Ингушетия: Исторические Параллели

18.03.2010

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА К ПРОЕКТУ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА « О РЕАБИЛИТАЦИИ ИНГУШСКОГО НАРОДА»

Муталиев Тамерлан

Ингуши относятся к числу наиболее древних обитателей Кавказа и сами называют себя вайнахами. Этноним «ингуши» является названием русского происхождения, самоназвание же народа — галгай. Оба эти этнонима вобрали в себя имена ряда вайнахских обществ, которые во второй половине XVII — в начале XIX вв. консолидировались в народность.
Язык ингушей относится к нахской группе кавказской языковой семьи и имеет устойчиво прослеживаемые связи с языками древнего мира. В научном мире сегодня прочно утвердилось мнение о том, что нахские языки из всех нынешних «живых» языков наиболее близки к древней хуррито-урартской группе языков.

По данным античных источников (Страбон, Птолемей, Плиний Секунд и др.) этнические названия отдельных вайнахских обществ локализуются на Центральном Кавказе от притеречных долин до ущелий Главного Кавказского хребта. Эти сведения дополняются содержанием древне-армянских источников (опирающихся на работы античных, историков и географов), свидетельствующими о существовании во второй половине I тысячелетия до н.э. крупного политического объединения нахских племен в центральной и восточной части Северного Кавказа. Много интересных и важных данных для средневековой истории ингушей сообщают такие общеизвестные источники, как «Армянская география» (VII в.) и труд грузинского историографа Л.Мровели «Жизнь картлийских царей» (XI в.). Латышев В.В. «Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе». СПб, 1890. Т.I. С.147, 237; Гамрекели В.Н. «Двалы и Двалетия» в I-XV вв. н.э. Тбилиси, 1961. С. 96-99; Минорский В.Ф. «История Ширвана и Дербента Х-ХI вв.» М., 1963 С. 209-211; Крупнов Е.И. «Средневековая Ингушетия.» М., 1971.; Мужухоев М.Б. «Средневековые культовые памятники Центрального Кавказа». Грозный, 1989. С.139, 145 и др. (more…)

Реклама

15.03.2010

ДЕПОРТАЦИЯ ИНГУШСКОГО НАРОДА 1944 ГОДА: УРОКИ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Муталиев Тамерлан

Многовековая история ингушского народа знает немало горьких страниц, но и в их ряду особняком стоит величайшая трагедия, начавшаяся 23 февраля 1944 года тотальной депортацией ингушского народа в Казахстан и Среднюю Азию. Много лет прошло с того дня. За это время родилось и выросло несколько поколений. Однако последствия этой чудовищной акции не только не изжиты до конца, но и по ряду жизненно важных аспектов оборачиваются новыми трагедиями в жизни не только репрессированных народов, но и по крайней мере их ближайших соседей.
При анализе причин этого злодеяния, в частности, в отношении ингушей и чеченцев, принципиальное значение имеет свидетельство известного ученого-эмигранта, осетина по национальности Г.А. Токаева.
«Уже в начале 1940 года Генштаб СССР пришел к письменному выводу, что в случае войны в южном направлении народы неспокойного края могут стать занозой в чувствительном месте военной машины, что поэтому было бы стратегически целесообразно принять своевременные «особые меры». Что это за «особые меры» мы охотно разъясним, если Сталин и Штеменко готовы принять приглашение опровергнуть наше утверждение», — писал Токаев в 1951 году.
Трагедию наших народов 1943-1944 годов Г.А. Токаев напрямую связывает с этим заключением Генштаба. С ним же, по его мнению, связано и решение объединенного заседания Политбюро ЦК ВКП (б) и Государственного Комитета по обороне от 11 февраля 1943 года о выселении чеченцев и ингушей (т.е. за год до его осуществления) по причинам якобы:
а) отказа чеченцев и ингушей подчиниться приказам Верховного Главнокомандования Красной Армии;
б) попыток создать свою особую национальную армию для борьбы против советской власти совместно с немцами (автор этих строк знает детали этой «особой армии» и ему не кажется неприличным для Сталина включение высшего ареопага империи столь низкой, ребяческой и циничной неправды (!);
в) совместных с немцами боевых действий в тылу Красной Армии (чего стоит этот притянутый за уши (more…)

22.12.2009

БЛАГОДАРЯ СИЛЕ И МУЖЕСТВУ НАЦИИ

Муталиев Тамерлан

…Аграрный вопрос, естественно, стал главным в революционных со­бытиях, развернувшихся в многонациональной по составу населения Терской области 1917—1920 гг. Сложность решения этого вопроса и активное противодействие этому могущественных сил (крупных зе­мельных собственников, в том числе и горских, верхов казачества и т.д.) явились основными причинами, ввергшими область в хаос анар­хии и межнациональных столкновений. «Нередки были моменты, — говорил на III съезде народов Терека в мае 1918 г. нарком земледе­лия левый социалист-революционер Ю. Пашковский, — когда не­сколько групп из-за клочка земли создавали несколько фронтов… и здесь была большая угроза миру всей области. Особенно остро стави­лись вопросы землепользования во Владикавказском округе, в районе Сунженского отдела и в Назрановском округе» (1).

Другим фактором, ухудшившим (как принято сейчас говорить) меж­национальные отношения на Северном Кавказе, было так называемое «чересполосное землевладение», сложившееся в 30—60 годах XIX в. Мы уже отмечали, что создание казачьих станиц в Терской области ко времени завершения Кавказской войны вызывалось не столько во­енными обстоятельствами, сколько интересами создания военно-поли­тической системы контроля над коренным населением, основным звеном этой системы и являлись казачьи станицы, в частности Сунжен­ской линии. (more…)

Блог на WordPress.com.