Ингушетия: Исторические Параллели

19.04.2020

Сообщение терского воеводы в 1629 году русскому царю о разведках залежи свинцовой и серебряной руды в Колканех (Горной Ингушетии).

1629 г. января 11. — Отписка терского воеводы И. А. Дашкова с товарищами в Посольский приказ о разведках залежей серебряной руды.

/л. 1/ Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Ивашко Дашков, Богдашко Приклонской челом бьют.

В прошлом, государь, во 136-м году указал ты, государь царь и великий князь Михайло Федоровичь всеа Русии, быти нам, холопем твоим, на своей государеве службе на Терке, а с нами, холопи твоими, посланы с Москвы на Терек для серебряные и меденые руды выезжие иноземцы Цесарские земли золотознатец Самойло Фричь да рудокопец Анца Арлот, да немецкой переводчик Тимофей Фаннемин, да для дела всякие снасти служилой немчин Юрьи Бем, да толмачь Анца Кашпиров... (Опущено краткое изложение док. № 74)

/л. 4/ И мы, холопи твои, приехали на твою государеву службу на Терек августа в 22 день. И князь Пшимаха мы, холопи твои, на Терке не заехали, а прежние, государь, воеводы князь Василей Щербатой да Стапан Татищев сказали нам, холопем твоим, что князь Пшимах живет в Мулдаровых кабакех, а на Терек де он приезжает на время, и ныне де в Мурдаровых кабаках моровое поветрее, и за тем де он, князь Пшимах, на Терек не бывал. /л. 5/ И для, государь, того морового поветрея до нас, холопей твоих, приезду князь Василей Щербатой да Степан Татищев поставили заставы. И о том моровом поветрее мы, холопи твои, к тебе, ко государю, писали октября в 7 день.

И против твоего государева наказу мы, холопи твои, терских старожильцов детей боярских и земских иосадцких людей и стрельцов, которые бывали посыланы в горы для твоих государевых дел и которые езживали с товары, допрашивали, знают ли они землицу Абасту, про которую сказывал на Москве диаком в Посольском приказе Коншов-мурза, Ибаковы дети Илдар з братьею тою землицею владеют ли, и есть ли в той [120] Абастс землице руда серебреная и медная. И те, государь, старожильцы в роспросе нам, холопем твоим, сказали по твоему государеву кресному целованью, что живут они на Терке истари, как твой государев Терской город стал, а про землицу Абасту и ни про какую руду, есть ли в той /л. 6/ землице какая руда или нет, и владеют ли тою землицею Ибаковы дети Илдар з братьею или нет, того они нечего не ведают и ни от кого не слыхали. А из гор от черкас из Мурдаровых кабаков, а не из-Ыбаковых кабаков, прученой свинец на Терек, и то в давных летех, приваживали не от велика, а отколь они тот свинец имали, и того они не ведают. А в горы де, государь, коли ездят, и ход тяжол, ездят в одну лошадь летом, а зимою ходу нет.

Да терской ж старожилец конной стрелец Иванова приказу Кошкодамова Девятко Савельев в роспросе нам, холопем твоим, сказал. — Езживал де он сТерка к черкасом в горы и в горах под Грузинскою землею в Колканех да в Мылкыцех 227 свинец покупывал и на Терек приваживал, а где они тот свинец делают, и того он, Девятко, не ведает. А про Ибаковых детей землицу Абасту не знает, ни от «кого не слыхал, и руды в ней ника /л. 7/ кой не ведает.

И по твоему государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии указу мы, холопи твои, велели призвать в твою государеву съезжую избу Коншов-мурзу Битемрюкова и допрашивали, в которых местех та руда и кого для тое руды послати, чтоб тое руды достать, для опыту, про которую он сказывал на Москве твоим государевым диаком в Посольском приказе. И Коншов-мурза сказал, что мимо его, Коншова, иному никому тое руды достать нельзе. И сентября, государь, в 18 день мы, холопи твои, но твоему государеву наказу того Коншов-мурзу Битемрюкова для той серебреной и меденой руды послали в Кабарду, чтоб ему для опыту тое руды привести и Ибаковых детей Илдара да Сыхава да Ил[мамет]-мурз, Ибак-мурзы узденя Мамика Ажедаева да Канмурзина узденя Иналука, которые в прежних годех /л. 8/ делали серебро, призвати в Терской город к твоему государеву жалованью. А с ним мы, холопи твои, послали служилых новокрещенов Ондрюшку Офонасьева стоварыщи и татар и окотцких людей, выбрав лутчих людей, которые ему надобны и кому мочно верить.

И ноября, государь, в 24 день приехал ис Кабарды терской Коншов-мурза Битемрюков, а в роспросе нам, холопем твоим, сказал. — По твоему государеву указу посылан он, Коншов-мурза, в Кабарду Ибаковых детей в кабаки для серебряные и меденые руды. И привез с собою на Терек на опыт тое руды с фунт, а сказал, что он ту руду взял в землице в Абасте из горы, где живут Ибак-мурзы дети Илдар з братьею, про которую руду извещал твоим государевым диаком в Посольском приказе на Москве. Да сверх того привез с собою ж такие ж руды в том же фунте из гор из Годыр ис трех мест, а живут до в тех /л. 9/ горах ясачные люди кабардинских мурз Илдара з братьею Ибаковых детей, да из Баркаркар, и тем де местом Балкары владеет его, Кошнов-мурзы, племянник Абшита Взреков, да промеж тех же, государь, кабаков с пустого места Хазыни. А в тех до, государь, местех та руда делати мочно с твоими государевыми ратными [людьми]. А буде, государь, твоих государевых ратных людей не будет, и в тех местех кабардинские люди тое руды делати не дадут, потому что приехав с Терка в горы Нарчов-мурза Ебузлуков всем мурзам и черкасом ездя сказывал, что он, Коншов-мурза, приехал и хочет за- весть золотое и серебреное дело и хочет Кабардою завладети. И ево де, Коншов-мурзу, за то Парчов-мурза с кабардинскими людьми хотел убити, и от того убойства берег ево князь Пшимах. А Илдар де хотел ехати в город, да за тем не поехал, бутто их /л. 10/ на Терке хотят засадити и узденей Мамика Ажедаева да Иналука, которые делывали в прежних годех [121] серебро. А оманатов они в город дати отнюдь не хотят за тем же, что их хотят в городе засадить, и блюдясь того, что у них хотят делати серебряную руду. А про моровое, государь, нам, холопем твоим, поветрее он, Коншов, сказал, что их в князь Пшимахиных кабакех морового поветрея не бывало, а было де моровое новетрее в Мурдаровых кабакех, и тому де ныне месяца с три то моровое поветрее и в Мурдаровых кабакех поминулося.

Да мы ж, холопи твои, перед немцы перед Самойлом Фричем с товарыщи Коншов-мурзу допрашивали, в каких он местех тое руду взял для опыту, и блиско тое руды вода и дрова есть ли, и сколько от Тереново города до той /л. 11/ руды ходу, и какими месты до тое руды ходу. И Коншов-мурза нам, холопем твоим, сказал. — До тое руды от Терсково города на коне поспеть в шестой день, а ходу до той руды пять ден степью, а шестой день до той руды по Сюгунсу реке по поду в одну лошедь версты с три, а будет ехати до той ж руды в Кабу по Черехе 228-реке версты с три в одну ж лошедь, а только ехати по Хазыне реке до тое же руды версты с три ж в одну ж лошедь. А опричь тех дорог к том рудам иных дорог нет. А от тое де, государь, руды большие реки и дрова версты по две и по полуторе, а меж тех больших рек текут ручейки малые. А руду он, Коншов, имал по тем рекам из гор, где де и тутошные люди делают свинец. А ходил де он, Коншов, по ту руду пеш один не по тем дорогам, которыми х той руде ездят, бояся кабардинских людей убойства, чтоб его нихто /л. 12/ не видал. А что он, Коншов-мурза, про Абасту тебе, государю, на Москве сказывал, и в той де Абасте руда есть по Ардане реке. И по той реке до той руды ехати меж гор в одну лошедь, да в дву горех, по Урухе 229 итти меж гор в одну ж лошедь. А теми реками брести лошедьми версты з две, лошеди в четыре и в пять. А от Терсково де, государь, города до той руды поспеть в шестой день. А которые ясачные мужики ис Кабарды носят хлеб, покупаючи, в мешках на себе в горы для того, что телегами проехати теми месты немочно. А про мастеров, государь, нам, холопем твоим, Коншов-мурза сказал. — Которые мастеры не в давных летех в той землице Абасте делали серебро, Ибак-мурзин уздень Мамик Ажембаев да Канмурзинь узден Иналук, и они де государь, в Терской город с ним, Каншов-/л. 13/мурзою, не поехали за тем, боясь кабардинских людей убойства, а живут де они в кабакех: Мамик Ажемаев живет у князь Пшимаха, а Иналука живет у казлара у Канмурзы в Шолоховых кабакех.

Да Коншов же нам, холопем твоим, сказывал. — Говорил деи с ним, Коншов-мурзою, в Кабарде князь Пшимах, что в те места, отколь он, Коншов-мурза, руду привез, без ратных людей тое руды достать нельзе, а надобно де, государь, твоих государевых ратных людей два приказа конных стрельцов, пятьсот пеших стрельцов, две тысечи юртовских астараханских татар. Да к тем же, государь, людем быти терским черкасом и окочаном и татаром и новокрещеном и казаком. Да с теми ратными людьми сперва острастить кабардинских князей и мурз, и острастя де взяти у них аманатов казлар и больших узденей. А которые де, государь, оманаты на Терке, и тем аманатом /л. 14/ верить нечему нельзя. А приходить бы, государь, на них с ратными людьми в пахотную пору, чтоб им, кабардинским людем, не дать хлеба пахать, да в те деи поры мочно и руда достать. А отнюдь деи, государь, без ратных людей острогу поставити и тое руды, что он, Коншов, привез на опыт, взять немочно.

А новокрещенов, государь, которых мы, холопи твои, посылали с Коншов-мурзою в Кабарду, Ондрюшку Офонасьева с товарыщи, роспрашивали порознь. — Посылапы они с Коншов-мурзою в Кабарду для серебреные и медные руды, и ныне Коншов-мурза привез с собою руду, в каких он местех тое руду взял.

И новокрещен Ондрюшка Офонасьев сказал. — Как он будет с Коншов-мурзою в Кабарде в Парчовых кабакех, и ис Кабарды де он, [122] Коншов-мурза, поехал в горы для того твоего государева дела серебреные руды, а с собою взял Нарчовова брата Илдара Ебузлукова, да новокрещеного Сидорка да Марка, да князь Пшимахиных узденей /л. 15/ Шагану Каташова да Бека Урдашова, да своего узденя Шаганука Барчова, а ево Ондрюшку з достальными людьми оставил в Кабарде. А в кое место он, Коншов, ездил и откуды тое руду взял, того он не ведает.

А новокрещены Сидорко Семенов, Марко Иванов сказали нам, холодам твоим, которые ездили в Кабарду с Коншов-мурзою. — И как деи они приехали в Кабарду в Нарчовы кабаки, и Коншов деи мурза поехал для твоего государева дела серебреные руды, а с собою взял Нарчовова брата Илдара Избулукова да их, Сидорка да Марка, да князь Пшима-хана узденя Шаганука Ташова Барчова, а достальных деи оставил в Кабарде. А ехали деи, государь, они ис Кабарды лесом и горами на лошедях болыни полудни, а в ыных деи, государь, местех шли стешкою по каменю верст с семь пеши, а лошеди вели за собою, потому что ехати было нельзе, что все гребени. И как деи, государь, они приехали до горских кабаков /л. 16/ за дватцать верст, и Коншов-мурза, Нарчовова брата Илдара и их, Сидорка и Марка, и своего узденя и лошеди покиня, пошел пеш с князь-Пшимахиными узденями горами, что на лошедях ехати немочно. А про иные, государь, дороги они не знают, есть ли или нет иные дороги к той руде, что привез на Терек руду на опыт Коншов-мурза, опроче тое дороги, да и потому, что они преж сего в тех местех не бывали. И жили де они в горах три дни, а на четвертой день пришел к ним Коншов-мурза, а для чего деи, государь, он, Коншов, ходил, того им не сказал. А князь Пшимах на Терек не бывал и узденя Мамика Ажимаева, которой в прежних летех руду серебряную делал, не присылывал генваря по 11 число.

А которую, государь, руду Коншов-мурза привез с собою на Терек, и ту руду немцы Самойло Фричь с товарыщи /л. 17/ перед нами, холопи твоими, и перед Коншов-мурзою делали опыт на золото и на серебро и на медь и на олово и на свинец, и ис той, государь, руды делали все свинец, а ис [с]винцу выделали не со много серебра. И тот, государь, опыт серебру и свинцу и достальную руду, ис которой делали опыт, и опыту роспись, сколько ис тое руды свинцу и из свинцу серебра вышло, послали мы, холопи твои, к тебе, ко государю, к Москве за их руками и печатьми с неметцким толмачем с Анцою Кашпировым да с новокрещеном с Сидорком Семеновым да с Марком Агапитовым, которых Каншов-мурза имал с собою для тое руды в Кабарду.

Да против твоего государева наказу мы, холопи твои, велели немцом Самойлу Фричю с товарыщи росмотрить и сметить накрепко, какова ис тое руды будет прибыль и почему будет в плавке ис пуда или ис фунта серебра или свинцу и… /л. 18/ лавцы станет не чаяли в том твоей государеве казне убыли, только деловцов дать много, а ис тое руды столько прибыли не будет. И немцы нам, холопемтвоим, Самойло Фрич с товарыщи сказали, что им такова великого дела сметити немочно, потому что Коншов-мурза привез руды мало, да и потому, что они в тех местех сами не бывали и мест той руде не видали, много ли в тех местех тое руды, того они не ведают. И мы, холопи твои, Коншов-мурзу роспратпивали, мочно ль в те места, послать немец, откуль он тое руду привез, и мест досмотрить тое руды, что он, Коншов, привез. И Коншов-мурза нам, холопем твоим, сказал, что немец к той руде послати без ратных людей немочно, и опричь деи его тое руды достать некому и нихто не знает.

И о том нам, холопем своим, как укажешь.

На л. 1 об. отметка о подаче: 137-го марта в 18 день с толмачем с-ЬІванком Кашпировым.

ЛОИИ, колл. Гамеля, д. № 31, л. 1, 418. Подлинник. Ветхий.

Источник:
Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Т.1, Акад. наук СССР, Москва. 1957 год .

Комментарии

227. Колканы — Галгай (Ингуши).

Название Мылкынцы, по-видимому, можно отождествить с упоминаемыми в других документах «Мулками».  Общество Мулкой известно по источникам XIX в. в бассейне р. Аргуна также притока Сунжи.

228. Сюгансу — р. Псыгансу, р. Черех — Черек; обе реки — левые притоки Терека. В ущелье Черека находилось упомянутое выше «место Балкары», т. е. поселения балкарцев, см. также ниже.

229. Ардон и Урух — левые притоки Терека

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: