Ингушетия: Исторические Параллели

18.07.2020

ЖУРНАЛ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ГАЛГАЕВСКОГО ОТРЯДА ПОД КОМАНДОВАНИЕМ ПОЛКОВНИКА ЗОЛОТАРЕВА

ингушетия_кост 14Июнь 1843 г.

8-го числа ноября милиция в числе 400 человек под командою моею высту- пила из Ларса и имела в кистинской деревне Хули ночлег, где на другой день присоединился с двумя ротами Грузинского гренадерского полка, двумя ро- тами Грузинского линейного No 18 батальона, военно-рабочею ротою и двумя горными 10 фунтовыми единорогами майор князь Челокай. 9-го числа колонна майора князя Челокая, выступив из деревни Пемат в 8 часов утра, пройдя Джераховские деревни Обин, Баин [Пош] и до невероятности затруднительный спуск Койрахской горы и деревни Койрах, остановился на ночлеге в кистинской деревне Хули, где и соединился со мною.

10-го числа отряд выступил из Хули, двинулся за реку Ассу по весьма узкой скалистой и скользкой от снегу тропинке, так что даже незавьюченные лошади с трудом могли идти по оной, не говоря уже, что падавший большими массами снег, затруднял марш отряда, который, оставя влево гору галгаевцев, спустился во владения их, проходя деревни того же племени Хошт(Кост), Гадаборш-юрт, Хамхи, Хайрехи и Пуй, где отряд имел ночлег и должен был находиться в продолжении целой ночи под сильным снегом.

11-го числа, получив достоверное сведение, что цоринские старшины Бехо, Гудо и Кайтуко, собрав многочисленную партию горцев, имеют намерение напасть на галгаевцев, оставя на реке Ассе для охранения Галашевского ущелья 100 человек милиции и местных жителей, отряд, разделясь на две колонны, первая под командою моей, пройдя галгаевские деревни Мешхи и Цизды, двинулся к непокорной деревне Цори, где означенные старшины обещали замириться и дать аманатов, а между тем уехали к акинцам и, взяв партию, хотели на рассвете атаковать мою колонну, получив об этом от лазутчиков сведение, я за час до рассвета отступил две версты назад на позицию Махули, без всякой потери по случаю невыгодной в Цори для действия артиллерии местности и по несоединении с колонной майора князя Челокая, затруднявшегося дурной дорогою; собравшаяся партия из цоринцев имела дело с находящеюся за цепью стрелков кавалериею. Вторая колонна, под начальством Грузинского гренадерско- го полка майора князя Челокая, пройдя деревни Берек, Шамай-юрт, Башты и Хайри, двинулась к непокорной деревне Нижние Ляжги, которая, замирясь, дала аманата. Далее колонна имела движение к Верхним Ляжгам, где имеет жительство старшина Кайтука Гатиев, и атаковала эту деревню, в которой на- ходились, запершиеся в башне, кроме жителей оной, еще бежавшие из разных мест, абреки, почему отряд, выбив их из башен, истребил их дома и хлеба; сами же жители, равно и их семейства скрылись в леса заблаговременно, ко- лонна эта имела здесь ночлег.

12-го числа на рассвете, заняв позицию Махули, на высотах Цоринских гор, действительно показалась огромная партия акинцев под предводительством самого Курмай-муллы и завязала с передовыми аванпостами дело; в два часа по полудни колонна князя Челокая присоединилась к отряду. Партия Курмай- муллы расположена от отряда в 2-х верстах и имеет намерение разорить галгаевцев, которые просят не оставить их без помощи.

Для узнания позиции неприятельской и его намерений, послан был мною в ночь на 13 число Джераховского племени Горского казачьего полка есаул Быков, который, прокравшись в неприятельскую партию, открыл все, что ему было поручено.

Взяв в соображение все полученные мною сведения, 13-го числа с рассветом, вызвав 150 человек охотников от пехотных войск и 150 человек милиционеров из грузин, поручив их в ведение Грузинского гренадерного полка капитана Писаревского 2-го, подпоручика Шагубатова и прапорщика Котляревского, направил эту часть по хребту Гай, для обхода неприятеля во фланг или в тыл; охотники эти остановлены были на некоторое время слишком крутым косогором, на котором находилась иссохшая трава, так что невозможно было в сапогах пройти по оному; место это заключало в себе пространства две версты, и состоящий при отряде волонтером князь Челокай первый отстранил это препятствие, пройдя оное босыми ногами; примеру его последовали офицеры, а за ними и нижние чины. Князь Челокай был первым из охотников, обративших храбростью на себя внимание.

Партия Курмай-муллы занимала на противоположной стороне гор, впереди деревни Гул, крепкую позицию, почему я с ротою гренадер, частию милиции и двумя горными единорогами занял возвышенность, которая командовала всеми другими, удачным действием артиллерии неприятель был сбит, и поспешно отступил к означенной деревне, для преследования коего, отряжена была мною под командою прапорщика Жукаева кавалерия, которая и отбила у неприятеля часть скота. В то же время подоспел на эту позицию с охотниками и капитан Писаревский.

Неприятель, заметя это движение и видя себя обойденным, взяв семейства, скот, зажег деревню Гул и убежал в Аки, дальнейшее преследование его было не возможно. Ниже позиции моей находились три каменные башни, которые взяты были посланным мною, под командою прапорщика Осипова, взводом гренадер, и уничтожено было все их имущество.

Пристав Горских народов капитан Эльмурза Дударов с милициею был назначен для занятия всех ущелий и передовых аванпостов; который, кроме делаемых им с предусмотрительностью распоряжений, храбростью своею удерживал до прибытия колон позиции.

Центральная колонна под начальством Грузинского гренадерского полка майора князя Челокая, состоящая из роты гренадер, двух рот Грузинского линейного No 18 батальона, 200 человек милиционеров и одним единорогом, с курсировавшими в случае надобности охотниками, двинулась к верхним и нижним Цори, выбила из семи каменных башен неприятеля, разорила и сожгла эти аулы до основания; имущество их было взято войсками, а сами жители с семействами ушли в леса, куда преследовать их не было возможности. Далее колонна эта направилась на укрепленный каменною стеною и таковыми же башнями замок Бехо и брата его Гудо, куда присоединил я по удалению неприятеля далее пушечного выстрела, и последний единорог. Почему майор князь Челокай, устроив из орудий батарею, выбил неприятеля из башен, откинул вниз к реке и таким образом, уничтожил и сжег, найденный там большой запас хлеба и сена, разного же рода имущество взято было нижними чинами и милиционерами. Причем сильно контужен в ногу Грузинского гренадерного полка поручик Башков и Владикавказского округа милиционер. Замок этот срыт до основания, в нем долгое время защищался сын Бехо. Все распоряжения по этому предмету майора князя Челокая имели полный успех.

Отряд в 4 часа по полудни, возвратясь на позицию Махули, имел ночлег, где оставлены были под прикрытием все тяжести.

В числе милиционеров в отряде состоящих, находилась галгаевского народа деревни Агихал девица Абиха, принявшая в последствии название абрек, которая участвуя в деле, оказывала самоутверждение.

Причиною сбора партии был разбойник Бехо, который упросил Курмай-Муллу присоединить к себе галгаевцев, а в противном случае, если бы они на это не со- гласились, принудить к тому силою, о чем галгаевцы дали знать тот час Русскому правительству, просили вместе с тем у него защиты и если бы отряд не подоспел во время, то весьма не мудрено, что живущие за рекой Ассой и по ней галгаевцы, могли быть склонены к измене. Бехо, живя на границе их, имел еще намерение, в случае движения наших туда войск, прикрыть цоринцев.

Долгом считаю притом сказать, что как г.г. штаб и обер-офицеры, так и нижние чины, в отряде состоящие, преодолевая все трудности экспедиции этой, пройдя непроходимые места, готовы были с усердием переносить все крайности.

Действия Галгаевского отряда и рассеяние партии Курмай-муллы, имели важ- ные для нас результаты: обеспечили совершенно галгаевцев, которые, видя готовность русских защищать их от притеснений и разорений соседних жителей, утвердились еще больше в преданности нашему правительству. Народ этот, при- легая частью к Военно-Грузинской дороге, мог быть весьма для нас вредным, и цель действий отряда, утверждением галгаевцев в верности, обеспечить дорогу.

14 числа вслед за действиями Курмай-Муллы, посланы были лазутчи- ки к акинцам, галгаевские три старшины, которые, возвратясь, донесли, что Курмай-мулла со скопищем удалился из Аки, забрав часть семейств цоринцев. Акинцы же семейства свои, скот и имущество скрыли в леса, и осталась толь- ко небольшая часть их, для защиты на местах крепких границ своих, почему, не предвидя пользы сделать на них нападение и по случаю наступления сильного холода и большого в горах снега, отряд выступил из Махули, имел на реке Ассе ночлег, откуда предписано мною двум ротам Навагинского пехотного полка и двум горным единорогам, следовавшим ко мне из Владикавказа на подкрепление, как не предвиделось надобности, возвратиться назад.

15-го числа, обязав галгаевских старшин под присягою подпискою, в случае нападения на них соседних жителей, единодушно защищать свои границы, не прося для того помощи русских, которые в таком только разе будут им да- вать, когда партии, подобные нынешней Курмай-муллы, или самого Шамиля, возымеют намерение вторгнуться в пределы их, о чем они должны сообщать правительству заблаговременно. Обязательство это я отправил Владикавказ- скому коменданту. Отряд имел в кистинской деревне Хули ночлег.

16-го числа, отряд имел ночлег в джераховской деревне Пемат, куда выехал ко мне акинский старшина Токил, прося принять его с несколькими семействами в покровительство русских. Старшину этого я отправил к Владикавказскому коменданту.

17-го числа отряд имел ночлег, пройдя правым берегом реки Терека, во Влади- кавказе, где оставлены были при выступлении все тягости. Больных не было, кроме одного.

18-го числа, посланные мною лазутчики сего числа дали знать, что цоринцы взяли в плен жену старшины Кайтуко, который вместе с Бехо и Гудо старался отклонить народ этот от покорности русским, обещая дать им в случае движения туда отряда нашего помощь, к чему уговорили и Курмай-муллу. Но последствия их замыслов не оправдались, и цоринцы разорены отрядом нашим и партией Курмай-муллы, поэтому они, видя себя обманутыми, взяли жену Кайтуко, чтобы он выкупил уведенные Курмай-муллой семейства. Взятая же нами у них добыча, хотя незначительна, но для цоринцев очень чувствительна; потеря состояла в медных и чугунных котлах, таковой же посуде, косах и прочих хозяйственных вещах и как не заключали в себе особенной ценности, то по примеру прошлых времен обращена в пользу войск и милиционеров, тем более, что эти вещи, я не имел средств, по трудности дороги доставить до Ларса, по неимению вьючных лошадей.

Старшина Токил приезжал сего числа к Владикавказскому коменданту и объявил желание свое покориться или даже выселиться с несколькими непокорными семействами из Аки, почему полковник Нестеров, для окончательного переговора вызывает некоторых акинских старшин.

ПОДПИСЬ: полковник Золотарев

РГВИА. Ф. 13454. ОП. 6. Д. 503. Л. 185-190 ОБ.

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: