Factum tacendo, crimen facias acrius.

12.02.2021

Краткие заметки о Горском участке Ингушевского округа. Составлены подпоручиком 77 пехотного Тенгинского полка Грабовским 17 сентября 1865 года. Укрепление Назрановское.// ЦГА РСО-А, ф. 12, оп. 5, д. 11. Листы 28-50 с оборотами

Горский участок Ингушевского округа, населенный туземцами Джераховского, Кистинского, Галгаевского, Цоринского, Акинского и Мереджинского обществ, может представить человеку любознательному много интересного, как в знакомстве с этим народом, с его бесчисленными преданиями и легендами, так и в исследовании различных древностей, почти на каждом шагу встречаемых там.

Горский участок в настоящее время имеет границы: Северная начинается от р. Гехи, проходит у подошвы горы Булай-лама к бывшему аулу Кяген-юх, пересекает р. р. Шалаж и Натхой и далее чрез гору Кере-лам до р. Фартанги. Отсюда круто поворачивает на юг вверх по р. Фартанге и, огибая Дзем-ламский хребет, тянется прямо на запад до р. Ассы. Пройдя вверх по р. Ассе выше горы Сугулама около 2 ½ верст, снова поворачивает на запад до горы Гал, сделав короткий загиб на юг, идет в прежнем направлении по хребту Матхох и, обогнувши хребет Мат немного южней возвышенности Диг, поворачивает на север ломаной линией, проходит верховья р. Верхнего Конкура и направляется на восток по р. Аласа-хи. Сделав уклон против горы Конкура на запад, переходит на верховья р. Хусаахкорк и достигает горы Ил. Отсюда поворачивает прямо на запад и, встретив р. Терек выше города Владикавказа, связывается с началом западной границы участка. Она идет вверх по течению р. Терека правым его берегом на Балту и укрепление Джераховское и оканчивается между укреплениями Дарьяльским и Александровским мостом. Отсюда южная граница ломаной линией проходит у подошвы горы Джагрыш, Лавджин, Арзи, Атхот, Чимгис-каде и Тори, пересекает р. Ассу, минует возвышенности Чорехи, Бисна, Эки-эрды, Берим-корт, Камиали-корт и Кюрелам. От последней горы спускается на север версты три и, образовав угол, протягивается в прежнем направлении небольшими изгибами около 9 верст. Здесь начало восточной границы, которая встречает на пути возвышенности Гапан-корта и Кайби-корта и, минуя гору Келесом, доходит до р. Гехи и правым ее берегом вниз по течению на расстоянии 5 ½ верст достигает против горы Булай-лама точки отправления северной границы участка.

Верстах в 20-ти от г. Владикавказа, по правую сторону р. Терека, между главным снеговым хребтом и хребтом черных гор, против укр. Джераховского, идет на восток Джераховское ущелье, образуемое течением р. Арм-хи (Кистинка). При впадении этой реки в Терек, на западном склоне горы Диги-лам, у оконечности гребня, идущего между р. Арм-хи и ручьем Фортауг-хи, находится аул Фортауг с 26-ю семействами туземцев, принадлежащих к Джераховскому обществу[1].

Дорога к этому аулу идет от Владикавказа по правую сторону р. Терека, разработанная русскими и возможная для колесной езды, от бывшего аула Хаматханова, находящегося против Балтинской почтовой станции, дорога эта начинает постепенно возвышаться и в версте от названного аула разработана в скале на 30-40 саженей.

Это пространство представляется полузакрытою галерею, которая в случае сильной непогоды может служить надежным убежищем проезжающему.

Далее дорога идет по полугоре и во многих местах над обрывами к р. Тереку. Перед аулом Фортауг она спускается в балку по которой стремительно несется ручей Фортауг-хи. Отсюда довольно отлогий подъем к самому аулу.

Аул Фортауг состоит из четырех каменных башен с пристройками из того же материала. В этих башнях и пристройках живут по нескольку семейств, каждое со своим отдельным хозяином.

От этого аула идут две дороги: одна на восток, по горе, к аулу Доргиржды, разработанная, другая (тропинка) – к спуску гребня на юг, к р. Арм-хи, на душу которой разделяется на три тропинки: одна – направо – идет к аулу Нижний Озми, прямо – к аулу Верхний Озми и налево к аулу Памыт.

В настоящее время разработанная дорога (к аулу Доргержды) представляет немало затруднений и для вьючной езды, идущая же к р. Арм-хи до того крута и узка, что смелый всадник, лишь с большим трудом может ехать по ней, не слезая с лошади, тропинки, идущие отсюда к трем названным аулам не лучше.

Аул Нижний Озми состоит из одной башни с 4-мя живущими в ней семействами; башня эта поднялась на такую же возвышенность, по левую сторону р. Арм-хи, как и аул Фортауг, расстояние между обоими пунктами 8 минут езды. Местность, на которой расположен аул Нижний Озми, представляет плоскость, слегка возвышающуюся к югу, по направлению к цепи гор, предшествующих снеговому хребту, плоскость эта, приблизительно, имеет в квадрат версты полторы и служит жителям для посева хлебов.

На юго-восточной стороне этой площадки расположен аул Верхний Озми, расстоянием от Фортауг на 20 и от Нижнего Озми на 5 минут езды, с 29-ю семействами.

К Верхнему и Нижнему Озми есть еще дорога, которая идет по правому берегу р. Терека, отделяясь от разработанной тропы против Джераховского укрепления, эта дорога весьма затруднительна для колесной езды.

Аул Памыт, лежащий от аула Фортауг на 15 и от Нижнего и от Верхнего Озми на 10 минут езды, заключает в себе 17-ть семейств[2].

Тропинка к нему, поднявшись в уровень с аулом Нижний Озми, идет между искусственно устроенными террасами, засеянными хлебом. Памыт расположен на довольно ровной местности и представляет нагроможденные временем развалины, между которыми сохранились полуразрушившиеся стены христианской часовни, построенной в начале 20-х годов нынешнего столетия Хаматхановыми, принимавшими тогда большое участие в распространении христианской религии между горскими жителями.

На восток от селения Памыт не далее пяти минут езды, стоит аул Маго-кали с 17 семействами, к северу несколько саженей вниз от Маго-кали, расположен аул Егол-кали с 14-ю семействами. Первый лежит на отлогой покатости к р. Арм-хи, другой в нескольких аршинах от обрыва к той же речке и к оврагу, по которому протекает ручей Арч-хи.

Ручей этот, беря свое начало у вершины снегового хребта, стремится в р. Арм-хи, образуя по пути несколько каскадов, у двух последних аулов он протекает по глубокому оврагу, обрезывающему оба аула с восточной стороны. На правом берегу ручья, на одинаковой высоте с Егол-кали построена башня, с живущими в ней 2 семействами, она принадлежит к аулу Егол-кали.

Напротив описанного обрыва, от Черных гор, по южному склону их проходит другой овраг с ручьем Дербич-хи, впадающим в р. Арм-хи с правой ее стороны. Эти два оврага служат границею жителям Джераховского и Кистинского обществ.

Жители аулов Джераховского общества подчинены управлению одного старшины, всего в этом обществе 109 семейств, из коих 296 душ мужского и 263 женского пола.

Джераховцы, имея во владении своем небольшое пространство земли, состоящей большею частию из крутых покатостей, должны были для приспособлений полей к обработке, устроить террасы, которые засевают ячменем, овсом и отчасти пшеницею. Ежегодно собираемая пропорция хлеба у самых зажиточных семейств едва достаёт на 7-8 месяцев в году. Среднее число собираемого хлеба составляет от 3 до 7 четвертей; всего же собирается в целом обществе 280 четвертей.

Для обеспечения семейств, по большей части многочисленных, пропорциею хлеба, достаточного на целый год, туземцы приобретают зерно покупкою на плоскостях или нанимают там поля для посевов. Средствами для покупки хлеба служит горцу лес и камень, который он выгодно сбывает во Владикавказе; но этою возможностию пользуются лишь те, кто имеет ближе к плоскости собственные лесные дачи и под рукою – колесную дорогу. Остальные же жители, в особенности трех последних аулов, принуждены добывать себе хлеб на плоскости поденным трудом, во время уборки чужих посевов.

Кроме посева хлебов, Джераховцы, весьма немногие, владеют небольшими стадами баранов. Рогатый же скот и лошади имеются у них только в малом количестве, какое необходимо для домашних хозяйственных потребностей.

Прежде, по словам заслуживающих доверия людей, они имели довольно большие стада рогатого скота и баранов, но по мере того, как часть земли, принадлежавшая им в Тарской долине, поступала во владение казаков, они сбывали этот скот, не имея возможности обеспечивать его в продолжении года ни пастбищными местами, ни заготовлением на зиму сухого корма. В настоящее время цифра скота у Джераховских жителей следующая: 58 лошадей, 36 ослов, 169 быков, 436 штук домашнего рогатого скота и 2701 баранов.

В частности, каждый зажиточный хозяин имеет две-три лошади, пару ослов, две пары быков, до 10 или 12 штук коров и телят и 200 баранов, но такие богатые люди встречаются весьма редко. Каждый из наибольшей части горцев-хозяев довольствуется одною лошадью или одним ослом, одним быком, парою коров и 10-20-ю баранами. Некоторые вовсе не имеют скота и свои клочки скудной земли обрабатывают с помощью соседей; уборку же хлеба и перевозку его к своему жилищу производят на собственных плечах. Такой способ перевозки и в такой местности, какую занимают они, стоит им невероятных трудов и усилий, совсем незнакомых жителям плоскости.

Несмотря на самую жалкую обстановку их жилищ, нищету и бедность, встречаемые почти на каждом шагу, народ этот чрезвычайно гостеприимен.

Джераховцы более, чем соседи их – Кистинцы, и другие горцы, развиты умственно, вследствие частых сношений с жителями плоскости, и между ними можно встретить довольно смышленых людей.

За аулами Джераховского общества начинается население Кистинцев.

Дорога из Маго-кали, спускается в овраг Арч-хи, идет тропинками одна – на аул Ляжги, другая на аул Гаусты. По первой тропинке, вьющейся вверх по течению р. Арм-хи, ездят редко: она представляет не совсем удобный и даже довольно опасный путь, во-первых потому, что в некоторых местах суживается по обрыву над рекою, а во-вторых – необходимо переправляться чрез речку, загроможденную большими камнями, по крайней мере 60 раз; в этом случае нельзя надеяться и на лошадь, хорошо привыкшую к езде по горам. Хотя эта тропинка и короче других к аулу Ляжги, но жители предпочитают другие, более безопасные. Другая тропинка (на Гаусты) тоже не совсем удобная, но лучше первой, потому что не представляет больших опасностей. Чрез мостик, переброшенный на р. Арм-хи, она идет сперва по возвышенному берегу этой речки до аула Обын, а далее зигзагами на гору, усеянную щебнем. Гора эта без малейшего признака растительности, кажется обожженною, но дело в том, что она состоит из черного хрупкого плитняка.

Аул Обын построен на скале, отвесно идущей от р. Арм-хи. Этот ближайший к плоскости аул Кистинского общества, подведомственный, впрочем, Джераховскому старшине, находится от Маго-кали на 10-ть минут езды и заключает в себе 25 семейств.

Гаусты, подчиненный также управлению Джераховского старшины, помещает 11 семейств и отстоит на час езды от Маго-кали и на 30 минут от Обына. Расположен он на южной оконечности гребня, служащего вершиною упомянутой щебнистой горы; на западе и востоке разделяют его две балки: первая Джелиш-хи, с ручьем того же имени, вторая – Гоузчи; на севере тянется скалистый хребет черных гор на юг этот гребень упирается в р. Арм-хи. На севере от Гаусты идет тропинка доступная для колесной езды, к аулу Кашет, расположенному от первого на 4 минуты езды. В этом ауле, состоящем из низеньких каменных сакель, помещается 7 семейств, половина из них занимается кузнечным мастерством.

Далее на север, по гребню, идет такая же тропинка к аулу Байни, в 5 минутах езды; в этом ауле 21 семейство, живущие в громадных и прочных каменных башнях, тесно сгруппированных на небольшом пространстве. На несколько саженей ниже этого аула проходит разработанная русскими дорога, по которой можно проезжать до аула Фарапы и Доргиржды, находящихся на западе от Байны.

Аул Фарапы, состоящий из 4 башен, в которых помещается 15 семейств, гнездится в верховьях балки Джелин-хи, на отдельной щебнистой горе, имеющей форму усеченного конуса. На западе от последнего, на вершине гребня, противоположного тому гористому отрогу, на котором расположены аулы: Гаусты, Кашет и Байни, — находится аул Доргиржды (прим. Духьаргишт), с 8 семействами. Несмотря на то, что к последним двум аулам можно ездить по разработанной дороге, представляющей более удобства, как по своей отлогости, так и по ширине, — туземцы, однакож, вероятно для сокращения пути, предпочитают ездить и ходить туда по узким и крутым тропинкам. Фарапы находится от Байни на ¼ и Доргиржды на ½ часа езды.

От Байни, на восток, по русской дороге может пройти арба (за исключением некоторых мест, изрытых временем) до гребня, за которым скрывается аул Мецхал. Гребень этот проходит между балками Гоузчи и Чавышки, на южной оконечности его высится башня Ут-Веништы[3].

С этого гребня, по тропинке, отдаляющейся от разработанной дороги, нужно спуститься в балку Чавышки, к аулу Мецхал. Насколько крут спуск, по которому скользит эта тропинка, можно судить по тому, что сами жители устроили на некотором расстоянии перила, за которые придерживаются, спускаясь по обрыву.

Аул Мецхал находится от Байни в 40 минут езды, в его 5 каменных башнях помещаются 15 семейств, кроме этого к нему же принадлежит еще одна башня – Хастмаки, возвышающаяся над аулом с северной стороны и занимаемая тремя семействами.

От Мецхал одна тропинка идет к аулу Фалхынг, расположенному ниже первого, по той же балке, на 3 минуты езды, а другая на восток к аулу Гарак.

В Фалхынге 14 семейств; по балке Чавышки он сообщается тропинкою с аулом Ляжги, находящимся с левой стороны этой балки на возвышенности, перед р. Арм-хи, в 40 минут езды. Аул этот заключает в себе 26 семейств, под одною из построек его находится источник, разработанный жителями в виде резервуара, из которого весь аул довольствуется водою, источник выложен кругом грубо обтесанным камнем и проход в него образует подземную галерею, сажени две в длину. От этого последнего аула в полчаса езды живет аул Арзы, тропинка к нему идет по возвышенности над р. Арм-хи, а в некоторых местах спускается до самой реки.

Аул Гарак на расстоянии 20 минут от Мецхала, расположен в балке Гарак-эли, на небольшом гребне, идущем посредине балки. Гребень этот довольно узок и крут и оканчивается к югу отвесным обрывом, над которым стоит несколько башен, совершенно обрушившихся, в этих развалинах едва дышущих, живут три семейства. Выше на север скучена другая груда, также обитаемая; еще саженей на 10 выше по тому же направлению, возвышаются постройки исправнее первых. Эти развалины и полуразрушившиеся башни составляют аул Гарак и служат жилищем 18 семействам, включая сюда и названые три. Прямо на юг от последнего аула, по гребню, идущему между балками Чавышки и Гарак-эли и круто упирающемуся к р. Арм-хи, пролегает тропинка к одинокой необитаемой башне – Ижирты, хорошо сохранившейся. Башня эта стоит на вершине спуска к р. Арм-хи и видима на далекое расстояние.

На ¼ часа езды от Гарака, на гребне перед балкою Кошкинхой-эли расположен аул Моруч, заключающий в себе четыре полуразрушенных башни с 3 семействами. По этому же гребню вниз (на юг) на оконечности его находится аул Хамышки с 4 семействами, от Моруч до него 10 минут езды.

На восток от Моруч в балке Кошкинхой-эли на небольшом выступе устроен аул Кошкин, в двух башнях его живут 9 семейств, отстоит он от первого на 6 минут езды. Из этого последнего аула тропинка, обрывающаяся до дна балки, идет далее по полугребню к аулу Арзы; для проезда к нему от Кошкин нужно не более 10 минут и от аула Хамышки – 7 минут.

Аул Арзы, заключающий в себе 23 семейств, построен на возвышенном месте по правую сторону р. Арм-хи, отлого спускающемся к этой реке. Этот аул замечателен в горском участке по красоте своего местоположения и построек; в нем сохранились в целости 4 пирамидальных башни, стройно возвышающихся одна над другою. Каждая из этих башен имеет в вышину, по-видимому, от 12 до 15 саженей. Выглядывая из руин и уцелевших каменных построек, они связывают весьма живописную группу, способную увлечь в мир фантазий самого равнодушного человека. Впрочем, в этом мире долго обретаться нельзя: довольно одного взгляда на лица обитателей этих чарующих башен и обстановку их жилищ, чтобы совершенно перейти в грустную действительность. Нищета, грязь, оборванные и голые дети и несчастные женщины, истомленные работой, обращают наблюдателя, очарованного красотой местности, в мире самой жалкой действительности, на самые печальные размышления.

Перед Арзы, на востоке, возвышается гора Кармет, направляющаяся от р. Арм-хи на север, к хребту Черных гор, на юг, по левую сторону р. Арм-хи подымается возвышенность Арж-лам, примыкающая к цепи гор отрывающихся от снегового хребта, у подошвы ее и на левой стороне балки Арцхончеч, идущей против горы Кармет на юг, к снеговому хребту, — находится аул Альгите. Жилища этого аула, как видно, построены нынешними жителями, частью из камня, частью из дерева, по недостатку места к просторной постройке, сакли лепятся одна на другую амфитеатром и образуют вид ступеней, устроенных на гору Арж-лам.

В этих саклях живут 3 семейства, тропинка к ним идет через р. Арм-хи, возможная для колесной езды. От Арзы до Альгите 4 минуты езды.

По западному склону горы Кармет идет тропа к аулу Кайрах, разделенному 1 ¼ часом езды от Арзы и находящемуся за перевалом этой горы. По южному склону этой же горы из Арзы идет тропинка на аул Торш.

Аул Кайрах с 9 семействами расположен, как сказано выше, за перевалом горы Кармет, в глубине балки, называемой Койрах-чач; балка эта с восточной и западной стороны имеет крутые покатости, от гребней идущих вдоль ее к югу, и потому тропинка к аулу чрезвычайно затруднительна, в особенности в ненастную погоду.

Аул Торш с 15 семействами гнездится в центре балки Хули-чеч, в ¾ часа езды от Арзы. Вниз от него по балке, не доезжая несколько саженей до р. Арм-хи лежит аул Шуан, заключающий 18 семейств. Жители этого аула славятся большим искусством в стрельбе и большая часть из них страстные охотники, которые почти исключительно этим и занимаются. Нужно предположить, что в пристрастии к охоте, играет также не последнюю роль и необходимость, которая вытекает из недостатка годной для обработки и для пастьбы скота земли, и вследствие этого и недостатка в жизненных продуктах.

На запад от аула Торш, посредине гребня, идущего между балками Кайрах-чоч и Хули-чоч, красуются развалины аула Агенты, в которых в настоящее время живут 4 семейства. Вниз на северо-восток от Торш, на самом дне балки, лежит аул Бялхын с 4-мя семействами. Вверх (на север) от последнего, в верховьях балки расположен аул Хули с 29 семействами. Этот последний аул в 1831 году послужил могилою горскому приставу капитану Константинову, одному священнику и 8 Тагаурцам, распространявшим между горцами христианское учение. Принудительные и энергичные меры, принятые этими миссионерами к обращению жителей в христианство, не понравилось горцам и они, чтобы избавиться от насилия, думали захватить и истребить запальчивых гонителей магометанства, но последние, предупрежденные о предстоявшей им участи, решились на сопротивление дикой силе: избрали себе для защиты одну башню и заперлись в ней. Раздраженные неудачею, горцы осадили башню и когда все попытки к овладению христианами оказались тщетными, — они заготовили большое количество хворосту, обложили им башню и зажгли ее. Варварский жестокий способ истребления достиг своей цели: христиане были сожжены[4].

Аул Шуан отделен от Торш 10 минут езды; Агенты 5-ю , Бялхын – 5-ю и Хули 15-ю минутами.

У аула Шуан к р. Арм-хи с северного склона снегового хребта, по ущелью Шуан-чоч, впадает р. Шуан-хи; гора, где берет начало эта речка, называется Шуан-чоч-корт.

От аула Хули тропинка идет на гребень Буздокот и круто до невозможности к верховой езде – спускается по восточной стороне его к аулу Солги. Этот аул от от Хули находится на ¾ часа езды, в балке Чулухой-чоч и заключает в себе 12 семейств; на юг от него в 5 минут езды, у оконечности гребня Каджах-Догушты, убегающего от Черных гор, по восточной стороне балки Чулухой-чоч доживает последние дни необитаемый и совсем разрушившийся аул Маги-ерды. Здесь сохранилось только одно здание, как нужно предполагать, служившее когда-то церковью, впрочем, предположение это не подтверждается никакими наружными признаками, кроме того, что оно построено лицом на восток. Обитателей этого аула, как говорят нынешние жители, даже не помнили и их прадеды, но в предании сохранилось, что этот аул принадлежал фамилии Казбек. Маги-ерды с западной стороны окружен стройным сосновым лесом; на восток от него виднеется гора Бисер.

На север от Солги, вверх по балке Чулухой-чоч на 10 минут езды находятся аул Гу с 2 семействами, далее потому же направлению аул Хсали с 4 семействами, Лелях с 16 семействами и Кязы с 4 семействами. Все эти аулы один от другого расположены на 10-15 минут езды и состоят, кроме последнего, из группы башен, частью сохранившихся, а частью полуразрушившихся; последний же состоит из одной громадной и прочной постройки, имеющей в ширину до 7 саженей, в длину до 12 и в вышину до 7 или более саженей; главный вход в эту постройку, довольно просторный, сделан с северной стороны. Под воротами, между двух стен, идет вверх каменная лестница, сделанная грубо и неровно. По бокам ее в стенах пробито несколько отверстий, служащих дверьми. Кроме этого главного входа, есть другой – прямо в верхний этаж, сообщающийся с нижним – посредством прикрепленного у дверей плетня отлого спускающегося к земле. Нижний этаж служит местом для загона скота, два же верхние – для жилья людей. Из нижнего этажа есть несколько отверстий, ведущих в подземелье, находящиеся под постройкой. Это подземелье так глубоко, что сверху, при помощи свечи нельзя заметить дна его. По словам жителей из него сделано несколько подземных ходов, идущих под скалою, на которой находится Кязы. Чтобы поверить словам жителей – надо самому спуститься в эту пропасть, наполненную удушливым воздухом и смрадным запахом.

Гребень Каджах-Дагушты служит границею между Кистинским и Галгаевским обществами и аулы, расположенные по балке Чулухой-чоч, последние, поселенные Кистинцами.

Жители Кистинского общества подчинены управлению двух старшин; всего жителей в этом обществе 329 семейств, из коих 886 души мужского и 827 женского пола.

Земля Кистинцев, равно удобная как и у Джераховцев, составляет по преимуществу, частную-потомственную и местами общественную собственность. На этих землях с трудом приспособленных к обрабатыванию, Кистинцы сеют ячмень, овес и в самом небольшом количестве пшеницу. Ежегодно собираемая пропорция этих зерен составляет в целом обществе 807 четвертей. Самый богатый хозяин собирает 10 четвертей, а бедный ½ четверти. Некоторые же ничего не сеют и для пропитания себя и семейства принуждены обращаться с просьбою о помощи к родственникам и зарабатывать хлеб поденным трудом. Даже богатые Кистинцы, засевающие в горах относительно большее количество хлеба, не могут собранной жатвой обеспечивать семейства на круглый год, — они или должны иметь на плоскости наемные поля, или вынуждены покупать хлеб на плоскости же.

Скотоводством Кистинцы не занимаются по тем же самым причинам, как и соседи их – по недостатку земли, имеют же у себя только необходимое и весьма ограниченное количество рабочего скота. Цифра скота во всем обществе следующая: 143 лошади, 185 ослов, 296 быков, 782 коровы и телят и 4597 баранов. У самого зажиточного хозяина не более: 3-х лошадей, 2-х ослов, 4 быков, 10 коров и 300 баранов; хозяин средней руки 1 лошадь, 1 осел, 2 быка, 7 коров и 80 баранов; победнее их – 1 осел, 1 бык, 3 коровы и 10 баранов или вовсе ничего.

Некоторые из более богатых Кистинцев имеют по нескольку колодок пчел, собственно для домашней надобности. Мед, собираемый ими, мог бы служить образцом на любой выставке как по прозрачности и белизне, так и по своему сильно ароматическому запаху.

Торговли нет никакой, исключая той мены, которая производится между жителями в каждом ауле, по предмету мелочных домашних потребностей.

Материалом для торговли мог бы очень выгодно служить сосновый лес, имеющийся там в довольно большом количестве, но недостаток сообщения и трудность вывозки его из места, где он растет, до того велики, что жителям стоит неимоверных усилий доставка нескольких бревен для своего домашнего обихода. Кроме этого леса, другого крупного нет и для топлива жителям служат кустарники березы, ольхи, ореха, барбарису и рододендрона. Весь этот лес преимущественно растет на северном склоне снегового хребта.

Джераховцы и Кистинцы считаются магометанами, но, вместе с тем у них встречаются обряды христианские и языческие; последние преобладают и даже в настоящее время, между жителями есть жрецы – исполнители богослужения.

Многие места в горах считаются Джераховцами и Кистинцами священными, так например, столовая гора, на которой стоит часовня, называемая Мацели (Божией матери), пещера Тамыч-ерды , находящаяся около аула Хули, и скала, вблизи этого же аула, на которой лежит железный крест. К первым двум священным местам жители в половине июня месяца собираются на празднество.

Для этого берут с собою скот, обреченный на жертву и кроме этого, каждый обязан, по средствам, сделать какое-нибудь приношение: стакан, колокольчик, значек и проч. Таким образом, эти священные места завалены костьми и рогами принесенных в жертву животных и кучами названных предметов; они неприкосновенны и никто, под страхом божеского гнева (библейское понятие) не имеют права уносить их.

Для следования на это празднество особенный, издавна заведенный порядок: один из жрецов, по общему согласию, избирается управлять церемонией. Накануне дня праздника, он распоряжается, чтобы все взрослые девушки, имеющиеся налицо, поутру собирают на означенный пункт, сюда же спешат и все мужчины, желающие принять участие в языческом торжестве. По сборе всех на место жрец – церемониймейстер выбирает самую красивую девушку и предлагает ей идти вперед, а сам следуют за нею, держась за ее платье, примеру жреца следуют и другие. Таким образом, составляются пары, которые одна за другою подымаются на гору, к священному месту. Поднявшись туда, бьют скот и праздник оканчивается едою, а потом – ночлегом на той же горе: священные места вообще удалены от туземных жилищ, что предоставляет причину большого затруднения к возвращению в свои аулы, в самый день языческого раута.

Напротив аула Кязы, на хребте Черных гор, есть две скалы, образующие вороты Кай-Камыт, видимые из Владикавказа и с плоскости на далекое расстояние. Об образовании этих ворот существует у туземцев следующая легенда: (Легенда эта не сохранилась хорошо в памяти Грабовского и потому и не помещена здесь)

Через перевал гребня Кабжар-Догушты, на восточном склоне его, начинаются аулы Галгаевского общества.

В ¼ часа езды от аула Кязы находится аул Верхний Тумгой с 5-ю семействами, в 10-ти минутах езды от последнего на юг и вниз к р. Поп-хи, берущей начало с северного склона снегового хребта, аул Нижний Тумгой с 31 семейством, далее потому же направлению в 10 минутах езды, — аул Номист с 11-ю семействами, лежащий на возвышении с левой стороны р. Попхи. От Верхнего Тумгоя на одинаковой с ним высоте по восточному склону гребня Каджар-Догушты лежали аулы: в 12 минуте езды – Долгиева (необитаемый) и в 15 минут – Галушны с 9-ю семействами. По правую сторону р. Поп-хи напротив аула Накист, в 7 минут езды от последнего стоит аул Цоли, с 5-ю семействами, вниз от него по течению р. Поп-хи, в 15 минут езды – башня Гопи с 5-ю семействами. Последняя находится на отдельной возвышенности, имеющей форму конуса, и тропинка к ней доступна для верховой езды только в хорошую погоду.

Вверх от аула Цоли, по ущелью, образуемому течением р. Поп-хи, идет тропинка на гору Бисер, за перевалом которой, на южном склоне, расположен аул Бисирхо с 6-ю семействами. От Цоли до Бисирхо 4 часа езды.

Близ этого аула, с северного склона снегового хребта, берет начало р. Арм-хи.

По возвышенности Тяген-дук, идущей на восток от гребня Каджар-Догушты, расположены аулы: Кост на ½ часа езды от Кязы с 12 семействами, Дзорах (он же Гадибарши) с 12 семействами и Кяхк с 19-ю семействами. Эти три аула разделены между собою 5 минутами езды.

На одном из отрогов гребня Тяген-дук, идущем на север, построена часовня Дзорах-деэль; на крыше ее, уже полуразрушившейся, еще хорошо сохранились два креста. Галгаевцы в новый год приходят туда на празднество.

Между гребнем Тяген-дук и главным хребтом Черных гор проходит широкое ущелье к р. Ассе, по которому протекает небольшая речка Кайн-али. Ущелье это загромождено большими каменьями, занесенными туда, по словам туземцев, наводнением, бывшим в 1844 году. Не видя других следов разрушения, кроме громадных камней на дне ущелья, нелегко верится в действительность рассказов. Характер гор, окружающих ущелье, не разъясняет догадок, чтобы наводнение произошло от таяния снегов. Но судя по величие нагроможденных камней и по свидетельству жителей, наводнение это представляло собою свирепый поток, занимавший все ущелье. Остается предположить, что в горах существовала котловина, которая веками наполнялась водою от дождей и таяния снегов и потом, вследствие сильного давления воды, слабая сторона ее была разрушена. Другой более действительной причины к объяснению этой катастрофы найти весьма трудно, но несчастные последствия ее очевидны: ущелье, служившее прежде местом для посева хлебов и производства покосов – превратилось в груду камней. Потеря эта ощутительно отозвалась на благосостояние жителей, занимающих ее. Туземцы говорят, что гнев Божий в виде стремительной речки, пал на живущих здесь грешных людей, из коих погибло в наводнение до 30 человек[5].

Галгаевцы, живущие там, так напуганы несчастным случаем, что и теперь, при малейшей прибыли воды в тощей речонке бегут из своих жилищ и карабкаются на возвышенные места.

В верховьях этого ущелья в 4 минутах расстояния от аула Кост, находится аул Дошикли с 5-ю семействами, ниже в 3-х минутах езды от последнего – аул Карт с 15-ю семействами, в 10 минут – Куэли с 9-ю семействами, в 14 минутах – Лейми (Верхний и Нижний) с 12-ю семействами, в 21 минут – Одзык (верхний, средний и нижний) с 24 семействами, в 25 минут – Берхни с 11 семействами, в 30 минут – Тюэри с 4 семействами и в 40 минут – Эле-калль с 20 семействами. Вся длина ущелья от 2-х до 3-х верст, в некоторых местах его можно ездить на арбах.

На склоне гребня Тяген-дук к р. Ассе в 4 ¼ часа езды от Эле-калль расположен аул Хамхи с 18 семействами.

Далее аулы Галгаевского общества переходят на правую сторону р. Ассы. При входе этой реки в теснину, образуемую хребтом Черных гор, в 5-ти минутах расстояния от Хамхи, аул Торгин, имеющий 14 семейств. На горе перед последним – аул Герете с 11 семействами и башня Кужгите (Болкиева) с 1-м семейством; вверх по течению р. Ассы расположены аулы: Гасерви (необитаемый) и Исмаилова с 4 семействами. Все эти аулы один от другого лежат на 5-ть минут езды. Далее по тому же направлению на расстоянии 4 минуты от Исмайлова, с востока проходит ущелье, по которому протекает р. Ткаба-хи; на правом берегу и в 50 саженях от впадения ее в р. Ассу – уцелела церковь Ткаба-ерды (20 000 святых) вблизи которой, на север, лежит аул Хайрах с 11 семействами и на юг на левой стороне р. Ткаба-хи – аул Пуй с 16 семействами.

Церковь Ткаба-ерды не представляет и тени сомнения, что она принадлежит к довольно древним постройкам христиан. Стены ее украшены грубыми рельефными изображениями святых и херувимов, еще хорошо сохранились, но крыша ее совсем обрушилась. Этому разрушению и обезображению украшений, несмотря на бдительный присмотр Галгаевцев, немало способствовали изуверство и фанатизм магометан, заезжавших туда.

Вокруг церкви находятся развалины, как нужно предполагать, — остатки келий, служивших или постоянным жилищем духовных лиц, обязанных службою при церкви, или же временным помещением для людей, собиравшихся туда в праздники.

Настоящие туземные жители о постройке церкви и давности существования ее ничего не могут сказать и даже в предании у них ничего не сохранилось об этом, но они считают и ее священною, собираются иногда к ней праздновать и признают святость ее до такой степени, что оставляют около нее без всякого присмотра, хлеб, сено, дрова и проч. нисколько не опасаясь, чтобы кто-нибудь осмелился похитить вверенное под защиту церкви.

По рассказу туземных стариков в одной из келий, окружающих церковь, есть отверстие (заложенное), ведущее в подземелье, в котором сохраняется бедренная человеческая кость, имеющая в длину слишком два аршина. Когда в горах бывает засуха, жители собираются к церкви и один из почтенных стариков отправляется в названное подземелье, достает оттуда кость и с ней сопутствуемый народом, идет к р. Ассе, погружает ее несколько раз в воду и потом опять относит на место. Туземцы уверяют, что всегда, как они прибегнут к этой церемонии, дождь льет ливмя.

На северном склоне горы Чергальте, поднимающейся с восточной стороны от аула Пуй, находится в ½ часе езды от последнего, аул Коки с 22 семействами. Отсюда чрез вершину Чергальте идет тропинка к аулу Нилх, расположенному на северном склоне снегового хребта, перед балкою Нилх-Чеч. К этому аулу есть другая тропинка, идущая вверх по течению р. Ассы; но она возможна для езды только в самую хорошую погоду. В ауле Нилх 20 семейств; живут они от аула Пуй по первой тропинке на 2 часа, а по второй на 1 ½ часа езды.

На север от церкви Ткаба-ерды, от аула Хайрах идет вверх на восток, балка Ах-чеч, в которой, на ½ расстояния от Хайрах, находится аул Еулой (Верхний и Нижний) с 15 семействами; вверх по той же балке, в 10 минутах езды от последнего, — аул Палинг с 20 семействами; в верховьях той же балки в 7 минуте расстояния от Палинг – аул Нуй с 26 семействами.

С восточной стороны балки Ах-чеч проходит гребень Хоржты, на вершине которого, в получасе езды от аула Нуй, находятся три башни, в 50 саженях одна от другой, называемые аулом Генты, в котором живет 15 семейств. В балке Озди-чеч, лежащей между гребнями Хоржты и Сохяр-дук, в верховьях ее, напротив аула Генты, притаился маленький аул Голи с 3 семействами; на оконечности балки перед р. Ткаба-хи – аулы Озди с 4 семействами и Внунушки с 3 семействами напротив последнего, по левую сторону р. Ткаба-хи – аул Берги с 5 семействами. Все названные аулы по балке Озди-чеч лежат один от другого в 5-7 минут езды.

За гребнем Сохяр-дук, вдоль восточной стороны его обрывается балка Машхой-чеч; в верховьях ее, в ½ часа езды от Генты, лежит аул Никот с 7 семействами; ниже по балке – аул Цызды с 3-мя, Цхорилте с 5-ю, Корбе с 6-ю, и Метхе с 16-ю семействами. Кроме этих аулов, лежащих преимущественно на восточной стороне гребня Сахер-дук и в самой балке, есть и другие в этой же балке, на западной стороне гребня Анте-дук: в верхней части почти напротив аула Никот, находится аул Мусиева с 13 семействами; ниже аулы Мейры с 5-ю, Амгехты с 3-мя, башни: Анте с 4-мя и Ляшке с 3 семействами. Все эти аулы сообщаются между собою тропинками и отстоят один от другого 5-10 минут езды.

За перевалом чрез гребень Анте-дук, в верховьях балки Могол-Чоч, в 20 минутах езды от аула Никот, расположен аул Докаль с 6-ю семействами; в 8 минутах от него ниже по балке – аулы: Махули с 15-ю и Бошты с 19 семействами; последний находится от аула Махули в 13 минутах езды. От аула Докаль вьется тропинка на хребет Черных гор, за перевалом которого, на северном склоне его находится аул Хай с 3-мя семействами, названная тропинка с большим трудом может служить для вьючной езды; верхом же ехать по ней невозможно. Расстояние от аула Докаль до Хай – 3 ½ часа езды.

Аулы, расположенные по балке Могол-чеч, последние в Галгаевском обществе, и следующий на восток гребень – Ванти-дук служат границею между Галгаевцами и Цоринцами.

Жители Галгаевского общества управляются тремя старшинами. Всего в этом обществе жителей 463 семейств, из коих 1421 мужского и 1448 душ женского пола.

Галгаевское общество занимает самую бедную и неплодородную часть земли в Горском участке: усеянная камнями, изрезанная множеством балок, разорванных крутыми покатостями, она представляет несчастному жителю для хлебопашества лишь небольшие площадки в несколько (15-20) квадратных аршин, обращенные в искусственные террасы. Собираемый с таких полей хлеб, ячмень и овес далеко не обеспечивает семью на целый год и потому жители этого общества, приобретают его точно также как и соседи их – Кистинцы. Ежегодно собираемая пропорция хлеба в целом обществе составляет 1023 четверти. У самого богатого хозяина, обыкновенно с многочисленным семейством, собираемый ежегодно хлеб не превышает 10 четвертей.

Галгаевцы владеют землею на правах частной собственности, земель общественных, принадлежащих целому аулу, весьма мало; на тех же правах и лес, имеющийся там в большом количестве. Лес по преимуществу состоит из крупной сосны, но, к сожалению, этот богатый материал по неимению дорог, не приносит владельцам ни малейшей пользы и составляет мертвый капитал.

Галгаевцы для своих домашних нужд имеют в небольшом количестве рабочий скот и баранов; у самых богатых хозяев, число коих весьма ограничено, можно насчитать в стаде до 1000 и более штук. Для пастьбы их Галгаевцы за неимением у себя годной земли, нанимают гору Утхот (принадлежащую казакам) и некоторые дачи у Цоринцев.

Цифра всего скота в Галгаевском обществе следующая: 303 лошади, 308 ослов, 583 рабочего рогатого скота, 1683 коров и телят и 12380 баранов. Скотоводство дает возможность Галгаевцам весьма небольшую торговлю единственно для выгод и улучшения домашнего быта и приобретения себе необходимого количества хлеба.

Галгаевцы считают себя магометанами и между ними есть муллы; но, однако же, несмотря на это, они все-таки придерживаются еще прежних обрядов богослужения, т.е. молятся только ночью у особо устроенных из камня на возвышенных местах, близ кладбищ, четырехугольных столбов в рост человека и в ширину на ½ аршина; у подножия столба, с восточной стороны, сделана маленькая ниша, в которую молящийся кладет свою голову. Весь процесс моления заключается только в этом.

Р. Асса, протекающая в этом обществе, берет свое начало из Хевского ущелья. С левой стороны (в земле Галгаевцев) впадают в нее, за исключением множества ручьев, не имеющих названия две реки: Поп-хи и Кайн-али; с правой стороны – р. Ткаба-хи.

За перевалом гребня Ванти-дук, в конце балки Бош-чоч, вырытой ручьем Ваген-хи, в ½ часа езды от аула Доколь, встречается башня Бошто с 2-мя семействами[6].

В следующей балке Цорой-чоч, в верховьях р. Цорин-хи, находятся аулы: Горшки с 10 семействами, Цори с 47 семействами, нижу Гози с 3 семействами, Агутыр с 5 семействами, Аршхаут с 8 и Ляжги с 16 семействами, последний образует 3 отдельных башни, из которых одна, построенная на левом берегу р. Цорин-хи, носит название Койрах. У подошвы горы Изгиш-дук, находящейся на северо-восток от Цори, лежит аул Осай с 8 семействами, за перевалом противоположной горы (на юго-восток) — аул Гул; последняя гора называется Гулгуты.

Все эти аулы отстоят один от другого на 15-40 минут езды и сообщаются довольно удобными вьючными тропинками.

Аулы эти, составляющие население Цоринского общества, управляются одним старшиною, жителей в них 107 семейства, 312 мужеского и 310 души женского пола.

В весьма немногих местах этого общества земля возможна для обработки и жители не оставляют ее без посевов, но ежегодно бывающие там сильные бури и град, по словам туземцев величиною с голубиное яйцо и больше, истребляют совершенно посеянный хлеб и Цоринцы для приобретения его, в продолжении нескольких лет принуждены были сбывать имевшийся у них в довольно большем количестве скот.

В настоящем году Цоринцами собрано 76 четвертей хлеба. Цифра оставшегося скота следующая: 74 лошади, 9 ослов, 106 штук рабочего рогатого [скота], 324 – коров и телят и 1317 баранов. Эта цифра ничтожна в сравнении с теми удобствами, которые представляет земля Цоринцев для разведения скота; теперь же большая часть ее – пропадает без употребления или на нее пускается скот соседей, которые за прокорм самого большого стада в продолжении лета платят два барана.

В Цоринском обществе лес составляют мелкие кустарники ольхи, орешника и изредка – березы.

Цоринцы магометанского вероисповедания.

На восток от Цоринцев живут Акинцы и границею между ними служит гребень Ериты.

В 3 ½ часах езды от Горшки (последнего аула Цоринского общества) находится аул Вауги. Вся тропинка, идущая к нему, состоит из беспрерывных подъемов и спусков, вследствие множества источников почва болотистая и тропинка представляет целый ряд выбоин, весьма опасных для всадника и лошади в дождливую погоду. Кроме всего этого с половины дороги тропинка идет над крутым обрывом и в двух местах пугает даже пешехода, который рискует оборваться в пропасть, только цепкая горская лошадь может без боязни перейти эти места.

Аул Вауги, состоящий из полуразрушенных башен, находится в верховьях р. Гехи, в нем 39 семейств[7]. Дорога от него идет по неглубокой балке, образуемой р. Гехи, сначала ½ версты на восток и потом ¼ версты на север, до башни Тышиле (принадлежащей к Вауги). Здесь же разделяется на две ветви: одна идет вниз по течению р. Гехи в Галанчечское ущелье, на Ялхоринские аулы: другая – чрез гору Келды-корт на аул Керете и потом на Галанчечские аулы. Керете от Вауги находится в ¼ часа езды и заключает в себе 7 семейств. Первая дорога разработана русскими в 1861 году; переезд по ней нетруден, хотя на подъем к Нижнему Ялхорою идут 30 зигзагов. По этой дороге на левой стороне р. Гехи, находятся аулы: Озми-кал с 6-ю, Итыр-кал-ха с 9-ю, Кауси (необитаемый) и Мозырки с 5-ю семействами. Все эти аулы расположены один от другого на ¼ часа езды.

Необитаемый аул Кауси, построенный на небольшом выступе скалы, круто обрывающейся, сажени на 40 к реке, — имеет вид крепости, прилепленной к скале, отвесно поднимающейся вверх, тропинка к нему идет по ступеням, выбитым в камне. Кроме этой группы, прижатой к скале, на ней же, еще саженей на 10 выше, лепится одна сакля, балкон которой, висящий над пропастью, сохранился до сего времени. Снизу, вверху и по бокам нет ни одного выступа, на который бы можно было поставить ногу: кругом отвесная и голая скала. Взгляд на эту постройку невольно рождает вопрос: каким же способом обитатели ее могли сообщаться с поверхностью земли? Если нет никакого сомнения, что балкон произведение рук человеческих. В этой скале, по словам нынешних стариков, жил когда-то знаменитый разбойник с любимой женою. Однажды отправившись на промысел, он был убит и, когда известие об этом дошло до жены – она с балкона бросилась в пропасть. Пораженные этим случаем, бывшие обитатели аула Кауси не ходили из суеверного страха в эту саклю; и теперь настоящие окрестные жители, несмотря на предположение о несметных богатствах заключающихся в ней, не рискуют пробираться туда из боязни быть пораженными громом.

Этот страх сложился вследствие такого случая: один смельчак отважился проникнуть в таинственную саклю и когда уже близок был к своей цели, — на безоблачном небе разразился гром и убил его. Но вернее всего предположить, что нет охотников пробраться туда именно потому, что это была бы попытка к невозможному, или, по крайней мере, стоила бы неимоверных трудов и усилий. Достигнуть этой сакли снизу ни в каком случае нельзя, а возможно только разве сверху таким образом: на вершине горы прикрепить канат и по нем совершить путешествие над пропастью в 1500 или более футов. Понятно, что на такое воздушное путешествие согласятся не многие.

Вторая дорога от аула Керете идет по полугоре над р. Гехи к аулу Эсалник, отстоящему от первого на 25 минут езды; в нем 7 семейств, далее: на 15 минут езды – к аулу Акбос с 13-ю семействами; на 7 минут от последнего – к аулу Коршхо с 4 семействами и отсюда на 12 минуте – к аулу Кербычо с 8 семействами. На восток от последнего выступила гора Юнкер-лам; на половине ее, против Кербычо, построена башня Кербете, принадлежащая тому же аулу, а на вершине находится озеро Галай-ам. Это озеро в окружности имеет версты полторы, наполнено пресною водою и в зимнее время совершенно замерзает. Между горцами сложилась легенда, что это озеро в прежнее время находилось близ Ялхорой и тогда, как и теперь, считалось священным, в котором дозволялось брать воду, поить скот, но воспрещалось мыть белье. Одна же женщина вопреки такому запрещению, отправилась к нему и вымыла в нем свои штаны. Тогда озеро, возмутившись нахальным поступком женщины, превратилось в вола, ушло с прежнего своего места и расположилось на горе Юнкер-лам, как на месте более недоступном.

От аула Кербычо идет тропинка в Галанчечское ущелье и оттуда на подъем к аулу Ялхорой. Опасней и трудней этой тропинки ничего нельзя представить: она проходит по теснине в нескольких местах до такой степени узкой, что всадник, сидя на лошади, подвергается возможности быть раздавленным навесом скалы и весь подъем состоит из ряда уступов, на которые едва карабкается горская лошадь. Но, несмотря на грозную опасность, представляемую чортовой тропой, поразительная красота ущелья вытесняет малодушное чувство страха и магнетизирует взоры путника своими дивными очертаниями.

Выбравшись из Галгаевского ущелья, по этой тропинке и далее по русской дороге к аулу Нижний Ялхорой, путь идет по едва заметной покатости, возможной для колесной езды. Нижний Ялхорой заключает в себе 15 семейств и находится от аула Мозырк в ¾ часа, а от аула Кербычо на 1 ¼ часа езды.

На Ялхоринской площадке, кроме названного аула, в 5 минутах от последнего при выезде из Галанчечского ущелья, налево находится башня Амхо с 11 семействами, направо башня Таалки с 4 семействами, вверх от Нижнего Ялхорой в 4 минутах езды – аул Верхний Ялхорой с 19 семействами. За гребнем, лежащим с восточной стороны площадки в 15 минутах расстояния от Нижнего Ялхорой, сложена башня Велах с 6-ю семействами.

Жители Акинского общества имеют двух старшин; всего в этом обществе жителей 138 семейства, из коих 364 мужеского и 318 душ женского пола.

Жители этого общества обрабатывают в небольшом количестве землю и засевают ее преимущественно пшеницею. Собираемый ими ежегодно хлеб составляет 201 четверть, недостающий за тем на годовую потребность хлеб приобретают на плоскости вымениванием на соль, добываемую в Мержой-берем.

Всего скота Акинцы имеют 133 лошади, 6 ослов, 154 штуки рогатого рабочего, 410 коров и телят и 5157 баранов.

В этом обществе чувствуется большой недостаток в лесе: кроме кустарников рододендрона, ольхи и березы, прозябающих в Галанчечском ущелье – другого леса не имеется.

От Верхнего Ялхорой одна дорога идет на северо-восток, чрез гору Булуй-лам, на плоскость в Чечню, другая – на запад, в ст. Алкунскую. Обе дороги эти разработаны русскими. На пути по последней дороге, в 2 часовой езде от Верхнего Ялхорой, находится аул Мереджи с 29 семействами[8]. За перевалом чрез гребень, находящийся на час езды к северу от Мереджи – аул Мержой-Берем с 29 семействами. Здесь находятся соляные колодцы. Далее от аула Мереджи на 1 ½ часа езды над р. Фартангою построен хутор Сарали Опиева с 3 семействами. Жители этого хутора занимаются изделием ободьев для колес и этим способом добывают себе пропитание.

Эти два аула – Мереджи и Мержой-Берем и хутор Опиева, населены жителями Мереджинского общества и управляются одним старшиною. Всего в 3-х поселениях 71 семейство, из коих 189 душ мужского и 172 женского пола.

Мереджинцы совсем не занимаются посевом хлебов, а добывают его посредством распродажи соли и выменивания ее на предметы хозяйственных потребностей. Разведением скотоводства похвалиться тоже не могут. Всего скота у них: 58 лошадей, 52 штуки рабочего рогатого, 135 коров с телятами и 1970 баранов.

Всего же в Горском участке жителей 1106 дворов, из них 3468 душ мужеского и 3338 женского пола.

Скота всего 769 лошадей, 544 осла, 1360 штук рабочего рогатого, 3770 коров и телят и 28123 барана.

Число собираемого хлеба 2390 четвертей.

Из этой цифры видно, что пропорция собираемого хлеба весьма далеко не обеспечивает годовую потребность жителей Горского участка.

Статистические выводы из экономического быта Горского участка не дают ни малейшего повода обвинять жителей его в лености, в подтверждение чего можно привести еще одну особенность, встречаемую в горах: недостаток земли – главного благосостояния страны, до такой степени ощутителен, что горцы не имеют даже обыкновенных кладбищ, а складывают, или вернее – сваливают трупы в нарочно устроенные из камня склепы. Приходилось слышать, что этот способ погребения умерших в обычае их, но это неверно: сами жители объясняют его только недостатком земли.

[1] Цифра эта взята при составлении подушного списка. При описании каждого аула будет обозначено самое точное число семейств в каждом доме и, кроме того, отдельно, число душ в каждом обществе.

[2] Сюда включены вновь переселяющиеся в этот аул 16 семейств из аула Хаматханова.

[3] В этой башне живут два семейства. Она носит название по имени человека, построившего ее.; в предании жителей сохранилось только имя этого человека, знаменитого, по их мнению наездника и богатыря.

[4] Рассказ этот взят со слов старожилов, в памяти которых еще сохранилось это ужасное auto-da-fe.

[5] Верную цифру людей, погибших в это наводнение, жители не могли определить.

[6] Она носит название по имени аула Бошто, принадлежащего Галгаевскому обществу.

[7] Сюда включены и 8 семейств, переселившихся из Бончи.

[8] Этот аул состоит из двух: собственно Мереджи (17 семейств) и Дол Чожева (12 семейств), расстоянием один от другого на 5 минут езды.

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: