Ингушетия: Исторические Параллели

08.11.2020

В. И. Марковин. В стране вайнахов // изд. «Искусство», Москва, 1969 г., Храм Тхаба Ерды — стр.45-53

 

Название храма «Тхаба-Ерды» в переводе означает — «святого 2-х тысяч»[13]. Построен храм, по мнению профессора Е. И. Крупнова и А. Г. Шанидзе, в XII веке, в период, когда Грузия имела огромное влияние на культуру многих народов Кавказа. В 1886 году, когда «Тхаба-Ерды» посетил В. Ф. Миллер, на его стенах можно было видеть резные грузинские надписи. Ими заинтересовался знаток памятников письменности Д. З. Бакрадзе. Он не сомневался, что «церковь построена каким-то Давидом, патроном-владетелем, вернее, царем… и что наконец округом, в котором была построена церковь, заведовал епископ Георгий». К сожалению, в грузинских хрониках не сохранились указания о времени постройки храма.

Храм Тхаба-Ерды имеет длину 16,20 м, в ширину — 7,60 м. Постройка не очень точно ориентирована с востока на запад[14]. Стены сложены из самого разнородного камня, но боковые камни тщательно обработаны, а фасад и отдельные детали храма (двери, световые щели) были облицованы плитами мягкого известкового конгломерата. В. Ф. Миллер подметил, что такого камня в окрестностях храма нет и он был привезен из Грузии. Вход в храм ведет с запада, дверной проем с примитивным арочным перекрытием сейчас завален камнями. Вход этот расположен сбоку, несимметрично; справа от него, из стены выступает кронштейн, на срезе его изображен лучник, ставший на одно колено. Барельеф выполнен довольно грубо, фигура передана без деталей, суммарно. Слева — на разном уровне — расположены еще четыре кронштейна: два зашлифованы в виде многогранников, а два других с барельефами, изображающими лучника и какого-то святого.

Барельефы на фасаде храма Тхаба-Ерды

Сейчас над входом сохранились лишь жалкие остатка прекрасного барельефа. В. Ф. Миллер застал его в полной сохранности: «В пространном сферическом треугольнике, окруженном как бы выпуклой рамою (валиком), представлены в середине человек, по-видимому, сидящий на седалище, с моделью церкви на голове; по бокам его две стоящие фигуры — правая (от зрителя) держит в левой руке крест, а правую положила на рукоять меча; левая фигура в епитрахили и с кистями винограда на плечах; около изображения модели храма сбоку на плите высечена рука, держащая наугольник; над правой фигурой с крестом вделана плита с плохо сохранившейся грузинской надписью, и такая же надпись помещается с левой стороны, несколько выше первой. В той же западной стене, по обеим сторонам среднего барельефа, вделаны плиты с изображениями двух ангелов; над барельефом — под коньком — еще плита с неявственной человеческой фигурой, с рукою на рукояти меча». Теперь частично сохранилась лишь правая часть композиции: две фигуры — сидящего человека и человека с мечом. Крест выломан, уничтожен и барельеф с ангелом. Снизу, по бокам барельефа, из стены выступают еще два кронштейна с изображением святого и с растительным орнаментом.

Давайте обойдем храм со всех сторон. Северная (левая) стена сохранилась очень плохо. В алтарной части в ней проделан вход в тайник (высота его 50 см, ширина 57 см). Вход этот запирался засовом. Помещение тайника треугольной формы, возможно, уходило вглубь. Сейчас оно завалено камнями. В восточной, алтарной стене здания проделано окно (высота его 1,20 м). Пролет окна поддерживается двойной аркой, которая покоится на полуколоннах. Тимпан над аркой украшен барельефом, изображающим четыре человеческие фигуры, из них одна держит на руках ребенка, а другая борется с животным. Время сильно попортило изображения. Однако и сейчас скульптура полна неповторимого очарования, столь характерного для произведений средневекового искусства: анатомически неверен рисунок фигур, приземисты их пропорции, но скульптор умело передал живость сцен, мастерски вписав их в сложную форму тимпана. Южная Стена Тхаба-Ерды сохранилась лучше. В ее верхней части устроены четыре световые щели — небольшие окна почти треугольной формы (0,70х0,35 м), они обрамлены тесаными блоками, один из них покрыт растительным узором. Близ алтарной части в эту стену вделаны два барельефа — на одном фигура человека с опущенными вниз руками, на другом — с руками, обращенными кверху. Фигуры людей статичны, неуклюжи. Очевидно, скульптор хотел изобразить два определенных момента в молитвенном экстазе: полную покорность (руки опущены) и просьбу, обращенную к высшим силам (руки подняты — поза адорации). Рядом с фигурами молящихся людей из стены выступают каменные изваяния — головы каких-то животных. Можно с уверенностью сказать, что эти головы высек из камня местный каменщик — ингуш. Три кронштейна этой же стены изображают лошадь и двух святых. Между окон, прямо на камне кладки, выбит петроглиф в виде едущего всадника. Он заключен в рамку. С южной стороны в храм ведет вход высотой в 1,20 м при ширине в 0,80 м. Проем перекрыт аркой, украшенной вогнутыми лунками овальной формы. Над кровлей храма проходит каменный карниз, состоящий из отдельных блоков, откос которых украшен растительным узором. Во время ремонта храма мастера не задавались целью правильно подобрать узор карниза: камни перемешаны и их орнамент не совпадает. Обратите внимание на резной декор, которым так щедро украшено здание храма.

Стилизованные листья ивы и клена, перевитые сложным узором плетенки, выполнены глубоким рельефом, с явным расчетом на игру светотени. Эта черта очень характерна для декоративного убранства грузинских средневековых построек. Игра солнечных лучей на здании всегда учитывалась архитектором. Так же некогда был украшен и храм Тхаба-Ерды. Помещение храма разделено тремя высокими остроконечными арками на четыре части: притвор, внутренний притвор, трапезную[15] и алтарную часть. Апсида алтаря не выдается наружу, она очерчена дугой радиусом в 4,30 м. Некогда алтарь возвышался над остальной частью здания, а по дуге алтаря проходило сложенное из камней сопрестолие. Алтари храмов всегда устраивались в восточной части, так как Восток — страна, где восходит солнце, а Христос в церковных песнопениях называется Востоком и Солнцем правды. Профессор В. П. Крупнов в 1939 году заметил в алтаре Тхаба-Ерды остатки настенных фресок красного цвета. Пол здания был выстлан плитами небольших размеров. Внутри храма заметны следы четырех куполов. Но был ли хотя бы один из них вынесен над кровлей, мы не знаем. В целом Тхаба-Врды представляет собой постройку типа одноапсидных храмов, особенно характерных для Закавказья. Вход в Тхаба-Ерды проходил через врата, расположенные несколько поодаль от фасада, от них сохранились лишь массивные тумбы. Рядом с храмом находились гробницы. В. Ф. Миллер нашел здесь остатки надгробной эпитафии, сделанной на красноглиняной плите: «Христос, спаси Иоанна». В Тхаба-Ерды была найдены также грузинская Псалтырь, написанная на пергаменте. Специалисты датируют ее XI–XII веками.

Храм Тхаба-Екеды являлся христианской церковью. Он почитался очень долго, его несколько раз ремонтировали. Инженер-строитель Г. Д. Тангиев, с которым мы осматривали «Тхаба-Ерды» в 1966 году, насчитал не менее четырех разновременных переделок, следы которых заметны специалисту еще и сейчас. В. Ф. Миллеру рассказывали, что в марте — апреле (на пасху) к развалинам церкви приходили ингуши из окрестных аулов. В каждом из отделений храма, образуемом арками, сидели представители определенных селений: Хамхи, Таргим, Еул, Аги. «Во время торжества жители каждого из этих аулов варили пиво в своем отделении, резали баранов и быков. Перед приступлением к пирушке старики произносили молитвы об урожае, причем, по традиции, снимали папахи и держали их под мышкою», — так писал В. Ф. Миллер. Как видим, моления в Тхаба-Ерды ничем не отличались от обычных молений в языческих святилищах. Однако некоторое влияние христианства, принесенного грузинами, все же ощущается в современном языке вайнахов, Так, название дней недели совпадает с названиями христианского календаря. Христианство с идеей Иисуса Христа — «сына божия» было далеко от религиозных воззрений жителей гор. И все же без особых кровопролитий, многом горские племена Кавказа принимали новое вероучение. Это происходило в силу того, что само христианство с его красочной обрядностью, туманной условностью молитв покоилось на фундаменте предшествующих языческих верований, близких и понятных горцам. Ведь и горцы верили «видимым и невидимым» духам-божествам, о которых очень расплывчато говорят православный «символ веры». Христианские обряды, связанные с крещением, венчанием и погребением, полны действий, которые должны уберечь определенных лиц и даже покойника «от скверны», а сколько оберегов было у горцев! Женщина-горянка была подвластна мужчине, а разве апостолу Павлу не приписывают слова; «жена да учится в безмолвии, со всякого покорностью. А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии, ибо прежде создан Адам, а потом Ева». Горцы и воспринимали в основном эту, близкую им языческую суть христианства. Недаром епископ Федор (XIII в.) заметил как-то, что горцы были христианами только по названию…

Вечереет. Солнце прячется за горы, сизые тени опускаются на храм Тхаба-Ерды, и наступает полная тишина. Прислушайтесь, лишь иногда ветер доносит крик птицы да глухой плеск Ассы. Красива тишина в горах.

* * * * * * * *

Селение Таргим расположено в 8 км ниже ото течению реки Ассы. Оно приютилось на пологом склоне и кажется островком, ощетинившимся башенными постройками. Таргим напоминает Эгикал: его жилые постройки тесно окружены боевыми башнями. Повсюду следы средневековых житейских бурь. В пыли лежат обрывки очажной цепи, железный кружок для выпечки сискал (кукурузного чурека), обломок кинжала… За ручейком, по крутизне горы Бархой-лам, лепятся белые домики-склепы. Очень красив склеп со стрельчатой нишей и углубленным узором. Здесь, в районе селения Таргим можно видеть заброшенное столпообразное святилище и святилище Аушасел в виде домика и руины храма Алби-Ерды. Мы осмотрели с вами десятки башен, множество склепов и других сооружений. Архитектура всех виденных нами аулов схожа, но и чем-то отлична. Вспомните отдельные детали построек, особенно дверные и оконные проемы башен, их арки. В селении Фуртоуг арки очень примитивны, они высечены в целых камнях-монолитах; в Бейни встречаются арки типа фуртоугских и новые — сложенные из отдельных камней, замкнутые крупным трапециевидным камнем; в ауле Харпе они аккуратно высечены в камнях-монолитах, здесь же имеются в сложенные из двух камней; в селениях Фалхан и Эрзи арки скреплены треугольным замковым камнем, но встречаются и другие их виды. Как видно, в каждом селении работали мастера, имевшие свой творческий почерк, свою архитектурную манеру. Подчиняясь традиции в строительстве сооружений, ингушский мастер в таких, деталях, как арки, характер кладки, проявлял свою индивидуальность, стремясь сделать постройку не только безусловно прочной, но и красивой, руководствуясь при этом своим личным вкусом.

 

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: