; Нарожный В.Е., Нарожный Е.И., Чахкиев, 2005, с. 291–304 и др.). Дальнейшая их публикация имеет значение не только для реконструкции динамики местного исторического процесса, но и истории всей Золотой Орды и понимания системы взаимоотношений горцев Восточного Придарьялья с населением золотоордынских владений Северного Кавказа.

(more…)

29.11.2020

Понорама 3D с вершины гребня (3171 метров) Цейломского хребта горной Ингушетии (кликни по картинке)

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.