Ингушетия: Исторические Параллели

09.12.2020

ИНГУШСКАЯ ТОПОНИМИЯ ВЕРХОВЬЕВ РЕК АРАГВА И ТЕРЕК

Ингушская топонимия – одно из важнейших составляющих древнего наследия народа, на основе которого все еще можно разрешить многие проблемы национальной идентификации, проблемы его генезиса, вопросы исторического процесса, географии распространения его языка, культуры и т.д. и т.п.

Важность исследования топонимии как источника для изучения вопросов исторического развития, еще не осмыслена должным образом. Топонимия – это и застывшие на века фрагменты и пласты истории народа, которые исследователь может увидеть и «оживить», и тем самым использовать для разгадки тайн давно минувших времен и эпох.

Не поэтому ли с момента начала колонизации Кавказа, наряду с беспощадным уничтожением самого бесписьменного народа – носителя древнего языка и уникальной культуры, имперская Россия методично уничтожала и саму память о нем, застывшую в памятниках материальной культуры, в духовном наследии, в географических названиях и т.д. Причем стерилизации оригинальных географических названий Кавказа, как показывает история, придавалось не меньшее значение, чем уничтожению культуры и ее носителей.

Не менее беспощадной к наследникам древней кавказской цивилизации стала и советская империя, возникшая на костях предыдущей. В середине 20 века, как бы воплощая в жизнь мечты свергнутого ими «аристократического» режима, новая «люмпен» — империя поголовно выселила нахов для вымирания на Восток. Завистливые и кровожадные «псы» новой империи, наводнившие этот край, уничтожая книги из библиотек, взрывая башни в горах, срывая могильные чурты с надгробий, не менее свирепо расправились также со всеми без исключения географическими названиями, которые хоть как то напоминали о кавкассианах.

Денахизация топонимики была одним из главных составляющих геноцида, устроенного кликой Сталина-Молотова и их приспешниками над ингушским и чеченским народами. Коварный режим действовал по инициативе, и при всяческой помощи и поддержке «общественности» и «научных элит» окружающих «окультуренных» этносов.

Насколько определенны были планы тех, кто буквально вычищал Кавказ от его исконного духа, показывали уже первые дни и месяцы депортации ингушей и чеченцев. Ингушские названия, а также буквально все, что напиминало о них — язык, культуру, историю – нещадно истреблялось. Сразу же после издания Указа ПВС СССР « О ликвидации ЧИАССР и об административном устройстве ее территории» от 7 марта 1944 года началась массированная атака на ингушские георгафические названия. Аппетиты мечтателей о «Великой Алании» от Аргуна до Кубани» обрели тогда угрожающие размеры и для других народов Северного Кавказа.

До сих пор на официальных географических картах Чечни и Ингушетии, как живое напоминание об этих коварных планах, сохранились многочисленные следы топонимической экспансии облагодетельствованных империей соседей: гора Дай-хох в центре Чечни, река Шан-дон в центре Ингушетии и т.д. и т.п.

Сегодня найти, правильно прочитать и правильно локализовать географическое название является делом не менее важным, чем отыскать в бесчисленных архивных материалах какую-нибудь забытую историческую деталь о нашем народе.

Приходится только удивляться и сожалеть, что до настоящего времени ни один

исследователь не занялся сбором богатейшего топонимического материала на территории исконного обитания нашего народа.

Единственная работа, посвященная сбору географических названий на части территории проживания ингушей, выполнена в 70-х годах 20 века известным чеченским писателем Ахмедом Сулеймановым. Кроме того, что работа эта не охватывала даже территорию исконно ингушского Пригородного района, она имела многочисленные огрехи, ошибки, неточности и другие негативные моменты, которые во многом умаляли его научную и познавательную ценность.

Труд А.Сулейманова, в части, относящейся к сбору и анализу ингушских названий, страдает, в частностях, нижеследующим:

во- первых, чеченский писатель, видимо плохо знакомый с правилами словообразования в ингушском языке, очень часто записывал ингушские названия по-чеченски, чем нанес большой вред исследовательскому процессу; Искажения в названиях ингушских топонимов, записанных им, столько, что говорить об их случайности не приходится. Попытки автора унифицировать все собранные им топонимы, стереть их оригинальную специфику проглядываются повсеместно;

во-вторых, А.Сулейманов не обеспечил сплошную запись названий. Даже сегодня по истечении 30-40 лет в горной Ингушетии, где уже почти 70 лет нет постоянного населения, посредством опросов выходцев с этих мест и их потомков, выявляются многочисленные названия, которые А.Сулейманов не увидел и не отразил;

в-третьих, названия почти полностью лишены одного из главных своих атрибутов – локализации, привязки к местности, что также существенно снижает их исследовательскую ценность. По этой причине многие малоупотребительные ингушские географические названия остались «без прописки»;

в-четвертых, в связи с отсутствием точной привязки на местностях, автор труда допустил многочисленные повторы названий. А некоторые повторяются более трех-четырех раз! Видимо, сбором их занимался не сам автор, и это стало причиной многочисленных повторов;

в-пятых, чеченский писатель А.Сулейманов взяв на себя сложную задачу по объяснению смысла ингушских названий, допустил столько вольных нелепых интерпретаций их, что кроме сожаления сегодня это ничего не вызывает.

Более того, многочисленные интерпретаторы этих названий сегодня, используя логику «исследований», заданную этим автором, пытаются делать далеко не научные выводы из подобных ложных «посылок» А.Сулейманова. Невооруженным взглядом можно узреть во многом беспочвенное «тюркофилство» и «аланофилство» автора, который многие необъяснимые для него названия на территории Ингушетии, как впрочем и на территории Чечни, адресует или к тюркским языкам, или, что еще более парадоксально, к неизведанному все еще «аланско-осетинскому языку».

Все эти упущения делают труд А.Сулейманова, во всяком случае, в части касающейся ингушской топонимии, глубоко дефектным, поверхностным.

Эти обстоятельства и стали во многом побудительными причинами для настоящей записи ингушских топонимов.

Известно, что ареал расселения ингушей во многом определялся географическими особенностями территории, рельефом местности, природными барьерами. Миграционные процессы, связанные с возвращением ингушей на равнинные земли имели и свою «природно- географическую» специфику: они спускались на равнину по кратчайшему и потому безопаснейшему пути. Известно, что еще с древности ингуши в каждом ущелье создали эшелонированное прикрытие от внезапных атак кочевников, и когда они начали спускаться снова на равнину, то всегда предусматривали возможность использования этих укреплений на случай вынужденного отхода.

Именно в силу этих причин можно обнаружить общие закономерности топонимического характера для всех горных ущелий, где проживали ингуши.Обычно одно ущелье, ограниченное природными особенностями и обособленное в силу этого от соседних территорий, становилось ареалом возникновения обособленного общества со своими особенностями.

Подобная схема образования средневековых ингушских обществ послужило и возникновению некоторой специфики в образовании топонимической карты региона.

Исходя из данных соображений, автор посчитал наиболее эффективным подачу топонимического материала «по ущельному» принципу, начиная от верховья реки вниз к ее устью.

Много вопросов при сборе ингушских топонимов на административной территории современной Северной Осетии возникает при знакомстве с трудом под названием «Топонимия Северной Осетии», созданным А.З.Цагаевой в первой половине 70-х годов 20-го века. Здесь, в духе старой двухвековой традиции «денахизации» Кавказа, автор, используя только ей понятную методику исследования, «умудряется» при задаче сплошного охвата названий, «не заметить» великое множество ингушских топонимов на территории Осетии, а во многих случаях, добиться изменения таких названий до неузнаваемости! При этом использованы всевозможные средства и способы искажения и завуалирования ингушских топонимов!

Часть этих вопросов удалось снять в настоящей работе. Но, думается, для того чтобы полностью восстановить топонимическое наследие ингушей на территории современной Северной Осетии и других районов Кавказа, нужно приложить еще много сил и средств исследователям разных областей знаний.

В настоящей работе сделана первая попытка собрать и систематизировать богатое и древ- нее топонимическое наследие ингушей, испокон веков обитавших в долинах Центрального Кавказа.

Ущелье реки Терек вместе с долинами его многочисленных притоков в верхнем течении, а также горные долины рек, объединенных общим названием Арагва, текущих от кавказского хребта в южную сторону, являются сердцевиной древней и средневековой Ингушетии. Именно поэтому важно начать описание топонимической карты ингушских земель отсюда. В силу исторически сложившихся обстоятельств судьба ингушской топонимии этой долины во многом повторяет трагическую судьбу ингушских племен и родов, обитавших здесь.

В качестве условных границ этих земель, где четко и бесспорно прослеживаются следы обитания носителей ингушского языка и культуры можно выбрать крепость Ананур на юге и район Эльхотовских ворот на севере. По данным многих авторитетных исследователей этот стратегически район Кавказа контролировался ингушскими обществами вплоть до середины 19 века.

В частности, известный кавказовед А.Н. Генко, изучавщий этот стратегический район Кавказа, указывал: «… что касается Ломеки, одного из древнейших названий Терека, то мы усматриваем в нем нарицательное «дзурд-зукское» слово… ингушское Loamaexkae – «горное ущелье» и, соответственно, значит «река (горного) ущелья». Отсюда сам собою напрашивается важный этнологический вывод, что весь район Военно-Грузинской дороги входил в сферу древнейшего расселения ингушских племён, ныне разделяющих пребывание здесь с осетинами и грузинами».

Архивная выписка из журнала Кизлярского коменданта по секретной части об экспедициях из Моздока в Грузию за период август-октябрь 1770 года повествует: «А понеже сия дорога проложена чрез Ингуши есть наиспособнейшая и кратчайшая, якоже в расстоянии оная по уездам состоит обыкновенной езды, от Моздока до Ингуш день, от Ингуш до Чимов один день с половиною, от Чимов до Казбека день, от Казбека до Анапура, где уже границы грузинская- два дня, а всего (только) пять дней с половиною» (Г.Л. Бондаревский, Документальная история образования многонационального государства Российского, М. 1998, с. 410).

Приводимые ниже топонимические даннные далеко не являются исчерпывающими и полными. Изучение ингушской топонимии этого района является задачей крайне важной и требующей постоянного внимания и изучения.

Словарь
ингушских географических названий верховьев рек Арагва и Терек

«отец географии» Страбон в I в. н. э. сообщает: «Из области северных кочевников идет трудный трехдневный подъем, после чего следует узкая речная долина Арага, по которой проходит дорога, равная четырехдневному переходу для одного человека. Конечный участок дороги охраняется неприступным укреплением». (Е.Крупнов «Древняя история Кавказа», с. 70)

Страбон описывает здесь транскавказский проход, пролегающий издревле по ущелью Терека и Арагвы. Арага – это Дарьял. Название «Арага», буквально, переводится с ингушского как «в сторону равнины», или «во вне», где «ара» – «во вне», «равнина», а «га» – указатель направления. Интересно отметить, что и слово «Дарьял» имеет тот же смысл и переводится с ингушского, буквально, как «выходить на равнину» – «да ара йал». Очевидно, что это название относится сугубо к транспортной коммуникации, которая выводит путников на равнину: как в сторону севера, так и в сторону юга.

2. Арагва–

название рек, текущих с вершин ГКХ в районе Военно-грузинской дороги, в том числе, левого притока р. Куры. Причем это название носят также все реки, что текут вдоль этого транскавказского прохода: как те, что текут на юг, так и те, что текут на север. Так некогда называли и р. Терек, от истоков ее в горах до выхода на равнину. Причем названия эти «теряются», как только эти реки выходят на равнину как к югу от Кавказских гор, так и к северу. То есть, название это очевидно привязано не столько к водным потокам, сколько к горным долинам, по которым они протекают, а точнее, к проходам. Эту особенность в названии рек заметил в свое время Ю. Клапрот: «… весьма примечательно, что его верхнюю часть, от истоков до места, где Терек оставляет Кавказские горы и вступает в равнину Кабарды, они (грузины, автор) называют Арагви, как и реку, что начинается близ его истоков, но течет в прямо противоположном направлении на юг и пересекает Кавказ с юга на север, тогда как иные (Черная Арагва. например) пресекают горный район на противоположном склоне с севера на юг и впадают в Куру вблизи Мцхеты». (Ю. Клапрот, «Описание поездок по Кавказу…», Нальчик, 2008 г., с. 235) Вахушти в своей географии указывает, что «р. Белая Арагва течет с гор между Дзурзуки и Пшави и течет от севера к югу и в Жинвани впадает с востока в Черную Арагву…» (Н.Волкова, «Вайнахи» / Ингушетия и ингуши, т. 1 с. 148) Единственным языком, правильно передающим суть и смысл этого названия является ингушский. Без сомненья, Арагва является синонимом страбоновского Арага и переводится с ингушского как «в сторону равнины», или «во внешнюю сторону». Параллель этому названию обнаруживается на территории Ингушетии. Здесь протекает небольшая речка Арага-хи («река в сторону равнины» или «река во вне») – левый приток р. Гир-хи, впадающий в нее в теснине Гир-чож, через который также проходит древняя коммуникация, связывающая Горную Ингушетию с предгорной долиной Тарс-Аре. (А. Сулейманов, Топонимия Чечено- Ингушетии, ч. 2, с. 10)

3. Дарьял /Д1а ара йал –

ущелье р.Терек, древний транскавказский проход, «ворота Кавказа». Название это выводится из ингушского «Д1а ара йал», в следующем довольно прозрачном значении: «проходить (выходить) на равнину». Где «д1а» — указатель направления, «аре» — «равнина», «йал» – выходить. И в этом значении название тесно взаимосвязано с другими древними

Гандаур-Эги М.Х. Ингушская топонимия верховьев рек Арагва и Терек

61

названиями этого района – «Арага» и «Арагва», а также с грузинским названием ущелья – «арагвис-кари». Любопытно, что аналогичное название носил еще один древний транскавказский проход, пролегавший по территории бывшей Кавкас-Дзурзукетии – перевал Дарйол в западной части водораздельного хребта, на территории современного Карачая. Крайне неуклюжа и слабо обоснованна версия, которая объясняет это название из персидского «дер-и-алан», то есть, «ворота алан».

4. Ломеки /Лоама хи –

древнее название реки Терек, которое сохранилось в грузинской исторической хронике. Название переводится с ингушского языка как «лоама хи», то есть, «горная река». Есть и другой ингушский вариант, которого придерживался, в частности, А.Н. Генко – «Лоам-ахке» – «горное ущелье», где «ахк» – скалистое ущелье реки.

5. Терек/Терк–

река, вытекающая из гор Центрального Кавказа и впадающая в Каспийское море. От своих истоков до выхода на равнину Арахь река Терек река носила название Лоаме хи. Название реки можно объяснить из ингушского «терк», то есть, «качающаяся». Если понаблюдать течение реки в каньоне Дарьяла, то такое объяснение названия представляется более чем уместным. Но есть и другое объяснение этому названию: основной исток р. Сно (Шоанч-аьли), правого притока Терека, именуется «т1ера-хи» – «верхняя река». Возможно, в этом слове и кроется разгадка названия реки.

6. Ананур/Каракалкан-кала/Г1алг1ай г1ала –

древняя цитадель на южной границе ингушских гор, на правом берегу Арагвы на важнейшем участке транскавказского прохода. У этой крепости трагическое прошлое, как и у ингушей-дзурдзуков-цанаров, заложивших ее в глубокой древности. Где-то у этих стратегических ворот в 9 веке ингуши-цанары разгромили 120 тысячное войско жестокого правителя Буга. У персидских писателей средневековья крепость упоминается под именем Кара-Калкан-кала, то есть, буквально, «крепость черных калканцев». (Арджеванидзе И.А. «ВГД», 1954 г., с. 159) Калканцы – это название ингушского общества галгаев, которые были многие века хранителями как северных, так и южных ворот этой древней дзурдзукской земли. Считается что город основан в 14 веке, хотя очевидно, что как само укрепленное место, так и поселение существовали здесь издревле, обеспечивая контроль за стратегическим проходом. Примечательно, что до наших дней в прекрасной сохранности дошла древнейшая цитадель этой крепости – пирамидальная боевая башня-вов, имеющая классическую ингушскую архитектуру. По данным исследователей эта башня самая древняя постройка на территории крепости. «А здесь близ Каракалканов (Дарьял) и меж черкасских мурз пребывают народы кисты. А преж сего они были християне, а ныне они не христяне, не турки.» (М. Полиевктов. Материалы по истории грузино-русских взаимоотношений (1615-1640 гг.) Тбилиси, 1937, стр. 118).

7. Цихис-Дзири/Дзувре–

ущелье и село у его устья в 5 км. к северу от Ананури. Здесь сохранилась древняя ингушская сторожевая башня, которая прикрывала крепость Кара-калкан-кала. С этой башни поступали сигналы в крепость о приближении врага с юга. Очевидно, что Дзири здесь от ингушского «дз1аре» («ворота») или «дзувре» («наблюдательное»).

8. Чартал–

местность и древнее поселение на ВГД, на месте, где в Арагву впадает р. Чартали. Его именовали и по-иному – Шартали. Чартальцы – древнее ингушское общество, обитавщее здесь в долине. У Чартали, где находится знаменитый родник «300 арагвийцев», в прошлом существовала система мощных оборонительных укреплений, запиравших ущелье в его наиболее узкой части. Здесь сохранилась древняя ингушская сторожевая башня с остатками стен на левом склоне долины Арагви. Эту теснину, увенчанную с двух бортов башнями (Чартали и Башлоб) до позднего средневековья и считали северной границей земель Грузии, за которой жили калканы-кисты. А также воротами Мтиулетии, то есть Горной страны. Этот проход имел важное значение, его называли также Дарьялом. Исследователи предполагали, что именно крепость этого прохода и есть те самые ворота Дарубал, построенные царем Мирваном для защиты Грузии от ингушских племен дзурдзуков и чарталов. (К. Кох, «Путешествие через Россию к Кавказскому перешейку в 1837 и 1838 году») Светлая кладка постройки резко выделяется на фоне зеленой листвы деревьев, покрывающих густым ковром окрестные горы. Точное время постройки башни неизвестно.

9. Чартали/Чарт-аьли–

правый приток Арагвы, впадающий в нее в районе теснины. Название реки, вероятно, увязывается с местностью Чартал. В названии реки ингушское «аьли» – «небольшая река».

10. Аркала –

значительный правый приток р. Арагва. Стекает с Ломисского хребта и впадает на южной окраине Ананура. От ингушского «арк-аьли».

11. Хандо –

ущелье и река, правый приток Арагвы, впадающая ниже Пассанаури. Считалась исторически частью Мтиулетии. Вероятно, в основе названия ингушское «хан» — «сторожевое».

12. Вешагурни –

поселение в ущелье Хандо. Название от ингушского «веши гар» – «братская ветвь». В Ингушетии есть фамилия Вешагуровы, которая является братской ветвью рода Оздой.

13.Хор-хи/Хьовр-хи –

левый приток р. Арагва, протекающая в районе Ананура. Очевидно наличие в названии ингушского «хи» – «река. В Горной Ингушетии на перевале Бишт есть известный родник с целебной водой с аналогичным названиемс – Хьовр-хи.

14. Джаха/Джаг1е/Джаг1-хи —

правый приток Арагвы. Истоки в восточных склонах Ломисского хребта. Впадает выше Ананура, к югу от Цихис-дзири.. Есть Большая и Малая Джахи, устья которых находятся рядом. Название реки образовано на основе ингушского «Джаг1-хи» – «гравийная река», или просто «джаг1е» – «гравийное»

15. Денали –

правый приток Арагвы. Берет начало на склоне Ломисси, впадает на севере Цихис-Дзири. От ингушского «ден-аьли» – «Дена река».

16. Чабарухи –

правый приток Арагви. Впадает на севере Пасанаури. Вероятно, от ингушского «чоппара- хи» – «пенистая река».

17. Чохи/Чохисхеви –

небольшой правый приток Арагвы. Стекает со склонов вершины Куркута. Устье реки находится напротив устья р.Чирики. Очевидно, название реки и ущелья происходит от ингушского «Чу-хи» – «река во внутрь».

18. Чирики –

левый приток Арагвы. Истоки ее на западном склоне Гудамакарского хребта. Название реки имеет такую же природу, что и название реки Чохи, которая течет в Арагву с противоположной стороны. От ингушского «чура-хи» — «внутренняя река».

19. Тхоти – гора культового назначения у Ксанской крепости над Цихис-Дзири-Дзувре. На этой горе по религиозной традиции грузин, царю Мириану пришло «просветление» и он решил принять христианскую веру и поставил здесь второй, после Джвари, крест. В названии этой вершины имя древнеингушского культа Ткъа/Тха. Гора является двойником Ткъа-корта – Башлама.

Ткъа-т1е – «вершина Ткъа».
20. Пасанаури/Кистаури –
село в окружении лесистых гор на военно-грузинской дороге на правом берегу Арагвы в полкилометре от слияния Белой и Черной Арагви. Расположено на высоте более 1000 м. над уровнем моря. На карте Вахушти, составленной в 18 веке, здесь обозначена крепость с древним названием – Кистаури. Здесь в древности стояла ингушская крепость, прикрывавшая с юга ущелья Белой и Черной Арагвы. По наблюдениям исследователей храмы в Пасанаури, у с. Нижние Млеты и, вообще, храмы вдоль Араги являются наиболее близкими аналогами ингушского Таргимского храма на Ассе. «Это сходство проявляется в особенностях планировки, в двускатной форме кровли, в сходной облицовке из камня желтого цвета и расположением входа с южной стороны». (Л.П. Семенов, МИА, No23, 1951, с. 304; З.Ш. Дидебулидзе «Культурные взаимосвязи народов Грузии и Центрального Предкавказья», Тбилиси, 1983, с. 64)

21. Гудаур/Г1ударе –

древнее село на военно-грузинской дороге, на южных склонах ГКХ, южнее Крестового перевала в долине р. Белая Арагва. Название связано с древним ингушским Г1уда – покровителем и «помощником» путников. Слово объясняется с ингушского «г1о» – «помощь», и «да», в значении «отец», «покровитель» или же, от «г1о-дар» – «оказывающий помощь». Вероятно, сам каменный крест или стела, которые ингуши исстари сооружали на перевалах, у дорог, у родников, символизировали «помощь». Слово в этих двух значениях содержится в ингушских фамилиях Гудиевы, Гудаевы или Гудантовы, относящиеся к различным ингушским родам. В Хевсуретии – родине многих ингушских фамилий, в том числе и фамилии Гудантовы, также имеется святилище Гудани. (Ш. Дахкильгов, «Страницы истории Ингушетии», Нальчик, 2005, с. 168)

22. Гуда/Г1уда –

вершина над Крестовым перевалом, которая считалась священной у средневековых ингушей. Г1уда – покровитель путников. Вершины с таким названием имеются во всех уголках Кавказа. Его обиталище – подъемы и перевалы во всех точках Кавказского хребта, где имеются тропы для проходов. Слово очень легко этимологизируется посредством ингушского языка: «г1о» – помощь, поддержка, «да» – повелитель. Слово имеет надежные параллели с шумерским божеством Гудеа. (Хайров Б.А., Евлоев Я.И. «Нахи: предки и наследники шумеров», г. Смоленск, 2005, с. 172) Вероятнее всего в христианскую эпоху в качестве символа Г1уда ингуши-дзурдзуки устанавливали на перевалах каменные стелы – покровители путников.

23. Калкалаги/К1алхара-хи –

река возле с. Фаллагкау, а также другая река возле с. Дзаурикау, в верховьях долины р. Белая Арагва. От ингушского «к1алхара-хи» – «река, текущая внизу». Возможна и другая версия: в названии реки угадывается «калка» – самоназвание ингушей – г1алг1а, а также иронское название ингушей – калга/калка.

24. Сурхота/Сурхо-т1е/Сырхыты хох –

гора к северо-востоку от Крестового перевала. От ингушского «Сурхо-т1е» – «войсковое место» или «Сур-хат1е» – «войсковая стража». У А.Д. Цагаевой топоним записан в иронизированной форме – «Сырхыты хох».

25. Ганис/Г1аныш –

поселение на правом берегу р. Белая Арагва, в Гудском ущелье. От древнего ингушского «г1аныш», которое имеет несколько значений. До сих пор у ингушей сохранилось это имя, а также существуют фамилии Ганижевы, относяшиеся к различным ингушским родам: Цхьурой, Барханой, Лошхой. (Ш. Дахкильгов, «Страницы истории Ингушетии», с. 165). В с. Чабано Тианетского района Грузии стоит ингушское родовое святилище Г1аныш-ерд — Йерди Ганишианебис. (Алироев И.Ю., Маргошвили Л.Ю. «Кистины», Москва, 2006, с. 417)

26. Деканаурита /Даькъа-на1ари-т1е –
местность в окрестностях с. Внешний Ганис. Название от ингушского Даькъа-наь1арий

т1а, то есть, «над воротами Даька» или же «декъа на1ари т1е» – «делящие ворота».

27. Матиты /Матта-т1е –

лесистая местность в окрестностях с. Внешний Ганис. Название от ингушского Матта-т1е – «над Матте», где «матта» – «место». В долине Армхи, местность, прилегающую к храмовой вершине г.Маьтт-лоам именуется также – «матте».

28. Ломоты/Лоама-т1е –

местность на северо-западных склонах верховий р. Белая Арагва, над с. Внешний Ганис. Название от ингушского Лоама-т1е, то есть, буквально «нагорье».

29. Пигой/Пхьег1о/Пигойы къуылдым –

луг в окрестностях с. Внешний Ганис. Очевидно, что название здесь образовано от ингушского «Пхьег1а» – «место сельского схода». От «пхьа» (поселение) и «го» (круг), то есть, буквально «сельский круг».

30. Нараг/На1арг –

местность с небольшой тесниной у с. Внутренний Ганис. Название образовано от ингушского «на1арг» – «у ворот», «у входа».

31. Млети/Маг1-лаьтт –

долина на южных склонах ГКХ в районе, где военно-грузинская дорога делает крутой спуск к югу от Крестового перевала. Также одноименное поселение. Село находится от с. Пасанаури в 18 километрах. Отсюда древняя тропа идет и в сторожевое ущелье Хада. Млета и окрестности – это культовый центр общества Мтиулети. Над селом находится гора Ломиси (2452 м.), рядом с которой находится Ломисский храм. У северной оконечности селения сохранилась ингушская сторожевая башня. Название от ингушского «маг1-лаьтт», то есть, «верхняя земля». Местность как раз расположена выше перевала через ГКХ.

32. Лоаме –

древнее ингушское святилище на вершине Ломиси, в нескольких километрах от Млети. Это святилище было превращено в христианский храм еще в домонгольский период, а позже снова использовалось населением Мтиулетии для отправления религиозных ритуалов. Поломничество сюда было в августе. (Б. Колоев, Осетины, М. 1971, с. 279) Это – каменная церковь, размером 14,7×8 м с полуразрушенной оградой. Название храма связано с названием вершины, на которой он расположен – «лоаме», то есть, «горная».

33. Ломиси/Лоаме –

культовая вершина в верховьях р. Белая Арагва, высотой 2452 м. На ней находится древнее нахское святилище Лоаме(ерд?). Вершина расположена на Ломиси-Алевском хребте, разделяющем долины Ксани и Арагви. От ингушского «лоаме» – «горная страна».

34. Аруан/Аране –

местность в окрестностях с. Дзаурикау в верховьях Б.Арагвы. В основе названия ингушское «аране» – «внешнее (место)».

35. Арзау/Аьрзе/ Арзауы кадзах –

скала и луг в окрестностях с. Фаллагкау у истоков Б. Арагвы. От ингушского Аьрзе – «орлиная».

36. Сагохе/Сага-хи/ Сакъохе –

река в районе с. Фаллагкау, приток р. Б. Арагва. Название от ингушского Сага-хи – «река Сага». Саг – имя собственное в значении «человек».

37. Ардуз/Ардаж —

пастбище в окрестностях с. Фаллагкау, что в верховьях р. Б. Арагви. Слово «ардуз» относится к древнеингушскому пласту слов, которые в неизменном виде дошли до нас со времен осударства Урарту. В основе слова лежит ингушское «ард/урд» – название земельного надела, плюс частица множественности – «ж/ш». На территории Ингушетии имеются несколько топонимов, образованных на основе этого слова: «малха ардаж» («солнечные наделы») у с. Мужичи и др.

38. Гудамакари/Г1уда-маг1аре –

общирная горная долина, раскинувшаяся в ущельях к югу от Главного кавказского хребта, между Белой и Пшав-Хевсурской Арагвой, к востоку от Военно-грузинской дороги. В этой долине издревле обитало ингушское общество Г1уда-маг1арой. Название края непосредственно связано со священным для древних ингущей перевальным хребтом, на которых стояли святилища в честь Г1уда. (Гудани, Гудаур и т.д.). Отсюда и «г1уда-маг1аре», то есть, «выше Гуда (местность)». А.Н. Генко же считал, что этимология топонима «гудамакар» состоит из двух компонентов – «гудан» и «махар». Первое является у иронов названием тушин, а вторым они называют ингушей. (Генко А.Н. Из культурного прошлого ингушей. – Записки коллегии востоковедов при Азиатском музее АН СССР, т. 5, Л., 1930, с. 709- 710) Встарь через Гудамакар пролегал один из путей (впоследствии ветвь военно-грузинской дороги), соединявших Арагвскую долину с Хеви. В Гудамакарском ущелье по долине Черной Арагви сосредоточено более 30 памятников древней ингушской архитектуры – крепости, башни, храмы и т. д. Особый интерес представляют различные оборонительные сооружения, обилие которых говорит о частых нашествиях недругов на эти земли.

39. Кайшаур/К1айчуре –

ущелье Белой Арагвы. Эта долина описана М.Ю. Лермонтовым в романе «Герой нашего времени»: «Славное место эта долина! Со всех сторон горы неприступные, красноватые скалы, обвешанные зеленым плющом и увенчанные купами чинар, желтые обрывы, исчерченные промоинами, а там высоко-высоко золотая бахрома снегов, а внизу Арагва, обнявшись с другой безыменной речкой, шумно вырывающейся из черного, полного мглою ущелья, тянется серебряною нитью и сверкает как змея своею чешуею». Название, вероятнее всего, сложилось из ингушского «к1ей-чуре», то есть, «белое ущелье».

40. Хада/Ха-даь ч1ож –

ущелье,примыкающеекВГД,покоторомувдревностипролегалаветвьэтойтранскавказской коммуникации. «Хадаь-ч1ож», как его именуют ингуши, переводится как «ущелье, где стояла стража» или «где несли охрану». В старину это был ингушский(дзурдзукский) округ

с “шестьюдесятью башнями и крепостями». По грузинской хронике, посланный царицей Тамарой против пхойцев и дидойцев военачальник – «атабек» «..Иванэ… поднялся на гору Хада, перешел через вершину горы и встал на горе пховельцев и дидойцев, чего не совершал никто ни раньше, ни позже; ибо с одной стороны у него осталась Дурдзукия, а с другой стороны – Дидойя и Пховия…» (Генко А.Н., «Записки коллегии востоковедов»)

41. Хадисцкали/Хадаь-ч1ож-аьли –

река, левый приток р. Б. Арагва, протекающая по ущелью Хада. Берет начало со склонов хр. Нарвани (часть Мтиульского хребта ГКХ) и впадает у ВГД выше с. Квешети. Через верховья р. Хадаь-ч1ож-аьли можно перейти через перевал в верховья долины р. Терхен

42. Иухо –

древнее башенное поселение ингушей-дзурдзуков в сторожевом ущелье Хада. Вдоль этого поселения пролегала раньше древняя транскавказская коммуникация. Сохранилась ингушская сторожевая башня с «овальной спинкой».

43. Мугуре/Маг1аре –

поселение в верховьях ущелья Хадаь-ч1ож, по правому берегу р. Хадаьч1ож-аьли. Название поселения основано на ингушском «маг1аре» – «верхнее».

44. Босели/Бос-аьли –

правый приток Гудамакарской Арагви, берущий начало в северных отрогах ГКХ. Название реки переводится из ингушского «Бос-аьли», то есть, «склоновая река».

45. Бусарчили/Босарч-аьли –

село, река и одноименный перевал в верховьях правого притока р.Терек Гудушаурской Арагвы. Поселение расположено выше с.К1оаргуча. Перевал лежит между вершинами Квенамта и Чуахи. Река Босарч-аьли является истоком Черной (Гудамакарской) Арагвы. Вероятнее всего от нее и название топонима, который переводится с ингушского как «река склонового урочища», где «Босар» — склоновое, «че» — урочище, «аьли» — небольшая речка. На северной стороне хребта расположены ингушский аул Бисар с тем же значением.

46. Литбос/Лаьтт-бос –

название горного хребта в верховьях р.Терек. Хребет длиной 22 км. является водоразделом Мтиулетской и Гудамакарской Арагви. Это же название носит также вершина этого хребта, высшей точкой 3196 м. и перевал. В основе названия ингушские «лаьтт» — «земля» и «босе» — «склон», то есть «склоновая земля».

47. Семь братьев/Ворх1 воша –

цепь из семи горных вершин, расположенных вдоль на ВГД к югу от г.Казбек, в верховьях р.Б.Арагва. По древнему ингушскому преданию семь братьев, семь сыновей богини вьюги — Дарза-наны( по другой версии легенды – Мехка-наны – «богини Страны»), которых верховный Ткъа в качестве наказания за то, что позволили г нарту Куркъа похитить с его вершины растения и живность, приковал навечно к небосклону, превратив в созвездие «Семь сыновей вьюги» – созвездие Большой Медведицы. Вершины Ворх Воша – это земное отражение созвездия Большой медведицы у ингушей. От ингушского «ворх1» — семь, «воша» — брат. Другая же версия этого древнейшего ингушского предания повествует о том, что на Баш- лоам-корте жили семь братьев – сыновей «старца», которые питались священным льдом с его вершины. Всевышний приковал их к небу за то, что они позволили смертному нарушить черту заповедной территории Башлоама – Казбека (Б. Газиков. Сборник сведений об ингушах, с.7-10/ КГО, с. 102)

48. Чаухи/Чуух-хи –

река, один из истоков верховий р.Сносчала(Шоанч-аьли). Стекает со склонов массива Чиухи Сливается с р.Т1ер-хи ниже с. Джута, образуя р. Шоанч-аьли. Это название также закрепилось за горным массивом в верховьях этой реки. От ингушского «чуух–хи», то есть, «ниспадающая река». Но возможно, что в основе названия лежит слово «Шаух-хи», в значении «стекающая из льда».

49. Чаухи-чоч/Чаухи-ч1ож –

труднодоступное ущелье реки Чиухи, которое тянется несколько километров от западных склонов массива Чаухи до с. Джута, где р. Чаухи сливается с р. Т1ерхи. По ущелью вдоль реки петляет древняя коммуникация, связывающая Гуда-чуре (Гудушаур) и Гуда- маг1аре(Гудамакар) В этом ущелье вплоть до 18 века проживали ингуши.

50. Каргуча / К1оаргача –

древнее ингушское село, расположенное в Гудушаурском ущелье (Шоан-че), юго- восточнее Казбеги, в 1,5 км. выше с.Ахалцих. Растояние от Казбеги – 12 км. Село основано в древности ингушами. В частности, здесь проживали представители одной из ветвей рода Мальсаг-наькъан (Мальсаговы), которые носили фамилию Марсагишвили. В 1865 году на запрос главнокомандующего из Тбилиси, начальник Горского округа Казбек рапортовал: «Мальсаговы в ауле Каргуча живут так давно, что никто не помнит, когда переселились туда их предки» (ЦГА РСО-А, ф. 291, д. 2, с. 100, 102) Название переводится с ингушского как «К1оаргача», то есть, «в глубинном месте». Само расположение села в глубине ущелья подтверждает название.

51. Цери/Ц1ере –

вершина ГКХ к югу от села К1оаргуча (Каргуча), высотой 3193 м. От ингушского «Ц1е- ре» – «огненная», или же «священная».

52. Корхи/Кора-хи –

левый приток р.Сносчала (Шоанч-аьли) или Гудушаурская Арагвы. Впадает в нее у с. Ахалцихе. По ущелью р. Корхи можно подняться через с. Артхмо и к одноименному перевалу, который ведет в общество Гуда-макар и ущелье Хада. Название от «кор» – «окно», то есть, «кора» – «перевальная». Прослеживается интересная закономерность, связанная с реками и ущельями, в основе которых есть ингушское слово «кор» в значении «окно». Все эти названия связаны с ущельями, по которым проходят древние транспортные коммуникации, связывающие их через перевалы с соседними ущельями и горными долинами.

53. Терхен/Тархен –

небольшой правый приток Терека. У ее устья расположено одно из самых живописных мест на военно-грузинской дороге – селение Сиони. В основе названия ингушское «тархе» – скальный уступ. В притяжательной форме слово звучит как «скальная» – «тархен».

54. Байдары/Арадоны –
река, правый приток Терека. Берет начало на северном склоне Главного кавказского хребту

у Крестового перевала. В середине 19 века река именовалась Арадоны. (Д.Ломачевский, «Новая Военно-грузинская дорога»). Вдоль этой реки пролегает путь на равнину, во внешнюю сторону гор. Отсюда и ингушское «Ара дода», то есть, «текущая во вне». Название это заглохло в 19 веке.

55. Дзурдзукети/Дз1ар-дзув-къа-т1е –

древнейщая историческая область Кавказа, которая известна по грузинским историческим хроникам как удел потомка Кавкаса – Дзурдзука. В середине 18 века Вахушти локализует Дзурдзукетию уже в ущельях верховий р.р. Терек и Арагви. Многие исследователи до сих пор не пришли к единому мнению о корнях и смысле этого названия. География распространения этого названия очень широка, простираясь от берегов оз.Урмия до восточного побережья Черного моря. Дзурдзукетия, по следневековым источникам, была страной 12-ти укрепленных горных проходов(ворот), страной древних коммуникаци, границей Севера и Юга, а точнее, форпостом цивилизованного Юга. Главная функция его обитателей на протяжении тысячилетий – охрана этих проходов от проникновения врагов. Причем охрана проходов была не просто насущной потребностью для жителей Дзурдзукетии, но, в некоторые эпохи, источником для обогащения. Легендарный Дзурдзук был хранителем северных ворот яфетидов-таргамосиан. Он успешно защищал земли «таргамосиан» от полчищ хазаров и иных врагов, иногда призывая на помощь своих собратьев-яфетидов. Отсюда, из этой самой функции профессиональных стражей кавказских проходов, сама по себе и напращивается этимология этого названия, выходящая из имени собственного: «Дз1ар-дзув-къа» переводится , буквально, как «стать, контролирующая проход(ворота)». Ворота проходов, заграждения на этих проходах, как известно, именуются у ингушей «Дз1ар»(«З1ар», «Дз1ор»), словом, дошедшим до нас также в значении «ворота». Так как с 18 века ингуши, спустившиеся на плосткость, стали сооружать ворота своих домовладений из плетенных деревянных шитов, то «дз1ар» стали понимать в таком, суженном значении. Но, все же, до нас из глубин веков дошел главный атрибут этого сооружения – ее высота, непреодолимость. Понятие «Лакха дз1араш» до сих пор символизирует у ингушей непреодолимый барьер, или даже неприступную стену. К примеру, «къейла латт шун лакха дз1араш…» («закрытыми стоят ваши высокие ворота…»), поется в старинной ингушской лирической песне, которая стала хитом фольклорной группы «ЛОАМ» в наши дни.) Места нахождения этих охраняемых проходов с воротами ингуши именуют «дз1ар-мат», в том числе, так называют и Дарьяльское укрепление. Как известно, важнейщей задачей стражей этих проходов было наблюдение. До сих пор в ущельях Центрального Кавказа стоят наблюдательные башни – «зен-г1ала». Кроме них во многих стратегических местах Кавказа до наших дней дошли названия вершин и холмов, предназначенных, и даже специально приспособленных для ведения с них наблюдения: Зувре, Зильге, Зент1е, Тов-зен- т1е, Зинче и т.д. В основе этих названий лежит ингушское «зе» — «наблюдать», «замечать». Отсюда легко объяснить и значение слова Дзурдзук – «дз1ар-дзу-къа», то есть, «стать, наблюдающая за воротами(проходом)», где ингушская частица «къа» имеет значение «стать» («тело»), а не «сын», как принято считать. Если учесть, что по исторической хронике Дзурдзук был именем собственным потомка Кавкаса, то данное объяснение представляется не просто правильным переводом, но и имеет вполне основательную внутреннюю логику. К примеру, многие древние ингушские имена образованы подобным образом: Зе-лам-ха (Зелимхан) – «наблюдающий страж гор»; Аьла-ха (Элоха) – «княжеский страж»; Г1ала-ха (Галиха) – «страж башни»; Дз1ара-ха (Дзарах) – «страж прохода» и т.д. В частности, родоначальником современной осетинской фамилии Дзарахоховы, имеющей ингушское происхождение, был некий Дз1ара-хаь-хо, то есть, «член стражи ворот(прохода)».

56. Сносчала/Шоанч-аьли –

река, правый приток Терека, протекающая по ущелью Сно-Шаон-че. Название ингушское – Шоанч-аьли, то есть, «речка урочища Сно». Ее называют и Гудушаурской Арагвой или Гудашауром. Древнеингушское название реки – Шоанч-аьли или просто Шоана.

57. Сно/Шоан-че/Гудашаур/Г1удачуре –

название ущелья и населенный пункт к востоку от Казбеги. Название сложилось от ингушского Шоан(соан) – древнего высокогорного ингушского общества, контролировавшего стратегические южные ворота Дарьяла. Поэтому знаменитые цоны-соны-цанары подвергались частым атакам со стороны иноземцев, а также и грузинских феодальных групп. Последняя трагедия Сонов (Шоаной) произошла в 16 веке, когда объединенные кабардино-русские силы уничтожили 164 «сонских и мщанских» кабаков. Часть этого ингушского общества сохранилась по северную сторону ущелья – в одноименном Шоан-ч1оже, в верховьях р.Армхи. Эти два ущелья прочно связаны многочисленными тропами как через ущелье Оахкарой- ч1ож, так напрямую. Ущелье ингушами именуется Шоан-че, а также Г1уда-чуре. Отсюда и «огрузинившиеся» названия «сно», «снасчала» или «гудушаур». В этом ущелье находятся ингушские поселения, в частности с. К1оаргуча, Джута.

58. Джа-т1е/Джута –

древнее дзурдзукское (ингушское) поселение в верховьях р.Шоанч-аьли-Сносчала. С.Макалатия, основываясь на грузинских источниках, утверждает, что хевсуры поселились здесь во второй половине 18 века в период царствования Ираклия второго. Н.Волкова же считает, что хевсуры появились здесь после выселения ингушей, также как и в Архотском ущелье. Судя по локализации Дзурзукети которую дает Вахушти, она в 17-18 веках включала в себя и территории по р.р.Джута и Оахкара-хи, а также более восточных Архот (Н. Волкова, «Вайнахи»/ Ингушетия и ингуши, т. 1 с. 149) В получасе ходьбы от Джуты по западному ущелью находятся развалины старого храма, рядом с которыми стоит пирамида из камней с навершием в виде солярного знака, древнего символа Солнца у ингушей.

59. Треха/Т1ерхи/Джута –

один из главных, наряду с р.Чиухи, истоков р. Шоанч-аьли (Сносчала). Иногда так называют и всю реку Сносчала(Шоанч-аьли, Гудушаурская Арагва). Стекает со склонов вершин Шоане и Архоте. Протекает вдоль с. Джута. После слияния с водами р.Чиухи, Т1ерхи обретает общее название – Шоанч-аьли. В основе названия ингушское «т1ера-хи» – «верхняя река». Можно предположить, что р.Чиухи есть искажение от «чур-хи» – «внутренняя река», в противоположность «т1ер-хи». По ущелью вдоль р.Т1ер-хи идет другая древняя коммуникация Дзурдзукетии, соединяющая Гуда-чуре с Гуда-маг1аре и, через перевал Архоте, с долиной р.Асса.

60. Кора –

правый приток р. Шоанч-аьли(Сносчала). Стекает с ледников Кеби-ша и вершин Куро- Шино. Название реки связывают с рогообразной вершиной Куро (от ингушского «кур» – «рог»). Однако, более убедительнее его связывать с тропой, которая ведет в ущелье Гуда-чуре через перевал (от ингушского «кора» – «оконная», «перевальная») из ущелья Оахкаре (р. Кистинка), где тропа проходит по ущелью другой реки Кора – притока р.Кистинка.

61.Трусо/Турсче –

ущелье в верховьях р.Терек, точнее у ее истоков, длиной 31 км. В этой долине, вплоть до позднего средневековья обитало ингушское двальское общество Турс-хой. В названии ущелья и общества содержится ингушское «турс», которым обозначают крепкое дерево кустарникового вида, из которого ингуши-галгаи-кхаькальцы делали свои знаменитые шиты-калканы. Также у ингушей широко распространено было имя Турс. Отсюда возможно и идет ингушское название этнонима «турс-хо» — «шитоносец», трусовец / Т.Б. Гониашвили. Специфика языковых связей нахской группы с иносистемным осетинским. «Материалы…», 1977/. В Трусо ингуши имели многочисленные укрепленные замки, от которых сегодня остались лишь жалкие развалины. М.Энгельгарт писал в «Путеществии к истокам Терека», что «почти каждый дом имеет значительную башню» (Соч., с. 189). Один из любителей этюдов на тему истории иронов-осетин Ф.Х. Гутнов признает: «…Большинство современного населения Трусо – потомки переселенцев конца XVI-XVIII веков из разных ущелий Осетии» (Гутнов Ф.Х. этюды), тем самым признавая проживающих здесь иронов позднейщими насельниками этой долины.

62. Бурмасыг/Буро –

укрепленное древнее ингушское поселение на левом берегу Терека в ущелье Трусо. По сообщению А.Д.Цагаевой, здесь жили одни Туаевы. Очевидно, данное название связано с ингушским «б1уро» – «крепость», основанного от слова «б1у» – войско. Крепость или укрепленный замок ингуши называют также словом «г1апп».

63. Борутэ/Буро-т1е –

название поселения в долине Трусо, о котором сообщает И. Бларамберг в первой половине 19 века. (И. Бларамберг, «Историческое, … описание Кавказа», Москва, 2005, с. 234). Судя по словам этого российского офицера («… Борутэ, которое уже разрушено»), активно участвовавщего в многочисленнных карательных операциях против ингушских обществ в 30-х годах 19 века, он, возможно, был очевидцем уничтожения этого поселения. Исходя из названия, которое переводится как «крепость», можно утверждать, что это было укрепленное ингушское поселение. Так же ингуши называют г.Владикавказ.

64. Барс –

одно из поселений ущелья Трусо, отмеченных И.Бларамбергом в 1834 году. (И. Бларамберг, «Историческое, … описание Кавказа», Москва, 2005, с. 234). Поселение с таким названием не дошло до нас. От ингушского «борз» — «волк», или от «боарз» – «курган».

65. Царциаты –

Ироно-осетинское название ингушских могильников с подземными склепами, разбросанными по всему ущелью Трусо, а также во всех регионах проживания осетин. Такие могильники есть у с.с. Бурмасыг, Рес с 9-тью подземными склепами и в других трусовских поселениях. (Калоев Б.А. «Осетины Восточной Осетии и районов Грузии», 2012, с.74). Современные осетинские исследователи настаивают на отнесении этих памятников к наследию «алан», под которыми они разумеют предков современных осетин. Во всех случаях упоминания «царциат» они показаны предшествнниками иронского населения этих мест. Но памятники, которые они оставили, не всегда относятся к домонгольской эпохе, а иногда даже восходят к позднему средневековью. В названии «царциат» не трудно распознать название ингушского племени – «дзурдзуки». Еще в 18 веке Вахушти отмечал здесь дзурзуков. «Цокающие» ироны восприняли, вероятно, ингушское «дзурзуки» в форме «царци» – «царциата».

66. Гаппи-Села/Гаппы Уацилла/Г1аппи-Села –

маленькое каменное строение у северо-западной окраины с. Бурмасыг (Б1уро). «Святилище в честь св. Ильи». (А.Д. Цагаева, «Топонимия Северной Осетии», Владикавказ, 2010, с. 611) Указанный исследователь пишет, что, якобы, в святилище имелась «железная цепь небесного происхождения, которую при засухе обливали водой, чтобы вызвать дождь». В названии этого святилища содержится два ингушских слова: «г1апп» – крепость, замок и «села» – покровитель грома и молнии ингушей. Переводится с ингушского как «Села крепости». Вероятно, это святилище – культ крепости-замка Б1уро-Бурмасыг. Название святилища составлено в полном соответствии с правилами ингушского языка, по типу аналогичных святилищ в Ингушетии: Маьт-Села, Бейни-Села и т.д. В ущелье Трусо есть также другие топонимы, в которых сохранились названия ингушского «громовержца».

67. Гемара/Гимара/Джимара –

древнее поселение на левом берегу Терека, в ущелье Трусо. Такое же название носит и вершина Казбекского массива, а также поселение в верховьях р. Генал. У с. Кий на восточной границе Ингушетии А. Сулейманов фиксирует «развалины Гемара» – поселения, существовавщего до депортации 1944 года, название которого он производит, в частности, от «гема» – «палица». (Топонимия Чечено-Ингушетии, ч. 1, с. 25). В ингушском языке словом «гема» обозначают боевое копье. Отсюда и название «гемара».

68. Марсагаты-масыг/ Марсаги-г1ала –

современное иронское название одной из древних башен в черте с. Джимара. (Калоев Б.А. «Осетины Восточной Осетии и районов Грузии», 2012, с. 65) Название это переводится из иронского как «Марсаговых башня». Марсаговы (Марсагашвили) – это ветвь ингушского рода Мальсаговых из Таргама на р. Асса в Ингушетии. Представители этой фамилии проживали также в других селах Мохевии-Бени: в Казбеги, в Каркуче и др. Подверглись частичной ассимиляции. Имя Марсаг/Малсаг идет от ингушского «солнце-человек», где «марх/малх» –солнце, «саг» – человек. В Джимаре есть и другие башни имеющие ингушскую этимологию.

69. Т1омай шовда/Томайы суадон –

родник в окрестностях с.Джимара ущелья Трусо. Название родника на языке оригинала звучит как Т1омай шовда – «студеный источник Т1омы», где «т1ом» – ингушское имя собственное в значении «война», а «шовда» переводится с ингушского как «ледяная» ( буквально, «шов-даь» – «рожденная льдом»). Иронское «суадон» – это искаженная калька с ингушского «шовда». Древний ингушский род Т1ом-никъ (Томаевы-Томовы) населял многие земли в этом районе и, возможно, название связано с ним.

70. Т1ерой/Тъеройы даран –

пастбище у северных окрестностей Джимара. От ингушского Т1ерой – «возвышенные», «стоящие над».

71. Дз1амараш/Дзамарас –

ущелье со значительными покосными и пастбищными угодьями, которые называются также Дзамараш в Трусо, и которое переходит на северные склоны Бокового хребта. По нему течет река с этим же названием, впадающая в Терек у с.Рес. Название от ингушского З1амараш. На территории Ингушетии имеется два аналогичных названия: у замка Дош- хьакле и в районе с. Алкун.

72. Маг1алт1е/Магъалты ком –

пастбищное ущелье в окрестностях с. Суатис, а также луг на гребне хребта к северо-востоку от Суатис. Название ущелья от ингушского «Маг1ал-т1е», то есть, «верхняя территория». Очевидно присутствие ингушского топоформанта «т1е», что исключает грузинскую версию.

73. Сурхо/Сырх-хох –

гора местами из камня красного цвета с ледниками в окрестностях с. Суатис. Очевидно, что название вершины от ингушского «сурхо» – воин. Возможно, название связано с Сурхо- вяр – ветвью рода Яндиевых из братства Оарцхой, которые издревле владели этими землями. (Ш.Дахкильгов «Страницы истории Ингушетии», Нальчик, 2005, с. 205)

74. Лоам-аре/Ламиры фатан –

ровное пастбище возле с. Суатис. Название идет от ингушского «лоамар» — «горное», или «лоам-аре» – «горная равнина».

75. Евлой-т1е/Елойты ком –

ущелье со значительными пастбищными угодьями в окрестностях с. Суатис. Очевидно, что в основе названия ущелья лежит имя древнего ингушского рода Евлой, представители некоторых ветвей которого были расселены по многим селам Предказбечья, но позже были иронизированы. Название идет от ингушского «йевл» – «загривок волка», плюс ингушский топоформант «т1е».

76. Дес/Дисса/Даьса –

древнее поселение на правом берегу Терека в ущелье Трусо. Поселение известно с периода средневековья, когда здесь обитало ингушское население. И. Бларамберг называет его Дисса. (И. Бларамберг, «Историческое, … описание Кавказа», Москва, 2005, с. 234). Очевидно, название поселения идет от ингушского «даь-са» – «отцовская сторона»

77. Карте/Картау –

пастбище в ущелье напротив с. Дес. Древнее слово «карт», получившее широкое распространение, как на Кавказе, так и далеко за его пределами. Слово вызвало сложности в понимании у многих исследователей. Ингуши обозначают этим словом ограду и находящуюся внутри территорию. Слово это на основе современного ингушского языка разлагается на две составляющие: «кар» – «наличное», то есть, «то, что во владении», плюс ингушский топоформант «т1е» в значении «территория», «поверхность». То есть, «кар-т1е» – «наличная поверхность» или «собственная территория».

78. Цотолтэ/Цоцол-т1а –

поселение в верховьях Трусо на правом берегу р. Терек, а также ущелье к югу от него и река – правый приток Терека. В основе названия не фамилия, как считает А.Д.Цагаева. В названии наличествует ингушский топоформант «т1е». Возможно, в основе «цоцхал» — это название ямы, где добывают известь. У И.Бларамберга запасано «Цотолтэ». Он также сообщает о наличии в нем церкви. (И. Бларамберг, «Историческое, … описание Кавказа», Москва, 2005, с. 234)

79. Каргай/Хьарг1ай/Хъыргъайы хох –

высокая скалистая гора, местами покрытая ледниками к югу от с. Цоцолта. Это же название носит и ущелье с пастбищами и река этого ущелья. «Хьарг1а» – это ингушское название черного ворона. Но здесь возможен и второй вариант – «к1аьргай» – название «холма проклятий» у ингушей. Есть ущелье К1аьргий-ч1ож в верховьях р.Г1алми, где на перевале сохранился до сих пор «к1аьргий гув» – «холм проклятий».

80. Цийле/Ц1ийле/Цъли –

одно из значительных боковых ответвлений, тянувшееся от с. Рес к югу до г. Цъли. А также река этого ущелья. Название вероятнее всего происходит от ингушского «Ц1ийле» – «священное». Аналогичное название (Ц1ийле) носят южные и западные склоны «священного» Маьтт-лоама в Ингушетии

81. Андыг/1андаг1 –

гора в скалистом хребте над с. Рес. Название от ингушского «1андаг1» – «стальной». Возможно также, что название связано с ингушским названием одного из видов вяза – 1андаг1а. Есть и еще одно объяснение этому названию: от «1ан-дукъ» – «зимний хребет».

82. Касара/Хес-аре –

узкий каньон и вершина к югу от него в Трусовском ущелье. От ингушского «хес-аре» – «долина наблюдения(бдения)». Судя по названию, а также по своему стратегическому местоположению, проход этот постоянно охранялся. Аналогичное название имеет и теснина на р. Ардон у Зарамагской крепости. И даже в наши дни жители ингушских сел, в летнее время в специально приспособленных для этого возвышенных местах несут вахту (обычно в ночное время суток) у своих огородов, отпугивая зверей. Процесс такого бдения, надзора за местностью, который издревле и профессионально существовал у дзурдзуков-ингушей называется «хес», «хес-ваг1а» – «сидеть в «хес». В его основе ингушское «ха» – «стража». Таким образом, «хес-аре» – это «долина бдения».

83. Анто/Ан-т1е –

местность в окрестностях с. Мна. От ингушского Ан-т1е, то есть, буквально «поднебесье»: «ан» – «небо», «т1е» – ингушский топоформант. Аналогичное название (Ан-т1е) носит замок рода Оздой в долине Гулой-Ас в Ингушетии.

84. Лилата/Лаь-лаьтта –

пастбище в окрестностях с.Мна. От ингушского «лаь-лаьтта» – «снежная земля», где «лаь» – «снежная», а «лаьтта» – «земля».

85. Сасилет/Саьси-лаьтта –

луг в окрестностях с. Мна. От ингушского «саьси-лаьт» – «земля саьси», где «саьса» – «водная блоха».

86. Сердила/Сердала –

пашня возле кладбища у восточной окраины с.Мна Из ингушского «сердало» – «свет», а также, возможно, в основе названия ингушское «серд» – «проклятие».

87. Десхуа/Даьс-хи/Децхуа –

значительный левый приток Терека, который начинается от ледника, протекает по ущелью Мна и впадает в районе с. Окрокана. Название реки от ингушского «Даьс-хи», то есть, «пустая (легкая) вода». Есть также предположение, что в основе названия лежит ингушское «даш» — «свинец». Тогда – «даш-хи».

88. Аласка/Аьлашка/Алоскайы хуым –

пашня возле развалин с. Гагуата на левой берегу р.Десхуа в ущелье Трусо. «Аьлашка» переводится с ингушского как «княжеские»: «аьла» – «князь», «ш» – показатель множественности и частица «ка».

89. Глахайы цыртата/Г1алахай чуртат1е –

местность с несколькими старыми надгробиями в окрестностях с. Абана. Здесь расположено старое ингушское кладбище и название его «Г1алахай чуртат1е» или «г1алг1ай чуртат1е», то есть, «галахой надмогильные памятники», где «галахой» – «башенники». Но, возможно здесь «г1алг1ай» – самоназвание ингушей.

90. Атага/Атаг1а –

прибрежная долина с редким кустарником по правому берегу Терека напротив с.Абана. Ингушское распространенное слово «атаг1а» обозначает припойменную долину реки.

91. Наруан/На1аран –

местность со значительными пастбищами напротив с. Ухат. Вероятно от ингушского «на1аран» – «дверной», «проходной». Если учесть, что вся долина является проходом, то название одной из узловых мест долины Терека, где к нему примыкает Ухатское ущелье, выглядит вполне закономерным.

92. Сур-хи/Сырхы суар –

большая река, приток Терека, с минеральной водой в окрестностях с. Ухат. От ингушского «сур-хи» – «войска река».

93.Сивераут/Шаьр-вал-т1е –

горный перевал, вершина (3767 м.), а также поселение у его подножия к западу от г. Казбек. Перевал соединяет долины рек Бугульта и Зак-хи. Название переводится с ингушского, буквально, «над плоским хребтом», где «шаьра» – «плоский», «вал» – разновидность безлесого хребта у ингушей, плюс ингушский топоформант «т1е». Место это является водоразделом бассейнов трех рек: Ломе-хи, Зак-хи и Фиаг, а также границей трех обществ бывшей Дзурзукетии. В «Обозрении российских владений за Кавказом» начала 19 века село именуется более точно – «ШИРВАЛТЕ». «В ауле сохранилось 4 башни, но никто из современного иронского населения не знает, кому они принадлежали. Выше аула на перевале расположено святилище в честь Аларды» («Тырсыгом: исторические этюды», Ф.Х. Гутнов)

94. эзарната/эзарна-т1а/Езырната – луга в окрестностях Сивераут. Очевидно, от ингушского «эзаран-т1а», то есть, «над тысячами», где «эзар» – «тысяча».

95. Ерхот/Архот1 – высокогорное поселение у подножия ледниковых гор на правом берегу р. Б. Арагва в Гудском ущелье. Возможно, в основе названия ингушское «арг1а-т1е» – «хребтовая поверхность», где «арг1» – хребет.

Гандаур-Эги М.Х. Ингушская топонимия верховьев рек Арагва и Терек

96. Селите/Сели-т1е/Сели кадзах – скала над с. Ерхот. В основе топонима название ингушского языческого культа Селы, обитель которого над скалами. То есть, «вершина Селы».

97. Сели – луг и пастбище в окрестностях с. Ерхот. Вероятно, здесь было расположено святилище, или установлена каменная стела – «селинг», посвященные ингушскому культу грома и молнии Селе. «Сели», значит, «принадлежащий Селе».

98. Атинаг/эттинг/Атынаг – святилище возле развалин Четойтикау. Праздник Атинаг был летом, перед началом сенокоса. От ингушского древнего культа Этинг. Этинг-бутт соответствует месяцу июнь ингушского народного календаря.

99. Абана/1абане –село на левом берегу р. Терек. Из архитектурных памятников Абана особо следует выделить сохранившиеся здесь ингушские башни и святилище. Название поселения от ингушского древнего слова «1аба», в значении «удовольствоваться». Есть также древнее имя – 1аба, с таким же значением.

«Прямо у дороги в одном из дворов возвышается башня Абано высотой около 10 м. Башня сложена сланцевыми плитами и обломками лав, скрепленными известью, и укреплена бревнами. Башня лишена бойниц и имеет вверху наблюдательную площадку. Отсутствие бойниц говорит о том, что подобные сооружения строились для оповещения жителей ущелья, а не для защиты. Башни есть почти во всех селениях Трусовского ущелья, т.е. система связи здесь работала на расстоянии 26 км, вплоть до Трусовского перевала», — пишет исследователь.

100. Сердате/Серда-т1е/Сырдата масгуыта –

две башни в поселении Абана. Вероятно, название это связано с их древними владельцами. Ингушское «серд» переводится как «проклятие». То есть, возможно, «проклятое место».

101. Кетриси/Кертиче –

поселение недалеко от с. Абано, на правом берегу Терека. Селение Кетриси находится в 4 км от выхода из ущелья Касара. Напротив Кетриси, на левом берегу Терека сохранились древняя сторожевая башня и развалины укрепления. В основе названия ингушское «керте» — «головное».

102. Сурхизар/Сурхой з1ар –

горный хребет в южном ответвлении Казбекского отрога Главного Водораздела, в верховьях р. Терека. Хребет разделяет два ледника Суатиси: Западный и Средний Суатиси. Название хребта имеет ингушскую основу и звучит как Сурхой-з1ар, то есть, «заграждение (проход) Сурхо», где «сурхо» – «воин», «з1ар»(«дз1ар») – «заграждение в проходе». Возможно, название связано с фамилией Сурхой-наькъан, ветвью фамилии Яндиевых из Эрзи, представители которой проживали в долине Хилак на Фиагдоне, а также в долине Турс- че (Трусо). Следует отметить также, что в с. Рес, расположенном в верховьях ущелья Трусо, проживали представители фамилии Дзараховы/Зараховы. В основе этой фамилии лежит то же ингушское «з1ар»/«дз1ар». Вероятно, представители этой фамилии в старину выполняли функции стражников на проходах. (Калоев Б.А. «Осетины Восточной Осетии и районов Грузии», 2012, с. 67)

103. Хырадуль/Хи ара дувл/Хыра-дувл –

самый первый левый приток р. Терек, текущий от перевала Трусо. Впадает в нее на 5-м км. на высоте 2380 метров. Название реки переводится с ингушского языка, как «вытекающая из щелей», где «хыра» – щели, «дувл» – вытекающий. Или, как «вода где наружу выходит», где «хы» – вода, «ара» – наружу, «дул» – выходит. Или же от Хы-ара-дувл. Река, по сути, один из истоков Терека.

104. Борутэ/Буро-т1е –
ингушское оборонительное поселение в верховьях Терека. Судя по названию, поселение было крепостного типа. Уничтожено колонизаторами. И.Бларамберг упоминает его, как уже разрушенное, в первой половине 19-века (И. Бларамберг, М. 2005, с. 234) Название поселения переводится с ингушского как «замковая (крепостная) территория», где «Буро» -крепость (замок), а «т1е» – территория, поверхность. Подобные топонимы частое явление на территории проживания ингушей: вершина «Буро-корт» на р. Ассе; село Буро-к1ал в долине Наьсаре; а также аналогичное ингушское название г.Владикавказ – Буро-т1е.

105. Сионская башня/Сиони-в1ов –

высокая и стройная пирамидальная сторожевая башня классического ингушского типа, при впадении в Терек реки Тархен, на краю отрога г. Сиони. Единственный путь к ней ведет с востока, со стороны селения. В прошлом проход к башне преграждался двумя рядами стен. Она имеет плоскую крышу с парапетом, в башне отсутствуют бойницы, что говорит о том, что она построена до введения огнестрельного оружия. По преданию, башню строил мастер Сисаури – представитель кистинской фамилии из ущелья Хандо, живший в эпоху царицы Тамары (XII-XIII века). («Геологическая экскурсия по Военно-Грузинской дороге (200 километров геологических загадок) В.С. Мильничук, Р.Г. Никитина, А.В. Ярошенко. 1988. М. Недра)

106. Алмасиани –

селение у военно-грузинской дороги, там где Терек, пройдя Трусовское ущелье, делает в своем течении крутой поворот на север. Село находится в устье р.Байдары. (Анохин Г.И. «Восточный Кавказ». М., «Физкультура и спорт», 1978. По Тереку) В основе названия села лежит ингушское «алмас» – женский дух в ингушской мифологии.

107. Коби/Кхоабе/Къоб –

древнее село на правом берегу Терека. От ингушского «кхоабе» – «кормящее». А. Цагаева необоснованно возводит это название в разряд тюркоязычных, объясняя как «сухое русло» или «горная долина». В этом селении до сих пор сохранилось древнее кладбище, которое местное иронское население называет ингушским. (К. Чокаев «Где жил Прометей?», Грозный, 2004, с. 5) Около Коби, в ущелье реки Нарвандон – правого притока Терека на скалистом выступе сохранились развалины (башня и остатки стен) маленькой крепости – передаточного звена между сторожевыми постами в системе сигнальных башен.

108. ТхаршетиТкъарша-т1е –

горная вершина (3417 м.) к востоку от г. Казбек и поселение у ее подножия на Военно- грузинской дороге. Название вершины имеет непосредственное отношение к древнему ингушскому преданию о вселенском потопе: «…особенно почитался монастырь на Казбеке. За злость людей, говорили гвелетцы, бог послал всемирный потоп; он оставил в живых лишь одного старца с семьей; они сели в ящик, и немедленно после этого пошел проливной дождь и затопил всю землю. Корабль их пристал к Башлоам-корту и исчез в волнах, оставил их на ледяной вершине горы. Бог велел им есть лед…» («Гулетовцы», газета «Кавказ», No151, 1894 г.) «Священный лед» этот ингуши так и именовали – «ткъар-ша», то есть, «лед Ткъа», или «божественный лед».. Отсюда и название этой вершины – «ткъар-ша-т1е», то есть, «над божественным льдом» или, «над льдом Ткъа». Этот эпический мотив вскармливания льдом дошел до наших дней в хвалебной фразе старших, обращенной к отличившимся в чем- то молодцам: «Ша биа берти!», то есть, «питавшиеся льдом, волчата!». Вероятно, отсюда идет и традиция ингушей именовать горные родники, воду которых использовали для культовых целей, словом «т1къар-ша». Таковым, в частности, является родник Ткъар-ша – «целебный источник «удивительных свойств» у подножия Маьтт-лоам, недалеко от Бейни. (А. Сулейманов. «Топонимия Чечено-Ингушетии», ч. 2 с. 16)

109. Казбеги/Степан-Цминда –

древнее ингушское поселение у подножия г. Казбек, на правом берегу р. Терек. О степени его древности могут свидетельствовать как памятники ингушского древнего зодчества, так и уникальное содержимое знаменитого «казбекского клада» бронзовых вещей, обнаруженного в 1877 году. В Казбеги издревле обитают представители разных ингушских родов и ветвей. Самыми известными из них являются представители ветви легендарного потомка братства Гинбухой Чопика – Чопикашвили. Так, среди старшин Хеви, подписавщихся под письмом к царю Вахтангу Шестому с изъявлением своей верноподданности от 14 мая 1733 года первым значится Зал Чопикаев. («Документы по взаимоотношениям Грузии с Северным Кавказом в 18 веке», Тбилиси, 1968 г., с. 125). Другой источник уже 19 века сообщает, что «… современное ингушское название владельцев селения Казбек на Военно-грузинское дороге, именно «геалхие». Здесь же отмечено, что это название находится «в вероятной зависимости» с действительным содержанием термина «калкан». («Сношения России с Кавказом», вып. 1, Москва, 1889, с. 222 / «Ингуши: сб-к статей и очерков…», Саратов, 1996, с. 476) С незапамятных времен здесь проживают также ветви древних ингушских родов Мальсаговых, Гагиевых и других. По сообщению Н.Ф. Яковлева (Отчет о научной командировке на Сев. Кавказ, предпринятой в 1921 году в составе экспедиции АН СССР / Вопросы ист. Ингушетии, вып. 4 с. 150, Магас, 2006 г.) к жителям с. Гамурзиево Ингушетии «каждое лето приезжали ингуши из Грузии, где они живут уже давно и забыли свой язык. Они приезжают как родственники к отдельным фамилиям, привозят в подарок баранов и именуют себя, согласно ингушской родовой терминологии «братьями». В сел. Казбек и сейчас живет человек 40 ингушей, славящихся в качестве лучших проводников по горам…». Название поселения связано с представителями ингушской фамилии Чопикашвили, с начала 19 века принявшими имя одного из своих предков – Казбека.

110. Чопик-гала/Чопик-г1ала –

старинная ингушская боевая башня в с. Казбеги. Башня имеет типичный для ингушских башен свод между 2 и 3 этажами. Является цитаделью замка, принадлежашего фамилии Чопикашвили – ветви древнего ингушского братства Гинбухой. Ш. Дахгильгов, ссылаясь на свидетельство исследователя крепостей Грузии П. Закарая, сообщает, что «роду Чопикашвили в этом районе принадлежали четыре очень схожие башни…», построенные одним мастером. (Ш. Дахкильгов, «Страницы истории Ингушетии», Нальчик, 2005, с. 261) К этой фамилии относятся также князь Казбеги и прозаик Александр Казбеги.(Тменов В.Х. «Зодчество средневековой Осетии», г. Владикавказ, 1996 г., с. 369)

111. Шовхал-аре –

припойменная долина на левом берегу р. Терек в окрестностях с. Казбеги. Писатель А. Казбеги упоминает о ней в «Воспоминаниях пастуха» (Грузинская проза, т. 2, с. 402)

112. Бешенная балка/Куро-ахк –

небольшой ручей, иногда становящийся грозным потоком, который часто смывал полотно Военно-грузинской дороги. Правый приток р.Терек. Берет начало в крутых склонах массива Куро-Шино и впадает в Терек немного севернее Казбеги. За буйный нрав речку иногда называют «Бешенной балкой». Название от ингушского «куро» – название вершины в значении «рогообразная» и «ахк» – «ущелье».

113. Багуми/Багаме –

местность в 3,5 верстах к востоку от с. Казбеги, при слиянии рек Хеташуа и Куро, в западном обрывистом склоне хребта Куро. Здесь в 20-х годах 20 века было открыто месторождение медной руды, о котором ингушская газета сообщала как о «великой будущности для развития промышленности в Ингушетии» (Сердало, No81 за 1925 год). От ингушского «бага-ме», где «баге» – «рот», «пасть». Так в горной Ингушетии именуют скальные выступы гор.

114. Мохевия/Хеви/Маг1е –

область в верховьях р. Терек. Здесь обитают представители ингушского высокогорного общества, которые именуются в народе «бени». Мохевцы огрузинились, приняв, частично, насильственно навязываемое им в 18-19 веках христианство. Возможно, название этого общества сложилось от того, что оно расположено выше теснины Дарьял, которое ингуши именуют «маг1е» или «з1ара-маг1е».

115. Паншети/Панаш-т1е –

старинное многобашенное ингушское село к югу от с. Казбеги. Здесь сохранились три родовые башни ингушей-бени. В основе этого названия лежит ингушское «пане» – блаженство, простор. На территории Ингушетии имеются аналоги: г.Пане в системе Ц1ей-лоам; долина Пана-Аре в ущелье Г1озам.

116. Гараки/Г1аракх –

высокая гора между Паншети и Арсса (Арша). На склонах этой горы в 19 веке исследователи обнаружили несколько пещер и две кельи («Обозрения российских владений за Кавказом», с. 121). В названии горы прослеживается параллель с древним ингушским замком Г1арак, что на склоне Маьтт-лоам. Возможно от «гоара къа» – «стать Гоара».

117. Чхери/Чхьар-хи –

левый приток р.Терек, стекающий с вершин Баш-лоам-корта и впадающий в нее севернее с. Казбеги, у моста, где ВГД переходит на левый берег. Название идет от ингушского «чхьар» – «скала» и «хи» – река, то есть, «скальная река»

118. Гергети/Герга-т1е –

одно из древнейших ингушских сел Приказбечья. Оно расположено на склоне г. Казбек. Сохранился древний храм над селом. С селом связаны многие предания из древней ингушской мифологии: «Мехкинана», «О старце и его сыновьях» и др. Возможно, что ингушское слово «герге» здесь имеет значение «Георгий», поскольку расположенный выше храм посвящен этому христианскому персонажу. Очевидно и наличие ингушского топоформанта «т1е». По преданию, когда гергетцы ушли на богомолье в «Бетлеми», враги напали на село, заняли гергетскую башню. Затем всячески их притесняли. Двое гергетцев – Кистаури и Циклаури добились освобождения села от врагов, за что получили от общины награды. (И. Арджеванидзе, «ВГД», Тбилиси, 1954, с. 217)

119. Генешберг/Генеш Мта/Г1анаш-берд –

гора, на которой находится древний Гергетский храм – аналог Тка-ба-ерд на р.Ассе. Название происходит от ингушского Г1анаш-берд – «твердыня Ганыш», где «Ганыш» – древнее ингушское божество. (ср. с «Йерди Ганишианебис» в с.Чабано Тионетского района). Но есть основание предположить, что название этой культовой вершины сложилось, аналогично Тхаба-ерд, из ингушского «Г1анаш б1а ерд» – «храм ока Ганаш». Это название горы приводит К.Кох, который в середине 19 века проезжал по ВГД. (К. Кох, «Путешествие через Россию к Кавказскому перешейку в 1837 и 1838 году»). Источник 19 века отмечает: «…Казбек являлся как бы центром мифологии ингушей. В ущельях возле горы имеются церкви и развалины, которые были одинаково почитаемы грузинами и ингушами. Особенно почитался монастырь на Казбеке…» («Гулетовцы», газета «Кавказ», No151, 1894 г.)

120. Орцвери/Оарце –

высокая ледниковая вершина к востоку от Баш-лоам-корта (4177 м.) Название вершины принято переводить из грузинского как «две вершины», где «ор» – два, «вери» – гора. Такое объяснение представляется ошибочным, хотя бы потому, что оно в этом случае звучало бы как «Ор-вери». В игушской лексике есть слово «орц», «оарц»», в значении «выступ горы». Кроме того, ингушское название этой горы – Оарц-корт, может также переводиться как «вершина Орца» или «вершина тревоги», где «оарц» – «набат», «тревога». Вероятно, название это связано с ингушским братством Оарц-хой, которое издревле локализовалось в окрестностях Баш-лоам-корта и осуществляло функции охраны прохода.

121. Анабот/Ана-бат –

один из основных ледников г. Казбек, наряду с Девдорак, Чач, Орцвери, Атгибар и др. Название почти выведено из употребления. В настоящее время его именуют иначе – Абано(Блота).Название переводится как «неба лик», где «Ан»-небо, «бат» – лицо. Это ингушское название приводится в статье «Картография Кавказа» П.Н.Перваго (Кавк. горное об-во. Избранная публицистика за 1904-1916 г.г. стр. 66). «Круто нависая у спуска между скал и старых морен, он похож здесь на какое-то «ощетинившееся свирепое чудовище, которое, кажется, вот-вот ринется вниз и сокрушит все на своем пути” (А. И. Духовской. Исследование Казбекских ледников, “Изв. Кавк. отд. Русск. географ, о-ва”, т. XXV, кн. 1, 1917). Своеобразие ледника усиливается тем, что вся его поверхность покрыта желтоватым моренным материалом; из-под языка ледника Абано(Анабот) вытекает ручей Блота, впадающий в р. Чхери.

122. Атгибар/Ат-г1а-бар –

ледник г. Казбек у ее северного склона. Название ледника с ингушского языка переводится буквально как «имеющий легкий шаг» – Ат-г1а-бар. Название также выведено из употребления. Название упоминается в источниках начала 20 века. (Кавк.горное об-во. Избранная публицистика за 1904-1916 г.г. стр. 66)

123. Нахарский –

ледник на юго-востоке г. Казбек. Стекает в сторону с. Казбеги на Военно-грузинской дороге. Название от ингушского «нахар» – «людской», «общественный». Другое его название – «Кистинский ледник» (Кавк. горное об-во. Избранная публицистика за 1904-1916 г.г. стр. 71, 100)

124. Уступ Бетлеми –

терраса у подножия Казбека в Гергетском ущелье, на высоте 2900 м. Эта терасса находится на пути к знаменитой пещере Бетлем, название которого производно от ингушского «Баш- лоам» – «тающая гора».

125. Ирджеули/Ирджулте/1аьрджал-т1е –

башня у с. Гергети на высоте 1959 м. Сохранились ее развалины. В основе названия – ингушское «ирчале» – «мрачность», а также ингушский топоформант – «т1е». Не исключено, что в названии наличествует слово «1аьрджал» – «черное».

126. Аршская крепость/1арш/Арс –

непреступная твердыня Хевского ущелья, расположенная на высоком утесе между с.Паншети и Аршскими водопадами. По преданию она никогда не была взята врагами. Внутри крепости зеленая поляна и родник с холодной водой. Арш переводится с ингушского языка как трон – «1арш». Название с.Арш идет от названия этой древней цитадели, раскинувшейся на высоком утесе действительно как трон. На территории Ингушетии имеются аналогичные топонимы: с. Арш-т1е, расположенное в одноименной долине, тянущейся к востоку от Бамута и др.

127. Казбек –

одна из высочайших вершин Центрального Кавказа, 5033 метра над уровнем моря. Священная гора древних ингушей, заповедная ледяная страна. Данное название горы возникло и вошло в обиход в первой половине 19-го века с подачи русских, подменивших исконные названия гор, которые существовали у проживающих здесь народов. Полагают, что в основу названия легло имя огрузинившего ингушского рода Казбеги-Чопикашвили. Казбек этимологизируется с ингушского как «Къаьзи – би», то есть, «повелителя кулак», где «къаьзи» – «повелитель», «би» – «кулак».

128. Башламкорт/Баш-лоам-корт –

древнейшее ингушское название горы Казбек. Название переводится как «вершина тающей горы», где «баш» – тающей, «лоам» – горы, «корт» – голова (вершина). Вершина этой горы у ингушей – обитель «Верховного Ткъа». С его вершины ингушский «прометей» Кур-къа унес для людей растения и живность, за что понес жестокую кару: он «прикован в одной из пещер на склоне горы к скале цепями и орел клюет его печень». А «злая мать вьюг» Фуркъи (Дарза-нана или Химих-нана) стережет эту пещеру от смельчаков, которые пожелают спасти гордого нарта. Вершина Баш-лоам-корта имеет два пика, которые разделены впадиной. Каждый из этих пиков имеет свое название.

129. Черчети-корт –

еще одно ингушское название г.Казбек, отмеченное в источниках досоветской России. В названии угадыватся ингушское «корт» – «голова» («вершина»).

130. Бетлем –

древнейшее грузинское название горы Казбек. Известно, что со времен глубокой древности вокруг горы Казбек, во всех направлениях, жили ингушские племена: кавкасиане, дзурдзуки, глигви, кисты, двалы, гелатцы и т.д. По этой причине вся топонимика этих мест, особенно древняя, и имеет ингушское происхождение. Бетлем является грузинской интерпретацией его ингушского оригинала – Башлоам. То есть, «тающая гора».

131. Бетлеми –

древняя пещера, приют-монастырь на склоне г. Казбек. Согласно уникальной ингушской легенде, записанной в Гвилети в середине 19 века А.Висковатовым, здесь нашли приют семь сыновей старца, приплывшего к Казбеку в ковчеге после всемирного потопа. «…Все они, живя здесь, и питаясь только священным льдом с вершины Башлоама, были чистыми и непорочными и потому не стали спускаться вниз, а поселились под вечными льдами Казбека в семи кельях и не сообщались с порочным миром. Они жили здесь века и не старились. Смертным был заказан путь в эту священную обитель. Несколько ниже его была маленькая хижинка, где поломники находили себе пристанище. Но однажды в священный приют нагрянула, переодевшись в охотника, люпопытствующая девушка из деревни Гергеты. Младший из братьев, тронутый слезами прищельца, решился нарушить божий запрет и впустил странника. Но, едва наступила ночь, как Бешлам окутался мрачными тучами. Затрещала земля и пошатнулась в своем основании. Нагрянула невиданная буря, после которой монастырь оказался пустым, а на ночном небосклоне появилось новое созвездие «семи братьев», которых Всевышний взял на небо…» (А. Висковатов «С Казбека». Русский вестник, 1865 г. опублик. в «Сб-к сведений об ингушах», 2009 с. 7-10) О пещере впервые упомянул в 1811 году путещественник Ф.Паррот. Пещера эта расположена на крутом склоне скалистого хребта, спускающегося с вершины Казбека в юго-восточном направлении (между ледниками Абано и Гергетским), на высоте около 4000-4100 м над уровнем моря. Дверь пещеры высечена в 400-метровой вертикальной скале, поражающей своей грандиозностью. Выделяющаяся издали красноватым цветом скала кажется неприступной. Название также от ингушского «баш-лоами».

132. Шат/Шат1е –

одно из древних названий г.Казбек, которое было воспринято русскими исследователями и литераторами в форме «Шат-гора». В настоящее время некоторые исследователи и альпинисты название Шат связывают с г.Чач-корт, что не верно. Название вершины этимологизируется с ингушского как «ша – т1е», то есть, «ледяная поверхность». Это название в 19 веке носила также гора Эльбрус.

133. Куруко хах/Куркъа-хьах –

мифическая пещера на одном из труднодоступных склонов г. Казбек, у с. Гвилети. В ней по преданию весит прикованный железными цепями к скале нарт Кур-къа, осмелившийся похитить у верховного Ткъа с вершины Казбека и отдать людям злаки и овец. Ее надежно стережет «мать вьюги» – Дарза-нанильг, или Фурки. Кур-къа стонет от боли, которая причиняет ему хищная птица. Любой смельчак, рискнувший помочь страданиям Куркъа и попытавшийся отцепить его, немедленно срывается в пропасть, накатившейся силой Вьюги. (Б. Газиков. Сборник сведений об ингушах, с. 9) Название топонима переводится как «Пещера Курко», где «хьах» – пешера, «Куркъа» – имя героя ингушской нартиады. Само имя этимологизируется как «гордая стать», где «кур» – гордый, а «къа» – стать.

134. Фярте/Фаьр-т1е –

название высокогорной священной пещеры на склонах Казбека над с.Гвилети, в которой, по поверьям ингушей, обитала благодать. От ингушского «фаьра» – «благодати», «т1е» –

поверхность. Точное местонахождение пещеры, как и многое иное в этом регионе, утеряно в связи с постоянными карательными акциями против ингушского населения региона, в течении всего 19-го, а также 20-го веков.

135. Дарза-нана хачи (шарбал) иллача – место на восточном склоне вершины Башлоам-корт, где нет снега. Место это находится над ледником Девдорак и со стороны напоминает огромную арабскую двойку на фоне белого снега. По ингушскому преданию на этом месте «богиня вьюг» – Дарза-нана бросила свои шаровары после того как узнала, что Ткъа приковал ее семерых сыновей к небу, превратив их в созвездие («Большая Медведица»). Поэтому здесь снег не лежит. Название переводится как «место, где лежали шаровары Дарза-наны». (Мифы и легенды ингушей, с. 49) Место это воспел и известный поэт: «… Гу сона Бешлоама-Кертат1а улла Дарза-нанильга хачи…» (Али Хашагульгов, сб-к «Малхара кашамаш», т. 1, вып. 6)

136. Дарза конгаш дийка дук/Дарза къонгаш дийкъа дукъ –

впадина между двумя вершинами Казбека, или название самой раздвоенности вершины г.Казбек. Название переводится как «Сыновьями Вьюги разделенный хребет». То есть, речь идет о о мифологическом сюжете о «семи сыновьях вьюги», которые в этой снежной стране охраняли покой своего мифического родителя – Ткъа. По другой легенде, она якобы создана искусственно для обозначения хода Солнца в день весеннего равноденствия.(Т. Кодзоев, Модернизир. И.-Р. Словарь, Назрань, 2010 г., т. 1, с. 141)

137. Оаге/Оаг1е –

ингушское название западной, более низкой вершины Баш-лоам-корта, отделенной от его восточной вершины – Ткъа-корта впадиной Дарза къонгаш дийкъа дукъ – «вершина, разделенная Сыновьями Вьюги». Высота вершины 5015 метров. Название от ингушского «оаг1е» – «сторонняя», «боковая». Название такое возникло постольку, поскольку по сравнению со «священной» восточной вершиной Башлоам-корта – Ткъа-корт, она имеет второстепенное значение.

138. Тха-корт/Ткъа-корт –

древнее название вершины горы Казбек, точнее ее восточной, более высокой части, встречающееся в некоторых ингушских преданиях. Именно на этой вершине был удел «Верховного Ткъа». Переводится как «голова(вершина) Ткъа (Тха)». Согласно преданиям, на вершине Башлаом-корта обитает верховный бог ингушской мифологии «Ткъа» (возможно, от «т1ера къа», то есть, «верховная стать»), которому ингушские нарты периодически убивали и приносили в жертву нартов-людоедов. И Ткъа, только после такой жертвы бывал милосердным к ним. Покой Ткъа стерегли его семь сыновей, рожденных от брака с Дарза- наной – повелительницей вьюги и водной стихии, которую называли также Хи-мих-нана и Фурки. Ткъа единолично владел зерном и живностью и не допускал попадания их в руки людей, так как боялся потерять власть над ними. Этому культу ингуши посвятили свой древнейщий храм в долине Дорхе – Ткъа-б1а-ерд, то есть, «храм ока Ткъа».

139. Бузуртановых вершина– вершина Казбекского массива, расположенная западнее вершины Казбека. Названа она в честь знаменитых горовосходителей из ингушского села Гвилети-Гаьлат Бузуртановых: Соси, Яни, Цогола, Исаака, Мусы и др.

140. Гемара/Джимара –

вершина к западу от Казбека (4778 м.). В обществе Кий, на границе горной Ингушетии и Чечни, на левом берегу р. Кий-Ахк, к юго-востоку от Мийле сохранились развалины древнего поселения «Гемара». А. Сулейманов относит это название к нахскому «гиема» – «палица, булава». (Сулейманов А. Топонимия Чечено-Ингушетии, ч. 1, Грозный, 1976 г., с. 25)

141. Калкай-хох/Г1алг1ай-корт/Джимара –

одна из высочайших вершин Казбекского массива, расположенная к западу от вершины Казбек. На современных картах она обозначена как Гимарай/Джимарай. С Калкай-хох стекает печально известный ледник Колка. Название вершины практически выведено из обихода. В основе названия вершины, как и названия ледника лежит Г1алг1а – самоназвание ингушей, которое у иронов сохранилась в форме Калга. У северного подножия вершины расположено ущелье р.Генал, в котором также расположены ингушские средневековые поселения Генал, Т1еман-ков и др. Название Галгай-корт существовало исстари. После того, как в 30-х годах 19 века в результате карательных акций колониальной России были уничтожены все ингушские поселения этого региона, а оставшиеся жители были подвергнуты насильственной христианизации и переселены на равнину, название горы претерпело изменение: ее стали именовать Калкай-хох, а позже, в 20-м веке это название вообще исчезло с официальных карт. Вершину стали называть Гимарай-хох. Но в некоторых специальных исследованиях того периода подлинное название вершины сохранилось. (Л.А. Варданянц «Геотектоника и геосейсмика Дарьяла как основная причина катастрофических обвалов Девдоракского и Геналдонского ледников Казбекского массива». Известия Гос. географического общества, вып. 1, 1932 г.) Это же название – Галгай-корт – она носит до сих пор у старожилов с.с. Саниба, Джейрах. Ингушские названия носят также и соседние с ней вершины: М1айли, Шау и др.

142. Майли/М1айле –

вершина к западу от Казбека, высотой 4601 м. От «м1айла» – навершие ингушской боевой башни (верхнее помещение и крыша). Вершина ее представляет собою “род снежной крыши, обрывисто отрезанной к северу и наклонной к югу под углом 45-50°”. Так описывает ее альпинист Поггенполь, совершивший первовосхождение на Майли в 1903 г. Местность с аналогичным названием «Мийле», находится в обществе Кий на границе Ингушетии и Чечни (Сулейманов А. Топонимия Чечено-Ингушетии, ч. 1, Грозный, 1976, с. 21)

143. Шатыр-хи/Стырихыдон –

река, стекающаяся с вершины г. Майли в ущелье р. Генал. Гидроним переводится с ингушского как «река, (текущая) со льда», где «шат1ар» – «со льда», «хи» – «река». А.Д.Цагаева записала название реки с явным искажением, превратив его в «иронизм» – «стырихи-дон». (Цагаева А.Д. «Топонимия Северной Осетии», Орджоникидзе, 1975 г., т. 2, с. 15)

144. Шау/Шаул-корт –

одна из высочайщих вершин Казбекского массива(4636 м.), расположенная к западу от вершины Казбека, рядом с Майли и Джимара. Вершина ледниковая и потому ослепительно белая круглогодично. Название вершины связана с ее ледяным куполом и переводится с ингушского как «вершина, где лежит лед», или же проше – «ледяная».

145. Шахникъ/Шахнад –

древняя труднопроходимая тропа, которая пролегала из общества Трусо на север в долину реки Генал и дальше в долину р.Фиагдон, через ледниковые вершины Халхай-Джимарай и Шау-Шаул-корт. Ингуши называли тропу «шах никъ», то есть, «дорогой во льдах» или «ледяной дорогой», где «шах» – «ледяная», «никъ» – дорога. Название этой тропы в 19 веке усилиями «иронофила» В.Б. Пфафа обросло неожиданной мифологической оболочной, трансформировавшись в «шахнад», то есть, «тропа шаха». Якобы, через эти льды шах Аббас прошел со своим войском в начале 17 века. (Гутнов Ф.Х., «Генеалогические предания осетин как исторический источник», 1989 г., с. 128)

146. Колка/Г1алг1а –

крупный печально знаменитый ледник, стекающий в ущелье р. Генал с вершины г. Гимарай (Галгай-корт/Колкай-хох). Название ледника есть трансформация слова Г1алг1а – самоназвания ингушей, которое у иронов сохранилось в форме Колка/Кулга. Когда в ущелье Генал обитало исконное ингушское население, издревле знакомое с суровыми «повадками» этого ледника, трагедий от его схода удавалось избегать, поскольку велось постоянное наблюдение за его состоянием и все свои поселения и замки, ингуши строили в зоне недосягаемости для его обвалов. Новое иронское население этой долины, поселенное здесь после вытеснения ингушей в середине 19 века, периодически становится жертвой обвалов ледника «Колка» — Галга.

147. Кистинское ущелье –

ущелье реки Кистинка-Ахкара-хи, правого притока верхнего течения р. Терек. Ущелье примыкает к Дарьяльскому проходу с востока. С севера закрывается вершинами хребта Ахкар – лоам. Территория ущелья и его население являлись частью ингушского высокогорного общества Гаь-лаьтта. В настоящее время ущелье не обитаемо. Кистины – ингуши, коренные жители ущелья, были насильственно вытеснены отсюда в 19 веке российской администрацией. Сохранились многочисленные руины ингушских замков и башен.

148. Ахкур-чоч/Ахкар-ч1ож –

ингушское название Кистинского ущелья. По этому ущелью пролегала одна из стратегических троп на Кахетию, которая лежала через проходы, пролегавшие в верховьях этого ущелья, и выводившие на перевал Архот1е. Российский исследователь Ю.Клапрот сообщает, что противоположно Дефдораки «… вправо впадает в Терек Ахкара, откуда дорога ведет к истокам Алазани» («Ингушетия и ингуши», т. 1, с. 145)В этом ущелье, прикрывавшем Дарьял, издревле проживали ингуши из кровного братства Оарц-хой. Сохранились развалины боевых башен, замков и крепостей, построенных для защиты Гири-Эка. Существует множество исторических преданий, которые отражают события, разворачивавшиеся здесь в старину. В частности, предания об Ахкарой-К1анте и его мудрой жене Албике, предотвративщей ссору мужа с Сеска Солсой. (А.Х.Танкиев «Духовные башни ингушского народа», Саратов, 1997 г., с. 154)

149. Хавсины кабаки –

названия поселений, через которые летом 1637 года в Кахетию прошли русские послы Волконский и Хватов. Исследователи едины во мнении, что Хавс – это ингушский владелец. (Русско-чеченские отношения, Москва, 1997 г., под ред. Е.Н. Кушевой, с. 295) Эти ингушские поселения могли быть расположены в ущелье Ахкара-хи или в ущелье р.Сно- Шоанч-аьли, через которые идут тропы в Кахетию.

150. Мецхал –

ингушское поселение на р.Ахкара-хи, существовавшее до конца 18 века. По документам середины 19 века представители трех ингушских фамилий – Мамиловых, Яндиевых и Алдагановых требовали вернуть им права на их родовые земли в ущелье Ахкар-хи, отобранные генералом Казбеком. Они при этом ссылались на то, что «Предок их фамилии Чачаев с родственниками своими жил по всему течению Ахкархи и имел там аул под названием Мецхал…» (Н.Г. Волкова «Вайнахи» / Ингушетия и ингуши, т. 1 с. 147) Кроме того по сообщению той же Волковой, на картах 19 века «… чуть севернее р.Ахкарахи указаны развалины Мецхала» (см. Там же) Замковое поселение с этим же именем расположено также на южном склоне г. Маьтт-лоам в ущелье р. Армхи. Название «мецхал» происходит от названия птицы – стрижа.

151. Кистинка –

название реки Ахкара-хи, сложивщееся в период колонизации этих земель Российской империей. Берет свое начало с ледников хребта Куро-Шино и г. Шан. Название происходит от грузинского названия ингушского населения, проживавшего по ее берегам издревле – кисты.

152. Ахкара-хи –

правый приток р. Терек, впадающий в нее у Дарьяльского укрепления. Она берет свое начало в ледниках Кеби-ша в массиве Куро-Шино и г. Шан. Название с ингушского переводится буквально как «река пропастей». Ее также называют Ахкарой-хи. Ахкаройцы – жители Ахкар –лоама, Кистинского ущелья. «Ахк» означает пропасть.

153. Кеби-лоам –

хребет с ледником в верховьях р.Ахкарой-хи. С него стекает ледник Кеби-ша. Возможно, от «кхаба» – «кормящая», «лоам» – «гора» («Под Казбеком: Очерки из дневника строителя девдоракской тропы», Кавказский вестник, Тифлис, 1900 г. NoNo10, 11, 12 Ингушетия, No30 от 17.03.2007 г.)

154. Кебы-ша/Кебыш-корт –

ледник, снежная вершина в верховьях р.Ахкарой-хи, в массиве Кеби-лоам. От ингушского «кормящий лед». Есть и другая версия названия, которая основана на грузинском «кеби» — «лестница».

155. эгаш-корт/эгиш-корт –

вершина к востоку от Кебыш-корт на хребте Кеби-лоам. От ингушского «голова Эгиш» или «качающаяся голова». («Под Казбеком: Очерки из дневника строителя девдоракской тропы», Кавказский вестник, Тифлис, 1900 г. NoNo10, 11, 12.)

156. Кич-ша –
ледниковая вершина в массиве Ахкар-лоам. От ингушского «ледник Кича».
157. Арч-корт/1аьрж-корт –
вершина в массиве Ахкар-лоам. От ингушского «черная голова». Она расположена прямо

к югу от с. Ляжги, в верховьях р. Ляжг-хи. Кроме этого 1аьрж-корт, есть еще 1аьрж (Арч)- корт у Баш-лоама. («Под Казбеком: Очерки из дневника строителя девдоракской тропы», Кавказский вестник, Тифлис, 1900 г. NoNo10, 11, 12)

158. Тышхи –

левый приток р. Ахкара-хи. Стекает с северных склонов массива Куро-Шино и впадает между развалинами двух бывших ингушских поселений. На этой речке имеется водопад. Название реки приводится также в работе М.Преображенской «Кистинское ущелье», вышедшей в 1903 году. (Ежегодник РГО, 111, М. с. 53/ Н. Волкова, соч. с. 148) Переводится с ингушского как «старая река», где «тиш» – старая. Но возможно, что топоним образован от слова «таш» – «горный каменистый песок».

159. Шана-хи /Шинихеви –

приток р. Кистинки-Ахкара-хи. Исток ее – в склонах г. Шино (Шана). От ингушского «ледниковая река». На картах река обозначена по-грузински – Шинихеви.

160. Кора –

приток р. Ахкара-хи-Кистинки, истекающий от г. Шаван и ледника Кибе-ша. С ингушского «кура» – «горная». Возможно, от «кора» – «оконная», в значении текущая с перевала.

161. Ожал-така/1ожала така –

тайная тропа, соединявшая ущелье р. Армхи с ущельем Ахкара-хи. Тропа шла по ущелью Ольгетти. Возможно из-за своей сложности она и получила такое название – «тропа смерти». (АИФ, т. 7, с. 342) От «1ожал» – «участь», «смерть» и «така» – «тропа».

162. Пхи табувлаче/Пхи т1абувлаче –

перевал в верховьях рек Оахкарой-хи и Арамхи. Здесь проходит древняя дорога в сторону Хевсуретии. Переводится с ингушского языка как «где хевсуры поднимаются».

163. Пхи табувл нуврг/Пхи т1абувл нуврг –

седловина перевала из верховьев р. Армхи в верховья р. Ахкара-хи. Название так и переводится: «седловина, где поднимаются пхи», где «нуврг» – «седло», «пхи» – «хевсуры».

164. Джута/Джа-т1е —

перевал, который соединяет верховья ущелий Шоан-ч1ож и Шоан-че (Сно). Через этот перевал шла древняя дорога, по которой перегоняли также скот в летнее время. Перевал находится на отметке 3456 м. Дорога на перевал идет от с.Джута по ущелью небольшой реки, стекающей с вершины Чат-т1е. В основе названия, возможно, лежит ингушское «джа» или «жа», то есть, «овцы».

165. Ахкаре –

название одного из бывших ингушских поселений в ущелье р. Ахкарой-хи. Поселение не сохранилось. О нем существует только упоминание в народных преданиях. (АИФ, т. 7, с. 174). От ингушского «ахкар» – «место пропастей».

166. йокка Орше/йоакха оарше –

склон в верховьях ущелья р. Охкарой-хи, сразу после перевала Нуврга-т1е. Здесь находится гигантская осыпь камней, которую ингуши именуют «оарше». То есть, «большая осыпь».

167. Нуврге –

перевал в системе хребта Ахкаре-лоам. Через этот перевал проложена древняя тропа, соединяющая ингушские общества Шоане-че, Ахкарой с долиной р. Армхи. Расположен перевал в верховьях ущелья Лошхой-ч1ож. От ингушского «нувр» – «седло». Так ингуши обозначают места удобные для перевала.

168. Куро –

хребет Бокового хребта на стыке ущелий Ахкарой-ч1ож и Шоан-че по правому берегу р. Терек, высотой 4071 метров. От ингушского «Кур» – рог. То, что в названии заключено именно это значение легко убедиться, посмотрев на рогообразную форму его вершины.

169. Шино –

вершина, «побратим» Куро. Образует с последним один горный массив Бокового хребта. От ингушского «Шан» – ледяной.

170. Мальчочкорт/Маьл-ч1ож-корт –

вершина в системе хребта Ахкар-лоам (3969 м.) Название переводится как «голова ущелья Маьл».

171. Шан-корт –

гора в системе хребта Ахкара – лоам, высотой 4451 метра. Высочайщая вершина на территории современной Ингушетии. От ингушского слова «шан» – «ледяная».

172. эрзи/Аьрзи –
гора в системе хребта Ахкар – лоам, высотой 3983 метра. От ингушского «Аьрзи» – орел. 173. Гелат/Гаьлаьтт/Калат/Гаьлт1е –
древнейщее ингушское общество с множеством поселений у подножия г. Казбек, у южного

портала теснины Гири-Эка (Дарьял), рядом с Дарьяльским укреплением. Гаьлат является важнейщим стратегическим пунктом древней долины Арага. О нем упоминают многие древние и средневековые авторы в своих описаниях. Так, Аль-Бакуви (конец 14 – начало 15 века), называет в «земле ал-Лан крепость «Калат ал-Лан» на вершине горы «Баб ал-Лан». «Калат» здесь – это ингушский «Гаьлат». Название это относится ко всему высокогорному ингушскому обществу, именуемому Гаь лаьтт («земля Га» или Гаьл-т1е («территория Га»). Переводится с ингушского как «земля Га», где «лаьтт» – «земля», «Га» – имя собственное. Необходимо отметить, что несколько древних поселений с аналогичными названиями расположены на прилегающей территории горного Кавказа: Гвилети в верховьях Пшавской Арагвы; Галуат в исторической Двалетии на территории современной Южной Осетии; Калиат в ущелье р. Мами-хи-дон; Галиат в Дигории и т.д. Думается, что говорить здесь о простом совпадении не приходится. Очевидно, что «Га» в этом названии – имя легендарного первопредка ингушей.

174. Харт-хи/Хьай-хи –

ручей, текущий близ с. Гвилети, левый приток Терека. Согласно древней героической песне «Илли «Мехканана», записанной в середине 19 века В. Козьминым (АИФ т. 5 с. 419), у входа в ущелье Харт-хи стояла боевая башня Чербаш-в1ов. Название может быть переведено с ингушского как «лобная река», где «хьа» – лобная часть головы; возможно также, что в названии реки иной смысл: от «хьай» – «северный склон».

175. Чербаш-вов/Чербаш-в1ов –

боевая башня рода Чербиж-наькъан (Чербижевы) из рода Гаьлатхой у с. Гвилети. Башня располагается под самой скалой у входа в ущелье р. Харт-хи. Башня построена для защиты и входила в общую систему оборонительной фортификации этого района. По преданию Чербыш поселился здесь после того как отомстил кабардинскому князю за гибель своей семьи на равнине (АИФ, т. 7 с. 52). Л. Успенский в 1928 г. со слов информатора М. Бузуртанова

83

84 Археологический вестник IV

сообщает, что «Черебашевы построили башню у входа в ущелье Харт-хи. Рядом с ней построили башню Озиевы. Высокую 5-этажную башню построили Газиковы…» (Успенский Л. «Из ингушских сказаний. Поселение ингушей в Гвилети», «Лаг1аш», No1)

176. Оз-вов/Оз-в1ов –

название боевой башни, которая стояла рядом с башней Чербаш-в1ов на окраине с. Гаьлат- Гвилети. Цитадель входил в общую оборонительную систему и принадлежала ингушской фамилии Оз-наькъан (Озиевы). Сохранились их руины ( АИФ, т. 7 с. 52). История Озиевых из Гвилети уходит корнями в глубь веков. В письме старшин горных провинций к царю Вахтангу Шестому «с изъявлением верноподданности» от 14 мая 1733 года есть и «Хевской провинции житель… Квелетс Озишвилс Авчас» («Документы по взаимоотношениям Грузии с Северным Кавказом в 18 веке», Тбилиси, 1968, с. 126).

177. Газик-вов/Газик-в1ов –

боевая башня фамилии Газик-наькъан (Газиковы) из рода Гаьлатхой в Дарьяльском ущелье у с. Гвилети. Башня имела 5 этажей. Разрушена в конце 19 века российской администрацией (АИФ, т. 7 с. 52).

178. Гвилети –

село в долине Гаь-лаьтт к югу от Дарьяльской теснины, родина ингушского рода Гаьлатхой, знаменитых стражей, проводников и охотников. Родина последних хранителей заповедных вершин Кавказа и уникального древнеингушского культового наследия, уходящего корнями в первозданную древность. Расположено на левом берегу р.Терек на высоте 1624 метра. Из этого села вышли первовосходитель на г. Казбек Соси Бузуртанов («Иосиф Мохевец») и его потомки – покорители этой горы Цогол, Исаак, Муса, Яни Бузуртановы. Население этого древнего ингушского села в течении 19-20 веков многократно подвергались карательным экзекуциям и насильственным депортациям со стороны российской военной администрации, которая так и не смогла добиться от них принятия крещения. Особенно положение гвилетцев усугубилась после принятия ими ислама в 1861 году. Кстати, они это сделали последними среди ингушей. В 1895 году Гвилети сделали безлюдным, всех ее жителей выселили: часть в Россию, часть в Ахалкалакский уезд Грузии. Примечательно, что расслеляли их небольшими группами, чтобы они потряли связи между собой и таким образом забыли свои корни. Так было уничтожено последнее поселение ингушей на их исконных землях, раскинувшихся от южных ворот Дарьяла до самого Каракалкан-кала-Ананура. В настоящее время там ингуши уже не проживают. Название Гвилети – это грузинское искажение оригинала – Гаьлаьт, то есть, «земля Га».

179. Черебашев Кабак –

название одного из ингушских поселений в Дарьяльском ущелье, которое содержится в отчетах русских послов 17-го века. (Русско-чеченские отношения, Москва, 1997 г., под ред. Е.Н. Кушевой, с. 33) Сохранилось историческое предание об основателе поселения Чербыже. Местонахождение этого поселения – местность у Дарьяльской теснины. В Гвилети сохранились руины боевой башни Чербыш-вов, принадлежащий Чербижевым. Вероятнее всего «черебашев кабак» принадлежал указанной фамилии. Согласно преданиям, Черебаш (Чербиж) охранял со своей дружиной это стратегическое место и получал за это плату от грузинских правителей. Однажды, он уничтожил в теснине кабардинский княжеский отряд, шедший на Тифлис, а князя, за проявленную храбрость, отпустил живым. (АИФ, т. 7, с. 174)

180. Яне хаст/Яне-хьаст –

родник на западной окраине с. Гвилети, обустроенный знаменитым горовосходителем Яни Бузуртановым. От ингушского «хьаст» – «родник».

181. Гвилетский могильник/Гаьлат-1имарашке –

развалины древних ингушских родовых склепов (надземных, полуподземных и подземных) на правом берегу р. Харт-хи. От ингушского «1имар» – склеп, плюс топоформант «шк». То есть, «склепы Гелат». На основе анализа археологичского материала Гвилетского могильника один из исследователей пришел к выводу о том, что «…Дарьяльская дорога сформировалась уже в 3-м тысячелетии до нашей эры». (Д. Миндорашвили «Некоторые импортные артефакты из Гвелетского могильника», Тбилиси, ЦАИ НАНГ)

182. Ерд ляттача/Ерд-лаьттача –

местность на окраине с. Гвилети у ВГД, где еще сохранились руины древнего Гвилетского храма (Гаьлат-ерд?), который почитался ингушами еще в середине 19 века. Источник 19 века сообщает о храме следующее: «…они раза два, три в год собирались около развалин древней церкви и теперь заметной на базальтовой брусчатой скале над самой дорогой, где зажигали восковые свечи и звонили в два колокольчика, хранивщиеся здесь же в развалинах…» (А.П. Андреев «От Владикавказа до Тифлиса», 1895, Тифлис, с. 64)

183. Даба – древнее языческое святилище ингушей на склоне Баш-лоама в среднем течении р. Каба- хи под Девдоракским ледником. Святилище представляло собой капище из каменных блоков, перекрытых аспидною плитою. Капище стояло на второй террасе правого берега р. Каба- хи. На нем приносились жертвы в честь «Мехка-наны» — хранительницы «пещеры Курка- прикованного» (Об Инг. и ингушах, т. 3 с. 76-77; В. Козьмин «гулетское пепелище»). В предании «Семь сыновей вьюги», опубликованном В.Я.Светловым в 1903 году, так объясняется его появление: «…люди признали власть царицы «Химехкинен» и поставили ей в Девдоракском ущелье жертвенник, на котором и приносят ей умилостивительные жертвы» (Литературная Ингушетия, No1, 2004 г., с. 78)

184. Гвилетский мост/Тирк-т1и –

древняя искусственная переправа-мост на р. Терек у с. Гвилети, на высоте 1404 м. над уровнем моря, на 4-м км. Дарьялского прохода. Военно-грузинская дорога здесь переходит на левый берег Терека. Контролировался гвилетцами-ингушами. Переводится как «терский мост», где «т1и» – мост.

185. Хурхале/Хий иккхаче/Гвилетский водопад –

одна из красивейших природных достопримечательностей Дарьялского ущелья. Вода речки Гаьлат-аьли (Гвилетис-цхали), берущая свое начало у подножия г. Арч-Корт, падает с 21-метровой высоты, двумя каскадами. От ингушского «хурхал» – «водопад». Водопад называют и по другому – Хий иккхаче, то есть, «где река оборвалась», где «иккха» – «оборваться».

186. Дарьяльское укрепление/«Замок Тамары»/З1ар-мат – развалины древней заградительной крепости, расположенной в самом начале Дарьяльского прохода на правом берегу р. Терек на скале, высотой 60 м. Сохранилась западная боевая башня, останки стены и высеченный в них сводчатый проход. К северу от скалы находятся развалины еще одной ингушской боевой башни. Художественная интерпретация под названием «замок Тамары» возникла в 19 веке. Местность эту ингуши именовали «З1аре», то есть, «ворота», «заграждение» или «З1ар-мат» – «место ворот», «заграждения». Местность к югу от него называлось издревле «З1ар-маг1е» («Зрамаг» у Вахушти), то есть, «выше ворот, заграждения». По сообщнию российского источника 19 века со ссылкой на иностранного исследователя в 20-х годах 19 века крепость эта сохраняла «несколько башен и других зданий… Теперь же только жалкие останки стен». То есть, уже в конце 19 века их уничтожили почти полностью (А.П. Андреев «От Владикавказа до Тифлиса», Тифлс, 1895, с. 61-62). В так называемой «второй карте Азии», составленной Птолемеем, к северу от цанаров отмечены «Сармаикае Порта», то есть, «сарматские ворота» или проход. Признано, что название это соответствует Дарьялскому ущелью. На картах Ингушетии до наших дней сохранились названия мест, где находились охраняемые проходы с заградительными стенами, которых ингуши именуют «з1армат» – «место ворот» или «дз1арах-мат» – «воротное место», где «з1ар» – «ворота», «заградительная стена», а «мат» – «место». Нельзя не заметить сходство названий этих «сарматских ворот» и ингушского «з1армат», которое, при дальнейщем изучении позволило бы дать ответы на некоторые вопросы истории Кавказа. (Еремян С.Т. «Расселение горских народов Кавказа по Птолемею и «Армянской географии» 7 века» / Труды 7 Международного конгресса антропологических и этнографических наук, т. 8, М.)

187. Бахтра –

название сторожевой башни в системе Дарьяльского укрепления (З1ар-мат), расположенной в северной части, над самой дорогой. (И.А. Арджеванидзе «Военно-грузинская дорога», Тбилиси, 1954, с. 233) Она, как и вся древняя крепость, сложена по классической ингушской строительной технологии, то есть, из каменных блоков на прочном «маркхале» – известковом растворе. В северной части долины р. Терек, у ее выхода на равнину, над урочищем Зоувр-че нависает общирный хребет Бохтар-вал – северо-западный отрог г.Маьт-лоам. Название его некоторые информаторы связывают с родоначальником ингушского братства Эшк-Бохтарой. Вероятно, в данном названии мы имеет также это имя – Бохтар.

188. Кера-бос/Кхера босе –

урочище на правом берегу реки Терек в теснине Гири-Эка. Название переводится с ингушского как «каменистый склон», где «кхера» – «камень», «босе» – «склон».

189. Гелат-аре/Гаьлат-аре –

ровная поляна, раскинувшаяся к северу от с. Гвилети. По сообщению геологов, в ее образовании сыграли свою роль обвалы в том районе. Эта поляна имела в жизни «гулетовцев», как сообщает источник 19-го века, важное значение: на ней хоронили покойников, на ней происходили общественные мероприятия: игрища, скачки, стрельбы… («Под Казбеком: Очерки из дневника строителя девдоракской тропы», Кавказский вестник, Тифлис, 1900 г. NoNo10, 11, 12 г.) Переводится как «равнина Гвилети».

190. Каба-хи/Кхоаба-хи –

левый приток р. Терек, втекающий в него в Даряльском проходе. Образуется в 3-х км выше Терека на отметке в 1750 м. от слияния Амилиш-хи, стекающего от Девдоракского ледника и Чач-хи, стекающего от Чачского ледника. На правом берегу реки, на его второй терассе находилось древнее ингушское святилище «Даба», в честь «Мехка-наны», покровительницы охотников. Название переводится как «кормящая река», где «кхоаба» — кормящая.

191. Кабахское ущелье/Кхоаба-ч1ож/Кхоабане –

ущелье р. Каба-хи. По этому ущелью на ВГД сходили многочисленные обвалы, причинявшие большой урон дороге и населению. Особенно катастрофическим был обвал в 1832 г. Громадная ледяная глыба на трое суток остановила течение Терека. Собравшаяся вода в виде озера затем прорвалась и снесла несколько километров Военно-Грузинской дороги. Известный «иронофил» Ю. Клапрот, нанятый Россией для целей научного обоснования колонизации Кавказа, которому всюду в этих краях виделись потомки индо-иранцев, сообщает, что «территория на западной стороне Дарьяла все еще именуется осетинами Кобан, что напоминает вам крепость Куманию…» (Ю. Клапрот «Описание поездок по Кавказу…», нальчик, 2008, с. 289) Не сложно понять, что этими самыми клапротовскими «осетинами» были ингуши-гвилетцы, которые ущелье Кхоаба-ч1ож, расположенное напротив древней крепости, действительно именуют Кхоабане, то есть, «кормящую».

192. Чач/Шат-гора –

вершина (4078 м.) в системе хребта Чач-корт, в верховьях р. Чач-хи. Иногда ее именуют Шат-гора. Одна из ветвей ингушского рода Оарц-хой, от которого пошли современные ингушские фамилии Мамиловы и Яндиевы называлась Чачаевы (Чач-наькъан) (Ш. Дахкильгов, Страницы истории…, с. 202). Земли по ущелью Чач-хи принадлежали этой фамилии. Возможно, что название вершины, реки, ущелья и ледника происходит отсюда. Но также вероятно, что название связано с ингушским культом воды – Чачи. (Али Хашагульгов, сб-к «Малхара кашамаш», т. 4, вып. 6)

193. Чач-корт –
хребет в Казбекском массиве, разделяющий на юге ледники Девдорак и Абано. От ингушского «голова Чач».

194. Чач-бот/Чачи-бат –

чачский ледник казбекского масива. Переводится как «лик Чачи». Очевидно, что ингуши именуют «языки» ледников словом «бот» («ножны») или «бат» («лик»). (см. Ана-бот).

195. Чач-хи –

река, стекающая от Чачского ледника. После 2-х км от своего истока она соединяется с р. Амилиш-хи, образуя р. Каба-хи

196. Чачхи-чоч/Чачхи-ч1ож –
ущелье р. Чач-хи, примыкающее к долине р.Коба-хи. В это ущелье стекает ледник Чачи-

бат.
197. Барт-корт –
скалистый хребет на восточном склоне Башлоам-корта, разделяющий на севере ледники

Девдорак и Чачский. На хребте, на высоте 3480 м. летом 1903 года братьями Мусой и Исааком Бузуртановыми из с. Гвилети была сооружена каменная хижина для приюта путешественников и альпинистов, названная в честь российского министра – «Ермоловской». Она стала перевалочной базой для покорителей Башлоам-корта. Название перевала переводится с ингушского как «вершина согласия».

198. Саберце –

поляна на трассе альпинистов на вершину Казбек по Гергетскому маршруту, лежит у самого языка Гергетского ледника. Место привала альпинистов. Здесь стоит каменный крест, и место считается культовым. Возможно, название сложилось от ингушского «Сабар-Ц1ей», то есть, «святилище терпения (отдыха)»

199. Цхар-корт/Цхьоар-корт –

травянистый хребет Девдоракского ущелья. «Одинокая вершина» по ингушски. От «Цхьаь» – «одинокая». Или от «чхьар» – «скала».

200. Шалал –

громадная красноватая осыпь, которая спускается с хребта Цхар-Корт. (Кавк. горное об- во. Избранная публицистика за 1904-1916 г.г. стр. 104) Название осыпи идет от ингушского «Ша лал», то есть «таяние льда», где «ша» – лед, «лал» – таять, или «шелал» – холод.

201. Валгашке/Волгишка 1 и 2 –

скалы у самой вершины г. Казбек в верховьях Девдоракского ущелья. По данным геологов являются кратером потухшего вулкана. У этих скал проходит один из альпинистских маршрутов на вершину горы Казбек. Название дано древними ингушскими охотниками, которые забирались сюда за дичью. Переводится с ингушского языка как «в сторону, где смерть видна», где «вал» – смерти, «гуш» – видимая, «ка» – указатель направления. Название связано с крайней опасностью троп, которые здесь пролегают. Другое объяснение этого названия связано с древним ингушским преданием, согласно которому, смертным заказан путь на вершину священного Башлоама, где обитает «Ткъа». Допустима и другая версия названия, согласно которой оно возникло от ингушского «вал» в значении «хребет», которое имеет распространение на территории проживания ингушей: «Бохтар-вал» у Ангушта или «Вал-т1е» над с. Хули.

202. Синча Амилишке/Сийнча 1амильгашка –

местность на восточном склоне г. Казбек, где расположены озерца – истоки Чач-хи и Амилиш-хи. Название переводится как «у голубых озер», где «1амильг» – «озерце», «сийна» – «синие» (Ш. Дахкильгов, с. 343).

203. Амильгиш/1амильгаш –

маленькие водоемы у подножий Чачского и Девдоракского ледника г. Башлоам. От них берут свои воды реки Амилиш-хи и Чач-хи. Название переводится с ингушского буквально «озерца», где «ам» – озеро, «илг» – уменьшительный суффикс и «ш» – множественность. В старинном ингушском песенном предании «Махкинан», записанном в с. Гвилети в 1875

87

88 Археологический вестник IV

году, переведенном и опубликованном в конце 19-го века первым русским альпинистом, взошедшим на вершину Казбека В. Козьминым, «царица» Баш-лоама – Мехк-нана во сне обращается к славному воину и охотнику Чербыжу, когда тот находился в гостях у грузинского царя: «…ты проси у него Каба-хи, Амилгишк, – тут без счета туров…» (Газета «Кавказ», No98, Тифлис, 1895)

204. Амалиш-хи/1амарш-хи –

левый приток р. Терек, стекающий от ледника Девдорак. Речка берет свои воды от маленьких озер, возникших у самого «языка» ледника. Переводится с ингушского как «вода из озерец», где «ам» – озеро, «хи» – вода.

205. Амтех/1амт1ехь –

местность между г. Башлоам и Чат-корт, где сосредоточено несколько ледниковых озер. Название от ингушского «1ам» – озеро.

206. Девдорак/Даба доа ахк –

известные ледник и ущелье на восточном склоне г. Казбек. Название это вероятно сложилось от ингушского «Даб-доа-ахк», то есть, «ущелье, где находится Даба». В этом ущелье стояло ингушское святилище Даба.

207. Арч-Корт/1аьрж-корт –

хребет на северо-восточном склоне г. Казбек. Часто упоминается в альпинистских отчетах. Название переводится как «черная вершина».

208. Гаьлат-аьли /Гвилетис-цхали –

левый приток р. Терек. Берет начало на восточных склонах Казбека и впадает в Терек южнее с. Гвилети. От ингушского «аьли» – название небольшого водного потока.

209. Цаст-че/Ц1аст-че –

место древних копи по добыче меди в ущелье р. Каба-хи (Девдоракское). Оно находятся недалеко от Девдоракского ледника. «В районе Военно-Грузинской дороги, на левом берегу реки Гвелети, в 1902 г. на высоте 2500 м было обнаружено месторождение медной руды. Открыл его житель селения Гвилети, охотник за турами Яни Безуртанов. Вот что пишет Н.И. Квезерели-Копадзе об этом: «Здесь было заложено несколько штолен, проведена канатная дорога. Большое количество руды доставлялось к девдоракской дороге, а оттуда ее 4 км везли на арбах до с. Гвелети». В 1914 г. штольни были заброшены. («Геологическая экскурсия по Военно-Грузинской дороге»)

210. Зарамага/З1ар-маг1а –

старое ингушское название территории, раскинувшейся к югу от Дарьяльского укрепления (З1аре). Грузинский географ Вахушти в середине 18 века, описывая долину Ломеки, называет Дарьяльское укрепление словом «Зрамага» – «большим и крепким замком, построенным, говорят, царицей Тамарой». Некоторые исследователи, не понимая сути этого названия, пытались отнести это к ошибке Вахушти: дескать, он перепутал название с Зарамагом на р. Ардон. Однако, Вахушти ничего не перепутал. З1ар-маг1а переводится из ингушского очень просто – «выше ворот (прохода)», где «з1ар» – это древнейшее название ворот на заградительной стене, которое и в наше время сохранилось в том же значении. С востока к Дарьяльскому проходу поперечно примыкает скальный массив Мазашка-З1арашка – отроги хребта Ахкара-лоам, который является водоразделом ущелья р. Ахкар-хи (Кистинка) и р. Арм- хи. Кроме того, еще два топонима этих мест закрепляют обоснованность данного названия: З1ар-лаьттаче (местность с пещерой к югу от Ларс) и З1араш-т1е (сенокосные участки на юго-западе от Ларса). Можно предположить, что Зарамаг (З1ара-маг1) на р. Ардон имеет такую же ингушскую этимологию и аналогичное происхождение, поскольку находится также выше укрепления и стратегической долины Касара.

211. Гири-эка/Гири-1аькъа –

самое узкое место в Дарьяльском проходе. Немецкий ботаник и путешественник К. Кох, проезжая в 1836 году по Военно-Грузинской дороге, отмечал, что Кайджин(К1айша) и Джагруш (Дз1арашк) так сжимают долину, что Терек не может расширить свое течение. Согласно ингушскому преданию, здесь Чербыш преградил путь и уничтожил своих кровников – дружину кабардинского князя, которая шла с добычей из Грузии. За это, якобы, царь Ираклий подарил Чербышу земли от Циклаура до Гири-Эка (Козьмин В. Малоизвестные окрестности военно-грузинской дороги. Гулетское пепелище. Об Ингушетии и ингушах т. 3 с. 73). Это название имеет многозначительные параллели в других местах, примыкающих к стратегическим проходам Кавказа. Можно назвать две таких параллели: ущелье Гир-ч1ож, по которой идет древняя коммуникация через Скалистый хребет (Ц1ей-лоам) в горную Ингушетию и дальше в Закавказье, а также связанные с ним названия Гир-хи(река), Гир- т1е(перевал), Гирахь (горная долина над Ц1ей-лоам); плато Гир-т1е с одноименным замком над Т1аргамом, непосредственно расположенное над проходом древней коммуникации по р. Ассе в долину Г1алг1ай-Коашке. Очевидно, что в основе этих названий лежит ингушское Го – видеть, отсюда «гир» – «видимое», а «1аькъа» – «каменная плита».

212. Кайджаны/К1ай-шане –

вершина (3969 м.) над левым берегом р.Терек, на западе от с. Верхний Ларс. Кайджаны образует западный борт теснины Дарьяла-Гири-Эка и является «побратимом» г. Чач-корт, который лежит немного западнее от нее. Издревле ингуши именуют эту вершину у самых северных ворот Дарьяла, сверкавшую ослепительной белизной, словом К1ай-шане, то есть, «бело-ледяная», где «кай» – белый, «шане» – «ледяная». А речку, которая стекала с нее в Терек, ингуши именуют К1ай-хи. Но г. К1ай-шане с ясным, адекватным названием превратилось в наше время в необъяснимое «Кайджаны». По данным геологов, еще сто лет назад на склонах К1ай-ша сохранялись небольшие ледники, которые давали жизнь речкам. Но в наше время эти ледники почти канули в прошлое, как и память об истинном названии этой горы. Кроме рассказов ингушских стариков, это название можно отследить и по некоторым печатным источникам. Так, в своей научной статье от 1961 года некий П.В. Ковалев дает следующее описание этих мест: «… Восточнее вершины Чач, в верховье ущелья Каури, находится ледник No247, или Кайша, имевший в 1881-1882 г.г. значительное протяжение под хребтом (2100 м.) и занимающий платообразный гребень Чачского отрога…». А другой исследователь геологических характеристик этой местности пишет: «В каталоге ледников СССР на схеме (4, стр. 20) показано 4 ледника:… ледник Кайша No247 висячий северной экспозиции, длиной 0,7 км. Высота нижней точки – 3270 м., высшей точки – 3910 м. Другое название ледника Кия-ша.

Кроме р. Кай-хи, в северных склонах Кайджаны берут свои истоки реки Чалхи (Тагаурка), Каури и Фар. (Р.А. Тавасиев «Ледники и каменные глетчеры горного массива Чач- Кайджаны.)

213. Белая/К1ай-хи –

левый приток р. Терек. Исток ее в оледенениях в восточных склонах г. Кайджаны. Впадает в Терек у с. Верхний Ларс. Это самый первый приток Терека на территории РФ, после прохода северного портала Дарьяла. Ущелье реки очень крутое, имеются заросли мелкорослого ивово- ольхового леса. От ингушского «к1ай» – «белая».

214. Кайхи-чоч/К1ай хи ч1ож –

ущелье р. Белая-К1ай-хи. Ущелье это очень наклонное и поэтому речка, падая вниз, постоянно пенится и всегда кажется белой. От К1ейхи-чож идет древняя тропа на Чат-лоам. Эта тропа приводит также к местности 1амт1ехь. Переводится как «ущелье белой реки».

215. Кай ник/К1ай-никъ/Ткъай никъ –

древняя дорога, которая идет в обход Дарьяльской теснины по долине р. Каба-хи по склонам вершины К1айша и по ущелью Кайхи-чоч в Верхний Ларс. Эта тропа использовалась в тех случаях, когда проход по Дарьялу был невозможен в силу различных обстоятельств. Название имеет несколько объяснений с ингушского языка: возможно от «къейла», то есть, «скрытная»; от «къуй» – «воровская». Есть также версия, связывающая эту дорогу, как и

90 Археологический вестник IV

вершину Кайджаны с именем культа «Ткъа» – «Ткъай никъ».
216. Ларс-чоч/Лаьрс ч1ож –
долина реки Терек в районе, непосредственно примыкающем с севера к Дарьялу. В долине

расположены древние ингушские поселения, в том числе и Лаьрс. Эта горная долина издревле имела важное значение для ингушей. Известно было ущелье и наличием здесь древесины особо прочного «железного» дерева «магаск», которое шло на изготовление знаменитых ингушских шитов-Калкан. (Б. Далгат, «Первобытная религия чеченцев и ингушей», с. 91)

217. Верхний Ларс/Маг1а Лаьрс —

древнее поселение к северу Гири-Эка. (Дарьяльского прохода). Издревле эти земли принадлежали различным ветвям ингушского кровного братства Оарц-хой, которые контролировали здесь стратегические ворота Кавказа. Село, вероятно, названо по имени Лорса, сына легендарного Дзарахмата и родоначальника одной из ветвей братства Орца- хой – Лорса-наькъан. По преданию, записанному Ч.Ахриевым в 19 веке, одного из сыновей легендарного основателя Джарахского общества Джарахмета (Дзарахмата) звали Лорсин. К потомку Лорса очевидно принадлежал и «владелец Ларсового кабака Султан-мурза Окуцкий», который упоминается в российских источниках 16 века. В Ларсе проживали представители различных ингушских фамилий, в частности Хути-наькъан (Хутиевы), которым принадлежал здесь замок М1амат-г1ала. На склоне у Ларса сохранились развалины системы древних оборонительных сооружений, прикрывавших теснину Дарьяла с севера.

218. Нижний Ларс/эг1а Лаьрс –

современное поселение на левом берегу р. Терек в 5 км. к северу от Верхний Ларс, у устья р. Чалхи (р. Тагаурка). В 19 веке здесь стоял казачий пост. «Эг1а Ларс» – «нижний Ларс».

219. Карташ –

селение и пост на Военно-грузинской дороге в «6 верстах севернее Ларса». О нем упоминается в труде «Путешествие из Индии в Англию через Персию, Грузию, Россию, Польшу и Пруссию, совершенное в 1817 году подполковником Джонсоном». В названии угадывается ингушское «карташ» – «ограды». Название связано с наличием здесь поста. Вероятно, речь здесь идет о поселении, которое ныне именуется Нижним Ларсом, поскольку оно отстоит от В.Ларса как раз на указанное расстояние.

220. Чалхи –

левый приток верховьев Терека. Берет начало в склонах г. Кайджаны и впадает в Терек немного выше с. Нижний Ларс. В «Воспоминаниях пастуха» А. Казбеги (Грузинская проза, г. Москва, 1955 г. т. 2 с. 406) так описывает маршрут пастухов по ВГД, участником которого он был в 1883 году: «…не успели мы опомниться от приключения у Дарьяла и пройти около 9 верст, как ларские стражники преградили нам путь и стали требовать себе по барану с отары… Через некоторое время мы подошли к реке Чалхи, на берегу которой развели костры и остановились на ночлег. … Здесь нужна большая осторожность – сказал Симон, волки водятся, да и осетины здесь не лучше казаков. Приходят на стоянку с водкой, будто бы угощают нас, а сами только и глядят как бы половчей выклянчить барана…. Стоянка наша походила на укрепление, с высоты ее просматривалась вся окрестность…». В конце 19 века это ингушское название реки было еще в ходу. На современных картах реку обозначают как Тагаурка. Чалхи переводится с ингушского «чил-хи» – «река из снежинок».

221. Курките/Куркъа-т1е /Кургитоком –

название горной вершины в верховьях ущелья р. Чалхи (Тагаурка). Вершина и ее название непосредственно связаны с древним ингушским преданием о нарте Куркъе (Куруко), который забрался на вершину Башлоама и похитил у Ткъа для людей растения и живность. На некоторых картах ущелье р. Чал-хи (Тагаурка) именовано искаженным, «иронизированным» «Кургито-ком». Название переводится с ингушского как «вершина (поверхность) Куркъа».

222. Пхатера-мат/Пхьа-т1ера-мат/ Патара мта –
горная вершина, которая возвышается над селением Верхний Ларс. Название переводится с ингушского как «место над поселением», где «пхьа» – сторожевое поселение, «т1ера» – над и «мат» – место. Есть и грузинская стилизация названия горы – Патара мта, которое переводят как «маленькая гора».

223. Чат/Чахьт1е/Цат –

гора, которая возвышается над Военно-грузинской дорогой между Чми и Н. Ларс. «Чате» или «чахь-т1е» – так ингуши именуют чистую от растительности вершину. Аналогично назнаны вершины на территории Ингушетии в долине р. Арм-хи. На официальных картах отражена его искаженная иронская «цокающая» форма – «цат». А.Д. Цагаева пытается объяснить данное искажение с «древнеиранского», как «озеро». (Цагаева А.Д. «Топонимия Северной Осетии», Орджоникидзе, 1975, т. 1, с. 405)

224. Мамат-гала/М1амат-г1ала –

полубоевая башня в с. Верхний Ларс. Согласно ингушскому преданию, она принадлежала роду Хути-наькъан, представители которого жили здесь до середины 18 века. В это время сильная ингушская фамилия Дудар-наькъан (Дударовы), которая безуспешно добивалась введения среди ингушей княжеского сословия, вынуждена была покинуть свои башни в Джейрахском ущелье и переселиться на ингушские земли, расположенные за р.Терек. Дудар- наькъан, якобы, обменялись с Хути-наькъан своими башнями: Хутиевы переселились в Ляжги, а их замок в Ларсе заселили Дударовы. 30-ти метровая 6-ярусная боевая башня в Ляжги носит имя Хути-в1ов и полностью сохранилась, а М1амат-г1ала Дударовых в Ларсе в начале 19 века, как и все замки Дударовых, была подвергнута частичному разрушению силами царских карателей.

225. Мамат-кера/М1амат-кхера –

ингушское название так называемого «ермоловского камня», расположенного издревле у Дарьяльского укрепления. Название преводится как «камень Мамата».

226. Гаппдук/Г1апп-дукъ/ Гаппдагъ –

невысокий горный хребет, возвышающийся над с. Верхний Ларс, надалеко от Ларских укреплений. Название переводится с ингушского как «замковый хребет», где «г1апп» — укрепление, замок, «дукъ» – хребет. У А.Д.Цагаевой название дано в несколько искаженном виде — Гаппдагъ.

227. Зар-ляттача/З1ар-лаьттача –

местность на Военно-грузинской дороге выше с. В. Ларс. Судя по названию, именно здесь стояла заградительная стена с воротами, которая прикрывала Дарьяльскую теснину (Гири-Эка) с севера. «Где стена с проходом стояла» – так переводится топоним. «З1ар» – заградительная стена с проходом, «лаьттача» – «где стояла».

228. Сатибе/Сати-бей –

живописный луг в окрестностях с. Верхний Ларс. Название этого луга некоторые исследователи относят к грузинскому «сатибе» – «сенокос». Ингушские старожилы объясняют это название как «луг Саты», где «бей» – луг, а «Сата» – имя женского культа ингушей Села Саты.

229. Мамат-аре/М1амат-Аре –

большой луг с кладбищем в с. Верхний Ларс. Название связано с именем некоего «М1амата», с именем которого связаны и другие названия в В. Ларсе. «Аре» – «равнина», «поляна».

230. Зараштата/З1арашта-т1а/ Зарастатта –

обширная местность в ущелье Харх к юго-западу от с. Нижний Ларс. В основе названия ингушское «з1ар» – «заграждение», «ворота» плюс топоформант «т1е». У А.Д. Цагаевой название дано в искаженном виде – «зарастатта».

231. Гудай-хах/Г1удай хьах –

большая известная пещера на склоне горного массива к западу от с. Нижний Ларс. Пещеру связывают с неким Г1уда из древнеингушского рода Чур-наькъан, который контролировал эти земли. Название переводится как «пещера Гуда», где «хьах» – «пещера».

232. Арсата/Арса-т1а –
ущелье, лес и гора в местности Харх к юго-западу от села Нижний Ларс. Название,

вероятно, идет от ингушского «арс» – «лесистый хребет». Аналогичное название закреплено и за горной местностью над Скалистым хребтом к северу от замка Коло/Кели в Ингушетии.

233. Куарджин/Коржам-т1е –

горный массив Скалистого хребта на западе с. Чми, достигающий в высоту 2611 м. От него на юг отходит длинный травянистый гребень, связывающий его с вершиной горы Хиах. Название по рассказам жителей окрестных сел идет от ингушского «коаржам» – «круглый хлебец». Согласно преданию, когда группа путников присела для трапезы на траву на склоне этой горы и стали раскладывать еду, круглый хлебец «коржам» из ячменя, который они выложили на траву, неожиданно покатился к подножию горы. Изголодавшие путники гнались за ним столько, что достигли подножия горы. Этот история и стала, якобы, основанием для такого обозначения вершины горы.

234. Пуге ник бяккача/Пхьуге никъ баьккхача –

название участка Военно-грузинской дороги у с. В. Ларс, где имеется поворот. «В Маг1а Лаьрсе на возвышенности стоит старая ингушская башня М1амат-г1ала, в которой жили также Дудар-наькъан. Не доходя до этой башни, на дороге есть поворот. Место над этим поворотом, где шла старая дорога, издревле именуется Пхьуге никъ баьккхача», – рассказывают старожилы Эзми. По преданию, в старину некий Пхьуге провел здесь дорогу и контролировал ее сам, взымая с прохожих пошлину. Вероятно слово Пхьуге, переводимое с ингушского языка как «сторожевое», вовсе не имя собственное, а обозначение места стражи, которая контролировало дорогу. Название переводится как «Пхьуге, где дорогу провел».

235. Би бийна чоч/Б1и бийна ч1ож –

труднодоступное ущелье, примыкающее к Ахкара-ч1ож с севера. В это ущелье был единственный доступ из Ахкара-ч1ож. По преданию в этом ущелье стояла боевая башня, которая преграждала путь врагу. Жил там «один сильный человек по имени Бешло». Этот человек однажды в одиночку уничтожил целое войско врагов, которые пытались здесь пройти, скинув на них все камни своей башни. Сам Бешло попадал в это ущелье по единственной тропе на своем сильном коне из Ахкара-ч1ож. Название переводится как «ущелье, где уничтожено войско», где «б1у» – войско, «бийна» – убито, а «ч1ож» – ущелье. Здесь напрашивается параллель с преданием о Чербыше, который уничтожил в этой теснине дружину кабардинского князя. Хотя имена героев и не совпадают.

236. Би бийна чожар хи/ Б1и бийна ч1ожар хи –

небольшой правый приток р. Терек, который протекает по ущелью Б1и бийна ч1ож и впадает в него в теснине Гири-Эка (Дарьял) севернее устья р. Ахкар-хи (Кистинка). Истоки реки находятся на склонах г. З1арашка. Название связано с названием ущелья: «река ущелья, где уничтожено войско».

237. Дакнах/Дак-нахь/Дакхнаьх/Дорнех —

общирная местность, которая расположена высоко в горах по правому берегу р. Терек, напротив с. Маг1а Лаьрс. К югу от нее лежит труднодоступное ущелье Б1и бийна ч1ож, за которым Ахкар-лоам. Название можно перевести буквально как «в сторону Дакх». Возможно, в основе названия лежит наименование одного из разновидностей клена – «дакк». Использовалось джейраховцами под пастбище. В российском источнике начала 20 века название местности сильно искажено – Дорнех. (Арх. вестник, вып. 5, Назрань, 2009 г., с. 45)

238. Дакнах хастДакх-нахь-хьаст – обустроенный родник, который стекает в Терек со склонов горы Дакх-нахь. Преводится как «источник Дакх-нахь».

239. элха-дук/Аьлха-дукъ –
хребет, примыкающий к р. Терек справа напротив с. Верхний Ларс в теснине Дарьяла (Гири-

Эка). На его склоне, по рассказам старожилов Джейраха в начале 20 века англичане нашли залежи руды. Здесь были летние пастбища эзминцев. На склонах хребта ингуши издревле брали прочный камень для мельничных жерновов – «аьлх». По преданию, однажды туда люди наняли очень сильного человека, который должен был дотащить камень для жерновов до места, куда подходила дорога для волов. Силач этот оказался настолько прожорливым, что съев на пол-пути весь продукт, который для него брали жители, отказался тащить камень дальше и оставил его там же. Название хребта от «аьлх» – камень для брусков. Возможно, однако, что в названии хребта, примыкающего к стратегическому проходу, кроется старое ингушское имя – Аьлха (Элаха), в значении «княжеский страж». Не исключено, что на хребте действительно некогда стояла княжеская стража. Здесь множество родников и хорошие охотничьи угодья.

240. элха-чоч/Аьлха-ч1ож –

небольшое скалистое ущелье, тянущееся с востока на запад вдоль хребта Аьлха-дукъ и примыкающее к теснине Гири-Эка (Дарьяльская теснина) с востока, в районе В.Ларс. Ущелье использовалось под пастбище жителями Джераховского ущелья. (Арх. вестник, вып. 5, Назрань, 2009 г., с. 45). От ингушского «ущелье Элаха».

241. Баксаттаре/Бакъсаттаре/Букъсатре –

Гребень над южными окраинами с. Эзми. Тянется к югу от села вдоль ущелья Терека. Здесь имеются лесные угодья и поляны. Название имеет несколько вариантов. Возможно название от «букъ саттаре», то есть, «спинной изгиб». Но возможно, что в основе названия ингушское «бакъ» – «жеребец».

242. Хаматхана ког/Хаматхана к1оаг –

лесистая вершина с глубокой лощиной, выше Баксаттаре, южнее села Эзми. Здесь расположены сенокосные угодья жителей с. Эзми. Название переводится как «Хаматхана яма», где «к1оаг» – «яма».

243. Караз-че –

сенокосные угодья на юго-западной окраине с. Эзми, по правому берегу р. Терек. Ингушское слово «караз» относится к древнему лексическому пласту и переводится, буквально, как «вышедшая из владения, наличия». Так ингуши называли, в частности, коновязи на своих склепах и башнях, поскольку, привязанный конь, выходит из рук своего владельца. Слово образовано из основы «кара», в значении «наличное» с добавлением частицы отрицания «з». В данном случае название можно перевести как «урочище, вышедщее из владения».

244. Шовхал цонашке –

обширная сенокосная поляна на юге Эзми по правому берегу Терека. От «цонашке» – «к сенокосам», то есть, «к сенокосам Шовхала».

245. Сел-эди/Сел-аьди/ Села аьди –

неглубокое ущелье с речкой, правым притоком Армхи, которое тянется с юга к руслу р. Армхи, по восточной окраине села Эзми. Здесь слово «сел» может быть в значении «сель» в русском языке, или, более вероятно, в названии ущелья лежит имя ингушского доисламского культа, «громовержца» Селы. Слово «аьди», которым названо это ущелье, встречается у ингушей только в этих местах и является синонимом распространенного слова «аьли» в значении «небольшая речка». То есть, «речка Селы».

246. Доган-эди/Дог1ан-аьди/Арг-хи –

балка (ущелье) с небольшой речкой – левым притоком р.Армхи. Течет от местности З1арашке в системе Ахкара-лоам на север, разграничивая земли с. Эзми и с.Джейрах. У ее истоков расположено местечко родников Хьасташке. «Дог1ан» – «дождевая», то есть, «дождевая балка». Ее также именуют Арг-хи, что может быть в значении «река, текущая во вне» («арага хи»), или же в значении «хребтовая река» (арг1а хи)

247. Газа модж агаче –
небольшое плато над с. Эзми. Там стоит стела из цельной каменной плиты. Название переводится буквально так: «(место), где у козы борода дрогнула», где «газа» – «коза», «модж» – «борода», «ага» – «дрогнуть». Вероятно, данное название имеет отношение к древнему преданию о мудреце Аьшк – Маг1е, родоначальнике братства Гийнбухой (Тумгоевы, Гадиевы), Оздой, Салгхой, который, находясь в гостях вдали от дома, якобы, по дрогнувшей у козы бородке, предчувствовал несчастье, случившееся у себя дома и поспешил домой.

248. Гуди ког/Г1уди-к1оаг –

большое плато к югу от Эзми на гребне хребта Букъсаттаре с небольшой впадиной. Там есть родник, который стекает в Терек справа. Здесь издревле были пахотные угодья Чур- наькъан-Цуровых. От ингушского «впадина (яма) Гуда».

249. Гуди кога хаст/Г1уди-к1оага хьаст –
источник холодной воды на плато Г1уди-к1оаг. Родник стекает в р.Терек к югу от Эзми. 250. Акаждан/Акхаж-даьн/Ахкаж-даран –
склоновая поляна на правом берегу р. Терек, в 300 метрах к югу от Г1уди-к1оаг,

площадью около 1,5 га. Там имеется родник, стекающий в Терек. На поляне имеется также сероводородный источник. Места использовались джейраховцами под пастбище. В основе названия слово «акхаж» – «одичавшие», или же «ахкаж» – «пропасти».

251. Акаж хаст/Акхаж-хьаст/Ахкаж-хьаст –

источник студеной питьевой воды на поляне Акхаж-даьн. Воды родника стекают в р. Терек. Переводится, буквально, как «родник (места) одичавщих» или же – «родник пропастей».

252. Сангал хита/Сангал-хит1а –

сероводородный источник на поляне Акхаж-даьн. Название от «сангал» — «сероводород», «хит1а» – «речное место».

253. Батагалиг/Бат1а-г1алиг –

небольшая поляна над с. Эзми. Там когда то стояла башня. Название переводится как «башенька Баты».

254. Тека-те/Текъа-т1е –

небольшая возвышенность у пригорка Кузите. Здесь в старину было место отправления культа. От ингушского «текъа» – «поклонение».

255. Кузите/К1узи-т1е –

маленький пригорок над поляной Бат1а-г1алиг. Переводится как «над Кузи», где Кузи, возможно, имя собственное.

256. Дукашка/Дукъашке/Довкъашке –

небольшой горный отрог, соединяющий К1узи-т1е с хребтом Букъсаттаре. В основе названия слово «дукъ» – «хребет», плюс ингушский топоформант «шка».

257. Амте/1ам-т1е –

место стыка ущелья Джейрах-ч1ож с долинами З1арашке и Мазашке, у самой вершины хребта Ахкаре. Здесь большая (около 1-2 га) глухая впадина среди гор, куда в течение зимы скапливается снег. Весной после таяния снега там образуется озеро, которое иногда не высыхает до следующей зимы. Там также пастбищные угодья. Переводится как «поверхность с озером» или «озерное место».

258. Хасташка/Хьасташка –

Урочище в верховьях р. Дог1ан-аьди с несколькими известными в округе родниками. Переводится, буквально, как «к родникам». От «хьаст» – родник, плюс частица «шка». Существует у ингушей древнейшая народная традиция благоустраивать родники и крайне бережно относиться к их сохранности. Отсюда, видимо, и одно из народных названий родников – «хьаст», которое составлено в форме призыва – «ласкай».

259. Хи-шовда/Хий-шовда –

один из значительных благоустроенных родников с вкусной водой в урочище Хьасташке. В названии интресное сочетание двух понятий: «хий» – «вода» и «шовда» — родник с холодной водой. Само слово «шовда», которое соседними иронами заимствовано в форме «саудон», образовано от сочетания «шов даь», то есть, «рожденная льдом».

260. Карам шовда/Кхарам шовда –
источник холодной воды в урочище Хьасташке. Считалась вода целебной. Ингуши про

воду из этого родника говорили: «Цун хига сатийсар – лазарах хьавалац», то есть, «тот, кто жаждет его воды – не излечивается». В слове «кхарам», возможно, кроется искаженное «кхерам» – «опасность».

261. Коппанзе/Г1аппан-зе –

небольшое ущелье напротив с. Нижний Ларс, на правом берегу р. Терек. Там имеется родник, впадающий в Терек, а также имеется небольшой лесок. Находится ниже, западнее К1узи-т1е. Название переводится буквально как «не замковое», «не укрепленное». Видимо название возникло в противовес «замковому хребту» Г1апп-дукъ, который расположен на противоположном левом берегу Терека.

262. Коппанз-хаст/Г1аппанз-хьаст –

источник холодной воды в ущелье Г1аппанзе-Коппанзе. Впадает в Терек справа, к востоку от с. Нижний Ларс. От ингушского «родник Г1аппанзе».

263. Ворда ник/Ворда-никъ –

древняя аробная дорога, которая тянется от Эзми в направлении Мазашке по хребту вдоль ущелья р. Терек. Эта дорога в долине Мазашке соединялась со стратегической дорогой Кой- никъ или Г1алг1ай-никъ, которая шла на юг по ущелью Дж1арахь-ч1ож. Название преводится как «аробная дорога».

264. Галгай ник/Г1алг1ай никъ –

старое ингушское название дороги, которая Россия стала именовать Военно-грузинской дорогой. Она пролегала по правому берегу Терека до тех пор, пока Российская империя, с целью отсечь от нее ингушские общества, не перенесла ее на левый берег р. Терек. План переноса дороги принадлежал Ермолову. С этой целью он, вначале, в целях обезопасить дорогу, заселил левый берег Терека «мирными горцами» – иронцами. «Поблизости к кардону весьма полезно иметь казенные аулы осетин…», – писал он. При этом наместник гарантировал иронам прикрытие «от всяких утеснений со стороны прочих народов» / Материалы по истории осетинского народа, т. 2, с. 125/. Переводится как «Галгайская дорога».

265. Соргам-чоч/Соаргам-ч1ож/Суарком –

большое ущелье, примыкающее к Тереку с запада, южнее Чми. Верховья ущелья соединяются через превал Санибай-дукъ с ущельем Саниба-ч1ож. По этому ущелью идет древнейшая транспортная внутренняя коммуникация ингушей, которая соединяла ингушские общества по левому берегу Терека с правобережными. Ироны именуют его искаженным словом Суарком. Имеется и второе название ущелья, видимо, древнейшее – Ткъай-бер или Къуй-бер. В основе названия ингушские «соаргам», имя собственное, и «ч1ож» – «ущелье». То есть, «ущелье Саоргама»

266. Куй-бер/Къуй-бер/Ткъай-бер –

второе, более древнее название ущелья Соаргам-ч1ож, примыкающее к Тереку с запада, на юге Чми. Поглощает ли оно название Соаргам-ч1ож полностью или нет сказать сложно. В основе этого названия лежит имя древнего ингушского «верховного» культа Ткъа, который обитал на вершине г. Казбек. Именно по этому ущелью пролегает одна из троп на склоны г. Беш-лоам-корт. Отсюда видимо и название ущелья – «балка Ткъа». Есть и вторая версия названия «къуй бер» – «воровская балка».

267. Муради ког/Мурадий к1оаг –

название небольшой поляны по правому склону ущелья Соаргам-ч1ож-Ткъай-бер. Ироны именуют ее Мысхат. Название переводится как «впадина (яма) Мурада».

268. Санибай дук/Санибай-дукъ –

водораздельный хребет между вершинами Чиаш и Хиах, в верховьях ущелья Ткъай-бер- Соаргом-ч1ож. По ту сторону хребта – поселения Санибай-ч1ож. Переводится как «хребет Саниба» или же «перевал Саниба».

269. Ард-босе –
террасированный склон на левом берегу Терека, напротив Эзми, южнее Чми. Древние

терассы принадлежали ингушским родам, проживавшим в с. В. Чми, в том числе Дударовым, Султыговым, Цуровым, Бузуртановым и др. На склоне стоял замок Дударовых, а рядом — большой родник. В основе названия древнее ингушское «ард» – «пахотный надел». Ард-босе – «склон пахотных наделов».

270. Дудар-хаст/Дудар-хьаст –

высокодебитный источник на склоне терасс Ард-босе. Родник был благоустроен представителями ингушского рода Дударовы, проживавшими здесь до середины 19 века.

271. Ч1ими/Чми –

одно из древнейших ингушских поселений на левом берегу Терека, напротив впадения в нее р. Армхи. В 1830 году в августе было сожжено, а затем разрушено до основания карателями графа Паскевича-Эриванского.

С середины 18 века Чми стало вотчиной ингушской фамилии Дударовы, которая из-за своих чрезмерных властных амбиций была вытеснена ингушами из Джейрахского общества, где до сих пор стоят их замки. Позже Дударовы удовлетворили свои «княжеские амбиции», став самым влиятельным родом среди осетинских алдаров с огромным количеством зависимого иронского населения. Дударовы и Цуровы из Эзми контролировали Дарьяльское ущелье долгое время. Согласно преданию, записанному Л.П. Семеновым в с.Кобан со слов Б. Канукова «Дударовы пришли с гор Ингушетии и поселились в Чми…» (Б.А. Калоев «Осетины») По другому преданию, записанному Ч. Ахриевым в 19 веке («Канава Темира Хромого», Ч. Ахриев, Избранное, г. Назрань, 2000 г., с. 151) «…Барким … перешел на левый берег р.Терек и устроил нынешний аул Цими. Здесь он и умер». В настоящее время в Чми проживает несколько ингушских семей. Южнее Чми, напротив с. Эзми по восточному склону г. Чиаш сохранились древние ингушские террасы, на которых уже растет лес. Название древнего поселения имеет ингушскую природу и образовано, видимо, аналогично таким названиям ингушских поселений как Лейми, Эзми и др. с частичкой «ми» в конце. Возможно в основе названии Чми и ингушского хутора Чимульга лежит одно понятие. К. Кох («Путешествие через Россию к Кавказскому перешейку в 1837 и 1838 г.г.», Штутгарт, 1842-43 г.г.) пишет: «… Если можно верить сообщению Клапрота, то вся долина от Ларса до Владикавказа была заселена раньше ингушами и валагирскими осетинами, явившимися сюда из своих долин вследствие различных неприятностей; первое время они платили ингушам дань… Ингуши, оттесненные в высокогорные районы на востоке, также ненавидели шимитов; когда один из князей Ларса, ставший комендантом Владикавказа и принявший христианство, получил в 1831 году от русского правительства задание обратить в христианство ингушей, он был убит…»

272. Верхний Чми/Лакхера Чми –

старое исконное поселение Чми, которое располагалось выше современного с. Чми. «Верхний Чми». Боевые башни ингушских родов, столетиями стоявшие здесь, были уничтожены во время карательной экспедиции русских войск в 1830 году. По описанию Бларамберга, участника экспедиции, они «взорвали три башни в Чми». (Соч. с. 186, с. 182- 183) По рассказам старожилов этих мест, до того как его уничтожили каратели, там стояли башни ингушских фамилий Султыговых, Бузуртановых и Цуровых. В частности в В. Чми жил Мадай Цуров, отец которого – известный эзмиец Г1аппо помнил времена, когда закладывали крепость Буро-Владикавказ. Он, Г1аппо-хьажа, сын Гийга, который прожил 139 лет, рассказывал своему внуку М1адай, что он юношей носил в Буро, когда ее строили, «коаст» (кора липы) для настила потолков. В нижнем Чми Дударовы позже подселили своих холопов – иронов по фамилии Хаблиевы. Когда ингушей прогнали в 1830 годах за Терек, сюда заселили также Хаблиевых. Русские поставили напротив Н. Чми пост, так называемое «Джейраховское

укрепление», чтобы ингуши-мусульмане не могли приходить к ингушам, жившим за Тереком, в том числе в Кобане, Санибе, Коре и др. Интересно отметить, как Ю. Клапрот в начале 19 века четко разграничивал эти два поселения, то есть Нижний Чми, населенный иронами, который они сами именовали Даллагкау, а русские Кайтуково, и Верхний Чми, населенный ингушами, в том числе и алдарами Дударовыми: «…Даллагкау плохо построен и состоит из 20 каменных хижин, стены которых сделаны из неотесанных камней и валунов, не скреплннных никаким известковым раствором. Щели между камнями заделаны землей или навозом. Напротив Верхний Чим, называемый чаще просто Чим более значителен по размерам и населен 100 фамилиями. …Жилища здесь построены друг около друга и образуют улицу. …В каждом селении можно найти одну или несколько четырехугольных, в 5–6 сажен высоты башен, которые в военное время служат убежищем. ….Камни связаны здесь известкой, которая держит их очень крепко, так как жители никогда не упо’требля-ют свежегашеную известь, но оставляют ее лежать в течение года и даже дольше на воздухе в яме для того, чтобы она могла сама по себе разложиться…» (Ю. Клапрот, Указ. соч.)

273. Небар-гала/Небар-г1ала –

боевая башня в с.Верхний Чми, которая была уничтожена карательным отрядом Абхазова в 1830 году. Башня принадлежала Небару Султыгову. Про Небар говорили: «Живет возле Ткъай-никъ, имея поддержку с двух сторон: от благородной фамилии отца и знатной фамилии матери» По поколенной росписи Небар относится к четвертому колену от Султыга из замка Гири-т1е. В 1830 году, когда генерал Абхазов уничтожал ингушские замки в Чми в башне жил его сын Пхьиди со своими 3-мя сыновьями: Бунхо, Черси и Жамбот. Оттуда они переехали жить в Ахки-юрт что на р.Сунжа. Переводится как «Башня Небара».

274. Бузурт-някан гала/Бузурт-наькъан г1ала –

боевая башня-замок Бузуртановых из ингушского рода Гаьлатхой в с. Верхний Чми. Уничтожена карателями в 1830 году.

275. Гийга-гала/Гийга-г1ала –

боевая башня одной из ветвей древнего ингушского рода Чур-наькъан (Цуровы) в В.Чми. Уничтожена карателями в 1830 году. Потомки Гийга Чурова переселились после в Эзми. Название переводится как «башня Гийга».

276. Хаматха-някан гала/Хаматхан-наькъан г1ала –

боевая башня ингушского рода Хаматхановых в с. В. Чми. Уничтожена в числе 3-х остальных ингушских башен Чми в 19 веке. На месте поселения сохранились развалины древнего кладбища В. Чми, которое называют до сих пор кладбищем Хаматхановых. На кладбище сохранялись и ингушские склепы Хаматхановых, Султыговых, Цуровых и Бузуртановых.

277. Хаматха-някан кашмаш/Хаматхан-наькъан кашмаш/ Хаматкуаты уылмардта-

древнее кладбище со склепами у Чми. На кладбище сохранились ингушские склепы Хаматхановых, Султыговых, Цуровых и Бузуртановых. Ироны именуют ингушское кладбище по своему – Хаматкуаты уылмардта. Ингушское «Кашмаш» означает «кладбище».

278. Гагай-хи/Г1аг1ай-хи/ Гагайы дон –

луг с небольшой речушкой, левый приток Терека у с. Чми. В основе названия – ингушское «г1ага» – кольчуга. Возможно и от имени собственного – Г1ага.

279. Миха аре цог/Миха-аре ц1ог/Мыхуыры сыка —

местность с участком леса в окрестностях с. Чми. Название переводится как «хвост долины ветров», где «ц1ог» – «хвост», в смысле «край», «миха-аре» – «долина ветра». У А.Д. Цагаевой топоним записан в форме «Мыхуары сыка».

280. Сайловзарге/ Сагказаен –

небольшая поляна среди леса на восточном склоне г. Кандыл на западе с. Чми. Название переводится с ингушского как «олень, где резвится», где «сай» – «олень», «ловзар» – «игра», «ге» — частица направления. Подобных полян с этим же названием, расположенных обязательно

на опушках леса, на территоии Ингушетии зафиксировано три: Сайловзарге над Эгикалом; Сайловзарге над Ангуштом, на северном склоне Маьтт-лоам и Сайловзарге над Фуртовгом на западном склоне Маьтт-лоам. Последнюю еще называют Сей-соцче, то есть, «где олень останавливается». Названия эти относятся к так называемым топонимам-символам, в основе возникновения которых лежит ассоциативное восприятие конкретной местности. В данном случае, ассоциации связаны с крайней живописностью данных полян.

В «Топонимии Северной Осетии» приводится схожее по смыслу название «покосной поляны в лесу в окрестностях с. Чми» – «Сагхъазаен» («место резвления оленей») (Цагаева А.Д. «Топонимия Северной Осетии», т. 2, с. 429) Является ли осетино-иронское название этой местности калькой с ингушского «сейловзарге» с той же семантикой, сказать сложно, поскольку не ясно даже, об этой или об иной местности идет речь.

281. Чиаш –

пастбишный хребет и гора между долинами рек Чалхи и Соаргам, между с.с. Н. Ларс и Чми. Вероятно, в названии топонима содержится искаженное ингушское «ч1ож», то есть, «ущелье»

282. Орцхой атаг/Оарцхой-атаг1/Царцай адаг –

урочище к юго-западу от с.Чми, в долине Ткъай-бер. Здесь сосредоточены многочисленные древние и средневековые ингушские могильники. Ингушское название урочища «Оарц-хой атаг1». Ироны именуют ее искаженным «царцай адаг». Название переводится с ингушского как «долина Оарцхой», где «атаг1» – долина приречная, Оарцхой – ингушское тайповое братство.

283. Киран бо/К1иран б1о –

участок местности в Оарцхой-атаг1а, где сосредоточены пещерные захоронения. Здесь находились известковые ямы, в которых ингуши издревле гасили известь по уникальной технологии – выдерживая ее долгие месяцы и годы в таких ямах и тем самым усиливая ее прочность. Известь применялась для изготовления сверхпрочного известкового раствора- маркхал, который использовался ингушскими зодчими для возведения своих великолепных замков и святилищ. Название переводится с ингушского как «известковое гнездо», где «к1ира» – известь, «б1о» – гнездо. А ямы, где добывали эту известь, ингуши именовали «цоацхал».

284. Жижав –

значительное ущелье к северу от Чми по левому берегу Терека. Сейчас там полигон военных. Есть знаменитый Жижа-хьаст у Бейни возле «дороги процессий» на Маьтт-лоам. Возможно, эти два названия имеют общую основу.

285. Балге/Балг1е –

урочище рядом с ущельем Жижав. Оно полностью безлесое. Название топонима имеет общее происхождение с замком «Балг1ане» у Шоане в верховьях р. Армхи. Ингушское слово «балг1» обозначает призрак, истукан.

286. Кандыл/Къоандыл –

вершина, высотой 1771 м., расположенная в ущелье р. Терек, к югу от восточного гребня горы Хиах. Северные склоны горы и южные отроги Хиаха создали естественную чащу, оберегающую снег от таяния. В глубине ущелья прекрасный родник. Название горы происходит от ингушского слова «къоандыл» – «сосулька». Родина одного из крупных остхойских родов Ингушетии Г1андалой, расположенная на левом берегу р. Форты, между древними селами Даьттах и Бамут, называется Г1андал – босе, то есть «склон Гандыла». Возможно, между этими топонимами имеется семантическое родство.

287. эзми –

ингушский средневековый замок, расположенный в нескольких сот метрах к северу от В. Эзми на площадке площадью 1,5 кв. км слегка возвышающуюся к югу, по направлению к цепи гор. Замок состоял из цитадели-боевой башни и 6-ти жилых башен, объединенных в единый боевой комплекс каменной оборонительной стеной. Боевая башня-в1ов была квадратной в плане (5,25 на 5,25 м.), имела 6-ть этажей и достигала в высоту 28 метров. Замок принадлежит древнему ингушскому роду Чур-наькъан (Цуровы). Чур-наькъан имели общирные земли как в ущелье Терека, так и в долине Саьнби-мохк (Санибанское ущелье) и р. Фиагдона. Название поселения возможно связано с «эрз» – «тросник», то есть, «эрз-ми» – «обильное тросником». По преданию, записанному в середине 19 века Ч. Ахриевым, Эзми основали потомки Левана из Галгайского ущелья. Для единения потомков Леван устроил «братский святой» («Ц1ув») и часовню, куда ежегодно приходили молиться джейраховцы. (АИФ, т. 8, с. 119)

288. Верхний эзми/Лакха эзми –

замок у горной вершины над правым берегом р. Терек, у начала Джейрахского ущелья. Замок состоял из боевой башни, уничтоженной карателями НКВД в 1944 году и 10 жилых башен, обнесенных мощной оборонительной стеной. Боевая башня 28-метровой высоты имела 6-ть этажей, пирамидально-ступенчатую крышу. На северной стене башни под машикулем-балкончиком на уровне 5-го этажа был выложен ингушский крестообразный знак, символизирующий эздел – благородство. Замок принадлежал ингушскому роду Чур- наькъан (Цуровы), долгое время контролировавшему Дарьяльское ущелье. Переводится как «верхний Эзми».

289. эзми-Села –

столпообразное святилище на юго-восточной окраине замка В. Эзми. Представлял собой каменный столп высотой 1,5 м. с прямоугольным основанием (1,1 м. на 0,9 м.) и двухскатно-ступенчатым венчанием, а также небольшой нишей. По преданию, святилище было торжественно воздвигнуто в честь культа «громовержца» Селы, на месте удара молнии. Уничтожено до основания в период депортации ингушей в середине 20-века. Название от ингушского «Эзми» – поселение и «Села» – культ молнии и грома.

290. Кур-гала/Кур-г1ала –

древняя сторожевая башня, стоявшая на правом берегу р.Терек на мысе К1ульми-ц1ог, немного выше впадения в Терек р. Арм-хи. Башня была 5-этажной с плоской крышей и высоким парапетом. В высоту достигала 23 метров. Воздвигнута она была в 15 веке искусным зодчим рода Чур-наькъан (Цуровы). Сейчас от башни сохранились лишь каменные блоки, лежащие в основании. Башня уничтожалась в течение 19-20 веков карательными акциями. Согласно содержательным преданиям, записанным Н. Уствольской и Д. Чахкиевым, здесь несли постоянную охранную службу ингушские воины. (Д.Ю. Чахкиев, «Древности Горной Ингушетии», Назрань, 2003 г., ч. 1 с. 8) Башня была узловым стратегическим пунктом, который позволял контролировать Дарьяльский проход. При появлении врага, стражники зажигали огонь на башне, тем самым, объявляя тревогу. Название переводится с ингушского как «гордая башня», где «кур» – гордая и «г1ала» – башня.

291. эзми-вов/эзми-в1ов –

останки боевой башни в ауле Лакха Эзми, которая была построена ингушским зодчим для одной из ветвей древнего рода Цуровых (Чур-наькъан), живущих здесь. Башня была уничтожена после депортации ингушей в 1944 году. По археологическим исследованиям, башня являлась цитаделью фамильного замка, имела квадратное основание, размерами 5,35 на 5,35 м., 6 этажей, пирамидально-ступенчатую крышу, сложенную из 13 сланцевых плит с замковым камнем в навершии и достигала 28 метровой высоты. … На северной фасадной стене под мащикулем-балкончиком (на уровне 5 этажа), путем искусной выборки камней выложен…» (Д.Ю. Чахкиев, «Древности Горной Ингушетии», Назрань, 2003 г., ч. 1 с.8) ингушский крестообразный знак «эзди». Сложена башня с применением связующего известкового раствора – «маркхал». Переводится как «боевая башня Эзми».

292. Маьлхар-кашмаш –

три полуразрушенные надземные коллективные усыпальницы, принадлежавщие жителям аула Лакха Эзми, датированные археологами 16-17 веками. Находятся в черте современного  села. Два склепа квадратные с пирамидальной крышей, а третий – прямоугольный с двухскатной крышей. Все три склепа двухярусные. От ингушского «солнечные могилы», где «маьлхар» – солнечные.

293. Кульми цог/эзминская терасса/К1ульми ц1ог –

обширная мысовидная терасса с высокими обрывистыми краями на северо-западной окраине Эзми, образованная у впадения р.Армхи в Терек. На самой северной точке мыса стояла знаменитая Кур-г1ала, выполнявшая функции сторожевой башни. По преданию, подтверждаемом археологами, на мысу в старину располагалось мощное ингушское укрепление. В настоящее время здесь находится Эзминское водохранилище и постройки погранзаставы. Буквально, «кульми хвост». Вероятно, «к1ульми» – имя собственное, а «ц1ог» – хвост. Вероятно, «ц1ог» здесь выступает в значении «граница» или «край».

294. эзми ам/эзми 1ам –

название искусственного Эзминского водохранилища, на котором расположена одноименная ГЭС. От «1ам» – «озеро».

295. Бийна гозме/Бийна г1озме –

склон по правобережью р. Терек к западу от села Эзми. Там сохранились фундаменты под домами. На этом террасированном склоне около 2-х га находились пашни Цуровых. В основе названия ингушские «бийна» – «убитая» и «г1озме» – «радость».

296. Цув йисте/Ц1ув йисте –

склон к западу от Эзми, выше Бийнаг1оазме. Издревле почиталось как священное место. Там стоял Ц1ув эзминцев (возможно – Эзми-Села). Об этом культе «Ц1ув» повествуется в предании, записанном Ч. Ахриевым. Якобы, в святилище находился стакан родоначальника джейраховцев Левана, а также чучело голубя (АИФ, т. 8, с. 119). В наше время там совершают мусульманские жертвоприношения – Саг1а и возносят молитвы Всевышнему Аллаху. Переводится как «рядом с Ц1у».

297. Кяна кашмаш/Къаьна кашмаш –

старое мусульманское кладбище с. Эзми на северной окраине села, на мысу К1ульми ц1ог. В период депортации ингушей, колонисты разрушили его. Но после возвращения из ссылки кладбище было восстановлено. Переводится как «старое кладбище», где «къаьна» – «старое».

298. Хархе /Херхе –

урочище между Чми и Балта, где произрастает густой лес. Его ингуши именуют Хархе или Херхе. Там, по рассказам старожилов Джейраха, заготавливали огромные чинары для строительства и при помощи пил – «херхов» обрабытывали прямо там же. Однако более правильным представляется связь этого названия с доисламским ингушским культом Харх- ерд. Шиллинг сообщает, что ингуши почитали отдельные участки леса, в котором выбирали большое дерево, под ним ставили жертвенники и устраивали праздненства – Харх-ерд. (Шиллинг, «Ингуши и чеченцы» / Сб-к сведений об ингушах, кн. 2 / Сердало, 2011, No192) Очевидно, с таким святилищем и было связано данное лесное урочище.

299. Хиах –

вершина в системе Ц1ей-лоам (Скалистого хребта), высотой 2770 м., расположенная по левому борту ущелья р.Терек, напротив г.Маьтт-лоам, расположенного по его правому борту. Северные склоны Хиах поросли лесом и травой, длинный северный гребень уходит к перевалу. На юг массив в верхней части обрывается крутыми скальными склонами, ниже к перевалу Саниби-дукъ спускаются широкие травянистые склоны. Западная часть массива горы относится к урочищу Генал. Название Хиах образовано из ингушского «хьайхе» и переводится как «северный склон». Это название носит такая же вершина «северного склона» на границе ингушских и чеченских территорий – гора Хаихи (2162 м.) на хребте Морд-лам.

300. Армхи –
крупнейший правый приток верхнего течения р.Терек. Берет начало на восточных склонах г. Бачахи (4291 м) и впадает в Терек в районе Эзми и Чми. В бассейне р.Армхи сосредоточены многочисленные памятники ингушского архитектурного наследия: замки, крепости, башни, склепы, храмы и многое другое. В основе названия гидронима лежит ингушское слово 1арм – «запретный». «Запретная река». Важно отметить, что перевал Трех обелисков или Кхож1арг- Дукъашке, отделяющий долину р. Армхи от долины р. Ассы именуется Тирка-керте, то есть, «верховье Терека».

301. Камень Колой Канта/Колой-К1анта кхасса кхера –

огромный валун, который по древнему ингушскому преданию богатырь Калой-Кант бросил вдогонку уже перешедшему р.Терек предводителю нарт-остхойской дружины Сеска- Солсу, уходившему от его погони в Саьнби-мохк. Это валун из ингушского нарт-остхойского сказания, стоял на правом берегу р. Терек. В 1856 году, когда шла очередная карательная акция против ингушей в Джейрахском ущелье, легендарный «Камень Калой-Канта» был по специальному указанию офицера раздроблен солдатами на бруски, в качестве акта «цивилизованной» экспансии (Сборник сведений о Кавказских горцах, вып. 4, Тифлис, 1870, «Из чеченских сказаний»).

302. Камень Сеска Солса/Сеска Солса духьал тасса кхера –

большой камень-валун, который еще до выселения ингушей в 1944 году лежал на левом берегу р.Терек возле развалин бывшего Джейраховского укрепления. Согласно древнему ингушскому сказанию Сеска-Солса, предводитель нарт-остхойской дружины, бросил его в сторону Колой-Канта, находившегося на правом берегу Терека, в ответ на то, что последний кинул в их сторону огромный валун. Согласно сказанию, с обеих сторон эти действия с каменными глыбами, были демонстрацией сил друг перед другом, после того, как Бог, предотвращая кровопролитие между героями, разделил их по двум берегам тут же сотворенного им Терека. (Сборник сведений о Кавказских горцах, вып. 4, Тифлис, 1870, «Из чеченских сказаний»)

303. Мятт-лоам/Маьтт-лоам/Столовая гора –

вершина «священного» хребта ингушей Ц1ей-лоам (Скалистый хребет), возвышающийся над правым берегом р. Терек, у выхода ее на Владикавказскую равнину, 3005 метра над уровнем моря. Название переводится с ингушского как «гора Страны». По ингушской языческой традиции – «священная» гора. Ингуши так объясняют ее происхождение: «когда Всевышний Дэла сотворил землю, то взглянул на нее и залюбовался. И решил он оставить свою божественную метку на самом красивом месте. Опустил Дэла руку и ладонью прижал землю. Когда же Дэла оторвал свою руку, то обласканная земля потянулась высоко в небо вслед за Его рукою. Так образовалась Маьт-лоам» (Антология ингушского фольклора (АИФ), Нальчик, 2010, т. 1 с. 38). На ее вершину, к древнему храму «Маьт-Села» ингуши совершали периодические паломничества. Российские военные в 19 веке назвали Маьт-лоам «Столовой горой», ввиду якобы каких-то кулинарных ассоциаций, которые у них вызывал ее вид. Это древнейшее исконное название пытались придать забвению на протяжении двух столетий: кроме банального «столовая гора» к названию пытались привязать иронизированное «Мад- хох» и грузинское «Мтисдзири».

304. Арац–корт/Арау-хох –

вершина Скалистого хребта на левом берегу р. Терек, расположенная напротив г. Маьт- лоам, высотой 2392 метра. Переводится с ингушского как «внешняя вершина», где «арац» — «внешняя». Современное официальное «иронизированное» название – «Арау-хох».

305. Балта-корт/Каракин –

вершина на юго-западе ингушского с.Балта. Высота – 1644 м. На официальных картах вершина обозначена как г. Каракин. На ее склонах находились пастбища. Через ее вершину пролегает старая дорога в Кобанское ущелье. От ингушского «вершина (голова) Балта».

306. Фетхуз/Фетхыж –

гора, высотой 1745 метров, возвыщающаяся над селами Редант и Балта, к западу от Военно-грузинской дороги. На ее вершину шла древняя тропа к роднику Фетхыж-хьаст, вода из которой считалась целебной. Возможно, что название вершины связано с этим родником и имеет значение «фет-хиж», то есть, «воды на тощак».

307. Фетхыж-хаст/Фетхыж-хьаст –

родник у самой вершины Фетхуз, который почитался у ингушей как «священный». Воду из нее использовали для лечения. Родник этот часто пересыхает. И тогда ингуши резали у него овцу с черной головой, после чего родник, якобы, обязательно «оживал», то есть, наполнялся водой. К этому роднику вела единственная тропа от с. Балта. После депортации ингушей тропа к роднику заросла. В названии родника видимо кроется и разгадка названия горы Фетхуз. «Фет-хыж» с ингушского переводится как «воды на тощак», где «фетал» — «на тощак», а «хыж» – «воды».

308. Аул Хаматханова/Хаматхан-къонги-ков –

ингушское поселение на правом берегу Терека, напротив с. Балта. Здесь начиналась старая дорога на Фуртовг, и на Грузию. Поселение в 19 веке несколько раз ликвидировалось колонизаторами и восстанавливалось. Было основано ингушской фамилией Хаматхановы, некогда контролировавшими долину р. Терек.

309. Хурхал-че/Галгай-чоч/Г1алг1ай-ч1ож –

ущелье правого притока р.Арамхи, начинающийся на южном склоне Маьт-лоам. С юга ущелье ограничено отрогом Дик-дукъ, с севера – склоновой долиной Бежнехь.

В ущелье имеется несколько водопадов. Некоторые источники именуют ущелье – Г1алг1ай-ч1ож, то есть, «Ингушское ущелье». Но у местного населения оно извстно как Хурхал-че, то есть, «ущелье водопадов».

310. Хурхал-аьли –

небольшая речка, стекающая с западного склона г. Мятт-лам и впадающая в Терек у Фуртовга. На реке имеются три высоких скальных уступа, которые образуют водопады: Лохера Хурхале, Лакхера Хурхале и Шикхера баг1а хурхале. В нижней части ущелья река почти полностью исчезает под слоем гравия. Название от водопадов, где «хурхал» — водопад. То есть, «река водопадов».

311. Лакхера-хурхал –

самый верхний каменный уступ в русле реки Хурхал-аьли, образующий небольшой водопад. От ингушского «верхний водопад».

312. Ши кера багаче/Ши кхера баг1аче –

высокий каменный уступ в русле р.Хурхал-аьли, между Лакхера Хурхал и Лохера Хурхал. Вода здесь падает между двух каменных валунов. Переводится как «где два камня стоят».

313. Лохера хурхал –

водопад, одна из достопримечательностей Джейраха. Водопад расположен в ущелье ручья Хурхал-аьли, северо-восточнее замка Фуртовг. Вода низвергается с высоты 12 метров, создавая великолепное зрелище. Переводится как «нижний водопад».

314. Бочабари босе/Бочаб1ари-босе –
склон в нижней части ущелья Хурхал-че, к северу от Фуртовг. Здесь находятся посадки

грецкого ореха. Во время наводнения 2002 года часть посадок снесена потоком Хурхал-аьли. Название от «боча б1ар» – грецкий орех, то есть, «грецкого ореха склон».

315. Чай лага/Чай-лаг1а –

уступ на скале в верховьях ущелья Хурхал-че, которая выводит опасную охотничью тропу на юг через хребет Дик-дукъ. По этой ступеньке отважится пройти редкий охотник. Переводится как «медвежья ступенька».

316. Пхата/Пхьат1а –

название пастбищных угодий жителей Фуртовга на правом берегу р. Терек, ниже поселения. Название переводится как «над сторожевым поселением». Возможно, оно связано с древним поселеним «Пхьамат», расположенным здесь.

317. Пхелашка/Пхьелашке –
склоновая местность над правым берегом Арм-хи на юго-востоке Фуртовга, напротив бывшего поселения Пхьуматт. В основе названия ингушское «пхьа» – «сторожевое поселение». То есть, «в сторону сторожевого поселения».

318. Сяни ад/Саьни-1ад –

бывщие общесельские пастбищные угодъя Фуртовга в окрестностях посления. В названии можно выделить слово «1ад» – «лук» или «дуга». А «саьни», вероятно имя собственное. Интересно, что ингушское название радуги звучит очень близко: «Села-1ад» – «дуга Селы». Но, кроме созвучия, других оснований для такого сравнения не имеется.

319. Бери дук/Бери-дукъ –

общесельские пастбищные угодья с. Фуртовг в его окрестностях. Переводится как «детский хребет», где «бер» – «ребенок», «дукъ» – «хребет». Или же, возможно, что «бери» есть некоторое искажение ингушского «бяре», в значение «всадник» или «управитель». (Р.Л. Харадзе, «Некоторые стороны сельского общинного быта горных ингушей», ст. 170)

320. Тогашке/Тог1ашке –

общий лесной массив, принадлежавщий фамилиям Ахриевы и Льяновы из Фуртовг а в долине р.Терек. В основе названия ингушское «т1о» – «камень», «снаряд для праща».

321. Бага ху/Бага-хьу –

местность с сенокосными угодьями Льяновых и Ахриевых в долине р. Терек, к северу от Фуртовг. От «бага» – огниво и «хьу» – лес.

322. Гойсолт цон/Г1ойсолт-цон –

участок сенокосных угодий Льяновых из Фуртовга в местности Бага-хьу. От «Гойсолт», – имя собственное, и «цон» – сенокосные угодья.

323. Казбика цон/Къазбика цон –
сенокосный участок, принадлежащий Ахриевым из Фуртовга в местности Бага-хьу.

«Сенокос Казбика».

324. Бежни-ахк –

балка в долине Бежне на севере Фуртовг. Здесь сосредоточены сенокосы с. Фуртовг. Название переводится как «ущелье (скалистое) Бежне».

325. Фуртовг –

древний ингушский замок у подножия г. Маьтт-лоам, расположенный на высокой надпойменной террасе на правом берегу р. Армхи. Замок занимал крайне важное стратегическое положение и контролировал транскавказкий проход, который пролегал по правому берегу р. Терек. По фамильному преданию Ахриевых «… первым в Фуртовге поселился их родоначальник Ахр, который пришел сюда из Маг1ач-кала (часть с. Джейрах). Ахр построил боевую башню, так как между ингушами и кабардинцами происходили кровопролитные столкновения…» (Многоликая Ингушетия, с. 55) В настоящее время от цитадели замка – мощной боевой башни осталось только основание. Ее уничтожили каратели в 30-х годах 19 века. Информатор Л. Семенова 90-летний Эджи Ахриев, внук знаменитого зодчего 18 века Дуго Ахри в 1927 году подтверждал, что первыми поселенцами Фуртовга были представители трех братских гаров: Ахриевы, Льяновы и Боровы. (Многоликая Ингушетия, с. 148) Из этого замкового поселения вышли ряд выдающихся личностей: знаменитый зодчий средневековья Дуго Ахриев, руками которого возведены много башен и солнечных усыпальниц Центрального Кавказа. В частности руками Дуго Ахриева возведена боевая башня в Даргавсе, которая принадлежала Мамсуровым. Из этого замка вышли также: первый ингушский ученый Чах Ахриев и др. Название замка объясняют по-разному. Но наиболее правильным объяснением данного названия является следующее: поселение расположено на склоне, где начинается теснина на р.Терек, где она проходит через Скалистый хребет. Теснину эту именуют «балтинскими воротами», а древнее ингушское название ее, которое в некотором искаженном виде дошло до нас – Анзу-1ург. Такие теснины ингуши именуют «фоарте», то есть «шейное», или – «горловина». Есть своя Фоарте на р. Ассе у ее выхода на равнину в районе с. Алкун. А река в Ингушетии с тесниной, зажатой между горами Ерд- корт и Кер-лоам, так и называется – Фоартан-хи (Фортанга). То есть, название с. Фуртовг, расположенного как раз в такой горловине правильнее произносить как «фоартаг1», то есть, «расположенное в горловине». То, что данная версия правильная доказывают сведения о нем из 19 века, где поселение именуется «Фортуах». (М.М. Картоев «О земельном вопросе в Ингушетии начала XX века», ВИИ – 2, Магас, 2004,) Согласно генеалогической таблице Ахриевых в настоящее время в замке Фуртовг живут представители 16 и 17 поколений, ведуших от родоначальника фамилии Ахра.

326. Фуртоуг-хах/Фуртоуг-хьах –

скальное убежище-пещера на северной окраине замка Фуртоуг, в обрывистом склоне г. Маьт-лоам. Пещера с южной сторны закрыта каменной стенкой, возведенной на известковом растворе, а снаружи покрыта светло-желтой штукатуркой. Стена, перекрывающая вход в пещеру, имеет сводчатые дверной и оконный проемы. Согласно преданиям, сюда эвакуировались в случае нападения врага небоеспособные члены семей фуртоугцев. От «хьах» – пещера.

327. Ахр-вов/1ахр-в1ов –

боевая башня – цитадель замка Фуртовг. По преданию она построена Ахр – родоначальником Ахриевых, который переселился сюда их Маг1ач-кхал (Джейрах). Боевая башня была уничтожева в 30-х годах 19 столетия во время карательной акции царизма против ингушей. В настоящее время сохранилось ее основание. От ингушского «боевая башня Ахри», где «в1ов» – «боевая башня»

328. Дуги имар/Дуги 1имар –

оригинальная коллективная склеповая усыпальница на восточной окраине замка Фуртоуг в местности Маьлхар кашмашка. Имела вид боевой башни с квадратным основанием и четырехскатно-пирамидальной крышей с 4-мя выступающими каменными гуртами, сложенная на известковом растворе. Крышу венчал крупный конусовидный камень. Склеп был сооружен знаменитым зодчим Дуго Ахриевым, который и сам был похоронен в нем. От «1имар» – склеп. Уничтожен склеп в середине 20 века.

329. Льян-конги имар/Льян-къонги 1имар/Дяци-1имар –

надземная коллективная усыпальница с конусообразной крышей, расположена на склоне Маьлхар-кашмашке. От ингушского «сыновей (потомков) Льяна склеп», где «Льян-къонги» – «сыновья (или потомки) Льяна», «1имар» – «склеп». По рассказам, склеп этот построен Даьци Льяновым.

330. Мялхар кашмашке/Маьлхар кашмашке –

местность на восточной окраине Фуртовга, у дороги в сторону Духьаргушта. Здесь сосредоточены древнейщие захоронения Фуртовгцев, в том числе надземные, подземные, каменноящечные. Здесь находятся два надземных склепа: Дуги 1имар и Льян-къонги 1имар. Среди ее захоронений еще в 20-х годах 20 века Л. Семенов описывает антропоморфное каменное изваяние, «…высеченное из серого камня, высотой 207 см.», (Семенов Л.П. «Археологические и этнографические разыскания в Ингушетии в 1925-1932 г.г.», Назрань, 2010, с. 16) представляющее из себя то ли святилище – «селинг», то ли надгробие – «чурт». (Данный памятник был снят с места и вывезен в г. Владикавказ.) Название от ингушского «солнечные могилы», где «маьлхар» – «солнечные», «кашмаш» – «кладбище» или «могилы».

331. Дэци-някан гала/Даьци-наькъан г1ала –

полубоевая башня в Фуртовге. Принадлежала ветви рода Льяновых – Даьци-наькъан. Даьци – известный ингушский зодчий средневековья из Фуртовга.

332. Гапура музей/Г1апура музей –

дом-музей Гапура Ахриева, известного политического деятеля и национального лидера Ингушетии времен Гражданской войны. Музейные ценности экспонируются в старинной жилой башне Фуртовгского замка, которая принадлежала Ахриевым.

333. Дик-босе –

юго-западные склоны Дик-дук. Здесь были общие сенокосные участки Ахриевых и Льяновых. Название переводится как «склон Дик» или «добрый», «хороший» склон».

334. Дик-Села –

небольшое святилище-здание с двухскатно-ступенчатой крышей на высоком западном отроге г. Маьт-лоам Дик-дукъ к северу от замка Фуртоуг. Святилище принадлежало роду Кушт- наькъан из замка Духьаргишт. От «дик» – хороший и культ «Села». «Дика-Села считается покровителем всего хорошего» (Н. Кодзоев. Страницы истории ингушей. С. 16)

335. Лорс-босе –

скалистая склоновая поверхность, которая находится по правому берегу Терека, напротив с. Верхний Ларс. Здесь издревле выпасал скот род Цуровых. Переводится как «склон Лорса».

336. Мазашка –

местность перед скальными выступами – ответвлением от хребта Ахкара-лоам, спускающиеся поперек ущелья Терека у северного портала Дарьяла. За долиной Мазашка находится ущелье Ахкара-ч1ож. Хребет Ахкара-лоам у Дарьяльского прохода расходится на несколько скальных выступов, которых и именуют Мазашке. Сюда с севера подходят две важные дороги: одна («Кой-никъ») из Тарс-аре идет через перевал Гир-т1е и местность Пхьумат вверх по ущелью Дж1арахь-ч1ож; вторая дорога («Ворда никъ» или «Г1алг1ай никъ») едет вдоль правого берега р. Терек через Фуртовг и Эзми по гребню хребта Букъсаттаре. Отсюда эти важнейщие транскавказские коммуникации расходятся по разным направлениям: одна ветвь уходит на юг через Ахкара-лоам в Кистинское ущелье; другая ветвь спускается к Дарьяльской теснине и идет на юг вдоль русла терека, через Гвилети; третья ветвь уходит на восток по сревному склону хр. Ахкара-лоам в верховья Шоан-ч1ож. Вероятно, название этой узловой точки связано с этими обстоятельствами. «Мазаш» переводится с ингушского как «паутины».

337. Зарашка/З1арашка –

обширная склоновая долина под высокой скальной стеной хребта Ахкара-лоам, которая тянется от скал Мазашка до верховий ущелья Дж1арах-ч1ож. Название переводится как «к заграждениям» («к воротам»), где «з1ар» – заградительная стена с воротами для прохода. Через З1арашка на юг по ущелью Дж1арахь-ч1ож идет древняя дорога Кой-никъ, к которой в долине Мазашке подходит от Эзми по хребту «Ворда никъ» – ветвь старой Военно-грузинской дороги.

338. Гумардян/Г1умардаьн –

поляны ниже скал к северо-западу от З1арашке с родниками. Название переводится буквально как «родивщиеся из песка». Вероятно, речь идет о родниках.

339. Бяха хаст/Б1аьха-хьаст –

большой родник между Мазашка и З1арашка, у тропы Къаьна-никъ. Переводится как «длинный родник».

340. Нийче –

родник в центре З1арашке, у древней дороги Къаьна-никъ, ведушей в Грузию, а также на восток. Здесь сходятся целая система древних коммуникаций, соединявших все стороны вокруг этой стратегической местности. От «ний» – «корыто».

341. Гобал-хах/Г1оабал-хьах –

пещера в верховье р.Хурхал-аьли. В основе названия имя собственное Г1оабал. Пещера принадлежали Ахриевым.

342. Кяна ник/Къаьна-никъ/Кой-никъ –

древняя транспортная (пешеходно-верховая) коммуникация, которая идет от Джараха на юг по ущелью Джарах-ч1ож вдоль русла р. Арага-хи в долину З1арашке, где разделяется на две части: одна часть через перевал уходит в долину Ахкара-хи по руслу ее правого притока Тыш- хи, а другая часть идет на восток по лесным склонам через местность Г1умардаьн и Веданче

в направлении верховий Эбан-ч1ож и Шоан-ч1ож. В настоящее время не функционирует. От ингушского «старая дорога», где «къаьна» – «старая», «никъ» – «дорога». Ее также называют Кой-никъ, что вероятно идет от ингушского «ковр» – «караван», то есть, «караванная дорога».

343. Атташке/1атташке –

сенокосные угодья на западном склоне Маьт-лоам, южнее долины Бежне. От ингушского «1атт» – пятно.

344. Анзу урк/Ан зу 1ург –

теснина в ущелье р. Терек выше(южнее) с. Балта, где близко сходятся склоны Маьт- лоам и Арар-корт. За ним начинается просторная долина, где расположены села Эзми, Чми и Фуртовг. Это название относится, вероятнее всего, не к самому проходу, а к воздушному пространству над ним. Поскольку, по состоянию воздушного пространства над этой тесниной ингуши издревле делали прогнозы погоды и планировали свои дела на ближайшее время. Народная поговорка гласит: «Анзув-1ург ц1ан цалой – мух соцаргбац», то есть, «Пока Анзу- 1ург не очистится (от облаков) – ветер не прекратится». Это же название носит также теснина в ущелье Эг-ч1ож на р.Форте к востоку от Алкуна. А пространство над тесниной на р.Асса к северу от Таргама именуется несколько иначе – Анзу-кор.

Название это имеет свои древние корни, уходящие в нахо-хурритскую цивилизацию и переводится как «Дыра(окно) для наблюдения за небом». Где «ан» – небо, «зу» – наблюдаемое и «1ург» – дыра, «кор» – окно.

345. Гинбухега/Гинбухьега –

общее название северной стороны долины, в которую текут воды Терека. Так ее называют жители Армхинского ущелья. В основе названия ингушское «Гинбухье» – «север», а также показатель направления – частица «га». Слово «гинбухье» переводится как «основание Ги», а слово «Къулбехье», в котором заложено значение «юг», переводится как «вершина (острие) Къул».

346. Кулбехега/Къулбехьега –

общее название долины р. Терек, раскинувщейся в южную сторону от Армхинского ущелья. От ингушского слова «къулбехье» – «юг», плюс частица «га», указывающее направление. В основе названия – «къулба» – «компас», «ориентир». Полярную звезду ингуши называют «Къулба-седа», то есть, «компас-звезда» – синоним севера, также как и «Гинбухье».

347. Дик-дук/Дик-дукъ/Дики-т1е/Дик-лоам –

гора на западе от Маьт-лоам, 2196 метров. Горой владели, используя ее в качестве пастбища и сенокосных угодий род Куштовы из замка Духаргушт. С седловины ее южного гребня хороший вид во все стороны. Открывается панорама массива Маьт-лоам. На его вершине стоят развалины ингушского храма Дик-Села, почитавшегося в народе в доисламскую эпоху. От «Дик» — имя культа в значении «хороший», и «дукъ» – хребет.

348. Берд бияккаче/Берд баьккхаче –

урочище на правом берегу Терека, на западном склоне горы Дик-лоам. Название переводится «где скалу пробили», где «берд» – «скала», «баьккхаче» – «где пробили».

349. Нажай кух/Нажай къухь –

местность на окраине Фуртовг, на правом берегу р.Терек. Здесь склон с зарослями дуба. От ингушского «поляна среди дубов», где «надж» – «дуб», «къухь» – «поляна среди леса».

350. Шаршашке –

небольшое урочище на восточной стороне от Фуртовга. В основе названия ингушское «шарш» – «осока».

351. Кашми дук/Кашми дукъ –

невысокий пологий отрог над правым берегом Хурхал-аьли на западной стороне от Фуртовг. Здесь исламское кладбище. От ингушского «кладбищевский отрог»

352. То боаха че/Т1о боаха че –
место, где добывали камень для построек на западном склоне г. Дик-лоам к северу от

Фуртовг. От ингушского «урочище, для добывают камень», где «т1о» – камень, «боаха» – «добывают», «че» – «урочище».

353. Гиринг атаге/Г1иринг атаг1е —

прибрежная долина правого берега р. Терек к северу от устья р. Армхи. От ингушского «г1иринг» – дерево полукустарниковое с яркокрасными или черными ягодами, «атаг1е» – «прибрежная долина».

354. Даккай атаге/Даккай атаг1е –

прибрежная долина правого берега р. Терек. Находится ниже долины Г1иринг-атаг1е. От ингушского «дакк» – название разновидности ивовых.

355. Шэал маге/Шаьл маг1е/Шелмиах –

урочище на северо-востоке с.Фуртовг на склоне Маьтт-лоам. От ингушского «ша» – «лед», «маг1е» – «выше». То есть, «выше льда». Земли урочища относились к сенокосным угодьям жителей Бейни, также как и другие участки. (Р.Л. Харадзе «Некоторые стороны сельс.общинного быта горных ингушей», ст. 170)

356. Дийче/Дайче –

местность на правом берегу Армхи, на юго-востоке Фуртовг. Вероятнее всено название идет от ингушского «дай че» – «отцовское урочище».

357. Цийле/Ц1ийле –

название южных и юго-западных склонов г.Маьт-лоам. Как известно вся горная система Скалистого хребта ингуши именуют Ц1ей-лоам, то есть, «священная гора». Отсюда, вероятно, и это название склона – «священное».

358. Цийле-корт/Ц1ийле-корт —

вершина склоновой долины Ц1ийле к востоку от вершины Дик-дукъ. Высота – 2241м. От ингушского «вершина свяшенной долины».

359. Борскате/Боарска-т1е –

местность к западу от вершины Маьт-лоам, где заканчивается Боарска-дукъ или Фаздан- дукъ. В основе названия, вероятно, лежит имя родоначальника ингушской фамилии Боровых – «Бор». То есть, «боровых место».

360. Чур-някан хах/Чур-наькъан хьах –
пещера на склоне хребта Боарска-дукъ. Принадлежит роду Цуровых.
361. Амар-эла кера/1амар-аьла кхера–
большой валун у долины Бежне к севру от Фуртовг, на правом берегу Терека. Переводится

как «камень Амар-Эла».
362. Барк-бос/Барк-босе –
общирный склон с лесами и полянами на западе от вершины Маьт-лоам, к северу от

К1амсай-дукъ. Перводится как «склон Барка».
363. Камсай-дук/К1амсай-дукъ –
скальный хребет, который тянется к руслу Терека от вершин Маьт-лоам. В основе названия

имя собственное – К1амсай.
364. Кагар-дук/Къагар-дукъ –
хребет, который тянется от Маьт-лоам к Тереку к северу от хребта К1амсай-дукъ. Здесь

имеется небольшой лес, поляна. От ингушского «къагар» – «сверкающее».
365. Кагарашке/къагарашке –
ровная местность, поляна в районе хребта Къагар-дукъ. Название от ингушского «къага»

– «сверкать», то есть, «сверкающие».
366. Хамал-ховхашке/Хамал-хьовхашке –
склон на юго-западе хребта Къагар-дукъ. В основе названия вероятно имя собственное

Хамал и «хьовхе» – северный склон.
367. Тирк-атага/Тирк-атаг1е –
долина по руслу р. Терек в районе Фуртовга, тянется по обеим берегам на север, в сторону урочища Зоувр-че. Переводится как «припойменная долина Терека»

368. Хуси-хаст/Хуси-хьаст–
источник холодной воды у дороги Шамал-никъ (Г1алг1ай никъ), в 4 км. к северу от

Фуртовг. Назван по имени Хьуси Ахриева, благоустроившего его.
369. Бешни/Бежне/Бежнехь –
общирная склоновая долина по правому берегу р.Терек, к северу от с.Фуртовг, на западных

склонах Маьт-лоам. Долина издревле использовалась ингушами в качестве сельхозугодий и для зимних пастбищ. Название происходит от ингушского «бежне» – «скотское», где «бежан» – единица крупного рогатого скота. Наблюдательная А.Д.Цагаева усмотрела в названии тюркское «беш» – «пять». (А.Д. Цагаева «Топонимия Северной Осетии», Орджоникидзе, 1975, ч. 2, с. 403) Согласно ингушскому преданию «…род Би-марзы Борова, основавшего с. Маг1ач-кхале (Верх. Джейрах) распался на несколько ветвей: один из потомков Бора, Охар Ахриев, заняв пастбище на горе Беркэ, основал Фуртауг, другой член этого же рода Цуров, занял пастбище Бешнэ-Чоч, основав общину Озми…». («Многоликая Ингушетия», г. Санкт-Петербург, 1999, с.259)

370. Чинжирга-бос/Ч1инжирг1а-босе –

общирная местность вблизи с. Длинная Долина по правому берегу р. Терек. В начале 20 века царский служивый Асламбек Мамилов, ссылаясь на родовитость предков, просил известную «Абрамовскую комиссию» и власти Терской области закрепить за ним в вечное пользование 470 десятин земли в данной местности (Ш. Дахкильгов, «Страницы истории Ингушетии», с. 45). От ингушского «ч1инжирг1» – «бузина».

371. Гаг-чоч/Г1аг1-ч1ож –

ущелье, которое тянется от Маьт-лама к Тереку, параллельно хребту Г1аг1ар-дукъ. Переводится как «шитовое (кольчужное) ущелье», где «г1аг1» – «шит», кольчуга.

372. Вагай-чоч/Вагай-ч1ож/Воге/Ивоге –

живописное ущелье, которое протянулось между Вагай-дукъ на севере и западным гребнем Маьт-лоам на юге. Вход в ущелье начинается от 16-го километра ВГД. Миновав мост через Терек, дорога крутыми зигзагами поднимается в ущелье. Преводится как «ущелье Вагая». Некоторые информаторы именуют ущелье Воге или Ивоге.

373. Ивог – босе –

местность в ущелье Вагай-чоч. Здесь, на склонах Маьтт-лоам имеется доломитовое месторождение, так и называемое – Боснийское. От ингушского «склон Ивога».

374. Вагай дук/Ивог-дукъ/Вагай-дукъ/Львинная грива –

протяженный северо-западный отрог г.Маьт-лоам, который непосредственно подходит к правому берегу Терека на юго-востоке с. Балта На официальных картах его именуют Львиная грива. Переводится с ингушского как «хребет Вагая». Другое название хребта – Ивог-дукъ. Некоторые жители окрестных сел называют хребет Иловге.

375. Бох-кор/Боаккха кхера –

огромный камень на юго-востоке Длинной Долины у основания хребта Вагай-дукъ. Камень издревле служил ориентиром для жителей ингушских хуторов, а также для путников. Название так и переводится – «большой камень».

376. Фаздан-дукъ/Боарска-дукъ –

значительные пастбищные угодья к северу от Вагай-ч1ож, по правому берегу р.Терек. Ингуши долгие десятилтия использовали эти угодья в качестве зимних стойбищ своего скота. Старое название угодий – Боарска-дукъ, то есть, «Боровых хребет». Исстари для выпаса скота ингуши использовали наемных иронов. Отсюда, видимо и проникло в название пастбища осетино-иронское «фаздан». Слово «дукъ» от ингушского «хребет».

377. Нуврг –

название седловины на отроге Ивог-дукъ (Вагай-дукъ, Львинная грива), соединяющего долину Терека в районе с. Терк с долиной Тарс-Аре. Через указанную седловину пролегает древняя тропа из долины Тарс-аре на юг в долину р. Терек. Название от ингушского «нувр» — «седло». Так ингуши обьычно обозначают удобные для перевалов места в горах.

378. Иль/1эл-корт –

гора, высотой 1257 м., расположенная юго-востоке Буро (Владикавказа), разделяющая Тарс-Аре и Терк-ч1ож. Эта лесистая вершина находится на хребте Маг1а Г1аг1ар-дукъ. Очевидно, название от ингушского «1эл» — «потусторонний мир», «корт» – «вершина».

379. Арч-хи/1аьрж-хи –

правый приток р. Терек. Берет начало на северном отроге Маьт-лоам, протекает в северо- западном направлении по долине Аьрж-атаг1а и впадает в Терек в районе п. Черноречье. Переводится как «черная река».

380. Арчхишка/1аьржхишка –

припойменная долина р. Арч-хи на правом берегу р. Терек к юго-востоку от Владикавказа. Переводится как «у черных вод».

381. Хай-пхете/Хьай-пхьет1е/Ткъар-пхьат1е/ Фаьр-пхьат1е —

общирная местность по южному склону хр. Эг1а Г1аг1ар-дукъ, в ущелье Г1аг1ар- чож, соединяющей урочище Зоур-че и долину Тарс-Аре. Местность раньше представляла из себя большое поле среди леса, а ныне заросла густым лесом. По рассказам старожилов Ангушта, здесь некогда располагалось древнее ингушское поселение. С востока к поселению непосредственно примыкает долина Баьрс-б1инче. Название местности не устойчивое. Разные информаторы называет местноть по-разному. Содержит в себе ингушское «пхьа» – «поселение сторожевое». Если, как утверждают одни, оно звучит как «хьай-пхьет1е» – то это «лобное «сторожевое) поселение», где «хьа» – «лоб», «пхьет1е» – «место (сторожевого) поселения». Если же принять версию второй части информаторов, которые называют местность «фаьр- пхьат1е», то это – «благодатное (сторожевое) поселение». А один из информаторов называл эту местность «ткъар-пхьат1е», то есть, «сторожевое поселение Ткъа», где «ткъа» – имя верховного культа ингушей.

382. Балта/Балташ –

древнее ингушское село в ущелье Терека на его левом берегу. Многократно за последние два века его коренные жители подвергались гонениям со стороны колонизаторов. Родина блестящего ингушского поэта-лирика Джамалдина Яндиева, который посвятил ему следующие строки: «Месяц тонет в дымке тонкой, гаснет сонный небосклон. Мать баюкает ребенка, а над ним летает сон. В дом вступает сновиденье, дрема ходит в серебре, мать поет. И спит селенье, спит селенье на горе». По ингушской легенде, «Птица-благодати (Фаьра-хьазилг) свила гнездо в Мецхалле. Но однажды «люди, не чувствующие запаха дурного» разорили гнездо. И когда Птица улетала их этой страны, она коснулась крылом земель Лаьчахой и там, где стоит башня Балты. Поэтому эти места до сих пор благодатны. Ночь она переночевала в Лаьрсе, а гнездо свила в Стране грузин. (Г1алг1ай багабувцам: Ингушский фольклор, Магас, 2002 г., с. 10) О башне с. Балты путешественник начала 19 века Гомба писал, что там «имеется четырехугольная башня, построенная в древние времена. Она сделана из кирпича и все еще очень крепкая» (Соч. с. 286, с. 206) Согласно преданию «Основание аула Оббоно», записанному Ч. Ахриевым, предки эбанхойцев пришли из Балты. (АИФ, т. 7 с. 95). В основе названия, вероятно, лежит ингушское «бала-т1е» – «горестное место», где «бала» – «горе», «т1е» – ингушский топоформант. В виду стратегической важности местности, здесь периодически происходили стычки, которые приносили горе местным обитателям. Но возможно, что в названии кроется «анатомическое» значение – «балам-т1е» – «надплечье».

383. Ханче/Ханч –

участок земли в с. Балта. Здесь некогда была одноименная разгонная станция. Название от ингушского Хан-че – «урочище стражи», где «ха» – «стража», «че» – «урочище».

384. Цагар/Ц1аг1ар –

лесистая гора в районе с. Балта. Названа так, очевидно, в противоположность горе Арац- корт. От ингушского «ц1аг1ар» – «домашняя», «внутренняя», в противовес горе Арац-корт,

название которой переводится как «внешняя вершина».
385. Арах/Арахь –
небольшое ущелье возле с.Балта с небольшим леском и пастбищами. Название от

ингушского «арахь» – «внешняя».
386. Дзаре/Дз1аре/Дзу-аре –
горный перевал и хребет, разделяющие ущелья Терека и Г1озал. Находятся западнее селения

Балта. Через этот перевал идет древняя внутриингушская коммуникация в долину Кхоабан- ч1ож – Кхоабанхой-никъ. А.Д. Цагаева, называя в этом районе «Дзуар-афцаг», и переводя его с осетинского, как «перевал со святилищем», видимо имела в виду этот хребет. (А.Д. Цагаева «Топонимия Северной Осетии», Орджоникидзе, 1975, ч. 2, с. 403 ). Но название это возникло издревле на основе ингушского «дз1ар» – «проход с воротами». Очевидно, на этом перевале находился «дз1ар» с соответствующей охраной, контролировавщий этот важный проход.

387. Коабанхой ник/Кхоабанхой никъ –

древняя внутренняя коммуникация, соединявшая долину Тарс-аре с ущельем Кхоабан- ч1ож через ущелье Терека. Тропа шла через Г1аг1ар-чож в долину Тирк-атаг1е, имела переправу в районе башни Льяновых, затем шла через Балташ на запад по склонам г.Фетхуз. Эта дорога еще до депортации использовалась ингушами для посещения своих родственников в Кхоабане, а также для сезонной перегонки стад на богатые летние пастбища. Знаменитое своими древнеингушскими могильниками Кобанское ущелье именуется у ингушей Кхоабане или Кхоабан-ч1ож и является родиной многих ингушских фамилий. Его название переводится как «кормящее ущелье» или «кормящая», где «кхоаба» – «кормить», «не» – ингушский суффикс принадлежности. (ср. с Беж-не – «скотное»). Почти так же образовано название другого ингушского ущелья в верховьях Терека – Кхоаба-ч1ож в долине р. Кабахи! В Кхобане изревле были сосредоточены значительные сельхозугодья, которыми «кормились» несколько ингушских обществ.

388. Амарха ху/1амарха-хьу –

общирные лесные угодья на северных склонах г.Фетхуз в окрестностях с.Редант и хутора Попов. В этих местах у Реданта, по рассказам старожилов, был хутор, принадлежавший некоему 1амархану из рода Оуш (Аушевы). Оттуда, видимо, и идет название, которое переводится как «Амарха лес».

389. Льян-конги ков/Льян-къонги ков/Редант –

поселение на южной окраине Владикавказа на левом берегу Терека, у северо-восточных склонов г. Фетхуз. С начала 19 века называется Редантом. Через Редант пролегает Военно- грузинская дорога. Местность эта была важным пунктом в военно-фортификационной системе ущелья р. Терек. Здесь стояла боевая сигнально-сторожевая башня Льян-в1ов, поскольку земли эти издревле принадлежали ингушскому роду Льяновых. После колонизации этих земель Россией, ставшее враждебным ингушское население было отсюда вытеснено. На месте поселения Льян-къонги ков был заложен один из многочисленных редутов, обеспечивавших колонизацию долины Арага. Боевая башня Льяновых, стоявшая здесь издревле, постепенно разрушилась. Некоторое время этими землями владели представители ингушского клана Дударовых, которые подселили сюда подвластных осетин-иронов. Ингуши исстари именуют это поселение Льян-къонги-ков, то есть, «двор сыновей Льяна», где «ков» – «двор».

390. Льян-вов/Льян-в1ов –

боевая башня рода Льяновых, стоявщая у с. Редант. Издревле стояла у теснины на р. Терек, образованной склонами Г1аг1ар-дукъ на востоке и Фетхуз на западе. Переводится как «боевая башня Льяна», где Льян – родоначальник ингушской фамилии Льяновых. Башня входила в систему древней боевой фортификации долины Араге. Была уничтожена колонизаторами в 19 веке. В последние годы рядом с ее руинами, осетины – бывшие подданные ингушского рода Дударовых, построили декоративную каменную башню. Переводится как «боевая башня Льяна». Согласно археологическим и богатым фольклорным данным, башни, подобные Льян- в1ов, стояли на всем протяжении транскавказского прохода. На этих башнях были дозорные («ха»), которые стерегли ущелье. Предание сообщает, что когда в эти ущелья пришли воины «Астах Темара» и наткнулись на невиданное сопротивление ингушских воинов, то в оправдание своего бессилия в деле покорения этих мест, они стали жаловаться своему повелителю на то, что «защитники этих бащен сражаются словно макхалы («коршуны»), перелетая от башни к башне». С тех пор, говорят, пришедшие с Тамерланом на Кавказ ироны-осетины и именуют ингушей «макхалонами».

391. Попов-к1отар/Хутор Попов –

поселение к востоку от Реданта, в живописной долине между склонами г. Фетхуз и Лысая. В 19 веке колониальная Россия подарила эти земли, принадлежавшие ингушским родам, своим колонистам. В частности эту долину получил во владение некий отставной военный Попов. В 1910 году Попов решил продать эти земли. Среди претендентов были греки, персы, грузины, ироны. Группа ингушей решила в складчину приобрести эти земли, поскольку они издревле принадлежали ингушам. Инициатором группы был Дуг1аж Солс Салгийский, долгое время бывший служащим и хорошо знавший как Попова так и многих местных землевладельцев. В группу ингушей вошли: Инаркъ-хаджи Богатырев из Мочкъи- юрта (родоначальник Инаркиевых); Муртаз, Алсбик и Ботаж Хутиевы из Мочкъи-юрта и 1ади Дзейтов (Лоалахо) из Ангушта. Они собрали требуемую сумму и приобрели долину. После чего покупатели бросили жребий-кхадж и определили участки каждого: 4 доли по 15 десятин каждая достались Инаркъ-хьажу, 3 доли получили братья Хутиевы, долю – Дзейтов. Солс как руководитель группы получил возможность выбора участка без жребия. Основания первых домов Попов-хутора ингуши заложили сразу же в этом же году. Солс умер сразу же после покупки. Он был похоронен на ингушском кладбище в Шалдоне. Вскоре в поселение пригласили муллу Дербич-хаджи Матиева из Мочкъи-юрта, который стал имамом Мечети, построенной в Попов-хуторе. Мечеть эта существовала до высления. Туда часто призжал Даьда Арсанов. До выселения в 1944 году в Попов-хуторе проживало 63 ингушских семей. Туда подселились за эти годы также Кариевы, Матиевы, Льяновы и другие ингуши. Ингуши заложили там сады, занимались земледелием. После этнической чистки 1992 года ингушей в Попов-хуторе не осталось. В их дома местная власть поселила в 1993 году русскоязычное население, переселившееся из Чечни. Единственное что осталось здесь – ингушское мусульманское кладбище – Г1алг1ай кашмаш, которое уже однажды было уничтожено.

392. Кашмаш –

ингушское мусульманское кладбище в Попов-хуторе. Неоднократно разрушалось вандалами. Первым на этом кладбище был похоронен сын Т1оаска Кариева.

393. Арч-хи/Архонка/Черная –

река, правый приток р. Гизель. Берет начало на северных склонах г. Фетхуз, протекает через Попов-хутор. Ингуши именовали ее Аьрж-хи, то есть, «черная речка». Река официально переименована в Черную речку. До революции в ее названии еще сохранялись исконно ингушские элементы – Архонка.

394. Тоти –

одно из старых ингушских поселений, расположенных в урочище Зоувр-че, на месте основания крепости Владикавказ. Тоти – богиня Луны в ингушской мифологии. Уничтожено карателями в первой половине 19 века.

395. Темаркъ-ков/ Темурково –

крупное ингушское поселение в урочище Зоувр-че у стен крепости Владикавказ. По утверждению Н.Волковой «значительное число ингушей поселяется в сел.Тимурково, находящемся в 2-х верстах от Владикавказа на правом берегу р.Терек. В этом селении и в Назрани в 1810 году насчитывалось до 866 ингушских дворов и 1300 вооруженных мужчин…» (Волкова «Вайнахи»/ Ингушетия и ингуши, т. 1 с. 159) Ингушское население отсюда было изгнано в период с 1852 по 1858 годы (Ингушетия и ингуши, т. 1 с. 348) Переводится как «двор Темарко».

396. Хоаной к1отар/Хонская деревня –

поселение ингушей на стыке долин Зоувр-че и Тарс-Аре, которое упоминается в источниках 19 века. Переводится как «хутор Ханиевых» или «хутор стражей», где «ха» – стража.

397. Т1аьршхой к1отар/Таршская деревня –

ингушское поселение к югу от Заурова, упоминаемое в источниках 19 века. Просуществовало до середины 19 века. Переводится как «хутор Таршхоевых»

398. Джайрахье/Жарихей –

старинное ингушское поселение в районе долины Зоувр-че, упоминаемое в российских источниках 19 века. Вероятно, от «джейрахой» – то есть жители Джейраха.

399. Г1апп-ков/Капкай –

инородное название русской крепости, заложенной в конце 18 века в урочище Зоувр-че на отроге хребта Г1ог1ар-дукъ, которую ингуши окружавщих ее поселений называли по- своему – «Г1апп-ков», то есть, буквально, «крепость – двор». От этого названия вероятнее всего пошло и название Капкай.

400. 1аьржа Атаг1а –

припойменная долина на правом берегу р.Терек на юго-востоке г.Владикавказ. В этой долине, освоенной ингушами вместе с долиной Тарс-аре, располагаются несколько ингушских поселений, в том числе и Чернореченское. Название переводится как «черная припойменная долина». А. Куркиев считает, что «атаг1а» – обозначение равнинной долины, а «т1оаг1е» – это название горной долины, от «т1оа» – плодородный слой почвы, сметана, молния (Ч. Ахриев, Избранное, с. 301).

401. Д1аьха къухь /Длинная Долина–

ингушское поселение на правом берегу р. Терек к юго-востоку от Владикавказа. Основано в 1865 году жителями Джейрахского ущелья, на основе аренды земель у Владикавказской гордумы. Село многократно уничтожалось царской властью. В частности в 1909 году гордума Владикавказа отказала ингушам в дальнейшей аренде и потребовала от 38 семей ингушей покинуть насиженное место. После этнической чистки, произведенной в октябре-ноябре 1992 года, в целях недопушения возврата туда ингушей, местные власти объявили село «водоохраной зоной» и ликвидировали, как и другие ингушские поселения здесь. Название переводится как «Длинная долина», буквально, «длинная поляна среди леса».

402. Шарш-хи –

правый приток р. Терек. Истоки реки находятся на северо-западном склоне хребта Бохтар-вал. Река протекает вдоль долины 1аьрж-атаг1е и впадает в терек между поселками Черноречье и Терк, южнее устья р. Арч-хи. Название с ингушского «осоки река», где «шарш» – «осока».

403. Шарш-хишка –

название покосного места по правому берегу Терека, между Арджа Атаг1е и Д1аьха къухь. Здесь протекает небольшая речка Шарш-хи, приток Терека, от названия которой и

именуется местность. Оно долгое время было спорным между жителями сел Буро-маг1е. К примеру, по решению ингушских властей 1925 году покосное место отдали жителям Арджа Атаг1е (Сердало, No51 от 2 сентября 1925 года). Название переводится как «у осоки-реки»

404. Хьувза Ахкирг –

правый приток Терека. Берет начало в лесу в ущелье Г1ог1ар-ч1ож и впадает в Терек в поселке Южный г. Владикавказ. Интересно, что река с таким же названием течет в другую сторону ущелья Г1ог1ар-ч1ож и выпадает в Г1алми слева на северной окраине Ангушта. Название реки переводится как «поворачивающийся Ахкирг», вероятнее всего из-за того, что есть две реки, текушие разнонаправлено.

405. Мамильг-к1отар/ Мамилово –

небольшой хутор ингушского рода Мамиловых, основанный в 19 веке на арендованных землях по правому берегу р. Терек, к югу от Владикавказа. Ныне не существует.

406. Боара-къонги-к1отар/Борово –

хутор ингушей Боровых, основанный в 19 веке по правому берегу Терека к югу от Владикавказа, в долине Боарска-дукъ или Фаздан-дукъ. Переводится как «хутор сыновей (потомков) Бора».

407. Хаматхан-котар/Хаматхан-к1отар –

ингушское небольшое поселение в Длинной Долине у самого правого берега Терек, напротив с. Балта. Здесь начиналась колесная дорога в Джейрах и далее на юг. Поселение, наряду с Борово и Мамилово, было насильственно ликвидировано в 1865 году. Население из 16 дворов было переселено в Памет. (Ингушетия и ингуши, т. 1 с. 349)

408. Мага Гагар-дук/Маг1а Г1аг1ар-дукъ –

значительный хребет на юго-восточной стороне г. Владикавказа, по правому берегу р. Терек. Хребет, наряду с хребтом Эг1а Г1аг1ар-дукъ, расположенным к северу от него, отделяет долину Тарс-Аре с Ангуштом от долины Зоувр-че. Эти два хребта, разделенные ущельем Г1аг1ар-ч1ож, прикрывали стратегическое урочище Зоувр-че. Один из отрогов хребта наиболее близко подступает к правому берегу р. Терек, оставляя небольшое пространство, через которое в древности шла дорога по ущелью в Грузию. На его юго-западном склоне находится живописная долина Алам-босе. Центральная вершина хребта – гора 1эл-корт (г.Иль). На всем протяжении пути от урочища Зоувр-че до теснины Дарьяла по ущелью имелись сторожевые посты, входившие в единую оборонительную систему, созданную ингушами в древности. В названии, видимо, и заложена та военно-фортификационная функция, которую выполнял хребет издревле: ингушское «г1аг1» – «шит», «г1аг1ар» – «шитовый», «дукъ» – «хребет».

409. эга Гагар-дук/ эг1а Г1аг1ар-дукъ –

хребет, обросщий широколиственным лесом, на юго-восточной окраине г. Владикавказ. Это была важнейщая узловая вершина в военно-фортификационной системе ингушей в этом регионе. На западе вдоль правого берега р.Терек к нему непосредственно примыкает урочище Зоувр-че, где была заложена крепость Владикавказ. С севера к хребту примыкает общирная долина Шолх-аре, а на востоке – другая долина «ангушей» – Тарс-аре. От ингушского «эг1а» – «нижний», «г1аг1ар» – «шитовый», «дукъ» – «хребет».

410. Заур-че/Зоувр –че –

урочище у северного «портала» ущелья р.Терек, на месте выхода ее на равнину. Отсюда издревле ингуши осуществляли контроль за этим транскавказским стратегическим проходом, обеспечивая также надежное прикрытие горно-тыловой части своего удела целой системой боевых укреплений и сторожевых башен. Столетия ингуши вели войны за контроль над этой территорией со многими завоевателями. В конце 18 века, когда началась российская колонизация этих земель, в этом урочище располагалось несколько ингушских замковых поселений – Тоти, Темурко, Зовр-ков и др. Название урочища Зоувр – Зувр происходит от ингушского «зе» – «зув» – «зувре» – «наблюдательное», «контролируемое», а также слова «че» – «урочище». Это же значение имеет распространенное ингушское имя – Зоувр (Заур).

411. Бушуа –
значительная местность с вершиной, высотой 1324 м., расположенная по правому

114 Археологический вестник IV

берегу р. Терек на северном склоне лесистого хребта Маг1а Г1аг1ар-дукъ, к юго-востоку от Владикавказа, у поселка Южный. На ее склонах в долине у р.Терек ингуши издревле занимались земледелием. Восточная часть местности, по ущелью Г1аг1ар-ч1ож переходит в долину Тарс-Аре. На склонах этой гористой местности, «в одном версте к востоку от Саурово» в начале 19 века Ю.Клапротом упоминается старое ингушское поселение Бушуа. А уже в середине 19 века Ч. Ахриев упоминает склоны г.Бушека как земли, которые ингуши вынуждены арендовать за большие деньги у богатых колонизаторов, после того как у них несколько лет назад отобрали Длинную долину. (Ч. Ахриев, Избранное, с. 73). На юге Ангушта в ущелье Гир-ч1ож есть ровная долина, которая называется Воашан. По данным информаторов здесь было одноименное поселение. Вероятно, оба названия имеют одинаковую основу – ингушское «воша» – «брат», то есть, «вошан» – «братское».

412. йокка Ийс-коабе/йоаккха Ийс-кхоабе –

живописное ущелье, расположенное у основания склонов Маьт-лоам (Вагай-дукъ), на юго- востоке поселка Терк. По ущелью протекает река, правый приток Терека. Местность лесистая с полянами, которые использовалась ингушами под сенокос. Здесь в толще известняковых пород находится большое множество пещер искусственного происхождения. А.С.Сулейманов предполагал (Топонимия Чечено-Ингушети, Грозный, 1976, ч.3,с.16), что здесь было так называемое «место 9-ти», то есть местопребывание «Совета 9-ти мудрецов». Топоним очень древний и имеет лексическое схождение с названием местности Ийс-коат1е («девятидворье») на границе ингушских родов Кей и Г1ул. Топоним с ингушского переводится как «девятерых кормящее (место)», где «ийс» — «девять», «кхоабе» — «кормящее». У Цагаевой А.Д. название приведено в виде искаженного «Искап» (Цагаева А.Д. «Топонимия Северной Осетии», т.2, с. 536)

413. эга Ийс-коабе-эли/ эг1а Ийскхоабе–аьли –

небольшая река, правый приток р.Терек, протекающая по урочищу Йоакха Ийс-кхоабе. В черте п.Терк сливается с рекой, текущей из ущелья Замига Искап и немного ниже впадает в Терек. Переводится как «нижнего Ийс-коабе река».

414. Замига Ийс-коабера-эли/ З1амига Ийскхоабера-аьли –

правый приток р.Терек, который протекает по ущелью З1амига Ийс-коабе. После ущелья течет через п.Терк. В р.Терек втекает слившись с водами р.Эга Ийс-коабе-эли. Переводится как «река из маленького Ийс-коабе».

415. Замига Ийс-коабе/З1амига Ийс-кхоабе –

небольшое скалистое ущелье, примыкающее к р.Терек в востока, расположенное также на северном склоне Вагай-дукъ – отрога Маьтт-лоам. По нему протекает небольшая речка. Ущелье находится к югу от ущелья Йоаккха Ийс-кхоабе. Переводится с ингушского как «Маленькое Ийс-коабе»

416. Алам-Босе/Аланбоз –

склоновая долина на хребте Маг1а Г1аг1ар-дукъ, на правом берегу р.Терек, в 7 км. к юго- востоку от Владикавказа. С этим местом связаны многие исторические предания ингушей, свидетельствующие о его древности и важности. В частности, по сообщению Н.Ахриева здесь находилось место заседаний ингушского Мехк-Кхел – «Суда Страны». (Саидов И.М. этнографические заметки. Мехк-Кхел// Известия ЧИНИИЯЛ, в.1, т.5, Грозный, 1964, с.124-125). В основе названия ингушское слово «1алам» — «благоухающая природа» и «босе» — «склон». Но более вероятен другой вариант: от «алам» — «шест» («алам-бекъа»), древняя ингушская традиция водружения которого над могилой героя павшего в бою, сохранилась до настоящего времени. А.Д.Цагаева привела название в искаженном виде – «аланбоз», с соответствующей интерпретацией. (А.Д.Цагаева «Топонимия Северной Осетии», Орджоникидзе, 1975, ч.2, с.521 )

417. Богатар-вал/Бог1тар-вал (дукъ) –
северо-западный отрог г.Маьтт-лоам, расположенный к северу от Вагай-дукъ, на юге долины Д1аьха Къухь. Высшая точка – 1567 м. Здесь на хребте находится общирная поляна, которая нависает над долиной р.Терек. Здесь были сенокосные угодья жителей долины Тарс-Аре. Дорога туда идет по ущелью Сун-ч1ож. Данное название, уходящее вглубь веков, возможно связано с Аьшк Бог1таром — родоначальником ингушского братства. Ингушское «вал» является синонимом слова «дукъ» — «хребет».

418. Богатар-валтера хаст/Бог1тар-валт1ера хьаст –

единственный источник студеной воды на самой вершине хребта Бог1тар-вал. Родник благоустроен. Название переводится как «родник на хребте Багатара», где «хьаст» — «родник», «валт1ера» — «на хребте».

419. эли-вал/Аьли-вал –

северный отрог г. Маьтт-лоам. Тянется параллельно Бог1тар-вал, к северо-востоку от него. В названии возможно имя собственное Аьла, в значении «князь».

420. Заур-гала/Зоувр-г1ала –

древняя сторожевая башня в урочище Зоувр-че, являвшаяся цитаделью ингушской крепости, прикрывавшей транскавказский проход с севера. Башня уничтожена еще в 19 веке, так же как и все, что напоминало здесь об ингушах. Газета «Терские ведомости» в 1911 году писала: «В районе остатков сторожевой Заурской башни и полуразрушенной крепостной стены, высится ряд крайне живописно пересеченных и изрытых временем и окопами холмов. Это весьма красивое, высокое место, дающее чудесный вид на всю панораму гор, лежащий внизу город, заречную сторону его и извилистое течение Терека вдали… Кроме красоты веч- ной, красоты природы – там красота историческая: на этом месте в 1784 году, стояла старая ингушская сторожевая башня – галуан…». А посетивший эти места в 1807-8 г.г. Ю.Клапрот наблюдавший ее, вероятнее всего, еще целой, подчеркивал стратегическое положение, которое занимала как село «Саурова», так и башня: «… оно расположено на крутом берегу Терека, в каких-то 2-х верстах от первой цепи Кавказских гор. Ни одна часть села не видна из долины, исключая довольно высокую конусообразную башню, построенную из очень белого известнякового камня…. У нее не было внизу дверного проема, лишь широкое продолговатое отверстие находилось на высоте примерно 12 футов, куда нельзя было подняться без лестницы …». (Ю.Клапрот, «Описание поездок…», Нальчик, 2008 г., с.307).

421. Гудант-г1ала/Башня Гудантовых –

древняя башня в ингушском поселении Зоувр-ков, принадлежавщая роду Гудантовых. Российский источник конца 18 века, повествующий об основании Владикавказской крепости сообщал: «… В этот день к нему явились депутации из соседних селений ингушей: Заур, Тоти и Темурки.,Начальник отряда генерал-аншеф Толмачев 2-й был приглашен вечером в гости в старинный галуан (башня) рода Гудантовых. Здесь с высоты галуана, он со штабом обозрел окрестность и выбрал место будущего укрепления. На другой день, в день памяти святого Симеона, было заложено укрепление и названо Владикавказ…»(Газета «Терские ведомости» , 1911, No 71, 31 марта). Башня Г1удант-г1ала не сохранилась. Вероятно, ее постигла участь десятков других ингушских башен, находившихся на плоскости и уничтоженных царской властью. Представители современной ингушской фамилии Гудантовых, относятся к выходцам из родовой крепости Тарш в верховьях р.Арм-хи.

422. Зоувр-ков/Заур –

одно из старых ингушских поселений, распологавшихся в стратегическом урочище Зоувр- че в конце 18 века, когда российские военные закладывали здесь свою опорную крепость Владикавказ. Первое упоминание о «Зауровой деревне», находящемся в «ингушском округе» в русских письменных источниках зафиксирован в 1756 году. Составленный в этом году русскими миссионерами документ содержит также в числе посещенных ими селений название Шолхи (РГИА в г. С.-Петербурге, Ф-796,Д.190,л.19)

На месте этого ингушского поселения, на южной окраине современного г.Владикавказ, на мысу, образовавшемся у слияния с руслом Терека глубокой балки, известные кавказоведы Е.Крупнов и Л.Семенов исследовали обширное поселение-городище «с цитаделью, укрепленной рвом» с «мощным культурным слоем и богатым археологическим материалом», которая существовала с эпохи ингушской культуры бронзового века, названной «кобанской». (Крупнов Е.И. «Археологические памятники верховьев р. Терека и бассейна р. Сунжа», Труды ГИМ, вып. 17)

423. Кира-ник/Кира-никъ –

древняя коммуникация по долине р. Терек, старая ветвь Военно-грузинской дороги, которая пролегала в начале 19 века вдоль правого берега р. Терек. Строительство ВГД началось после присоединения Грузии в 1803 году. По образному выражению К. Маркса, «чтобы связать ноги империи с ее туловищем». С этого момента начались карательные акции против ингушей затеречья и долины Терека. Политика «обезопасывания» ВГД от «разбойников» ингушей продолжилось на многие, многие десятилетия. По преданию, эту дорогу контролировали древний ингушский род Цуровы и другие фамилии. В частности, Янд и Мамильг из кровного братства Орц, дядя и племянник, из крепости Эрзи, также контролировали эту дорогу, «держа там стражу и собирая мзду за проход» (АИФ, т. 7 с. 66-67). Название переводится с ингушского как «караванная дорога», где «кира» или «ковра» – «караван» торговый.

424. Г1алг1ай никъ/Галгайская военная тропа/Джейраховская тропа –

название военной дороги, разработанной русскими во время Имама Шамиля и пролегавшей по правому берегу р. Терек в земли ингушей («Под Казбеком: Очерки из дневника строителя девдоракской тропы», Кавказский вестник, Тифлис, 1900 г. NoNo10, 11, 12 Ингушетия, No30 от 17.03.2007 г.). Ее также называли Джейраховской тропой.

425. Буро-т1э/Буро/Владикавказ/Орджоникидзе/Дзауджикау –

названия крепости, основанной на правом берегу р. Терек в ингушском урочище Зоувр- че в конце 18 века для целей колонизации Кавказа. Долгие десятилетия город был центром Терской области. В 1924-1934 годах – административный центр Ингушетии. В настоящее время – столица Северной Осетии. О первых днях крепости сообщалось в донесении российских военных следующее: «10 марта 1784 года отряд в составе 3-х батальонов пехоты, 6 сотен казаков и 8 орудий переправился на правый берег Терека и стал бивуаком возле опушки рощи Заур при селении ингушей того же названия. 11-го марта отряду была назначена дневка. В этот день к нему явились депутации из соседних селений ингушей: Заур, Тоти и Темурки. Начальник отряда генерал-аншеф Толмачев 2-й был приглашен вечером в гости в старинный галуан (башня) рода Гудантовых. Здесь с высоты галуана, он со штабом обозрел окрестность и выбрал место будущего укрепления. На другой день, в день памяти святого Симеона, было заложено укрепление и названо Владикавказ, состоялся парад войск и произведен по тогдашнему уставу при заложении фортеции салют в 21 выстрел. Невиданное торжество привлекло массу туземцев и всем им был предложен скромный обед… С другого же дня, 13-го марта, начались работы по возведению земляного укрепления, которые продолжались до половины апреля, когда оно было совершенно готово. Все это время пришлось жить фуражировкой, что вызвало озлобление жителей и неизбежные столкновения с ними при таком способе довольствия войск…» (Газета «Терские ведомости» , 1911, No 71, 31 марта) Жители древних ингушских поселний, лежавщих в окружении крепости с самого начала ее основания стали подвергаться жесткой экзекуции со стороны колонизаторов. Те, кто отказывался принимать православие, изгонялись, а на их земли стали поселять осетин- иронцев. Значительная часть ингушских земель было передано отставным военным. В 1823 году в числе прихожан осетинской церкви во Владикавказе числились жители 120 дворов осетин и 118 дворов ингушей. («Терский календарь на 1898 г.», Владикавказ, 1997 г., с. 41 / Ингушетия и ингуши, т. 1 с. 187) В 1918 году ингушские вооруженные силы дважды освобождали город от карателей Деникина и других генералов. В 1931 году по инициативе ингушей город был переименован в Орджоникидзе. В 1944 году, буквально через несколько дней после депортации ингушей, «идя навстречу пожеланиям трудящихся Осетии», власти заменили это название на иронское – Дзауджикау, которую, однако, отменили уже в 1954 году, после смерти Сталина.

В начале 90-х годов 20 века городу опять вернули «имперское» название – Владикавказ. Название Буро-т1е или Буро основано на древнем ингушском «буро» – «крепость», в основе которого, очевидно, ингушское «б1у» – «войско».

426. Буро-маг/Буро-маг1е –

название долины р. Терек к югу от Владикавказа. К землям Буро-маг1е относятся земли Реданта, Балты, Чми, Эзми, Ларса. Буро-маг1е переводится как «выше крепости», где Буро – крепость (Владикавказ) и «маг1е» – «выше». В.П. Христианович пишет: «После присоединения Грузии, для охраны движения по Дарьяльскому ущелью русский командующий войсками Дельпоцо заключил в 1801 г. с ингушами договор, по которому они за определенное вознаграждение должны были выставлять охрану в 1000 воинов. Подобный же договор был заключен с ингушами при основании в 1784 году при ингушском урочище Заур укрепления Владикавказ…» (Христианович В.П, Горная Ингушия. Ростов-на-Дону, 1928, с. 65).

427. Тиркал дех/Тиркал дехье –

ингушское название западной, левобережной части г. Владикавказа. Переводится как «по ту сторону Терека» или, «затеречье».

428. Тиркал сех/Тиркал сехье –

восточная, правобережная часть г. Владикавказа. Здесь в период с 1924 по 1934 годы размещалась столица Ингушской автономной области – г. Буро. В этой части города находились ингушские кварталы. После этнической чистки 1992 года ингуши остались лишь в поселке Карца г. Владикавказа. Переводится как «по эту сторону Терека». 15 июня 1756 года, будучи в «ссоре с чеченцами», ингуши в колличестве 800 конных и пеших собрались на берегу р. Терек, ожидая чеченцев «к себе на брань». Однако, к ним тут в лагерь явился иеромонах Григорий, который «начал с ними по осетински говорить и проповедовать имя христово и советовал быть им под покровом всемилостивейшей государыни». На что, как доносит архимандрит Арсений, ингуши с великим восторгом откликнулись и сказали, что у них есть старопостроенная церковь из тесанного камня (!) В тот же день они завербовали 60 знатных ингушей в Кабарду к архимандриту Арсению, которые, как и ожидалось, привезли в лагерь этого попа и крестили часть ингушей. (Блиев М.М. «Русско-осетинские отношения», 1970, с. 167/ ЦГАДА, ф. 259, д. 1575)

429. Шалдон –

название исторического квартала в восточной части Буро-Владикавказа, где с момента основания крепости жили ингуши. Название поселения происходит от протекавшей здесь речки, в значении «ледяная».

430. Галгай кашмаш/Г1алг1ай кашмаш –

старое ингушское кладбище в квартале Шалдон г. Владикавказ. Это кладбище существовало с незапамятных времен, возможно и до основания Владикавказа. На нем похоронены самые известные ингушские общественные и религиозные деятели разных времен. В частности легендарный Уцига Малсаг. Еще в начале 60-х годов 20 века кладбище сохранялось. Затем партийно-националистические структуры города циничным решением уничтожили кладбище и обустроили на нем городской парк. Переводится как «ингушское кладбище».

431. Воксаги ца/Вокхасаги-ц1а –

огромный особняк на углу улиц Орджоникидзе и Степная г. Владикавказ, построенный в 1910 году Воакхсагом Абировым – потомком древних обитателей этих земель Гудантовых из рода Т1аршхой. Дом хорошо сохранился до наших дней и известен ингушам с дореволюционных времен как Воакхсаги-ц1а. Название переводится как «дом «большого человека».

432. Чуона ти/Чуона-т1и –

старый мост на р. Терек в черте г. Владикавказ. Части конструкций моста чугунные. Название от «чуона» – «чугунный», «т1и» – «мост».

433. Иаха тикаш/й1аьха тикаш –

магазин в восточной части Владикавказа, известный среди ингушей до депортации 1944 года. Название переводится как «длинные магазины», где «й1аьха» – «длинные», «тикаш» – «магазины».

434. Симонови-ц1а/Дом Симонова –

знаменитый особняк купца Симонова на площади Свободы (Михайловская площадь) в центре Владикавказа. Особняк был предусмотрительно уничтожен властями, став, таким образом, жертвой националистической истерии. На месте этого красивого здания был построен кинотеатр «Октябрь». Это здание красивой архитекткуры в 1918 году был штабом знаменитого Ингушского конного полка Дикой Дивизии. Здесь в январе 1918 года горстка ингушей-всадников полка дали героический отпор казачье-иронским регулярным силам, пытавшимся захватить арсенал Дикой Дивизии. Ингушские конные отряды, пришедшие на помощь смельчакам со всех окрестных сел, овладели городом, разгромили банды нападавших и спасли арсенал. Бой в этом доме – один из ярких эпизодов беспримерного героизма ингушей в те годы и нашло свое описание во многих произведениях. (Кац, «Маленькая страна больших героев»; И. Базоркин, «Призыв»; Брешко-Брешковский, «Дикая дивизия»)

435. Наьсарен на1араш/Назрановские ворота –

название каменных ворот Владикавказской крепости над правым берегом Терека, распологавшиеся в северной стене крепости. Крепость была обнесена каменной стеной в середине 19 века. В конце 20-х годов 20 века камни с надписями от этих ворот демонстрировались в Осетинском музее Владикавказа.

436. Уциг-Малсага каш –

могила легендарного «Наьсархой Канта» – Мальсага, сына Уцига, рода Дальг-наькъан на старинном ингушском кладбише Долгиевых у кирпичного завода г. Владикавказ. Кладбище, как и могила героя были стерты с лица земли после депортации ингушей.

437. Гарма-Аре –

обширная плоскостная долина, раскинувшаяся между реками Г1алми и Терек к северу от Владикавказа. Издревле здесь находился один из очагов ингушской цивилизации, в том числе и в кобанскую эпоху. Гарма-Аре расположена к западу от легендарной долины Наьсар-Аре и является составной частью Чур-лаьтт. С Гарма-Аре связаны глубоко архаичные предания ингушей. Здесь расположены многочисленные курганы, с которыми связаны герои ингушского нарт-остхойского эпоса и где разворачивались многие сюжеты этого эпоса. После опустошения, которому подверглась долина в период походов татаро-монголов и Тамерлана, в 15 веке сюда силой вернулись ингуши. Однако, с середины 16 века, когда часть кабардинских князей вступив в сношения с правителями Московии начала экспансию в земли Центрального Кавказа, часть ингушей вынуждена была отойти в предгорья, а другая часть, получившая статус «уздени» («эзди»), стали сосуществовать с кабардинцами на этой земле. По преданиям многие ингушские фамилии до того, как заселить горы, жили здесь: в Гарма-Аре и у Эльхотово. В основе названия лежит ингушское «гарма» – столб-ориентир. (Сулейманов А.С. «Топонимия Чечено-Ингушетии», Грозный, 1976, ч. 2, с. 69) У ингушей в доисламский период было распространено имя Гарма-ха, в значении «страж долины Гарма». Здесь уместно отметить ингушское предание о героях Нарт-Наьсаре, Нарт-Остхо и Лоаман- Ха, несших охрану этой земли. В сказании, записанном Д. Шанаевым в 19 веке под названием «Бычачья лопатка», есть упоминание о Гарма-Аре («Гарамоновое поле»). В комментарии к нему указано, что так называется плоскость от ст. Ассиновской до укрепления Ачхоевское. (Кавказские горцы, сб-к сведений, т. 3,)

438. Ардаж/Ардоз –

название равнины, примыкающей к Дарьяльскому ущелью с севера. Многие исследователи -«иронофилы» пытались объяснить это название посредством осетино-иронского языка, увязывая с названием лесной поляны – «ардуз». Однако, это название имеет прозрачную ингушскую основу и твердые корни, уходящие в древность древненахского государства Урарту. Ингуши, обособленный пахотный частный земельный надел называют словом «ард»/«урд». Такие наделы обычно располагались рядом и, таким образом, всю пахотную долину, которой владели, как правило, жители одного села или одного общества, ингуши именуют во множественном числе – Ардаж или Ардаш. В долине Ассы к востоку от Мужичи, под крепостной вершиной Буру-корт тянется обширная терассная долина, которая использовалась под пахотные участки – Маьлха Ардаж, то есть, «солнечные арды». Долина Ардоз – эта плодородная равнина, орошаемая водами Терека и ее притоков, которая издревле обрабатывалась. Вероятно, иронское «ардоз» есть заимствование из ингушского «ардаж».

439. Беслан/Берса-юрт –

город на правом берегу р. Терек, в долине Гарма-Аре. Город основан в середине 19 века переселенцами из горных сел ущелий р. Фиак и р. Гизель. Первоначальное название поселения – Аликовское, по фамилии первого поселенца. Аликовы являются ветвью (патронимией) ингушской фамилии Ахри-наькъан ( Ш. Дахкильгов, «Страницы истории Ингушетии», Нальчик, 2005, с. 176). Ингуши именуют г. Беслан Берса-юртом, по имени его основателя – ингуша Берса из рода Бог1тарой. Берса-юрт – «село Берса».

440. Берд-юрт/Заманкул –

поселение на южном склоне Сунженского хребта к востоку от Эльхотово. Основано ингушами в конце 18 века в урочище Арахь. В 1835 году после карательных акций против ингушей, упорно отказывавшихся от крещения, по распоряжению генерала-карателя Розена сюда переселили ингушские семьи из уничтоженных горных сел: Саниба, Кани, Ламардона, Генал, Тменикау и других. В частности, здесь поселились братья Г1уда и Къовда из рода Кушт- наькъан (из Саниба); Берд, Гяги и Зовр из рода Кушт-наькъан; представители Гузг-наькъан (Козыревы) из рода Б1архой и др. Для ассимиляции ингушского населения сюда подселяли многочисленное иронское население, освобожденное от кабалы кабардинцев, ингушей и грузин (фарсаги, кусаги и т.п.). Именно последние из-за своей численности и привилегий, полученных от России, вскоре стали доминировать над коренным ингушским населением, постепенно вытесняя последнее. По материалам Абрамовской комиссии в начале 20 века в Заманкуле еще проживало свыше 20 семей только из одного ингушского рода Хамхой. Аналогичный топоним существует издревле на территории Ингушетии – поселение Берд- юрт на правом берегу р. Асса, восточнее ст. Нестеровская. От «берд» – скала, берег.

441. Ингушские сады/Г1алг1ай бешамаш/Ингушские сады –

пахотные поля и сады к востоку от Михайловское. Принадлежали ингушам. Отсюда и название. Сады были заложены ингушами.

442. эбарги шовда/Абарыджы суадон–

лесистое ущелье у с. Эльхотово со старым родником. Названо от ингушского «Абреков родник», где «шовда», также как и иронское «суадон», идут от ингушского «шав даь», то есть, «рожденная изо льда». Общекавказское слово «эбарг» («абрек»), вероятнее всего, следует выводить из ингушского «1аба» – «удовлетвориться». «1аба» («аба») – распространенное ингушское имя с тем же значением. Слово «1абарг» образовано по правилам ингушского языка от «1аба» с добавлением частицы «рг» и переводится как «тот, кто удовлетворяется», или «тот, кто добивается своего». Известно, что абреками становились как раз те, кто не мирился с несправедливостью и добивался своего, вопреки любой силе.

443. Корта/Къарта –

конусовидный курган в окрестностях ст. Змейской к северу от Арг1е. Из ингушского «корт» – «голова».

119

120 Археологический вестник IV

444. Кургашки –

старинные кладбища на пахотных полях между Змейской и Иран у северных склонов Арг1е. В названии топонима имеется ингушское «кур» – «поселение», «квартал», а также ингушская частица «шки».

445. Архонская –

станица основана в 1838 году на реке Архонка-Арч-хи для прикрытия ВГД. Среди ее кварталов известен под названием «Макалоны», то есть, «Ингуши». Данное обстоятельство свидетельствует, что в станице был целый квартал ингушей, которые по всей вероятности были крещенными.

446. Тоача-че/Туацъа –

местность, с обильными зарослями калины красной, растянувщаяся вдоль реки в окрестностях сел Кирово, Коста и Мичурино. В основе названия ингушское «тоача» – «калина красная».

447. Джулат/Чурлат/Чурахь –

долина среднего течения р. Терек, раскинувщаяся к югу от Сунженского хребта и Эльхотовских ворот. В средневековье здесь располагался крупный густонаселенный центр со смешанным в конфессиональном плане населением. Здесь же был один из очагов ингушской культуры бронзового века, называемой «кобанской». Название Джулат имеет ингушскую основу: Дзу-лат, где «лат» – земля, «дзу» – наблюдаемая, находящаяся под надзором. Тогда этот термин имеет отношение непосредственно к земле, примыкающей к проходу, который издревле контролировался. Но Джулат – это, вероятнее всего, позднее искажение ингушского оригинала – Чур-лаьтт. В сохранившихся исторических документах 18 века местность эта именовалась Чурлат (Чорлат). Так, разрешая очередную междоусобицу кабардинских вельможей Мисостовых и Атажукиных, которую спровоцировала российская власть в начале 18 века крымский хан Саадет-Гирей Третий в письме к турецкому султану Ахмеду Третьему упоминает о «…местах имянуемых Чорлат, Татартуп и Карагач» (РГАДА, ф. 9 «Кабинет Петра 1, л. 674-675 / Журнал «Архивы и общество», No4 за 2008 г., г. Нальчик, с. 105) А название Чурлат переводится с ингушского как «внутренняя (посюсторонняя) земля», где «чур» – «внутренний», по эту сторону, а «лаьтт» – «земля». Такое название долина получила в силу того, что земля эта находится внутри, по эту сторону хребта Арг1е (Сунженский хребет), который отделяет ее от долины Арахь на севере. Чурлат (то есть, «внутренняя земля») и долина Арахь (то есть, «внешняя») соединяются через Арг1и на1арге (то есть, «хребтовые ворота»). Издревле, вплоть до середины 19 века ингуши боролись за свои земли и не позволяли селиться на них никому. Есть уникальное документальное свидетельство середины 14 века о том, как ингуши отстаивали эти земли от монгольских завоевателей. Так в архиве царского генерала Султан-Казы Гирея обнаружен документ, в котором повествуется о том, что «… в 763 году Хиджры при монгольском хане Бердибеке (1357-1361 г.г.) Лоамарой Керасты убили Мамакая, напали на Татар-туп, долго бились, но не взяли и ушли на Куму, где много вреда сделали Канкалам (ногайцы) и Аройтам (калмыки)» (В.А. Кузнецов, «эльхотовские ворота», Владикавказ, 2003 г., с. 172). В первой половине 19 века Ермолов призвал на эти земли иронов как наиболее перспективных подданных для империи. По выражению одного из исследователей, в этот период практически «возникла новая Осетия». Если в 1826 году осетин было чуть более 20 тысяч человек, то уже через 70-80 лет, к концу 19 века их число увеличилось в более чем 8 раз, достигнув 160 тысяч человек! (Б.П. Берозов, «Путь, равный столетию», 1986, с. 42)

Но ингуши долго не мирились с этим и совершали частые набеги на колонистов.

«По свидетельству современников, мирную жизнь жителей Карца, переселившихся в 1810 году в местечко Суадаг часто нарушали набегами ингушские и кабардинские отряды, а вскоре их поселение было ими сожжено» и ироны вернулись в горы. (Там же, с. 43)

12 апреля 1850 года выборные от Козыровых из с. Кардиусар жаловались наместнику Кавказа Воронцову М.С. в том что «… мы поселились там и только начали устраивать жилища, как Кабардинцы и Галашевцы стали наносить нам вред и разорение, делая набеги они несколько раз угоняли наши табуны и во время преследований их были из наших убиты и ранены… В первые годы нашего переселения, боясь набегов со стороны Галашевцев, а Правительство даже не могло нас защитить, мы вследствие всего нанимали за свой счет Назрановцев для содержания пикетов в течении пяти лет, с платою им, именно: Гайти Мальсагову, Абади Безиртанову и Бася Удзахову…» (Там же, с. 43)

448. Татар-туп – древнее поселение у прохода Арг1и на1арга. Во времена монгольских завоеваний данное поселение обрело достаточную известность. Судя по останкам Мечетей и Церквей, здесь было сосредоточено, разноконфессиональное население. «Туп» – ингушское слово, обозначающее укрепление. Например, Майр-туп – «смелое укрепление». Земля эта считалось ингушами священной, видимо, по причине концентрации здесь храмов.

Ингуши имели непосредственное отношение к этому древнему поселению и даже пытались силой отбить его у монгольских захватчиков. (см. комментарий к «Джулат»). В 1914-15 годах в газете «Терские ведомости» краеведом Ф.С. Панкратовым были опубликованы упоминавшиеся выше выписки из старинной рукописи анонимного автора, в

одной из которых говорится, что «… хан Узбек в 1319 году приходил с ордою и исправил гала Татартуп» («Терские ведомости», No137 от 27.06.1914 г.).

449. Арган/Арг1ан-хи –

речка в местности Дез-лаьтт, у минарета Татартуп, левый приток р. Терек. На данной «священной земле» (Дез-лаьтт) ингуши заключали барты, давали клятвы и т.д. Название реки, истоки которой находятся в Сунженском хребте («Арг1е»), переводится с ингушского как «хребтовая река», где «арг1ан» – «хребтовая», «хи» – река.

450. Аргун/Арг1ан – сенокосный участок в окрестностях ст.Змейская, на северном склоне Сунженского хребта (А.Д. Цагаева, «Топонимия Северной Осетии» т. 2, с. 442). В основе названия, очевидно, ингушское «арг1» – хребет. То есть, «арг1ан» – «хребтовый».

451. эльхотово/элаха-т1е –

урочище у северной части прохода Арг1а на1араш. От ингушского «княжеской стражи место». Сохранился интересный документ 15 века – «Описание путешествия И. Барбаро в Персию через Дагестан». Здесь название урочища дано в своем исконном виде – Элоха. Это древнее название звучит как раз так же, как и сегодня по ингушски: «Эла-ха» – «княжеская стража», плюс ингушский топоформант – «т1е». От «эла» – «князь», «ха» – «стража», «охрана». Имя Элаха (Элох) у доисламских ингушей еще в 19 веке было одним из самых распространенных в доисламский период, наряду с близкими ему именами: Гали-ха («страж башни»), Гарми-ха («страж долины Гарма-аре»), Зе-лам-ха («наблюдающий страж гор») и т.д.

452. Арге/Арг1е –

ингушское древнее название Сунженского хребта, который тянется на десятки километров с запада на восток, отделяя долину р. Сунжи от долины р. Терек. Арг1е тянется от долины р.Урух до восточных окраин г. Грозный. Земли, которые лежат по эту сторону Арг1е ингуши именуют Чур-лат (Джулат), то есть, «внутренняя земля» а земли, лежащие к северу от Арг1е именуются Арахь, то есть, «внешние». Осетины-ироны, которые заселили эти места в середине 19 века также как и многое иное, стали именовать хребет искаженным ингушско- чеченским термином «Арыхын раг», что буквально переводится с ингушско-чеченского как «хребет хребта», то есть, в современном осетинском имеется два заимствования из нахских языков, обозначающие хребет: ингушское «арг (арг1а)» и чеченское «раг (раг1)». Слово «арг1е» в ингушском образовано от сочетания «аре» – «внешнее» и «г1ей» – «граница». Такое объяснение этого названия выглядит наиболее предпочтительным в силу того, что Арг1е (Сунженский хребет) и является как раз той межой, которая отделяет горную часть

ингушских земель от плоскостных, долину Чурахь (Чорлат) от долины Арахь.

453. Арги наарга/Арг1и на1арга –

древнее ингушское название Эльхотовского прохода в Сунженском хребте и прилегающей территории. Это название фигурирует в ингушской и осетинской мифологии, зафиксированной в позднее время. Название местности происходит из ингушского языка и переводится как «хребтовые ворота», или точнее – «ворота Сунженского хребта», где «арг1е» название длинного хребта вообще и Сунженского хребта, в частности, а «на1арге» – «у ворот». Это место, безусловно, издревле имело стратегическое значение для ингушей. Земля, которая лежала по эту сторону Арг1и наарга они именовали Чур-лаьт (Джулат), то есть «внутренняя земля».

454. Чу-лостане/К1алластане/Джиляхстане –

древнеингушское название части долины Арахь, раскинувшейся по правому берегу р. Терек, к северу от Арг1е. Та часть долины Арахь, которая обращена к Чур-лаьт ингуши потому и именовали – Чу-лостане, то есть обращенная, «раскинувшаяся во внутрь». От «че (чу)» – «внутрь» и «лостане» – «раскинувшаяся». А кабардинский этнограф С. Хан- Гирей приводит его синоним, другое ингушское название этой долины – К1ал-ластане, то есть «раскинувшаяся ниже», что более верно! В виду отсутствия всякого представления об истории этих ингушских земель, которые в постмонгольский период были колонизированы князьями Кабарды при поддержке России, ингушское название претерпело всевозможные ложные интерпретации, связанные с попытками объяснить его с помощью кабардинского языка. Отсюда и многочисленные версии о мифических потомках Инала Джиляхстане, Гилакстане и т.д., имена которых, якобы, послужили основой для названия этой территории позднесредневековой Кабарды. Часть этих земель в середине 19 века снова обрела своих древних хозяев, и сегодня относятся к Малгобекскому району Ингушетии, а другая часть относится к Терскому району КБР.

455. Талостане/Т1а-лостане /Талостанэй/Татлостаново/Таусултания –

ингушское название части долины Арахь, раскинувшейся в северу от Арг1е по левому, «внешнему» берегу р. Терек. Название долины переводится буквально «раскинувшаяся над», или точнее, «раскинувшаяся вовне», где «Т1а» – «над», («выше»), «лостане» — «раскинувшаяся». В позднем средневековье эти земли были колонизированы княжескими дружинами Кабарды и назывались Шолохова Кабарда, а также Анзорова Кабарда. Анзоровы, считавшиеся древнейшими и благороднейшими среди кабардинской элиты, и были на протяжении столетий владельцами Т1а-лостане. Именно отсюда они расселились по всему Предкавказью. Некоторые исследователи приводят во многом запутанную генеалогию княжеского сословия Кабарды, где под разными вариантами имен приводятся в качестве потомков мифического Инала некие Джылехстэн (Гилэхстэн) и Талостэн (Татлостан, Таусултан …) Однако, исторических данных о существовании указанных лиц, естественно, не имеется. Не зря Ю. Клапрот объяснял название «Кабарда» из ингушских «ка» и «берд», в значении «береговая полоса». Тем самым, обозначая важность береговой линии Терека в определении границ Кабарды (Журнал «Архивы и общество», No4, Нальчик, 2008, с. 83).

456. Дезлат/Дез-лаьтта/Дз-лат –

ровная местность у южных склонов хребта Арг1е у самого прохода Арг1е-на1арге на левом берегу р. Терек. Использовалась в последние годы под пахоту. На этой земле археологи раскопали средневековое поселение Татар-туп с многочисленными храмовыми сооружениями, как мусульманского, так и домусульманского периода. Эта земля издревле почиталась ингушами и другими народами края как священная. Здесь приносили клятвы, заключали договора и т.д. Минарет, который красовался здесь много веков, был уничтожен усилиями «любителей истории» в 80-х годах 20 века, якобы, при проведении реставрации. Даже от разрушенного памятника националисты-вандалы ничего не оставили. Название этой земли непосредственно связано с ее сакральным значением. В конце 18 века князь Потемкин, подчеркивая значение этой местности писал, что «…Татартуп, где древле был, конечно, храм божий по образу християнскому сооруженный и который, временем и обстоятельствами раззорясь, представляет ныне единые развалины. К сему храму сохраняют они столь великое благоговение, что в чрезвычайных между собою обязательствах заклинаются оным и никогда уже сей клятвы не преступают…» (ЦГВИА, Военно-ученый архив, д. 18 473, л. 1-10. Список[16]/1784 г. – Краткое историко-этнографаческое описание кабардинского народа, составленное кавказским генерал-губернатором П.С. Потемкиным.) Название местности объясняется, исключительно посредством ингушского языка: «дез-лаьтт», то есть, буквально, «священная земля», где «дез» – священная (почитаемая, весомая), а «лаьтт (лат)» – «земля». Ироны, поселенные здесь в середине 19 века, восприняли это ингушское название в форме «Дзлат».

457. Зарашта/З1арашт1е/ Зарастатта –

местность с пахотными землями у с. Эльхотово. Возможно, здесь располагалось заграждение «з1ар» у прохода Арг1е на1арге. Отсюда и название, которое переводится как «над заграждением» или «территория ворот». А. Цагаева называет это место иронизированным «зарастатта».

458. Арах/Арахь/Арак –

долина по северную сторону Сунженского хребта (Арг1е). По ингушской древней географии, равнина начиналась сразу же от Сунженского хребта на север. То, что древнее название Дарьяльского прохода Арага, отмеченное еще Страбоном, именовалась именно так, и именно со значением «в сторону внешнюю», подтверждает настоящее название долины, раскинувшейся сразу же за Арг1е. Арахь переводится с ингушского языка как «внешняя сторона». То есть, очевидно, что ингуши считали границей своих внутренних и внешних территорий, соответствующие горной и равнинной части, Сунженский хребет – Арг1е. Отсюда можно предположить, что само слово «арг1е» состоит из двух частей: «аре» («внешнее») и «г1ей» («граница»), то есть, «граница внешнего». Долина Арахь же издревле делилась на две части: Чи-лостане (Джилахстания), которая раскинулась по правому, «внутреннему» берегу р. Терек; Т1а-лостане (Талостания, Татлостания, Таусултания), которая раскинулась по левому, «внешнему» берегу р. Терек. Клапрот пишет: «… Две гряды узкоконечных гор, коим русские дали подходящее название Гребень, но именуемые черкесами Арак или Арек, протянулись с запада на восток через широкую равнину Малой Кабарды, параллельную Тереку черкесы именовали гребень, который протянулся. Долина эта издревле принадлежала ингушам и была яблоком раздора между ними и кабардинскими князьями.

Гандаур-Эги М.Х.

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: