Ингушетия: Исторические Параллели

20.11.2009

КРЕМЛЁВСКАЯ АМНИСТИЯ И УНИЧТОЖЕНИЕ СЕВЕРОКАВКАЗСКИХ НАРОДОВ

Вассан-Гирей Джабагиев

В конце марта с. г. новое советское правитель­ство опубликовало неожиданно, к величайшему удивлению всего мира, закон об амнистии для некоторых категорий узников тюрем и концлаге­рей. Действие закона распространяется на тех лиц, «преступление которых не является угрозой для безопасности государства» (тут правильнее было бы сказать – для диктатуры и варварского режима Кремля), срок заключения которых не превышает пяти лет, а также на женщин, имею­щих детей в возрасте до 10-ти лет, на беременных женщин, на молодежь в возрасте ниже 18-ти лет, на мужчин свыше 55, и на женщин свыше 50-ти лет, и, наконец, на лиц, неизлечимо больных.

Амнистии не подлежат, однако, «контрреволю­ционеры и бандиты». Эта последняя оговорка су­живает в значительной мере круг узников, подлежащих освобождению из мест тюремного или ла­герного заключения, так как «контрреволюционе­ром» может быть признан всякий советский гражданин, позволивший себе выразить малей­шее недовольство по поводу советской админист­рации, советского режима, и своей собственной несчастной судьбы, и рабского существования.

Недавнее освобождение 15-ти «вредителей-тер­рористов» из среды виднейших советских докто­ров и заявление в связи с этим советского правительства о том, что эти доктора стали жертвой произвола чинов службы государственной безо­пасности, подделавших документы, доказываю­щих якобы виновность обвиненных, показывает, что Чека, НКВД и МВД действовали бесконтроль­но,  незаконно и по собственному усмотрению, что десятки миллионов узников тюрем и концлагерей попали туда, страдали, калечились и умирали, как мухи, по капризу или злой воле кремлевских опричников. По самому скромному подсчету совет­ские тюрьмы и концлагеря поглотили за время существования коммунистического режима по крайней мере 60 миллионов человеческих жизней. И сейчас еще томятся в заключении не менее 20-ти миллионов арестованных, ведущих полуго­лодное существование в условиях скученности, отсутствия всякой гигиены, в помещениях не отопленных и грязных, в условиях морального растления и непосильного, каторжного труда. Из­вестно, что только незначительный процент узни­ков может вообще выжить в советских тюрьмах и концлагерях и что значительное большинство их умирает медленной, но верной смертью.

Если задуматься над причинами необычайной для кремлевского режима амнистии, то приходят в голову два предположения: во-первых, новое советское правительство своей мнимой гуман­ностью и охраной «законности» стремится приоб­рести симпатии свободных народов, убедив их в своем демократизме и миролюбии; во-вторых, со­ветские места заключения чрезмерно переполне­ны, и поэтому необходимо их разгрузить частично для поглощения жертв предстоящей новой волны террора и новых чисток. Ясное дело, что слабое еще правительство Маленкова должно внушить подвластным себе народным массам звериный страх и таким образом укрепить свое положение и свой авторитет в стране. На это требуется по меньшей мере от 3 до 5 лет жесточайших пресле­дований по отношению ко всем слоям населения, а прежде всего взаимное уничтожение советских вельмож, борющихся между собой за власть.

Допустим на минуту, что Маленков мягче, гу­маннее, искреннее и честнее своего учителя и предшественника Сталина. Если бы это было так, то Маленков должен был бы пересмотреть и отменить варварские и ничем необоснованные постановления Верховного Совета о принудитель­ном выселении с Северного Кавказа чечено-ингушей, карачай-балкарцев, калмыков, а также крымских татар в Среднюю Азию и в Сибирь. Поголовная ссылка этих народов, не исключая женщин, детей и стариков, за то только, что в кавказских горах нашли себе убежище несколько групп, недовольных существующим режимом и поэтому сочувствовавших немцам, не может быть оправдана никакой правовой нормой.

Законодательство всех культурных стран всего свободного человечества допускает ответствен­ность и наказание только тех, кто совершил сам лично преступление, а не его семьи, а тем более его народа. Коллективная ответственность и кру­говая порука применяются только в странах ди­ких, в странах своеволия и деспотической дикта­туры.

Человеческая совесть и мировое общественное мнение настойчиво требуют уже сейчас, путем применения более действительных и реальных средств, водворения снова на местах прежнего своего жительства остатков тех народов, над ко­торыми совершен был преступный геноцид.

Если советское правительство хочет исправить свою жестокую, беспрецедентную в истории несправедливость, оно обязано выполнить это требование и тем самым хотя бы частично искупить свою тяжелую вину.

Вассан-Гирей Джабагиев

 

Статья опубликована в журнале «Свободный Кавказ», Мюнхен, 1953, № 5(20), май. С. 12. Подписана: В.Г.Д

Джабагиев В.-Г.И. Свободный Кавказ. Статьи и выступления. (1951-1956 гг.). – Назрань-Москва: Ингушский «Мемориал», 2007 г. – 96 с.

Составители сборника: Берснак Джабраилович Газиков, Марьям Джемалдиновна Яндиева

Реклама

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: