Ингушетия: Исторические Параллели

18.03.2010

ДИНАМИКА ИНГУШСКОЙ КУЛЬТУРЫ (НА ПРИМЕРЕ ТРАДИЦИОННОЙ ИНГУШСКОЙ ОДЕЖДЫ)

Прежде чем приступить к рассмотрению конкретных процессов и обратиться к эмпирическому материалу, необходимо выяснить, что мы понимаем под динамикой культуры.
Надо сказать, что проблема динамики культуры достаточно сложна и неоднозначна. Стремясь на первых этапах работы найти смысл и содержательное наполнение этого термина, мы обратились к широкому кругу справочной учебной литературы, стараясь вычленить основные моменты, этапы, фазы, характеризующие культурную динамику. Однако в большинстве работ раздела о динамике культуры либо не было вообще, либо содержание понятия не было логически эксплицировано.
Большинство авторов останавливаются на перечислении оригинальных работ, касающихся форм и этапов культурно-исторического процесса, таких как работы Н. Данилевского, О. Шпенглера, А. Тойнби, П. Сорокина. Тем не менее, опираясь на труды профессора А.И. Кравченко, мы можем дать некоторую экспозицию, позволяющую выявить логические линии в анализе динамики культуры, как своеобразного и качественно-определенного процесса.
Культура, согласно деятельностной концепции (Э. Маркарян, В. Давидович, Ю. Жданов), выступает как сложная целостность способов действия, поведения, мышления, мировосприятия. Эта целостность включает в себя  мощный предметный пласт и выступает как сложно организованная система.  Сам разговор о динамике культуры означает рассмотрение культуры как системы изменяющейся, развивающейся.
Культура не есть нечто застывшее, раз навсегда данное, со временем она претерпевает преобразования, происходящие во всех ее структурных компонентах.
Первый компонент культурной динамики   зарождение культуры. Этот период и сопровождающие его процессы трудно поддаются исторической реконструкции, они, по существу, отданы на откуп археологии и лишь отчасти являются предметом языкознания, способного установить языковые пра-формы.
Второе явление, свойственное групповой культурной динамике   это наличие различных видов культурных взаимодействий, посредством которых культура распространяется и изменяется.
Еще два понятия, работающих при описании динамики культуры, это культурная трансмиссия и культурная аккумуляция. Культурная трансмиссия означает накопление и реификацию культурного опыта, а также передачу его в форме личного примера, она означает сохранение и трансляцию культурного наследия последующим поколениям, это, по существу, осуществление преемственности в культуре.
Традиционные общества основываются прежде всего на принципе культурной трансляции, когда одни и те же элементы культуры передаются столетиями и тысячелетиями от предков к потомкам, претерпевая минимальные изменения.
В тоже время, культурная аккумуляция означает существенные инновационные приращения в ходе функционирования и развития культуры. Здесь культурное наследие не просто передается, но созидается, приобретает свой оригинальный неповторимый характер, перерабатывает элементы чужих культур, проникших в данную культуру в результате диффузии.
Какие же элементы культурной динамики мы можем проследить, задавшись целью понять особенности культурного движения конкретного субъекта?
Чтобы ответить на этот вопрос, нужно предварительно выяснить, какого субъекта культуры мы имеем в виду. Таких субъектов можно насчитать много, и они являются разноуровневыми. Так, мы в праве говорить о субъекте   человечестве, и тогда динамика культуры будет рассматриваться в рамках всемирной истории, где происходит постепенный и разнообразный в разных частях мира переход от пред-человеческого к человеческому и, затем, развитие на собственной основе.
Можно говорить о субъекте   регионе и субъекте   государстве (нередко   многонациональном), прослеживая культурную динамику этих макро-субъектов.
Можно рассматривать в качестве субъекта культурной динамики отдельного индивида, личность, отслеживая становление его сознания развертывание способностей. Но наиболее часто субъектом, культурная динамика которого повергается изучению, оказывается этнос, качественно отличающийся от других этносов и имеющий собственную культурную историю.
Применительно к этносу названные нами характеристики культурной динамики приобретают особые черты, будучи четко увязаны с этнической спецификой. Что же такое этнос, культуру которого мы рассматриваем? Согласно позиции академика Ю. Бромлея этническое объединение людей имеет в себе стабильное ядро  этникос , которое сохраняется на протяжении всей истории данного народа. Этникос включает такие признаки как общность языка, материальной культуры, норм поведения, психического склада, самосознания и самоназвания.1
Иногда к этим признакам добавляют также единство территории и единство исторического происхождения.
Согласно представлениям Л.Н. Гумилева этнос имеет природные истоки, поскольку рождается от  пассионарного  энергетического толчка, возникшего на конкретной территории.
Важнейшей характеристикой этноса и фундаментальным фактором этнической культуры являются самосознание и самоназвание. Сколько бы трансформаций ни претерпевала культура, если ее члены сохраняют общность самосознания и самоназвания, она остается сама собой, ее идентификация не нарушена.
Динамика этнической культуры может вести ее по разным путям. Первый путь   этноэволюционный, трансформируя этническую общность, тем не менее, сохраняет ее самоидентификацию, и все исторические приращения и заимствования оказываются аккумулированы в динамическую целостность.
Второй путь   этнотрасформационный (мы вновь пользуемся идеями академика Ю. Бромлея) ведет к утрате этнической самоидентификации. Как правило, этот путь не бывает безболезненным, так как наличное самосознание и традиции оказывают сопротивление разрушительным новшеством.
Рассматривая динамику культуры, исследователи- как западные, так и отечественные- различают два ее качественных состояния: традиционную и современную культуру. Это разделение, стало общезначимым и широко применяется как в аналитической литературе, так и в учебном процессе.
Для исследования ингушской культуры это разделение имеет особое значение, так как традиционность долго была ее колыбелью и, по сей день, играет большую роль на современном состоянии быта и менталитета ингушей.
Можно было бы перечислить еще ряд понятий, выражающих характеристики динамики культуры (понятия интеграции и диверсификации, культурной экспансии, глобализации и.т.д.) однако для наших задач важны именно выделенные моменты, поскольку ингушская культура пока не осуществляет широкой экспансии, а глобализации подвергается вместе сопредельными культурами Кавказа и России.
Для описания культурной динамики Ингушетии необходимо рассмотреть последовательно сначала черты ее традиционной культуры, затем факторы, влияющие на ее изменения, и наконец, черты культуры современной.
Следует отметить, что изменения, происходящие при динамике  от традиции к современности  идут практически во всех сферах социокультурной жизни.
Выделяют пласт  материальной культуры  и  духовной культуры .
Приступим к анализу конкретного историко-культурного материала.
Ингушской традиционной культуре присуще заметное своеобразие. Сохраняя в себе типичные черты культуры Северо-Кавказского культурного поля, тем не менее, обладает своеобычными особенностями, выработанными ингушским народом за века и тысячелетия.
Следует отметить, что любая традиционная культура является связанной с природными, климатическими, орографическими условиями обитания народа.
Исследование традиционной одежды также играет немалую роль в деле изучения культуры этноса. Одежда указывает на характер и динамику развития этнической культуры. Одежда   один из важнейших элементов материальной культуры, в значительной степени отражающий этническое своеобразие. Она складывается в многосторонней зависимости от географических условий, форм хозяйства, специфики быта народа, ступени его социально-экономического развития, исторических и культурных связей.
Сведения, которые мы имеем об одежде ингушей, объясняются существованием наземных склепов с коллективными захоронениями в которых, вследствие естественной мумификации трупов, сохранилась их одежда.
В женской одежде наиболее ярко выступает специфические черты, отличающие ее от одежды других народов Северного Кавказа.
Послы русского царя Алексея Михайловича, направлявшиеся с посольством в Грузию, проезжая через ингушские земли, писали в своих путевых заметках о том, что кавказские женщины носят некие  рога  на голове. А затем в могильниках ученые стали обнаруживать оригинальные, исконно ингушские женские головные уборы. Назывались они  курхарс .
Профессор Семенов так описал курхарс:   особого рода головной убор   подобие изогнутого рога, суживающегося кверху, загибающегося вперед; он сделан из тонкого войлока, обтянут красной тканью, украшен перекрещивающейся перевязью и круглой выпуклой серебряной бляхой. Л.П. Семенов считает, что  курхарс  носился ингушками и его образ восходит к древнейшим местным культурным реалиям с начала XVII в. до начала XIX в.

Согласно Мартиросиану, ингуш одевается так, как и все другие горцы Северного Кавказа; его наряд   архалук, домотканая шерстяная черкеска, шапка из овчины, летом войлочная шапка, на ногах чувяки и шерстяные брюки домашнего изготовления. Нередко бывает одет в верхнюю рубаху и брюки из фабричной ткани. 4
Об обнаруженной в результате археологических раскопок в Ингушетии одежде Е. Крупнов пишет:  мужчины одевают рубаху длиною по колено, широкие шаровары из грубой шерсти, на ногах мягкие сапоги, на голове одета мягкая шапка, а у некоторых- шапка из длинношерстной овчины. В более позднее время черкеска с газырями, украшенными двумя серебряными или медными пряжками .5
Черкеска и архалук, были распространены у всех населяющих Кавказ народов, отличаясь лишь своеобразными локальными признаками (качество ткани, цвет, длина, наличие газырей, шитье и оформление). Связано это с тем, что горцы Кавказа ходили на заработки, занимались торговлей.
Следует отметить и то, что согласно материалу, хранящемуся в Московском военно-историческом архиве, формой Кавказского военного эскадрона были черкеска и архалук, оттороченные шнурами, на плечах с поперчено прошитыми  погонами , брюки были из темно-зеленой, хлопчатобумажной ткани, по бокам которых были нашиты две полосы шнуров, а на ногах сапоги азиатской формы.6
Известно, что ингуши, как и соседние с ними горцы, сами готовили материал для одежды и обуви. Почти в каждой семье женщины ткали на простых станках шерсть   маша, вплоть до 30-х годов ХХ в. Из фабричной ткани шили нижнее мужское белье. Ингуши часто использовали и грузинские ткани.7
Агиева Лемка Тугановна
кандидат философских наук

Примечания:

1. См.: Бромлей Ю. Очерки теории этноса. М., 1983.
2. Грабовский Н.Ф. Ингуши (их жизнь и обычаи). // Сборник сведений о Кавказских горцах. СПб, 1876. С. 446.
3. Грабовский Н.Ф. Указ. соч. С.15.
4. Мартиросиан Г.К. Нагорная Ингушия. Владикавказ, 1929. С. 61.
5. Крупнов Е.И. Средневековая Ингушетия. М., 1971. С. 94-95.
6. ВИАСССР, ф. ВУА,  18065, ч.3. 1861 г.
7. Институт рукописей им. Акад. К. Кекелидзе. ф.Н.Д. 1027 с.
8. Вертепов Г. Ингуши. // Терский сборник. II, кн.2. С.94.
9. Студенецкая Е.Н. Одежда. // Культура и быт народов Северного Кавказа (1917-1967 гг.). М., 1968.

Advertisements

Добавить комментарий »

Комментариев нет.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com.

%d такие блоггеры, как: