Ингушетия: Исторические Параллели

18.04.2020

Путь посольства князя Ф. Ф. Волконского и дьяка А. И. Хватова через горную Ингушетию от Терского города в Кахетию 1638 г. июля 19 — августа 12 // ЦГАДА, ф. Грузинские дела, кн. 3, л, 302-322. Копия XVII в.

1638 г. июля 19 — августа 12, — Из статейного списка русских послов князя Ф. Ф. Волконского и дьяка А. И. Хватова о пути посольства к кахетинскому царю Теймуразу от Терского города до села Лопантис в Кахетии

/л. 302/…июля в 19 де послы с Терка пошли в Грузи 1. А в провожатых воеводы послали конных стрельцов, голову Артемья Шишмарева, да ево приказу сотников Ивана Неустроева, да Романа Лихачева, да Дмитрея Кайдалова с стрельцы и с новокрещены и с окочены.

Июля с 21 де пришли на Киз/л. 302об./лар. И с Кизлару послали к Теймуразу царю азнаура Дмитрея, да сытника Ипатиса, да сотника Григорья, да толмача Левонтья Минина с вестью объявить, что царского величества послы с Терек идут, а их отпустили с Кизлару, и чтоб Теймураз царь прислал к послом встречю пристава и подводы, где пригож.

Июля в 24 де пришли на реку на Терек.

/л. 303/ Июля в 25 де перевезлись реку Терек выше казачья городка атамана Богдана Парамонова.

Июля в 27 де пришли под Мундаровы кабаки. И того же дни из Мундаровых кабаков приехал к послом от Теймураза царя грузинец Хасей и привез к митрополиту Микифору и к ознаурам от Теймураза царя письмо. И послы велели/л. 303об./ему быть у себя в шатре. И грузинец Хасей, пришед, спрашивал от Теймураза царя послов о здоровье.

И послы спрашивали грузинца Хасея, где ныне Теймураз царь стоит, и азнаура Дмитрея с товарыщи, которой присылан на Терек, где встретил? И Хасей сказал: Теймураз царь стоит в Кесарских горах и ево отпустил ис Кесарских гор и прислал /л. 304/ с ним к митрополиту письмо. А азнаура Дмитрея с товарыщи он не встречивал, нечто с ним розъехались.

Того ж часу послы митрополита Микифора спрашивали, что к нему Теймураз царь пишет? И митрополит Микифор сказал: писал-де государь ево Теймураз царь к нему, а велел вам царского величества послом итти не мотчав. А Теймуразде /л. 304об./ царь стоит в Кесарских горах, от Хавсы в трех днищах. И встречю и подводы под государеву казну и под послов пришлет к Хавсе.

Того ж дни приезжал к послом Мундар-мурза Алкасов да сын ево Казый. И послы князь Федор и диак Артемий говорили Мундару, чтоб он государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии /л. 305/ послужил, нас царского величества послов проводить послал до тех мест, где будет от Теймураза царя встреча. [123]

И Мундар-мурза послом говорил, что приказывал-де к нему Теймураз царь с азнауры своими, которые были на Терке, чтоб вас царского величества послом итти от него Мундара на Хавсу, а с Хавсы на Туси кабаками разных владельцов. А в Тусех-де /л.305об./ в Кесарских горах стоит он Теймураз царь с ратными людьми для встречи вас послов. И он-де Мундар до Хавсы проводить сына своего с узденями пошлет; а с Хавсы он не провожатой и дороги он тое не знает и не слыхал. Преж сего в Грузи тою дорогою царского величества послы не хаживали, а хаживали на Сони да на Аристопа, и до Соней они провожали. И ныне на Сони и на Аристопа /л. 306/ вам итти не уметь, потому что с Теймуразом царем у Аристопа недружба. А которой-де азнаур отпущон от вас царского величества послов с Терек к Теймуразу царю, и он-де Мундар того аз-наура с товарыщи отпустил от себя того ж дни, которого дни они к нему в Кабарду приехали.

Июля 31 де послы пошли ис-под Мундаровых кабаков. А проводить послал Мундар-/л. 306об./мурза сына своего Казыя, а с ним узденей 20 человек.

Августа в 1 де на стану под горами, у щелей на реке на Терку приехал к послом черкашенин Хавса, своей земли владелец, а с ним от Теймураза царя сотник Григорей. И послов сотник Григорей от Теймураза царя спрашивал о здоровье. А приказывал-де с ним к послом Теймураз царь, чтоб послы ехали /л. 307/ не мешкав, потому что дожидаяся вас, царского величества послов, ратные люди запасы оскудали.

А черкашенин Хавса говорил: преж сего царского величества послы хаживали в Грузи на Сони да на Аристопа, а не на него Хавсу. А он и иные горские владельцы бывали в стороне. Только им государево жалованье всем бывало за то, что они под прежних послов по реке /л.307об./ Терке мосты мащивали и дороги чищивали. Да и ныне, не прочистя дороги, пройти вам царского величества послом со вьюки немочно. А провожанья он Хавса и дороги чистить один на себя не переимает, потому что Аристоп князь с Теймуразом царем в недружбе, и многие горские люди по сторонам вскопе. Боитца от Аристопа и от ыных горских людей своих землиц владельцов /л. 308/ всякого дурна.

И послы говорили Хавсе, чтоб государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии послужил, их послов до Теймураза царя проводил от Аристопа и от иных горских людей безстрашно. И за то ему государево жалованье будет вперед. И Хавса послом говорил, что он им не провожатой, и которое-де дурно учинитца над вами, /л. 308об./ то от него.

И послы Хавсу одва уговорили, и поехал наперед дороги чистить. Да он же говорил: только в горах учнут к вам приходить иных земель владельцы, и вам послом им поминки [124] давать. А только поминков им не давать, и от них в горах чаеть всякого дурна.

И назавтрее августа в 2 де с того стану послы пошли /л. 309/ щелями по реке по Терку. И на дороге, на реке на Терке в щелях приехал к послом черкашенин Хавса, а с ним толмач Левонтей Минин, которой посылан от послов к Теймуразу царю. А сказал, что приказывал-де с ним Левонтьем Теймураз царь к послом, чтоб шли послы к нему бережно и усторожливо, чтоб пройтить от горских мужиков и от Аристопа князя до него Теймураза царя здорово, по /л. 309об./ тому что в горах воинских людей много, и Аристоп князь стоит с ратными людьми. Да не токмо-де ему Левонтью про то царь приказывал, и сам он слышал, едучи от Теймураза царя, в горах от мужиков, что есть вскопе в горах многие горские люди. Да и Хавса послом говорил то ж, что в горах вскопе многие люди есть, чтоб итти бережно и усторожливо для всяких воровских людей.

И того же дни послы пришли /л. 310/ в Хавсины кабаки щелями рекою Теркам.

И августа в 3 де приехали к послом на стан в Хавсины кабаки из гор своих кабаков владельцы, Казан да Бекан Ардашовы дети Щановы, да из Ларцовых кабаков Чепа да Мишак, да каракалканцы 2 Муца да Моздрюк, да Хавсиных братьи и племянников 5 человек. А говорили послом, что прежних великих/л. 310об./государей хаживали послы в Грузи на них, и они-де их приимали, и Сонскою землею провоживали, и мосты по реке по Терку мащивали. И царского де величества послы им давали государево жалованье. А ныне-де идете вы послы к Теймуразу царю мимо их кабаков, а государева-де жалованья им ничего не дадите? А которое-де дурно в горах учинитца, и то зделаетца не от них.

/л. 311/И послы им говорили, чтоб они ныне государю послужили, их послов до Теймураза царя проводили безо всякого дурна, им за то будет вперед государево жалованье.

И горские мужики послом отказали, что они без поминков проводить не хотят. А которое-де дурно учинитца, и то не от них.

И послы говорили горским лю/л. 311об./дем своих кабаков владельцем и Хавсиным братье и племянником о том много, чтоб они проводили; а одва их уговорили.

Того ж дни приехали к послом на тот же стан от Теймураза царя азнаур Дмитрей, которой присылан был от Теймураза царя к послом на Терек, а с ним грузинцов 20 человек. И пришед к послом в шатер, он, Дмитрей, говорил: государь-де мой Тей/л. 312/мураз царь прислал к вам вашего государя послом ко князю Федору да к диаку Артемью азнаура своего, меня, Дмитрея, с азнауры и велел вас послов встретить и ехати с [125] вами вместе до себя и быти у вас в пристанех. А под государеву казну прислано с ним 12 подвод.

Того же дни встретил послов Теймураза царя боярин Реваз-бей с ратными людьми от Ха/л. 312об./всы в полуднище, в щелях и в каменных горах на ручью, а тот ручей течет из гор по ка- менью. И сшедчися с послы, Теймураза царя боярин Реваз-бей от Теймураза царя послов спрашивал о здоровье: и велел-де вам государь мой Теймураз царь поклонится. А о том-де вам царского величества послом не покручинитца, что дорога нужна добре: /л. 313/ преж всего тою дорогою царского величества послы не хаживали. И ныне Теймураз царь розыскал дорогу новую, хотя того, чтоб царского величества послов провести ото всяких воровских людей бесстрашно. А вы-де царского величества послы труды полагаете для Христовые любви и исполняючи царского величества повеленье. И послы князь Федор и диак /л. 313об./ Ортемей Теймураза царя боярину Реваз-бею говорили: царя государя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии жалованьем, до сех мест дошли здорово.

И терских стрельцов голову Ортемья Шишмарева с сотники и с стрельцы, и с новекрещены, и с окочены послы отпустили на Терек того ж дни, а Мундара-мурзы Алкасова /л. 314/ сын Казый с узденям и послов остался провожать до Теймураза царя.

И того ж дни послы перешли кабаки горских владельцов. А те кабаки стоят по обе стороны того ручья. Дворы у них в горах каменные. А ходят мужики по-черкаски, а жонки носят на головах что роги вверх в пол-аршина.

/л. 314об./ Августа в 4 де шли послы тем ручьем меж гор и горами.

Августа в 5 де пришли послы, где Теймураз царь, и стали, не дошед царя, под горами, а Теймураза царя посол нареченной митрополит Микифор поехал в станы к Теймуразу царю.

Того же дни Казый Мундаров сын Алкасова с узденями /л. 315/от Теймураза царя отпущен.

И послы о походе своем с Терка, как пошли в Грузи майя в 4 де, и как стояли под Мундаровыми кабаками и назад на Терек пошли ис-под Мундаровых кабаков, и как на Терек от Теймураза царя приезжали к послом азнауры и дьяк, и которого числа вдругоряд с Терка в Грузи пошли, и как встретили послов в Хавсиных кабаках от Теймураза царя /л. 315об./ приставы с подводы и боярин Реваз-бей с ратными людьми, и что терские провожатые, голова стрелетцкой Артемей Шишмарев с стрельцы отпущены на Терек, о том о всем писали ко царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю Казый-мурзы Алкасова с узденем з Захаром. А велено тое отписку отдать на Терке воеводам. А к воеводам послы писали, чтоб тое отписку по/л. 316/слали ко государю к Москве. [126]

Того же дни к послом от Теймураза царя приехал митрополит Микифор да боярин Реваз-бей и говорили послом: государь наш Темураз царь прислал к вам великого государя к послом, а велел говорить, что царского величества вы послы сотворяете такие труды, идучи по горам для Христовы любви и для повеленья царя государя и великого князя Михаила Федоровича. /л. 316об./ А государь наш Теймураз царь тому обрадовался, что великий государь возрил в него, прислал их послов к нему; и пришол царского величества к послом навстречю сам и ждет царского величества их послов два месяца. И как ведомо государю нашему Теймуразу царю учинилось, что вы послы пришли в Хавсины кабаки, и Теймураз-де царь навстречю при/л. 317/слал ево Реваз-бея для береженья горских людей, чтоб царского величества над вами послы горские люди дурна не учинили. Да и тому-де государь наш Теймураз царь радостен, что вас царского величества послов дождался здорово. И послы князь Федор и диак Артемий митрополиту Микифору и боярину Реваз-бею говорили: царя государя и великого князя Михайла Федоровича /л. 317об./ жалованьем, до сех мест дошли здорово.

Да митрополит же Микифор и Реваз-бей послом говорили, что государь наш Теймураз царь велел говорить, чтоб царского величества вы послы кручины не держали, корму прислать к ним нечего; которые запасы были, те все, ждучи два месяца, изошли Да и подвод взять негде, потому что здесь горы; /л. 318/ а сколько зберет, только и пошлет. Да Теймураз же царь прислал к вам азнаура Ивана и велел ему быти у вас в приставех с азнауром з Дмитреем вместе.

И послы митрополиту Микифору и боярину Реваз-бею говорили, что ведаете вы и сами, шли мы царского величества послы на своих лошадях, и многие лошади з гор со вьюки попадали и з голоду померли; и топере многие люди идут пеши. И государю б /л. 318об./ вашему Теймуразу царю, ведая такую нужную дорогу, пригоже бы царского величества под послов и под их людей подводы прислать к Хавсе в кабаки. Нечто будет про такую нужную дорогу, что лошади з гор попадали и з голоду померли, вы митрополит Микифор и боярин Реваз-бей государю своему Теймуразу царю не сказывали? А ныне нам послом и людем нашим поднятца не на чем: стали все пеши.

/л. 319/ И митрополит Микифор и боярин Реваз-бей говорили: сколько государь наш Теймураз царь подвод сыщет, столько и пришлет.

Августа в 6 де прислано от Теймураза царя под государеву казну 7 подвод; да послом 20 подвод. И послы пошли горами каменными меж гор щелями; а Теймураз царь с ратными [127] людьми шол позад послов. И перешли горы каменную и снежную и ноче/л. 319об./вали под деревнею в Туской земле.

Того ж дни прислал царь к послом с приставы з Дмитреем да с Ываном два блюда арехов гретцких и руских, да груш, да слив, да яблок, да арбуз, да чегирю ведра с три.

И послы князь Федор и диак Ортемей приставом Дмитрею и Ивану говорили, что они на /л. 320/ жалованье Теймураза царя на корму челом бьют.

Да приставов же Дмитрея да Ивана спрашивали послы про Тускую землю, почему та земля словет Туская, и хто ею преж сего владел и ныне владеет. И приставы сказали послом, что та земля словет Туская изстари; а владели до се мест владельцы /л. 320об./ тое Туские земли, горские мужики. Только ныне тою землею учел владеть государь их Теймураз царь. И ныне-де з государем их Теймуразом царем ждучи царского величества вас послов, архиепископ их грузинской тое Туские земли деревни многие крестил в православную крестьянскую веру.

А в той Туской земле мужики ходят волосы подстриганы и бороды бриты. А жонки ходят в черном платье с того /л. 321/ обычья, что черницы. А бои у горских и у туских людей пищали, и луки, и сабли, и копье.

Августа в 7 де перешли другую снежную гору и ночевали не доходя Кесарских гор, на горах.

Августа в 8 де дневали и начевали тут же.

Августа в 9 де пристав Дмитрей говорил послом: прислал-де /л. 321об./ государь мой Теймураз царь к нам царского величества послом перед прежним с прибавкою 33 подводы. А имал те подводы Теймураз царь ис под азнауров для того, что ваши посольские многие лошеди з гор попадали, и видя то, что многие государевы и ваши посольские люди идут пеши.

И послы того дни шли по каменным гребеням и начевали, перешед гребени, спустясь с горы, под деревнею /л. 322/ Мирча. И назавтрее августа в 10 де начевали тут же.

Того ж дни прислано корму 26 лепешек.

Августа в 11 де перешли горы каменные и деревни Туской земли и начевали на по[дво]дах.

Августа в 12 де пришли под село Лопантис…

ЦГАДА, ф. Грузинские дела, кн. 3, л, 302-322. Копия XVII в.


Комментарии

1. Путь посольства князя Ф. Ф. Волконского и дьяка А. И. Хватова от Терского города в Кахетию лишь частично пролегал по старой проторенной прежними русскими посольствами дороге. Переправившись 25 июля 1638 г. через Терек выше казачьего городка атамана Богдана Парамонова, посольство 27 июля пришло под Мундаровы кабаки. Здесь состоялась встреча послов с посланцем кахетинского царя Теймураза «грузинцем Хасеем», который привез шедшим вместе с русским посольством грузинским послам — митрополиту Никифору и азнаурам письмо от царя Теймураза. В письме определялся дальнейший путь посольства Ф. Ф. Волконского и А. И. Хватова к царю Теймуразу, который находился тогда в Кесарских горах в Тушетии. Встреча послов, передача им подвод «под государеву казну» были намечены у владения Хавсы. До этих мест посольство должны были проводить кабардинские мурзы Мундар Апкасов и его сын Казый. От Хавсы путь «кабаками разных владельцев» пролегал на Туси, т. е. в Тушетию. Как выясняется из статейного списка посольства, мурза Мундар Алкасов был готов проводить послов до Хавсы, но не далее, поскольку он не знал дороги, по которой ранее русские послы «не хаживали». Как правило, их путь лежал в Сонскую землю, во владение эристави Арагвинского, до которого Мундар обычно провожал посольства. Осложнение отношений между царем Теймуразом и эристави Арагвинским сделало невозможным прохождение здесь посольств. Поэтому маршрут был изменен. 31 июля послы в сопровождении сына Мундара Казыя и 20 узденей ушли из Мундаровых кабаков. У входа в Дарьяльское ущелье 1 августа к ним приехал «черкашенин Хавса, своей земли владелец». Длительные переговоры послов с Хавсой закончились согласием последнего проводить их до царя Теймураза.

Трудности предстоящего пути для посольства состояли не только в сложной горной местности, но и в том, что в горах было множество вооруженных отрядов — «и Аристоп князь стоит с ратными людьми». Большое значение в этой обстановке имели «поминки», т.е. подарки, которые давались горским владельцам, и «государево жалованье».

Несомненный интерес представляет местоположение Хавсиных кабаков и этническая принадлежность этого горского владельца. 2 августа послы пошли ущельями по р. Тереку. На первой остановке они вновь встретились с Хавсой, и в его сопровождении посольство отправилось дальше. В тот же день они пришли в Хавсины кабаки. Отсюда их путь лежал через Тушетию в Кахетию. Посольство  князя Ф. Ф. Волконского и дьяка А. И. Хватова  шло через горную Ингушетию, что подтверждается одной деталью: «И того же дни послы перешли кабаки горских владельцов. А те кабаки стоят по обе стороны того ручья. Дворы у них в горах каменые. А ходят мужики по-черкаски, а жонки носят на головах, что роги вверх в пол-аршина». Видимо, посольство Ф. Ф. Волконского и А. И. Хватова, пройдя от Мударовых кабаков часть пути по ущелью вдоль Терека, свернуло в одно из небольших ущелий, расположенных по правым притокам реки. Скорее всего это было ущелье по р. Кистинке (Охкарохи, ингушек. ОхкарочIож), откуда через Хевсуретию и Тушетию проходил исторический путь в Кахетию. «Дефдароки (Цахдон), — пишет Клапрот, — впадает в Терек слева. Противоположно ей справа впадает в Терек Ахкара, откуда дорога ведет к истокам Алазани». См.: Klaproth J. Reise in den Kaukasus und nach Georgien unternommen den Jahren 1807 und 1808. Bd. I. Halle — Berlin. 1812, c. 671. В XVIII — начале XX в. ущелье Охкарохи не было заселено, однако и в начале XX в. по правому берегу этой реки проходила удобная тропа, по которой менее чем за день пути через проходы, имевшиеся в горах Кибиш, можно было выйти в Архоты (Пирикитская Хевсуретия). См.: ГИМ. Отдел карт. ГО. 7727 (рукописная). То что эти места в XVII в. были обитаемы, подтверждают исторические предания ингушей. См.: Преображенская М. Кистинское ущелье. — Ежегодник Русского императорского горного общества. III. М., 1903, с. 60. Местность по р. Охкарохи, заселенная ингушами, описана в ингушском историческом предании о Черебаше. См.: Далгат Б. К. Страничка из северокавказского богатырского эпоса. — ЭО. 1901, № 1, с. 37, 63. Если учесть сведения статейного списка Ф. Ф. Волконского и А. И. Хватова о женском головном уборе с «роги», то становится очевидным, что в данном случае мы имеем описание уникального ингушского головного убора курхарс, зафиксированного археологами в ингушских склепах XV-XVII вв. (селения Мецхал, Эрзи, Горак, Фалхан, Эгикал). 

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: